"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Июль » 8 »
04:21
Андреев Павел Васильевич
Ядовитые зерна войны
Оттавская Конвенция с самого начала была фарсом, задумана была, как фарс, как средство информационной войны. Нужно быть в конец наивным интеллигентом, чтобы полагать, что всяческие международные Конвенции соблюдаются и будут соблюдаться неукоснительно всеми подписантами, ну или хотя бы большинством подписантов. Реальная история давно показала, что любые международные соглашения соблюдаются лишь в той мере и в той степени, какие соответствуют национальным интересам той или иной страны или группы стран. Единственное, что безукоризненно срабатывает в этой жизни - это противопехотная мина. 


Предисловие:
Говорят, война заканчивается только тогда, когда земле предают прах последнего солдата. Но к этой выверенной временем аксиоме стоит прибавить еще одну, не менее важную истину: о завершении войны можно говорить лишь тогда, когда о ней будет сказана вся правда.
Мы не претендуем на полную компетентность, но считаем возможным, обратить ваше внимание на обсуждаемую проблему с помощью произвольной подборки фактов.
По оценкам ООН в мире находится около 110 млн. неразорвавшихся противопехотных мин. Каждый год на них подрываются примерно 26 тыс. человек.
Единственное, что безукоризненно срабатывает в этой жизни - это противопехотная мина
"...Трудно объяснить, что не может вульгарная случайность привести человека на мину радиусом восемь сантиметров - надо сильно постараться, чтобы найти эти заминированные двести квадратных сантиметров чужой земли. 
Еще старик Лаплас, бросая игральную кость и монету, определил, что вероятность события равна отношению числа благоприятных событий к общему числу возможных событий. Получалось, что вероятность наступить на мину, была равна отношению числа событий, осуществление которых приближало меня к мине, к общему числу событий, происходящих со мной в тот день. Геометрически эту вероятность можно было представить, как пример непрерывного поля событий - заминированная поляна в лесу обстоятельств. На такой "поляне среди леса обстоятельств того дня" вероятность наступить на мину определяется как отношение площади мины (соответствует вероятному событию контакта) к общей площади поляны (представляет множество элементарных событий, которые вообще могут произойти на этой поляне). 
Не уверен, что кто-то способен, зажмурившись и заткнув уши пальцами, сознательно шарить ногой весь день в поисках своих тридцати грамм взрывчатки. Согласитесь, что даже при такой целеустремленности вероятность найти мину очень мала. И если такая возможность вдруг выпадает, тогда что это - удача или неудача, остаться живым после того, как под тобой взрывается чайное блюдце, залитое пластидом?..
...Противопехотная итальянская фугасная мина нажимного действия в круглом пластмассовом корпусе, радиусом - восемь сантиметров и толщиной - три сантиметра, имела заряд ВВ всего тридцать грамм. Когда я наступил на нее, крышка и шток опустились, боевой выступ штока вышел из зацепления с ударником, последний, освобождаясь, под действием боевой пружины наколол запал, который и вызывал взрыв мины. 
Земля разверзлась под ногами ярким пламенем. Подброшенное взрывом облако черного дыма рассыпалось шрапнелью осколков. Мир перевернулся, земля больно ударила в лицо.
Переведя взгляд на свое тело, я не увидел левой стопы. Ее просто не было. Из штанины торчал только обломок белой кости. Торец кости был усыпан мелкими кристалликами, похожими на сахар. Чуть выше, на этой же ноге, из разорванной штанины торчал еще один обломок кости - открытый перелом голени. Правая нога, перебитая осколками и набухшая от крови, словно набитая ватой, была заброшена взрывом под спину. Лежа на ней и пытаясь вытащить ее из-под себя, я ощущал спазмы разорванных мышц бедра. Я вел себя так, словно смерти не существовало вообще, упорно наделяя все вокруг жизнью и способностью действовать. 
Инстинктивно, боясь ранения в живот, я ощупал себя. Массивная бляха солдатского ремня была аккуратно разрезана осколком. Порезанные мышцы живота обильно намочили кровью ХэБэ. Поднеся испачканные в крови руки к контуженной голове, я увидел сквозную кровоточащую рану под большим пальцем правой кисти. Громко закричав, я не услышал себя. 
Звуки исчезли. Боли не было. Люди, приближающиеся ко мне, казались такими большими и такими далекими. Они протягивали ко мне свои длинные руки, переворачивали меня, укладывая на носилки, тут же сооруженные из полотна размотанной чалмы и чьих-то ХэБэ. Раздражение от осторожного прикосновения множества чужих рук сменилось трусливым осознанием того, что это не я что-то делаю, а кто-то посторонний что-то делает со мной. 
Сознание кипело в замкнутом пространстве контуженного мозга, стремительно теряя вкус жизни. Медленно испаряясь вместе с пульсирующей нудной болью в изуродованных взрывом ногах, оно с безразличием воспринимало происходящее. В одно мгновение я стал похож на кусок мяса, готовящийся в собственном кровавом бульоне на сильном огне боли. 
Красные кровяные тельца, оседая под действием силы тяжести, оставляли прозрачную сыворотку, вызывая особую мертвецкую бледность. Кровь, повинуясь гравитации, спускалась в капилляры, расположенные в нижней, развороченной взрывом части тела. Слабеющее сердце выдавливало ее через разорванные вены бедер, словно зубную пасту из тюбика. Жизнь покидала меня. Свет глаз был выдавлен тьмой, медленно наполняющей сознание. Но смерть так и не приходила - я всего лишь умирал. Порой следует отличать смерть от умирания. 
Состояние, в котором я находился, было для меня настолько ново, что я даже не смог его сразу для себя определить. Я чувствовал себя легко и свободно. Кажется, я висел в воздухе? Нет - я парил! Безмятежное блаженство переполняло меня. Чувства, мысли - все обострилось, наполняя сознание потоком новых ощущений. Боль, страх, понятие времени и пространства - все исчезло, перестало существовать. Вверху, слева от меня, разрасталось яркое, огненно-светлое пятно, наполняя своим теплым светом синее выцветшее небо и все вокруг...
...Смерть, которую не ждал, пришла обыденно, как зубная боль. Мысленно попытавшись вернуться на несколько минут назад, я увидел там себя, но на десять минут моложе, и понял, что могу так собрать миллионы своих двойников из прошлого и привести их в настоящее. Сотни прожитых мной мгновений стояли и смотрели, словно сейчас от меня одного зависело, будут ли они жить в моей памяти или умрут вместе со мной. Я знал, что одно из них было Смертью. Заручившись поддержкой некоторых родственных ей мгновений, она вела войну против меня одного. Не желая сдаваться, я надеялся использовать ее в своих целях. Нужно было только встать ей на плечи и выпрыгнуть из собственной могилы. Не хватало одного - времени, которое контролировало ток жизни в моем угасающем сознании. Оно, находившееся сейчас вне тела, было подобно яркому свету. Я понимал, что после смерти ничего не будет. Моя жизнь оказалась бесконечной чередой мгновений, каждое из которых могло стать последним, но, будучи прожитым мной, последним все же не стало... ... ...Неотступно сопровождающее чувство страха при передвижении, расположении на месте, во время сна или приема пищи - одна из важнейших целей в тактике изнурения противника. "Минная война" - неотъемлемый атрибут такой тактики и представляет собой неограниченное по масштабам, месту и времени применение минно-взрывных заграждений. Поэтому ответить на вопрос, откуда на этом склоне взялось минное поле, никто не смог бы. Единственное, что безукоризненно сработало в этой ситуации - это противопехотная мина... ".
Каждые 27 минут подрывается один человек
Интенсивность использования взрывного оружия во многих странах постоянно возрастает. Из двух миллионов ежегодно устанавливаемых в мире мин, на них каждые 27 минут подрывается один человек. В последние десятилетия двадцатого века огнестрельное оружие видоизменилось как по своим количественным, так и по качественным характеристикам, что существенно сказалось на характере и тяжести огнестрельных повреждений. Особенно это отразилось при использовании средств взрывного действия неядерного происхождения, широко применявшихся во время войны во Вьетнаме, Корее, Афганистане, а также во время вооруженных конфликтов в Кавказском регионе, в том числе в Чечне. При этом соотношение количества раненых и пострадавших поражающими факторами взрывных боеприпасов с каждым военным конфликтом все больше превышало таковое в период второй мировой войны. 

Удельный вес взрывных поражений в структуре боевых санитарных потерь в разные периоды ведения боевых действий колебался от 17 до 28%. Так, по данным Нечаева Э.А. и Косачева И.Д., во время войны в Афганистане число взрывных поражений в среднем составляло 25% ежегодно. Чаще всего отмечались взрывные поражения нижних конечностей - 36,4-39,8%, головы - 18,8-22,6%, верхних конечностей - 18,3-22,1%, реже - поражения таза - 1,8-2,9 и позвоночника - 0,8 -1,6%. 
С учетом основных признаков все взрывные поражения военно-полевые хирургии условно подразделяют на взрывные ранения и взрывные травмы. Взрывные ранения возникают на местности при непосредственном соприкосновении с взрывным устройством или при нахождении пострадавшего на некотором расстоянии от него и в разных вооруженных конфликтах составляли от 65 до 70 %. Взрывную травму - 30-35% людей получают вследствие непрямого воздействия взрывной волны при нахождении их внутри транспортного средства или на нем, или при падении с техники в момент подрыва. 

Как литературные данные, так и личный опыт свидетельствуют, что взрывные поражения во время боевых действий в локальных вооруженных конфликтах характеризовались, как количественными показателями, так и широким диапазоном повреждаемых органов. 
Практика свидетельствует, что при взрывных поражениях черепа и спинного мозга происходит повреждение, как мягких тканей, так и костей. 
В 70-76 % от всех боевых повреждений составляли взрывные повреждения черепа и головного мозга. 
Взрывные травмы органов зрения (ушибы, проникающие и непроникающие ранения вплоть до значительного или полного разрушения глазного яблока) составляли в среднем около 85% случаев. 
Взрывные поражения ЛОР - органов составляли 74-75% и сопровождались значительными разрушениями мягких тканей и переломами костей с частыми наличием акустическим и баротравмы. 
Взрывные ранения челюстно-лицевой области отмечались у 50-52% военнослужащих. 
Случаи повреждений челюстно-лицевой области у пострадавших сочетались и с повреждениями других областей: 
с повреждением конечностей - 65-67,9%, 
глаз -63,7%, 
ЛОР-органов - около 51%, 
головного мозга - 33-34%, 
груди и живота - 17,4-18%. 
В случае сочетания повреждений челюстно-лицевой области и других сегментов тела тяжесть их была обусловлена именно повреждением челюстно-лицевой области. 
Около 78 % пострадавших поступали в состоянии шока со значительной кровопотерей. 
Травмы груди, живота и таза отличались значительной тяжестью вследствие повреждения жизненно важных органов. 
Взрывные ранения груди составляли 87-89% случаев. 
Взрывные поражения живота встречались у 7,5-7,9% пострадавших. 
При взрывных поражениях наблюдается множественность повреждений внутренних органов: три органа одновременно повреждались почти у 41%, четыре - у 34%, пять и более - у 25% человек. 
Взрывные поражения конечностей относятся к числу наиболее частых и тяжелых повреждений и составляли 54,3-59,8% от всех взрывных поражений

Читать далее>>> 
Категория: Публицистика | Просмотров: 542 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]