"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Март » 29
Савостеенко Наталья

Равнодушие





Страшный зверь «равнодушие»: как с ним жить и нужен ли он нам
 Не бойся врагов – в худшем случае они могут тебя убить. Не бойся друзей – в худшем случае они могут тебя предать. Бойся равнодушных – они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство (Эберхард).
Равнодушие опустошает и сохраняет, ранит и стимулирует вернуться в реальность, разрушает и подталкивает строить другие новые отношения и многое другое. Может само равнодушие и ничем не наполнено, но с ним очень много связано, к нему практически невозможно относиться с равнодушием. Возможно безраличие придет потом, но сама встреча с равнодушием другого человека будоражить разные чувства.
Для начала обратимся с самому общему определению понятия «равнодушие». Равнодушие – состояние равнодушного человека, безучастное, лишенное интереса, пассивное отношение к окружающему (Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков. 1935-1940). Равнодушие, синоним безразличия, эти термины здесь будут употребляться равнозначно.
 
Хотелось бы рассмотреть равнодушие в контексте человеческих отношений, как принять равнодушие другого и свое собственное. Самое страшное: безразличие близкого человека. Становится как-то очень холодно, одиноко. Может приходить разочарование, отчаяние, тотальное одиночество, утрата веры в людей, особенно в то, что с ними можно строить близкие отношения на доверии и понимании. Если уж близкий, дорогой человек смотрит на тебя равнодушно, то может, ты правда никому не нужен? Как в таких близких отношениях могло появиться равнодушие? Равнодушие убивает любовь. Не всегда конечно, но это точно то, что может разрушить даже самое глубокое настоящее чувство. Дело не в том, что это большое чувство – самообман, а в том, что любовь хоть и сильная, но она не может жить рядом с безразличием.
Равнодушие – это когда тебе уже все равно где он(она), с кем, какие у них отношения, есть ли у них дети, чем человек занимается, как себя чувствует, когда смотришь и ничего не чувствуешь. Когда близкий человек делает нам больно, хочется быть равнодушным, чтобы забыть. Но, чтобы простить, надо быть еще и живым, и рискнуть приблизиться еще раз.
Что значит быть равнодушным к другому человеку? Безразличие существует сразу в контакте с некоторым человеком или как следствие отношений?
Если рассматривать равнодушие как черту характера, есть люди, которые не чувствительны, не эмпатичны, думают только о себе, еще циничны и расчетливы, все это с виду производит впечатление равнодушия, так даже есть на самом деле. Они действительно не могут включаться на то, что происходит рядом, даже в значимых для них отношениях. Это структура черт личности таких людей, на пути каждого человека может встретиться такой человек. Не будем их судить, ведь идеальных нет, да и мы не обладаем таким правом.
Равнодушного коллегу или начальника вычислить тоже не сложно. Но здесь есть очень тонкий момент: смешивается ли в работе личное и профессиональное. Приходя решить деловой вопрос, но уповая на личные качества и понимание начальника, человек может пораниться о его равнодушие, когда тот не может войти в положение и учесть обстоятельства. Хотя на самом деле это может быть только вопрос профессиональных границ и по-человечески ситуация далеко не безразлична и понятна до боли в сердце. Но работа есть работа и профессиональные границы как на границе.
 
Равнодушие любимого, близкого сердцу человека, с кем пройдено много лет вместе, которому доверяешь самое сокровенное, словам которого веришь, предательства от которого точно не ждешь, и вообще того, кто близок тебе как человек, сам не знаешь почему. Можно кричать, ругаться, хлопать дверью, истерить, плакать, ревновать, пытаться поговорить или наоборот говорить слова нежности, любви и признания, откровенно и честно как никогда, а человеку все равно или кажется, что ему все равно. На самом деле, тут стоит разобраться, что это на самом деле. Это может быть непоним ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 1202 | Добавил: NIKITA | Дата: 29 Мар 2016 | Комментарии (1)

Александр Соколов
ЭКИПАЖ «ЧЕРНОГО ТЮЛЬПАНА»

Тем, кто не вернулся
Главы из книги
…Солнце спешило вслед за нами, пытаясь примоститься на хвостовом оперении самолета, и все же оставалось позади — лайнер прибывал в Москву на час раньше времени отправления из Хабаровска…
…Мы крадем время у вечности, расплачиваясь за войну с пространством жизнями…
Мы — похитители времени.
Автор 
Отсюда, с восьми тысяч метров, земля кажется особенно притягательной. Окутанная неким ореолом тайны, в дымке-вуали она необыкновенно хороша, словно желанная невеста в белом источает волнующий свет.
Многотонная машина начинает снижение, проходят минуты, и земля под нами приближается: на глазах падает вуаль, скомканное белое полотно расползается, превращаясь в рваные куски, и вот уже на обнаженном теле земли проступают уродливые серые шишки… Изломы гор напоминают затвердевший панцирь динозавра.
Мы лежим на парашютных сумках с нашими вещами, поглядывая в иллюминаторы. В грузовом отсеке самолета негде ступить ногой. Среди ящиков с продовольствием, бочек, мешков с цементом раскинулся разномастный военный и гражданский люд.
«Афгана-маму, посадку проспишь!» — толкает в плечо молодого лейтенанта майор танкист.
Входные сопла двигателей «Ил-76» заглатывают воздух, и он клокочет, смешавшись с керосином, словно в шумливом примусе, гудит пламенем на лопатках турбин и вылетает черной копотью, которая с земли видна как белый след…
Горы надвигаются на нас, превращаясь из бугристых шишек в огромную скалистую чашу, безбожно искромсанную по краям; горы встают перед нами неотвратимые, равнодушные, холодные ко всему на свете…
Колеса лайнера мягко толкают кабульскую бетонку, и мы еще долго преодолеваем трехкилометровый аэродромный участок по узким рулежным дорожкам. Но вот, наконец, грузовые люки открываются, и горячее дыхание засасывает нас в жерло афганской духовки.
Борзенков кисло улыбается, оглядев пространство вокруг:
— Командир, что-то оркестра не вижу…
Шесть человек нашей команды собираются со своими сумками под крылом. Обвешиваемся поклажей и трогаемся в обход взлетной полосы к далеким постройкам «полтинника» — пятидесятого отдельного смешанного полка.
— Пропади ты пропадом… — деликатно ругается мой радист, оглядываясь на светило, растворенное в мареве плывущего воздуха.
В чашу горного лотоса, поднимая пыль, падают тяжелые самолеты, бреют воздух над бетонкой истребители, вертолеты, вывесив над собой синие блюдца вращающихся лопастей, звеньями висят над грунтом, сдувая желтые клубы пыли на стоянку.
Международный аэропорт гудит, словно встревоженный улей. Вытягиваемся цепочкой, наклонив головы, гребем ногами теплую, похожую на серую пудру, афганскую пыль. Две сотни метров — и мы пересекаем посадочный курс у торца бетонки. Еще полсотни метров… Юра Хадыко, долговязый, изнеженный, покрывается пунцовыми пятнами. Пот крупными каплями стекает с его лица, он бросает обе свои сумки, падает на них, жадно глотая ртом горячий воздух. Чуть отдышавшись говорит:
— Теперь я знаю: самое гордое животное — верблюд. Сколько не нагружай — голову держит высоко.
Откуда-то сбоку врываются звуки приближающейся вертушки: слышны характерные для нее прерывистые шлепки лопастей по воздуху. В это время на бетонку мостится «Ан-12»; как по команде, поворачиваем головы: вертолет тащит за собой густой, черный шлейф дыма, он стремительно проваливается в сторону полосы, словно слепой, не видя под собой транспортника…
— О, черт! — невольно вскрикивает кто-то, и мы подхватываемся, похолодев от предчувствия беды. Опустив хвостовую балку и задрав нос, вертолет, окутанный дымом, проносится мимо нас в пятистах метрах и плюхается на грунт, колеса «Ан-12» уже на бетонке, и теперь нам ясно, что между ними приличное ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 359 | Добавил: NIKITA | Дата: 29 Мар 2016 | Комментарии (0)