"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Август » 05
Владимир СОСНИЦКИЙ .
Кандагар Павла Саркисяна
Серёга Корнеев погиб уже после приказа об увольнении в запас. Сам этот приказ для их призыва стал неожиданным сюрпризом: командиры весьма прозрачно намекали, что замены до вывода войск не будет. А это значит, что придётся переслужить ещё как минимум полгода. Бойцы не роптали: понимали, что прибывшая на замену молодёжь в кандагарском огне вывода наших войск будет иметь значительно меньше шансов вернуться домой живыми-здоровыми. Когда эта замена всё же прибыла, душманы, как грифы, чувствующие ослабление жертвы, начали массовые налёты на советские и афганские колонны, гарнизоны. По закону боевого братства первыми в бой шли «старики». И погибали, уже дождавшись «дембельского» приказа. В последнюю неделю их взвод потерял четырёх человек, честно отслуживших свои два года. Долго не думая, Павел Саркисян решил, что по возвращении в Союз обязательно должен заехать к родителям погибшего друга в подмосковные Люберцы. Поддержали его и белорусские побратимы Володя Белько с Сашей Забродским. Двадцать пять лет прошло, но не забыть Павлу немого укора в глазах матери погибшего друга. - Ну как объяснишь измученной горем женщине, что пуля могла и чуть левее пролететь? И тогда Серёге пришлось бы точно так же смотреть в заплаканные глаза моей матери, - с болью в голосе вспоминает Павел.

И это щемящее чувство долга перед павшими и искалеченными той войной побратимами живёт в Павле Саркисяне и по сей день. Наверное, именно поэтому через 10 лет после окончания той войны он вместе с другими анапскими молодыми ветеранами создал городскую общественную организацию инвалидов войны в Афганистане. А сам Павел на войну попал, как и тысячи его сверстников, по призыву. Окончил до службы автошколу ДОСААФ. Направили служить в десантные войска в Прибалтику. Через три месяца перебросили в Кандагар. Их подразделение обеспечивало безопасность советских военных советников - «мушаверов», как называли их афганцы. Даже элита афганский армии - десантники - иногда не хотели идти на боевую операцию, если в ней не участвовали наши военные советники. Как на них повлиять? Только личным примером. И если советские солдаты выносили своих раненых и погибших даже под огнём неприятеля, то союзники, если ранят советника, с которым они шли в бой плечом к плечу, могли и бросить его на произвол судьбы. Наверное, сказывались местные родоплеменные устои, которые на уровне подсознания делили людей на своих и чужих. Бывали случаи, что целые подразделения «сарбозов» - афганских солдат - переходили на сторону душманов. И тогда советник становился очень ценным «трофеем». Поэтому рядом с советником постоянно находились 2-3 наших бойца охраны, которые делили с ним все риски этой профессии. А по статистике той войны, каждый четвёртый советский военный советник становился так называемой безвозвратной потерей - погибал или получал ранение, несовместимое с дальнейшей службой. Общая солдатская доля сближала офицеров и их «телохранителей». Самая добрая память осталась в сердце старшины запаса Саркисяна об офицерах Михаиле Коновалове, Сергее Смолянинове, Викторе Мордвинцеве, с которыми доводилось делить и последний сухой паёк, и оставшиеся к концу боя патроны. Кандагар считали адом и бойцы наших подразделений, и афганские армейцы, и душманы. А к началу вывода наших войск бои там были особенно жестокими. Вернувшись после контузии из кабульского госпиталя, Павел Саркисян попал в самое их пекло. Снова - ранение, госпиталь. - Молодой организм восстанавливался быстро, - вспоминает он ту пору. - Куда страшнее было терять боевых товарищей... Орден Красной Звезды и две афганские боевые награды украшали полевую «песчанку» возвращавшегося с войны домой заместителя командира взвода старшины Павла Саркисяна. «Синдрома войны» он на себе не испытал. После службы сразу пошёл работать водителем. В их рабочей семь ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 295 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Авг 2018 | Комментарии (0)