"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2020 » Декабрь » 03
Карелин Александр Петрович
Самый главный праздник в году

Аннотация: Даже на войне солдатам и офицерам не хотелось забывать о праздниках, которые напоминали о далеком доме. Особенно, если речь шла о Новом годе. Ведь это любимый праздник многих...


Кого первого возьмем на перевязку? Может быть, этого парня "со щекой" из послеоперационной палаты? - операционная сестра Зина Юрлова выжидательно посмотрела на врача-хирурга. - А он у нас "самый чистый"? Тогда давай с него и начнем. - Ординатор операционно-перевязочного отделения Кандагарской Медроты Александр Невский кивнул головой. Стройная, тоненькая, как "тростиночка" сестричка выглянула в коридор и попросила дневального по отделению вызвать Николая Шакуро в чистую перевязочную. Этого солдата Невский помнил хорошо. Тот поступил поздно вечером, неделю назад - доставили с блокпоста в районе Элеватора. Получил множественные осколочные ранения грудной клетки и лица после обстрела реактивными снарядами ("эрэсами"). К счастью, все осколки в грудь не нанесли серьезного ранения. Хуже обстояло с ранением в лицо - единственный кусочек металла "распахал" всю левую щеку, обезобразив парня. Но и здесь была удача- ранение не было проникающим в полость рта (то есть, "насквозь"), а, значит, заживет все быстро и хорошо, слюна не будет мешать сращению. Раны на груди Невский обработал сам, крупные осколки удалось извлечь, а для операции на лице пришлось вызвать врача-стоматолога Ивана Сухар. Зря, что ли, он считается и челюстно-лицевым хирургом? Ваня со знанием дела осмотрел рану, нашел, что "все просто чудненько". Вместе они провели первичную хирургическую обработку раны, иссекли нежизнеспособные ткани, а потом слегка сблизили скобками края раны, не рискуя сразу ее зашивать. Решение было правильным - первые дни из раны шло обильное отделение, ведь все пулевые и осколочные ранения по правилам военно-полевой хирургии всегда считаются загрязненными (инфицированными). Были назначены ударные дозы антибиотиков, они и сняли воспаление. Через три дня вновь взяли парня на операционный стол и наложили-таки ему отсроченные первичные швы. Невский с восхищением смотрел на работу Ивана - тот проводил настоящую "ювелирную работу" - использовал атравматические иглы с тончайшими нитями. Он обещал раненому, что сделает ему шрам минимально заметным. Конечно, "шрамы украшают мужчину", это верно. Но лучше все-таки их иметь не на лице. В угол раны все же поставили тоненькую полоску резины, как "выпускник". Заживление пошло хорошо, воспаления не было, резиночку извлекли через три дня, вчера. Теперь следовало еще раз глянуть на состояние зашитой раны. Солдат с забинтованным лицом и хмурым взглядом вошел в перевязочную, не спеша, снял синюю больничную куртку, белую нательную рубаху и взобрался на перевязочный стол. Чтобы ночью во время сна его повязка с головы не слетела, парня забинтовывали "на совесть" - открытыми оставались лишь глаза и рот, носом пришлось "пожертвовать", забинтовав вместе со щекой. - Ты чего, Никола, такой смурной? Хоть бы улыбнулся или сказал что-нибудь хорошее.- Сказал Невский, наблюдая, как Зина разбинтовывает ему голову. -А че веселится-то, товарищ старший лейтенант? - Ты остался жив, а это главное! Через четыре дня Новый год! Это тоже повод для хорошего настроения. -Как я с такой рожей жить буду?! Все от меня будут со страху прятаться. Лучше бы меня убило совсем, чем с такой харей оставлять на мир смотреть... -Что ты такое говоришь, Николай?! - Зина окончательно разбинтовала лицо и осторожно сняла повязку с зашитой раны. - Все у тебя будет хорошо, только маленький шр ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 117 | Добавил: NIKITA | Дата: 03 Дек 2020 | Комментарии (0)