"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2021 » Февраль » 11 » НЕГАДАННЫЙ ОТПУСК
07:12
НЕГАДАННЫЙ ОТПУСК
Сергей Купцов
НЕГАДАННЫЙ ОТПУСК


Командир 1 тв 1 тр, Пом.нач. БТС, ст.лейтенант
1981- 1983гг
Вот еще одна история. За давностью лет что-то, наверное, подзабылось, какие-то детали поблекли, а некоторые факты стерлись из памяти. А человеческая память это такая хитрая штука, что со временем с готовностью подсовывает нам иногда совсем неожиданные и удивительные прочтения некоторых прошлых событий. А посему, прошу очевидцев и свидетелей той истории, если таковые сыщутся, не судить меня строго.
Дело было в июне 1982 года. Мы сдавали танки в капитальный ремонт на Кушке представителю тамошнего танкового полка. Почему сдавали не на заводе по ремонту бронетанковой техники, как это обычно происходило в войсках, - это отдельная история. Как-нибудь расскажу. Замечу только, что в нашей колонне изначально было всего 19 единиц, из них танков 15. Большинство вышли в ремонт по боевым повреждениям.

      Прием техники на ж.д. рампе на Кушке. В центре стоит командир 1-й танковой роты Николай Данилов. В верхнем ряду крайний справа герой моего рассказа Карабанов.

        Бригада специально проводила масштабную операцию в Зеленой зоне, чтобы выпихнуть нас до Кишкинахунда. Уже на выходе из бригады три единицы техники мы тащили на тросах. До Кушки добирались две недели. Когда пересекали границу, «в живых» осталось всего два танка. Перетаскивали другие машины через кордон 12 часов. Та еще эпопея!

Сосредоточились на железнодорожной рампе. С командиром танкового взвода лейтенантом Володей Рашевским, еще в Кандагаре решили постараться по 10 дней побывать дома. По прибытию на Кушку Володя сразу уехал. Мне выпала вторая очередь. Сижу в номере КЭЧ-евской гостиницы, разбираюсь с документами. Вызвал бойца по фамилии Карабанов с более или менее разборчивым подчерком заполнять формуляры, писать протоколы и акты приема-передачи техники. По-моему, на каждый танк нужно было оформлять по пять экземпляров актов. Наш зампотех танкового батальона майор Юрий Буканов, который был старшим (начальником) колонны в нашей «экспедиции» лежит на кровати. Он в трансе и переживает. На таможне в бензовозах обнаружили его шмотки, погранцы составили бумагу о контрабанде. У него предписание, и он не может, как планировал, и как мы, рвануть домой.
Зампотех с нескрываемой завистью расспрашивает меня куда я полечу, как планирую добираться домой. Карабанов заполняет формуляры. Я объясняю майору Буканову, что мне надо попасть или в Москву, или в Куйбышев. Оттуда примерно одинаково до родины. Но сначала нужно как-то миновать погранзону на поезде и добраться до Ашхабада. «А потом куда? - спрашивает меня зампотех, - родина где?» При моем ответе «Саранск», я вдруг вижу, что спина у Карабанова напряглась, рука с ручкой замерла в воздухе и он начинает медленно, как в замедленной съемке в кино, ко мне поворачиваться. В его глазах промелькнул целый ураган чувств: удивление, надежда, испуг, разочарование, снова надежда… «А вы из Саранска?! – медленно и почти шепотом спрашивает он меня, - а я тоже из Саранска…».


Командир танкового взвода 3 ТР гв. л-нт Владимир Рашевский со своим взводом.


Тут необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что по прибытию в бригаду, я постарался сразу выяснить насчет земляков в нашем танковом батальоне. Были из соседних областей: Сызрань, Пенза, Рязань… Не помню уже. Но с Мордовии никого небыло. Уж, в нашей роте точно. А тут! Карабанов с третьего взвода! Оказывается, он прибыл служить через полгода после меня. Витебским десантникам в Лошкаревке придавался один танковый взвод от нашего танкового батальона для усиления. Точно также, как и местному батальону охраны. Только в батальоне охраны мы были по месяцу, а в Лошкаргах командировка была на полгода. И вот Карабанов по прибытию сразу туда и отправился на полгода. Таким образом, его землячество оказалось для меня полной неожиданностью.
В моей голове затеснились мысли: еду в форме, нелегально, никакого оправдательного документа для военного патруля нет. Фактически, я для них беглый. Большой риск. С бойцом риски увеличиваются многократно. Как вообще пройти погранзону? Основания? С другой стороны, для солдат и сержантов в Афганистане отпусков нет. Представил себя на его месте… Попасть с войны так неожиданно домой! А какая радость родителям! Карабанов смотрел на меня с мольбой и надеждой. Нет, он ничего не просил. Все было написано в его глазах… «Давай, собирайся. Полетишь со мной!» -наконец решился я. Вы даже не представляете, что я услышал в ответ! И никогда не догадаетесь. Карабанов медленно растягивая слова, произнес: «А у нас здесь еще один земляк из Саранска…». «Где здесь?» - недоуменно спросил я.«На рампе. С третьей танковой роты, со взвода лейтенанта Рашевского, вместе призывались», - и называет фамилию. Мне не хотелось бы ее здесь озвучивать по некоторым причинам, да и я, на самом деле, ее уже не помню. Назовем его просто Слава.
Дело принимало неожиданный оборот. Риски росли как снежный ком. Не брать с собой никого? Но я уже, как бы, пообещал Карабанову. Представляю, что с ним будет… Взять только Карабанова, мотивируя, что он с моей роты, - хилая и не очень порядочная отмазка. Попробовать взять обоих? Может вообще никто домой не попасть. О дальнейших перспективах даже думать не хотелось. А! Етить-колотить! Семь бед, один ответ. Дело благородное. Должно выгорить. «Зови», - бросил я Карабанову. Тот пулей сорвался с места. Майор Буканов все это время молчал. Когда закрылась за Карабановым дверь, зампотех веско произнес: «Откажись от своей затеи, стрёмно. Понимаю, что хочешь выглядеть героем в глазах земляков, но риск на самом деле очень большой. Их же можешь и подставить». Даже тени сомнения не появилось. Решение принято. Теперь только вперед! Ломая и угадывая.
Карабанов привел испуганного Славу. Такие глаза я уже видел ранее у Карабанова: смесь надежды с недоверием. Говорю им, что летим домой на целых 10 дней. Летим нелегально. Большой риск. Все мои команды и наставления выполнять неукоснительно. Отправил их в танковый полк искать у земляков приличную парадную форму. Денег на три авиабилетау меня не было. А может понадобится на шесть, если от Москвы или из Куйбышева тоже самолетом придется. Да еще поезд до Ашхабада… Пришлось занимать у майора Буканова. Деньги ему на самом деле тогда были без надобности.
Бойцы нашли себе более или менее приличную парадную форму (помнится, фуражки у них были с красным околышем). Успешно, за хорошую взятку в виде дубленки, джинсов и пару батников мы сдали танки без придирок молодому лейтенанту из полка. Вернулся из своей поездки Володя Рашевский. Начиналось наше неоднозначное предприятие.
На своем командировочном предписании, где было отмечено: Кушка, Сдача техники,и сроки, на обороте я заметил, что в графе «При нем» где были записаны мой пистолет и АКМ-У, которые я сдал на таможне,печать, удостоверяющая эту запись, стоит гораздо ниже, на следующей пустой графе. А графа эта называлась «С ним следуют». Конечно, я сразу воспользовался такой выгодой и вписал туда фамилии и данные военных билетов своих «подельников». Получилось вполне красиво и убедительно. Не подкопаться. Одна проблема была решена: теперь бойцы при мне находятся вполне даже легально. Такое удачное начало окрыляло.
Едем поездом Кушка –Ашхабад, который ходил, по-моему, через день или два раза в неделю. Ехать часов семь. Плацкартный вагон. Инструктирую бойцов. Когда зайдет пограничный наряд, не обращать внимания. Вести себя естественно. Просто разговаривать между собой. С пограничниками говорю только я. Через какое-то время заходят пограничники, солдат и сержант. Нет офицера, уже хорошо. Представляются. Просят документы. Спрашивают, куда следуем. По нашей легенде мы сдали технику и возвращаемся в бригаду в Кандагар самолетом через Ташкент. Звучит неубедительно. Но других версий у нас нет. Смотрю на бойцов, Карабанов рассказывает какую-то смешную историю или анекдот, смеется вполне натурально, теребит Славу. Я обомлел! Слава смотрит не на Карабанова, не в стену, не в окно, а на сержанта, как кролик на удава! Мелькнула мысль: «Все пропало так и не начавшись! Пограничники все физиономисты. Их специально этому обучают и натаскивают».
«А почему через Ташкент?» - спрашивает меня сержант. Я призвал на помощь все возможное наигранное возмущение и начал громче на пол-тонадвигать сержанту заготовленную заранее речь: «А Вы пробовали 820 километров без оружия, с чужой колонной, под обстрелами? Мне разрешили возвращаться в бригаду самолетом». «Да, но в командировочном предписании у вас не указан Ташкент», -вполне здраво замечает сержант. «Правильно. Сначала мы должны были после сдачи танков получить новую технику, получить боеприпасы, дождаться экипажи и сопровождать свою колонну. Потом эту задачу отменили и приказали возвращаться. Так что Ташкент появился после в моем телефонном разговоре с командованием».Сержант вернул документы, пожелал счастливого пути, козырнул и вышел. С офицером в пограничном наряде такое вполне могло не прокатить.
Я вздохнул с облегчением и тут же набросился на Славу: мы еще никуда не уехали, а ты своим противоестественным поведением чуть было не провалил всю операцию! Где и как брали авиабилеты в Ашхабаде, уже не помню. Наверняка за взятку или за две цены. По-другому тогда ни в Ташкенте, ни в Ашхабаде и не было. Коротали время до рейса в каком-то сквере. Выпала Москва. Прилетели в Первопрестольную поздно вечером. Выяснилось, что рейс на Саранск один раз в сутки, с другого аэропорта и самолет уже улетел. Я знал по опыту, что с Казанского вокзала в направлении Саранска круглые сутки, каждый час уходят пассажирские поезда: Саранск, Куйбышев, Ташкент, Ульяновск, Челябинск, Тольятти, Новосибирск, Уфа, Андижан и прочие. Надо было добираться до Казанского вокзала. Короткими перебежками, сначала долго всматриваясь и убеждаясь, что патруля на горизонте нет, миновали все залы изаскочили в рейсовый автобус-экспресс на Москву. На Казанском вокзале, перед тем, как пойти покупать билеты, спрятал бойцов за открытыми массивными, старинными дверями в Зал ожидания,каждого за створкой с одной стороны и приказал не высовываться. Бог миловал. Утром, через 9 часов мы выходили на перрон вокзалав Саранске. Свершилось!
Подробный инструктаж бойцам, помнить, что они на нелегальном положении. Никому, кроме родителей, правду не рассказывать. Не лезть ни в какие разборки, не напиваться, вести себя тихо и скромно. Уходя из дома, говорить родителям куда ушли, когда вернетесь и где вас искать в экстренных случаях. Каждый день утром приезжать ко мне домой отмечаться, чтобы я воочию убедился, что живы и здоровы. Обменялись адресами и телефонами на всякие непредвиденные обстоятельства. И… мы расстались. Здравствуй родина и отчий дом! Ах! Какое это было замечательное время!
Все шло так, как мною и задумывалось. Первые два дня они приезжали ко мне домой и отмечались, как положено, и как мы договаривались. На третий день случилось так, что я с женой оказался в районе, где жили родители Славы. Решил заглянуть на всякий случай. Обычная хрущевка. Оставил жену во дворе, поднялся на какой-то этаж. Звоню. Выходит миловидная женщина, похожая на школьную учительницу. Я весь в джинсе, в темных очках «капельки». Спрашиваю: «А Слава дома?». У женщины не дрогнул ни один мускул на лице: «Он в армии. А Вы кто?». Отвечаю: «Я знаю, что он должен быть в армии. Но я прошу его позвать, сейчас он дома». Не тут-то было! Твердит, он в армии. Отметил про себя, хорошо родителей Слава проинструктировал! Назвался, сказал, что это я привез его и Карабанова из Афганистана. Что тут началось! Обнимает, целует, причитает: «Родненький, милый ты мой! Спасибо Вам! Слава ушел со своей девушкой. Будет через два часа.Заходите, чаем угощу!» До слез…Я и раньше не сомневался, когда принял решение, что все делаю правильно. В этот момент я предельно ясно осознал еще раз, что поступил верно. Поблагодарил, сказал, что в следующий раз, тороплюсь, и что супруга во дворе ждет.
Еще через день приезжает ко мне Слава и просит отпустить на два дня в деревню на свадьбу к родственникам. Предупреждаю, чтобы все прошло без эксцессов. Памятуя о том, что свадьбы в российских глубинках редко проходят без веселого мордобоя (традиция!), прошу его не напиваться и в драку не встревать. Через два дня Слава показывается мне на глаза, вот с таким фингалом! Я в бешенстве. Но он меня успокоил: никаких милиций, разборок и прочего. Все закончилось миром.
Остальные дни пролетели незаметно. Улетали мы из Саранска в Куйбышев, оттуда в Ташкент. Провожало нас много народу, родственники, друзья, с каждой стороны человек по 8-10. Мы с братьями успели еще в ресторане хорошенько погудеть…Улетали также в военной форме. Чуть было с милицией не подрались. Патрулей особо никто уже не опасался. Дело было сделано. Ни в Куйбышеве, ни в Ташкенте этих самых патрулей, как это не странно, мы и не видели. Хотя уже и не прятались. В Тузели спрашиваю ребят: «Спиртное везете? Выпейте здесь или отдайте мне. На таможне все равно заберут». У меня в чемодане были две законные бутылки водки и двухлитровая банка с «компотом» - подкрашенный спирт и три сиротливо плавающих сливы внутри.Вижу, что Слава мнется. Не умеет и не научился еще врать. «Давай, - говорю, - колись!» Достает пробник, бутылочку вина на 200 грамм, типа таких, что подают в самолетах. Говорю ему: «Убери. Такую даже таможня не посмеет отобрать»

Справа зампотех ТБ гв. майор Юрий Буканов.

 Так и вышло.

     По прилету в бригаду, доложился комбату. Честно рассказал все, как было. Он посмеялся, поблагодарил за сдачу техники. Оказывается, наши еще с Кушки не вернулись! Их на самом деле «догнал» такой приказ, что нужно дождаться и получить новую технику и с колонной возвращаться в бригаду. Уже по их приезду выяснилось, что на обратном пути при обстреле колонны духами из засады они потеряли машину МТО «летучку», которая сорвалась в пропасть.
Через десяток примерно лет во времена дикого капитализма, когда я был в очередном отпуске и поехал на малую родину, на рынке меня окликнул какой-то бородач. В его глазах, которые светились радостью, угадывалось что-то знакомое. Карабанов! Приехал на рынок реализовать свою продукцию, по-моему, мясную. Времена были голодные и тяжелые. Взяли пузырь, пошли ко мне домой (родительский дом). Тепло посидели, повспоминали былое. Помянули, как водится, не вернувшихся с войны… Он мне тогда наверняка рассказывал что-то и о Славе, но, увы, ничего не сохранилось в памяти к сожалению. Больше этих ребят я не встречал и ничего о них не слышал. Так было.

Встреча в Минске в 2017. Сергей Купцов и Володя Рашевский.






 
Категория: Проза | Просмотров: 93 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 4.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]