"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Июль » 26 » Афганистан болит в моей душе...
04:00
Афганистан болит в моей душе...
Шеенков А. Г.
Афганистан болит в моей душе...
 

Прошла война,
Прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте люди никогда
Об этом не забудем.
Пусть память верную о ней 
Хранят, об этой муке,
И дети нынешних детей,
И наших внуков внуки.
АФГАНИСТАН БОЛИТ
В МОЕЙ ДУШЕ…
П Р О Л О Г
      Уже более двух десятилетий прошло с тех пор, как закончилась и ушла в историю афганская война. Никем и никому не объявленная, героическая и трагическая. Она оказалась в два раза длиннее, чем Великая Отечественная война. Нужна ли она была? Многие считают афганскую войну ошибкой нашего правительства. Об Афганистане и поныне ходит множество слухов и домыслов. Одни рождаются от нехватки информации, другие преднамеренно. К этой войне люди и поныне относятся не одинаково. Одни сердцем ее воспринимают, другие говорят: "Я там не был, не мое это дело". Но все знайте, что эта война продолжалась 9 лет 1 месяц и 21 день, а для меня - 3 года 5 месяцев и 27 дней.
     Война в Афганистане не стала общей бедой для всего народа, она опалила только тех, кто в ней участвовал, да семьи погибших и покалеченных воинов.
     К трагедии тысяч советских семей, потерявших своих сыновей, мужей, отцов, прибавилась трагедия непонимания, которая выпала на долю солдат и офицеров, воевавших в Афганистане.
Иной раз услышишь от обывателя: "Мы их в Афганистан не посылали". Нет, посылали. Туда их отправляло наше государство, и они сделали все, что могли, выполнив свой долг перед Родиной. А наш долг, вместе с Родиной, не забывать о людях, которые прошли афганскую войну.
    Время неумолимо и быстротечно. И не всегда оно, вопреки изречению, лучший лекарь. Оно может лишь отчасти стирать из памяти некоторые эпизоды, притупляя восприятие внешней реальности. Время, отсчитывая год за годом, только усугубляет горечь потерь и боль от осознания безысходности и неотвратимости судьбы.
    Возвращаясь в прошлое тридцатилетней давности, я пытаюсь восстановить хронологию наиболее ярких, на мой взгляд, событий, показать их с позиции непосредственного участника. Мне выпало быть участником, я так считаю, в самые переломные периоды: начальный - связанный с вводом войск и последний - связанный с выводом войск из Афганистана.
     Чтобы не забыть - надо знать и помнить. Мы не должны допустить исторического беспамятства!
     Память - наша история. Каким будет взгляд на нее нового поколения, таким будет наш завтрашний день
 

Об авторе
     Шеенков Анатолий Григорьевич, генерал-лейтенант в отставке, родился 6 июня 1939 года в семье рабочего в городе Новосибирске. После окончания средней школы работал шофером Кабинетного совхоза Новосибирской области, а затем, по комсомольской путевке, на строительстве Новокемеровского химического комбината.
     В 1959 году был призван в ряды Советской Армии и поступил в Омское высшее общевойсковое командное училище имени М.В. Фрунзе. После окончания училища проходил службу в войсках Группы советских войск в Германии, Сибирского, Северо-Кавказского, Прикарпатского и Туркестанского военных округов на различных командно-штабных должностях от командира стрелкового взвода до командующего общевойсковой армией.
     В 1972 году окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, а в 1986 году - с отличием и золотой медалью Военную академию Генерального штаба ВС СССР имени К.Е. Ворошилова.
    С 1990 года проходил службу в Центральном аппарате Министерства обороны СССР на должностях начальника управления и заместителя начальника Главного управления кадров Министерства обороны СССР.
     С мая 1978 года по октябрь 1980 года находился в распоряжении 10 Главного управления Генерального штаба ВС СССР в качестве военного советника командира пехотной дивизии Вооруженных Сил Республики Афганистан, а с декабря 1987 года по февраль 1989 года проходил службу в составе ограниченного контингента советских войск в Афганистане - первым заместителем командующего 40 армией.
     Дважды, в 1986 и 1987 годах принимал участие в ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС в качестве руководителя оперативной группы и отряда ликвидации последствий.
     За период службы неоднократно избирался депутатом городских, районных и областных Советов народных депутатов.
     Женат, двое детей.
     Награжден:
- орденами: "Мужества", "Красного Знамени" - дважды, "Красной Звезды" - дважды;
- "За службу Родине в Вооруженных Силах СССР III степени";
- двадцатью медалями;
- орденами и медалями иностранных государств.
     После увольнения в запас был приглашен в Независимый профсоюз военнослужащих России на должность председателя Исполкома Центрального Комитета.
     В 1998 году в связи с образованием института Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации поступил на государственную гражданскую службу, на должность начальника отдела по защите прав военнослужащих и членов их семей. С 2002 года стал замещать должность руководителя секретариата аппарата Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации. В 2004 году по возрасту завершил государственную гражданскую службу действительным государственным советником Российской Федерации второго класса.
ПЕРВАЯ КОМАНДИРОВКА В АФГАНИСТАН
     Событие, связанное с военным переворотом в Афганистане, застало меня, когда я служил в Сибирском военном округе в г. Новосибирске в должности начальника штаба - первого заместителя командира 85 мотострелковой дивизии. О нем я узнал, как и многие другие, 28.04.1978 г. из средств массовой информации.
     Большого значения этому событию я не придал, так как командование и личный состав соединения готовились к весенней проверке; было множество проблем и задач которые приходилось в то время решать.
     Однако вскоре мне вновь пришлось вернуться к этому событию. Связано это было с тем, что афганское руководство обратилось к Советскому Союзу с просьбой помочь в создании собственных вооруженных сил, способных защищать существующий в стране режим.
     Из управления кадров округа мне сообщили, что Военный Совет планирует рассмотреть мою кандидатуру для направления в Афганистан в качестве военного советника командира пехотной дивизии. Мне предложили пройти медицинскую комиссию и оформить соответствующие документы. Все необходимо было делать в срочном порядке. Медкомиссию я с первого захода "завалил", так как врачи выявили у меня аритмию сердца. После моей беседы с начальником медслужбы округа было принято решение что они "закроют глаза" на наличие отклонений в состоянии моего здоровья и дадут положительное заключение, так как нередки случаи, когда резкая смена климатических, эмоциональных и других условий может способствовать восстановлению нормальной работы сердца.
     29 апреля 1978 года моя кандидатура была положительно рассмотрена Военным Советом округа для направления в распоряжение Генерального Штаба ВС СССР.
     Вылет в Москву был назначен на 10 мая 1978 года.
     С 11 по 14 мая в 10 Главном управлении ГШ ВС СССР с нами офицерами, отобранными на различные должности в качестве военных советников, были проведены инструкторско-методические занятия по различным направлениям предстоящей деятельности.
     Считаю необходимым вкратце остановиться на внутриполитической обстановке в данной стране, состоянии вооруженных сил и советско-афганском военном сотрудничестве в указанный период времени.
КРАТКАЯ ОБСТАНОВКА В СТРАНЕ В НАЧАЛЕ 1978 ГОДА
     27 апреля 1978 г. в Кабуле произошло вооруженное восстание, свергнувшее режим Дауда. В восстании участвовали исключительно военнослужащие. Это общеизвестный факт. Но в том и состоит специфика этой революции, что в афганском обществе не существовало в то время другой реальной силы, способной играть роль ударного ядра революции. Народно-демократическая партия Афганистана стремилась учитывать в своей деятельности особые условия, сложившиеся в стране, и проводила большую работу среди военнослужащих афганской армии. Эта работа в предшествующий революции период заслуживает самого пристального внимания и изучения. Из орудия правящего класса, используемого им для подавления трудящихся, афганская армия еще в недрах старого общества превратилась в костяк революционной армии - выразительницы интересов трудящихся.
     Афганистан на протяжении всей новейшей истории традиционно оставался, как известно, неприсоединившейся страной, которая проводила независимую внешнеполитическую линию, не участвовала в военных блоках, вооруженные силы страны не испытали на себе непосредственного идеологического воздействия империалистических государств, как это было в Пакистане и Иране.
     Наряду с этим на позицию армии и вооруженных сил в целом, их отношение к происходящим событиям оказал влияние и ряд внутриполитических факторов.
     Рядовой и сержантский состав, подавляющее большинство младшего офицерского состава, некоторая часть старших офицеров были выходцами из беднейших крестьянских масс. Служба в армии Афганистана традиционно не являлась привилегией правящих классов, рассматривалась ими как обременительная обязанность. Такое положение объясняется тем, что структура вооруженных сил Афганистана имела свою особенность.
      Вооруженные силы включали армию, внутренние войска, органы госбезопасности, а также военные формирования племен "малиши", охранявшие свои собственные территории. При таком ее составе правящая верхушка страны не смогла создать сильную лояльную армейскую элиту в королевской армии Афганистана: генералами становились в основном родственники и лица, приближенные к правящим кругам, а не лица плебейского (в глазах аристократии) происхождения. Многие ключевые посты в государстве и армии занимали представители пуштунских племен, однако эта их привилегия не соответствовала экономическому и политическому весу пуштунских племен в жизни страны. Это было анахронизмом, доставшимся в наследство от прежних времен, поэтому пуштунская армейская верхушка не имела опоры в солдатской и офицерской среде представленной преимущественно другими национальностями.
     В низах армии было много представителей дискриминировавшихся при короле и Дауде народностей: хазарейцев, узбеков, туркмен, казахов, чараймаков, использовавшихся на самых трудных участках и испытавших наибольшее давление со стороны пуштунской командной элиты. Таким образом, к противоречиям социального порядка добавлялись и национальные противоречия.
     Вооруженные силы Афганистана, в отличие от вооруженных сил большинства современных государств, обладали одной существенной особенностью, заключающейся в том, что их важным компонентом были территориальные формирования племен. При этом они не являлись постоянно действующим элементом: народное ополчение собиралось лишь в случае войны. Сохранявшиеся в мирное время немногочисленные вооруженные формирования племен не подчинялись центральному правительству, выполняя роль своеобразного буфера между Афганистаном и Пакистаном, так как до семидесятых годов прошлого столетия ни в одном из этих государств не было пограничных войск. Кроме того, территория, на которой проживал и племена, оставалась крайне отсталой в экономическом отношении.
     Таковы вкратце объективные условия внутриполитической обстановки в Афганистане в первой половине 1978 года.
     Для того, чтобы Саурская революция смогла творчески, всесторонне и эффективно выполнять свои национально-демократические задачи, Военно-революционный совет передал всю полноту высшей государственной власти Революционному совету Демократической Республики Афганистан. В соответствии с решением Военно-революционного совета выполнение национально-демократических задач перешло в ведение Революционного совета ДРА.
     Революционный совет, в состав которого вошло около 40 человек, в том числе пять представителей вооруженных сил, на своем первом заседании 30.04.1978 г. избрал Генерального секретаря ЦК НДПА Н.М.ТАРАКИ своим председателем и одновременно главой Правительства (Председателем Совета Министров), а Б. Кармаля - заместителем председателя революционного совета и заместителем главы Правительства Афганистана.
     Превратившись в высший орган государственной власти, Революционный совет 30 апреля провозгласил страну Демократической Республикой Афганистан.
Состояние советско-афганского сотрудничества
      Что касается советско-афганского военного сотрудничества, то оно имеет глубокие исторические корни.
     На азиатском континенте Афганистан был первой страной, которой удалось сбросить колониальное господство, нанести военно-  политическое поражение английскому империализму и восстановить в 1919 г. свою независимость.
    Советский Союз помог афганской стороне укрепить военно-воздушные силы, создать ПВО страны и радиотехнические войска, качественно изменить бронетанковые части и подразделения.
     Использование Афганистаном для укрепления своей независимости и обороноспособности бескорыстной советской военно-технической помощи открыло качественно новый этап в развитии его вооруженных сил и позволило в короткие сроки реорганизовать и модернизировать афганскую армию. В 60-х и начале 70-х годов произошло значительное техническое перевооружение артиллерийских частей и подразделений, активно осуществлялась подготовка офицеров-артиллеристов, в том числе и в советских учебных заведениях.
     В разработке и реализации планов повышения боеспособности афганских войск значительную помощь оказали советские военные советники, специалисты и переводчики, работавшие в стране на основе долгосрочных советско-афганских соглашений.
     К январю 1978 года в Афганистане работали наши военные консультанты и военные специалисты в различных родах войск: преимущественно в военно-воздушных силах, танковых и пехотных соединениях и частях, а также в центральном аппарате министерства обороны Афганистана.
Начало первой командировки
     15 мая 1978 года рейсом Москва-Кабул мы в составе группы из 15 офицеров вылетели в Афганистан и в этот же день приземлились в международном аэропорту Кабула. Нас встретили работники аппарата Главного военного советника и доставили в управление, где разместили в гостинице.
     16 мая состоялась индивидуальная беседа с Главным военным советником генерал-лейтенантом Гореловым Львом Николаевичем. После беседы нас распределили по соединениям. Меня назначили военным советником командира и начальника штаба 7 пд 1 ак, которая дислоцировалась в местечке Ришхор, юго-западнее Кабула. После собеседования я встретился с военным консультантом начальника оперативного отделения штаба дивизии подполковником Вожаченко А.А. и переводчиком Одина, а на следующий день мы выехали в дивизию, где я познакомился со своими подсоветными и заслушал доклады о состоянии и положении дел в дивизии. А затем началась трудная, кропотливая работа по освоению нового вида деятельности в сложной, порой непредсказуемой обстановке.
     Результаты заслушивания оказались плачевными. 7 пд считалась одной из контрреволюционных в Вооруженных Силах. Во время военного переворота подразделения дивизии продвинулись к месту расположения советского посольства, и только бомбово-штурмовые удары авиации, а также действия преданных правительству соединений и частей остановили продвижение дивизии в центр Кабула. В частях дивизии слабо осуществлялся подбор и расстановка офицерского состава, было много дезертиров. Ни о какой боевой подготовке речи не шло. Командиром дивизии был старший капитан Мохаммед Дуст, в прошлом офицер артиллерии.
     Состав дивизии: управление с подразделениями обеспечения и обслуживания, 38, 45, 55 пехотные полки, 3 артиллерийский полк, 170 танковый батальон, части и подразделения тыла. Численность личного состава дивизии составляла около 8 тысяч человек.
     В течение двух-трех месяцев прибывали советники и переводчики, и к концу 1978 года коллектив военных советников и переводчиков в дивизии составлял 32 человека, из них:
- в управлении дивизии - 12 человек: советник командира дивизии - старший коллектива, советник начальника политотдела, советник заместителя командира по технической части, советник начальника оперативного отделения, советник начальника разведки, советник начальника связи, советник начальника тыла, советник начальника службы артиллерийского вооружения, советник начальника особого отдела, советник пропагандиста и два военных переводчика;
- в каждом пехотном полку - по 5 человек: советник командира полка, советник заместителя командира полка по политической части, советник заместителя командира пока по техчасти, советник начальника артиллерии полка и военный переводчик;
- в артиллерийском полку - 3 человека: советник командира полка, советник заместителя командира полка по политической части, военный переводчик;
- в танковом батальоне - 2 человека: советник командира батальона, советник заместителя командира батальона по политической части.
     Работу начали с уточнения плана боевой подготовки, а также мероприятий по улучшению комплектования частей личным составом, техникой и вооружением.
     Важную роль отводили разработке и осуществлению мероприятий по повышению боевой готовности, боеспособности и подготовке к ведению боевых действий, а также созданию учебной базы как для одиночной подготовки, так и для боевого слаживания подразделений до батальона включительно.
Бытовые условия
     Нас переодели в форму одежды афганской армии, только без знаков различия, выделили автомобиль ГАЗ-69 и автобус ПАЗ, на которых мы выезжали в дивизию, а так же выдали оружие: автоматы АКМ и пистолеты "Макарова" с боекомплектом.
     Разместили нас с подселением к тем, у кого были трехкомнатные квартиры. Меня и советника командира 8 пд Абрамова Владимира Ивановича поселили вместе к переводчику. Через некоторое время нас переселили в другой дом рядом с узлом связи главного военного советника. В одной квартире из трех комнат со мной стал проживать советник заместителя командира по технической части Клещевский Николай Петрович. В квартире находился огромный похожий на трехтонный контейнер холодильник, электроплита, металлические кровати, столы и стулья. Полы были бетонные, без всякого покрытия.
     Лето 1978 года в Афганистане выдалось очень жаркое. Работали мы в связи с жаркой погодой до 13.00, а затем в самый солнцепек отдыхали. Ночью спали заворачиваясь в мокрую простынь, но и этого хватало ненадолго, приходилось несколько раз за ночь смачивать простынь.
     Впервые испытал воздействие землетрясения. Дома возводили наши советские строители домостроительного комбината № 1 г. Москвы. Строились они как сейсмоустойчивые. Однажды ночью проснулся от того, что кровать двигалась по бетонному полу, люстра качалась, ощущения было не из приятных, но это продолжалось недолго. Сейсмические толчки для Афганистана явление вполне обычное.
     Отоваривались мы один раз в месяц в магазине на территории советского посольства. Приобретали в основном консервированные продукты и хлеб. Кроме того, в качестве вознаграждения за наш ратный труд нам продавали по одной бутылке коньяка "Белый аист". Когда наступал срок посещения магазина, на ум приходили слова песни "Белоруссия" в исполнении "Песняров": "Белый аист летит, над Полесьем белесым летит"… Мы не увлекались спиртным, но данное количество спиртного в месяц для страны, которая, казалось, была сосредоточием всех инфекционных болезней в мире, было явным недобором.
Социально-политические и экономические реформы в стране
     Между тем, в стране началось проведение социально-политических и экономических реформ. Безвозмездно крестьянам раздавали наделы земли, рождались первые кооперативы.
     Ущемленными оказались крупные ростовщики и землевладельцы, тесно связанные в социальном и экономическом отношении с крупным реакционным духовенством. Именно в период с июля по октябрь 1978 г. активизировалась деятельность тех групп духовного сословия, которые с самого начала были в оппозиции к народному строю. Они тайно вели пропаганду среди различных слоев населения против идей социализма.
     Очередным толчком к усилению антиправительственных действий реакционных организаций послужили торжества, посвященные поднятию нового, красного флага ДРА 19 октября 1978 г. В конце октября вспыхнули волнения в Кандагаре. Фанатичная толпа по подстрекательству местных мулл захватила резиденцию губернатора и несколько других государственных учреждений, сорвала красный флаг и водрузила зеленый, исламский. В ходе уличных столкновений погибло несколько десятков членов и активистов НДПА. Лишь на другой день при помощи армейских подразделений удалось ликвидировать беспорядки, устроенные братьями-мусульманами.
     В декабре 1978 г. и январе 1979 г. во многих провинциях Афганистана стало особенно неспокойно. "Братья" небольшими террористическими группами совершали нападения на солдатские казармы и населенные пункты.
     На протяжении 1979 года по всему Афганистану прокатилась волна вооруженных выступлений, а также мятежей в войсках. Об этом     регулярно информировалось руководство нашей страны. Конкретные данные о вооруженных выступлениях против афганского правительства поступали по многим каналам: разведывательным, дипломатическим, военным. Наиболее важные из этих сведений поступили в Генеральный штаб ВС СССР в марте-ноябре 1979 года по линии Главного военного советника в Афганистане и военного атташе:
     15-20 марта - вспыхнул контрреволюционный мятеж населения в Герате, в котором принимали активное участие подразделения воинского гарнизона. Мятеж подавлен с помощью верных правительству войск. Во время этого мятежа погибли два советских гражданина. Военных советников и членов их семей на транспортном самолете доставили в Кабул.
     21 марта - раскрыт заговор в Джелалабадском гарнизоне. Арестовано около 230 заговорщиков-военнослужащих, был казнен командир 11 пд.
     9 мая - массовые антиправительственные вооруженные выступления в провинциях Пактика, Газни, Пактия, Нангархар, Кунар, Балх, Кабул. Во всех районах выступления подавлены войсками.
     20 июля - в провинции Пактия подавлено выступление мятежников, предпринявших попытку захвата Гардеза - провинциального центра. Во время боя погибли два советских военных советника.
     5 августа - в Кабуле в пункте дислокации 26-го парашютно-десантного полка и батальона "коммандос" вспыхнул мятеж. В результате решительных мер мятеж подавлен. Войска столичного гарнизона приведены в готовность №1.
     11 августа - в провинции Пактика в результате тяжелого боя с превосходящими силами мятежников подразделения 12 пд понесли тяжелые потери.
     14 сентября - в связи с возникшими в руководстве НДПА разногласиями, по приказу Х.Амина в 9.30 по местному времени в частях Кабульского гарнизона введена готовность №1. В 16.20 по сигналу начальника Генерального штаба ВС ДРА Якуба войска вошли во внутреннюю зону города и к 18.00 заняли свои районы ответственности. В 17.50 по кабульскому радио было объявлено об изменениях в правительстве ДРА. Согласно этому сообщению, Н.Тараки освобожден от занимаемых постов. Сняты с постов - члены Политбюро ЦК НДПА министр внутренних дел Маздурияр, начальник службы безопасности Сарвари, которые обвинены в заговоре "четверки". Указанные лица пользовались полной поддержкой и покровительством Тараки.
     Резиденция Н. Тараки блокирована войсками, все линии связи с ней отключены. Отстранены от должности и арестованы командиры 8 пд, артиллерийского полка и отдельного танкового батальона 8 пд, начальники штабов 4 и 15 танковых бригад. Вылеты авиации всех видов запрещены. По существу это военный переворот.
     10 октября - по сообщению Афганского информационного агенства, переданного утром по радио и телевидению, Н.Тараки умер 9 октября "после непродолжительной, но тяжелой болезни. Тело покойного захоронено в фамильном склепе". (На самом деле, как стало известно позже, Н.Тараки был убит по личному приказу Амина офицерами гвардии в 23.30 9 октября 1979 года).
 Читать далее
Категория: Проза | Просмотров: 1079 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]