"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Январь » 13 » Афганская война глазами военного хирурга
05:00
Афганская война глазами военного хирурга
Карелин Александр Петрович 
Афганская война глазами военного хирурга


Рассказы «Дюжина зарисовок о войне»
№ 1. Прогулка на вертолете
1— Ну, что ты уперся? Я вообще не понимаю, в чем проблема. Работа его, видите ли, держит. Ничего не случится с твоими ранеными. Вернешься и перевяжешь или перевязочная сестра сама справится. Эка невидаль — через трубку промыть рану. Ну, некого мне больше послать! Я сам обычно летал без всяких проблем, но сейчас меня, сраного провизора, поставили над вами, умниками-врачами, руководить. Думаешь легко быть начмедом бригады? Я здесь нужен. Я бы мог и не спрашивать твое согласие, а просто приказать и все! Получишь 2 канистры спирту, привезешь. Между прочим, ваше хирургическое отделение больше всего и выписывает спирт! Это будет простая прогулка на вертолете. Еще и Шинданд посмотришь.
Разговор происходил у входа в приемное отделение Кандагарской Отдельной Медроты между капитаном Канюком, начальником медицинского снабжения и ординатором операционно-перевязочного отделения старшим лейтенантом Невским.
Сам Александр Невский около 4 недель, как приехал по замене из Союза, очень тяжело перенес акклиматизацию — сразу с прохладного Урала «окунулся» в июньскую жару, когда столбик в тени показывал более 50 градусов, а на солнце- все 70!(проводили специально опыт с термометром). Он сменил старшего лейтенанта Володю Бардина, прослужившего, как и его товарищи, 2,5 года. Сменщики других хирургов не спешили, ребята нервничали, т. к. время поджимало — все трое поступали в Военно-Медицинскую Академию, в Ленинграде. В порядке исключения им тоже разрешили убыть до 1 июля. Вот,2 недели назад и уехали с Бардиным капитаны Закожурников и Трегубов, ведущий хирург и начальник отделения. Еще один хирург, старший ординатор Николай Сергеев, был еще в отпуске. Невский остался один с целым отделением хирургических больных. Правда, был еще один хирург, начальник приемного отделения, капитан Васильчиков, но он никогда не появлялся в отделении, мотивируя большой занятостью. Невский «разрывался на части». А сейчас ему предлагалось все бросить и лететь в соседнюю провинцию на центральный медсклад за медикаментами.
— В общем, ты понял? Берешь сейчас в аптеке все бумаги, рецепты, накладные, собираешься и «дуешь» на аэродром, я распорядился на счет «УАЗика». На все — про все у тебя полчаса. Вертолет уже стоит готовый, с тобой еще полетят из штаба офицеры, еще Военторг и т. д. — капитан явно наслаждался высокой должностью, пусть и временной.
Это был сухощавый, среднего роста «желчный» человек в возрасте под 40. Короткие, прилизанные волосы, испитое «оплывшее» лицо, бесцветные «рыбьи» глаза, маленький тонкогубый рот (он напоминал Невскому куриную «гузку»). Около месяца Канюк исполнял обязанности начальника медицинской службы бригады (удивительно, кто до этого додумался?). Настоящий начмед погиб во время рейда — пуля снайпера, выпущенная из старинной винтовки «бур», попала прямо в середину лба капитана. Ждали нового начальника, а он все не ехал.
Проводя свои совещания, Владимир Канюк любил заниматься самоуничижением, постоянно употребляя про себя слова: «неуч», «сраный провизор», «безбашенный офицер», «ничтожество в погонах». Но именно в его «царствование» офицеры-медики подверглись самым тяжелым притеснениям. Он стал требовать участия офицеров-медиков во всех общих построениях Кандагарской бригады (прежний начмед добился от командира бригады послабления: выходили только утром и вечером на всеобщую поверку), теперь число построений достигало 4 и более (перед обедом, после обеда, иногда и перед ужином). Некогда было заниматься больными. Врачи роптали, уже вовсю ненавидя «временщика», который отыгрывался за откровенное пренебрежение к нему в прошлом.
Командир Медроты демонстративно «лежал» на должности с тех пор, как проводил своих товарищей по службе поступать в Медицинскую Академию (вместе прослужили уже 2,5 года). Его заменщик где-то задерживался. Майор Базарбеков тоже требовал от руководства отпустить его в Союз, как и хирургов. Но его рапорта оставались без ответа. Тогда он объявил «бойкот», целыми днями лежал в своей комнате на кровати, отказывался приходить на совещания. Первые дни командир бригады присылал за «мятежным» руководителем посыльных, но потом махнул на него рукой. Канюк теперь «тянул лямку» и за командира Медроты.
— Ясен приказ? — Канюк сурово сдвинул белесые бровки.
— Так точно, товарищ капитан! — Невский преувеличенно громко прокричал, одернув белый халат и став по стойке «смирно», поднеся к белой больничной шапочке руку. — Разрешите выполнять?
Капитан махнул рукой и, сгорбившись, пошел в стационар.
Невский взглянул на часы — время поджимало. Побежал сначала в аптеку, потом переоделся в полевую форму, пистолет ПМ сунул в кобуру, достал из-под кровати свой личный автомат Калашникова укороченный (АКСУ). Оружие, как и его предшественники, он хранил в своей комнате вместе со снаряженными магазинами (поговаривали, что скоро всех заставят сдать личное оружие в оружейные комнаты). Бронежилет решил не брать — тяжело, да и жарко очень. Бросил в портфель фляжку с водой, пачку печенья и подходящую книжку — рассказы Чехова (сколько себя помнил, читать любил всегда. Вот и по прибытию в бригаду в первые же дни записался в библиотеку: выбор был очень богатый). Машина у входа уже стояла. Старший лейтенант лишь заскочил в стационар предупредить старшую медсестру. Через пару минут санитарный автомобиль уносил его в аэропорт Кандагара. До Арианы было около 7 км.
2Автомобиль выехал за полосатый шлагбаум КПП, часовой в каске и в бронежилете на голый торс помахал им вслед автоматом, что-то прокричав вслед, слов уже было не разобрать. Водитель прибавил газу. Поднимая тучи мелкой пыли, машина понеслась по асфальтированной дороге. Проехали мимо 5-ти этажных многоквартирных домов на 5–6 подъездов. Оконные рамы в домах отсутствовали — проемы были завешаны разноцветными тряпками, развевающимися на ветру. Напротив каждого подъезда был сооружен деревянный туалет.
— Что это за чудеса строительства? — спросил Невский у водителя, черноволосого парня с Кавказа.
— Вы еще не такие чудеса здесь увидите, товарищ старший лейтенант. Дома для «бабаев» построили, а нет ни воды, ни канализации. Удобства все во дворе, сами видели. Потом очень жарко в таких домах, я как-то заходил. Вот «обезьяны» и отказываются там жить, почти пустые дома.
Вдоль дороги стояли «стайки» афганских ребятишек лет 3–4, почти все были абсолютно голыми. Густое облако пыли от автомобиля накрыло их, но почти никто даже не шелохнулся, 2–3 пацаненка немного пробежали за машиной, что-то прокричав гортанным языком. Скоро все остались позади.
Машина повернула направо и выехала на прямую шоссейную дорогу. Водитель еще больше вдавил педаль газа. Позади, по обеим сторонам дороги оставался однообразный, почти пустынный пейзаж. Редкие чахлые деревца росли вдоль дороги. От яркого солнца Невский надвинул панаму на глаза.
Не то, чтобы он боялся летать на вертолете. Ему раньше просто никогда не приходилось подниматься на борт этой «стрекозы». Он вспомнил, как в начале 60-х годов впервые увидел это летающее чудо. Их семья жила тогда в Иркутской области в небольшом рабочем поселке «Красный забойщик», недалеко от Черемхово. Здесь жили в основном шахтеры, добывающие уголь открытым способом из карьеров.
Небывалые лесные пожары обрушились летом на прилегающий к поселку лес. Его тушили тракторами и бульдозерами, пробивая просеки и выкапывая рвы. Но в самую гущу огня сбрасывали на парашютах пожарных, потом их собирали на опушках леса и вывозили на вертолетах. Один такой вертолет с огнеборцами приземлился на окраине поселка.
Еще до посадки «вертушки» сотни людей побежали посмотреть на диковинку. Жители поселка плотным кольцом окружили «птичку», больше всего было здесь детворы — еще бы, практически никто никогда не видел вертолет «вживую». Мальчишки во все глаза смотрели на чумазых людей в ярких костюмах, выходящих из «чрева» летающего чуда. Каждому хотелось хотя бы потрогать машину. Летчики сначала отгоняли назойливых пацанов, потом махнули рукой. Невский тоже потрогал теплый, как показалось, живой бок металлической «стрекозы». Все они, и пожарные, и летчики со своей необыкновенной машиной казались ему выходцами с другой планеты.
Кое-кто из взрослых прихватил с собой бидоны с квасом, с водой, хлеб, овощи. Угощали своих спасителей. Пожар потушили, не дали перекинуться огню на жилые дома.
Прошло много лет, но Невский всегда испытывал к вертолетчикам безмерное чувство благодарности. И вот теперь ему впервые предстояло подняться на борт уже в качестве пассажира. «Только бы не сдрейфить, не опозориться перед бывалыми людьми», — поймал себе на мысли старший лейтенант.
Автомобиль промчался мимо здания аэропорта, поражавшего своей архитектурой. Современный дизайн, стекло и бетон, девять огромных «яйцевидных» зданий, примыкающих друг к другу, множество небольших прилегающих зданий. Строили явно европейцы. Около 3-х недель назад, когда Невский только впервые прилетел сюда на самолете, он толком и не рассмотрел, не оценил красоту Арианы.
Водитель лихо затормозил у стоявшего неподалеку большого вертолета с длинными, «печально» опущенными лопастями. Небольшая группа людей в военной и гражданской одежде разместилась в небольшой тени у вертолета. Невский вылез из кабины, попрощался за руку с водителем, прихватил свой автомат, портфель и направился к вертолету. Старшим в группе оказался подполковник, плотный крепыш со щеточкой усов и полным ртом золотых зубов. Невский представился.
— А, медицина пожаловала. Садись, места много, — небрежно кивнул офицер. — Ждем боевой вертолет сопровождения.
Невский присел в тень, осмотрелся. Он вспомнил, что старшим является замкомандира бригады по тылу. Кроме него было еще 2 майора и лейтенант с медицинскими эмблемами. Тут же сидели 2 женщины. Один из майоров с летными петлицами неторопливо рассказывал женщинам:
— Это десантно-транспортный вертолет МИ-6, он предназначен для десантирования солдат до 40 человек за рейс, а также для перевозки грузов до 12 т внутри грузовой кабины. Может нести груз и на внешней подвеске. Наконец, может быть переоборудован под топливозаправщик. Вооружение вертолета состоит из одного крупнокалиберного пулемета с боекомплектом в 250 патронов.
— А этого хватит, чтобы нам отбиться? — тонким голосом спросила хрупкая, миловидная девушка в джинсах и белой футболке с тонкими руками-«веточками».
— Не волнуйтесь, Машенька, отобьемся, — это говорю вам я, майор Кремер Эдуард. — Тем более что нас будет сопровождать транспортно-боевой вертолет МИ-8мт. Он как раз предназначен для уничтожения наземных целей. Вооружения там достаточно, не буду вам забивать головы перечислением. А вы туда и обратно летите?
— Нет, я только в одну сторону, возвращаюсь в свой Медсанбат, работаю там, в терапии сестрой. Была здесь месяц в командировке в госпитале.
— Вот вы мне и подскажите, как добраться до одной части, я потом вам назову, — явно оживился красавчик майор. — Я тоже лечу в одну сторону.
Невский разговорился с лейтенантом. Оказалось, что он, хотя и носит медицинские эмблемы, является ветеринаром Кандагарской бригады, летит за результатами анализов. Он тут же пояснил, что отвечает за здоровье собак-саперов, а, кроме того, проводит анализы всех поступающих мясных туш на предмет выявления опасных заболеваний. Мясо идет в пищу людей и собак тоже.
— А я думал здесь только тушенка используется, — удивился старший лейтенант.
Ветеринар снисходительно улыбнулся: «Ты, наверное, только из Союза? Большие начальники «свежатинку» любят на шашлычки пожарить. Я уже 2-й год служу, всякого насмотрелся». Он тут же представился: «Виктор Гавриловский». Невский назвал себя, пожал протянутую руку.
3Минут через 20 показалась группа людей в летных комбинезонах и в стальных защитных шлемах. Они, не спеша, подошли к вертолету, поздоровались. Каждый член экипажа был вооружен табельным оружием, состоящим из пистолета («Чтобы застрелиться», — вспомнил Невский «черную шутку» в ответ на его вопрос о необходимости пистолета для него) и укороченного автомата Калашникова.
— Поехали! — сказал старший по возрасту, видимо, командир экипажа. — Сопровождение дали, взлетят сразу за нами.
Он первым вошел в салон, за ним потянулись остальные. Невский почувствовал благоговейный трепет, ступив на борт «большой стрекозы». Его поразили размеры салона. Все расселись на ближайших к кабине летчиков скамейках по обе стороны у иллюминаторов.
Как ни старался Александр заметить момент взлета — не удалось все равно. Когда в очередной раз взглянул в круглое «окошечко», земля уже стремительно начала удаляться. Шум в салоне не давал спокойно поговорить, поэтому все разговоры смолкли.
Невский достал из портфеля книжку рассказов Чехова, но никак не мог настроиться на чтение — рой мыслей одолевал его. Вот он и совершил свой первый в жизни полет на вертолете, ничем вроде не выдал своего волнения. Это хорошо! Попытался вспомнить день недели, но не осилил. А число? Вспомнил — 15 июля. Что-то ведь было связано с этой датой по истории страны… Чуть даже не подскочил с места. Ну, конечно! Как мог забыть? В этот день его «великий предок» князь Александр Невский в 1240 году одолел шведов на реке Неве, получил свой знаменитый «титул» — Невский. Было ему тогда всего 20 лет! Впрочем, взрослели тогда рано. Но ведь и современным ребятам бывает меньше этого возраста, когда они пребывают в Афганистан на войну!
Вдруг старший лейтенант поймал себя на мысли, что уже более 5 минут твердит придуманную молитву (официально советскому человеку не полагалось верить ни в Бога, ни в черта, ни в ангелов и святых, но здесь, в чужой стране, все эти запреты начинали рушиться) к Великому князю: «Господи помоги! Великий князь Александр помоги пройти через это испытание в Афганистане. Помоги, дай силы не сломаться перед трудностями, не уронить свою офицерскую честь и человеческое достоинство!!» Александр даже осмотрелся — не заметили ли его «слабость» окружающие. Но все сидели погруженные в мысли, смотрели на землю внизу, а кое-кто уже и дремал.
Невский тоже решил попробовать уснуть, но тут совершенно отчетливо вспомнил, что уже приходил к нему на помощь «великий предок». Да-да, это было! Правда, во сне. А был ли это сон?! Случилось это чуть более года назад, в мае. Жена подарила ему на 3-ю годовщину свадьбы серебряное колечко с надписью: «Господи! Спаси и сохрани меня!» Она купила его в небольшой церкви в городе Печора, где Александр служил в хирургическом отделении госпиталя. Носить кольца офицерам было нельзя, но, чтобы не обидеть жену, решил все же одеть его на следующий день. Никто из коллег не обратил на кольцо никакого внимания, может, не заметили даже. Операций в тот день не было. Обычная работа в отделении: осмотр больных, перевязки, запись в историях болезни. Закрутился в работе.
Вечером, подходя к своему подъезду, вдруг заметил пропажу кольца. Даже остановился, прошиб холодный пот. Потерял! Кольцо было чуть великовато. Надо было одеть на средний палец!! Расстроился очень. Решил пока не говорить супруге. Может, удастся купить такое же. Но не имел понятия, где тут находится церковь.
Видом своим не показал расстройства. Спать даже лег раньше обычного. В середине ночи, как показалось, открыл глаза. И как раз вовремя. Дверь в спальню осторожно открылась, на пороге стояли 2 человека: седобородый старец в древнем красивом одеянии с не покрытой головой и русский витязь в кольчуге и остроконечном шлеме, с аккуратной бородкой; на плечи его была наброшена красная мантия с широким белым воротником, в правой руке он держал небольшой тонкий меч. Странно, но Александр совершенно не испугался, более того, он почувствовал полное доверие к гостям, в одном из которых с полной уверенностью узнал князя Невского.
Бородачи спокойно стояли на пороге, рассматривали хирурга и его спящую жену. Наконец, старец произнес, взглянув на князя:
— Помоги своему далекому потомку, реши его проблему. А я пойду — спешу!
— Я так и сделаю, Великий Николай Чудотворец! — ответил спокойным тихим голосом витязь.
Седобородый старец исчез, а князь подошел к кровати, взял молодого человека за руку и повел за собой. Александр хотел попросить разрешения надеть что-нибудь, но заметил уже на себе военную форму. Ничуть не удивился. Они вышли на улицу, незаметно преодолели длинное расстояние до госпиталя, подошли к хирургическому корпусу. Здесь Великий князь отпустил руку и сказал:
— Войди в свою комнату, где собираются все целители, там и найдешь по свечению то, что потерял.
Он не сильно подтолкнул старшего лейтенанта в спину, а сам пропал. Оставалось только войти в ординаторскую, как догадался Саша. В комнате был полумрак, но из-под батареи отопления выходил мощный поток света, там и лежало серебряное кольцо. Тут Александр и проснулся. Весь сон пролетел перед глазами. Было еще рано вставать до будильника, но решил срочно идти на работу. Жена спала по-прежнему.
Категория: Проза | Просмотров: 326 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]