"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Февраль » 16 » БОЕВОЕ БРАТСТВО
04:29
БОЕВОЕ БРАТСТВО
Сергей Небренчин.
Испытание войной.Автор повести-выпускник ВКИМО, профессор, доктор наук, полковник запаса за годы войны в Афганистане трижды побывал в этой стране в служебных командировках. Награжден орденом Красной Звезды,медалью за "Боевые заслуги" и рядом других советских и афганских наград.
 


«БОЕВОЕ БРАТСТВО»
Глава 1. По дороге на войну
Лейтенант Федор Пашин приехал в Ташкент в середине августа, поэтому все «прелести» непривычной жары он познал уже в первые часы своего пребывания в незнакомом городе. Август вообще в Ташкенте самый жаркий месяц. Днем температура редко опускается ниже сорока градусов. За короткие часы летней ночи столица солнечной республики не успевает остыть от раскаленного дневного пекла. Спасительная живительная прохлада неспешно приходила в город лишь на рассвете. С ранним восходом солнца она, каких-то пару часов бессовестно подразнив горожан, незаметно исчезала. До следующей ночи огромный восточный город снова погружался в дышащее жаром августовское пекло.
Тогда Федор Пашин не мог даже подумать о том, что находится в главном перевалочном пункте Советского Союза на Афганскую войну, что пройдут годы, и узбекская столица навсегда останется в его памяти особенным городом - точкой отсчета в жизни - до и после Афганской войны. Ташкент для многих был особым местом по до роге на войну и обратно. Сюда они приезжали необстрелянными новобранцами, а возвращались опаленные войной воинами.
В свой первый приезд лейтенант Пашин в Ташкенте задержался ненадолго. Уже через неделю ему было приказано вновь прибыть в штаб Туркестанского военного округа. Кадровый окружной конвейер здесь вращался безостановочно. Люди в военной форме и гражданские лица толпились в коридоре, терпеливо ждали решения своей судьбы.
Наконец, очередь дошла до Пашина. Уже знакомый подполковник, в пятнистой от пота генеральской рубашке, с широкой простодушной улыбкой на лице торжественно произнес: «Товарищ лейтенант, вот ваши документы. Направляетесь для прохождения дальнейшей службы в Афганистан. Поедете не по прямой замене. В предписании все указано».
Кадровик был необычайно краток. Он со значением, словно почетную грамоту, вручил молодому офицеру новенький, синий заграничный паспорт и предписание с большим угловым штампом. Пашин браво поднес руку к козырьку. Подполковник одобрительно кивнул головой: «Будь здоров!»
«Ну, вот и все! Завтра Афганистан!»
С этой мыслью офицер прошел через вертушку штабного КПП. Часы показывали четверть двенадцатого. Постояв еще минуту-другую в короткой дневнойтени ветвистого дерева, Пашин решительно направился в объятия пышущего жаром города. Надо было еще позвонить жене в Подмосковье, сделать перед отъездом все необходимые покупки.
1
Уже к вечеру, в тревожных мыслях о предстоящем пути в Кабул, молодой офицер наконец-то добрался до военной гостиницы.
- Ну наконец-то! - он решительно вошел в прохладный вестибюль.
Под прохладным, слегка массирующим потоком шумящей
воды было приятно и хорошо. Жизнь вновь была прекрасна. Совсем не хотелось думать о завтрашнем дне. «Много ли человеку надо?» - Федор мечтательно улыбнулся.
Его приятные раздумья перебил сосед по гостиничному номеру. Немолодой прапорщик постучал в душевую.
- Федор, давай заканчивай! Пора на вечернюю прогулку.
Сосед в ожидании получения служебной квартиры вот уже больше месяца обитал в окружной военной гостинице КЭЧ. Командование штаба округа, куда недавно перевели прапорщика, пошло ему навстречу. Как адъютанту заместителя командующего войсками округа по вооружению, ему помогли устроиться жить в гостинице до получения ташкентской квартиры. В своем номере прапорщик не позволял соседям по номеру ни пьянок, ни гулянок. Своим очередным новым жильцам он всегда говорил одно и тоже.
- Мне здесь жить не один еще день. Поэтому попрошу без
излишеств.
Федор ему приглянулся сразу, когда тот еще дневал и ночевал на чемоданах в вестибюле. Поэтому, когда освободилось место в номере, он уговорил администраторшу вселить к нему лейтенанта. С ним прапорщик любил по вечерам гулять по городскому парку.
Вот и сегодня они вышли на улицу вместе.
- Значит, завтра улетаешь?
- Улетаю! - с легкой горечью ответил Пашин.
- Жаль расставаться с тобой, хороший ты парень, Федор!
Так негромко переговариваясь, они вышли за массивные, железные ворота и остановились на краю тротуара. Федор мельком взглянул на часы. Было уже около двенадцати. До отъезда на военный аэродром оставалось всего несколько часов. Пора было идти спать.
Офицеры хотели уже возвращаться, но задержались. Их внимание привлекли две, неизвестно откуда взявшиеся, модно одетые женщины. Они стояли на противоположной стороне тротуара и демонстративно громко переговаривались.
Встретившись с игривым взглядом той, что посимпатичнее, Федор Пашин сразу догадался о цели ночного визита местных красавиц. В гостинице их знали хорошо. Через день удачливая парочка уводила с собой очередных клиентов, готовых щедро расплатиться за ночь любовных утех.
Слегка подбоченившись, выставив чуть вперед оголенную коленку, та, что повыше ростом, томным, нагловатым взглядом рассматривала
стоящих неподалеку мужчин. При этом она, не поворачивая головы, что-то живо рассказывала подруге.
Вот так, профессионально сумев привлечь к себе внимание мужчин, проститутки важно, с чувством собственного достоинства, вразвалку направились к ним через дорогу. Девица повыше ростом заговорила первой:
- Мальчики, отдохнуть не желаете?
Она спрашивала так, словно интересовалась временем.
- Вы к нам обращаетесь? - Федор в недоумении покрутил головой
по сторонам.
- Нет, кзабору! Можно подумать, здесь еще кто-нибудьесть! - резко
ответила та, что посимпатичней. Ночные искательницы приключений,
переглянувшись, дружно рассмеялись.
- Девочки, вы не по адресу. У меня уже нет денег, так как я в Ташкенте
служу. А у него - еще нет. Он только завтра едет за Речку, - весело ответил
сразу за двоих прапорщик и легонько подтолкнул Федора в спину. - Пойдем!
А вы, девчонки, идите от греха куда подальше! - с заметной иронией в голосе
бросил через плечо старожил гостиницы.
- Ах, Ах, Ах! Бедненькие какие, ну прямо как в анекдоте: она
разводила ногами, а он руками! - в стремлении задеть мужчин за живое
молодая женщина, что пониже ростом, с восточным типом лица, развязано
засмеялась. Обиженно громко фыркнув, проститутки насмешливыми
взглядами взирали на оторопевших военных.
- Может, тогда по любви? Без любви на войне делать нечего,
слышишь, лейтенант! Могу даже в долг, а приедешь, расплатишься. Ну как,
лейтенант, слабо? - неслось вслед неспешно удаляющимся офицерам.
Кто из проституток предлагал договориться бесплатно, разобрать было
уже трудно. Прапорщик и офицер даже не обернулись.
Озадаченный беспардонностью и наглостью девиц, Пашин заговорил не сразу, только на подходе к самой гостинице.
- Здесь не соскучишься. Я их раньше не видел.
- Кто здесь только на «афганцах» не зарабатывает? Просто ужас,
что творится! Проституция процветает! В ресторанах бабы прямо рвут на
части афганцев.
- Чего же эти сюда ходят? - поинтересовался Федор.
- Эти ушлые. В ресторанах молодняк, а они уже не первой
молодости. Конкуренция! Здесьжевсеотработано. Приходят, оговаривают
цену и вперед к себе на квартиру! 100 рублей или 50 чеков стоит ночь.
Думаешь, они меня не знают. Еще как знают. Я их уже не раз и не два куда
подальше посылал.
- Не слабо берут!
В ответ прапорщик вдруг рассмеялся.
- Что такое? - Федор тоже невольно улыбнулся.
- Да случай в гостинице недели две назад был. Со смеху умрешь!
Короче, жил здесь один «летеха». Он приезжал из Афгана на два дня на
окружные сборы политработников. Перед самым твоим приездом укатил
обратно в Афганистан. Сашка его звали. Да, точно, лейтенант Жирик.
Молодой такой, но ранний.
- Может, Жирик? - Федор сразу встрепенулся.
- Точно! Что - знакомый?
- Да, я знал одного Александра Жирика. Однокашник по военному
училищу.
- Кривоногий такой! Весь из себя! Пальцы веером.
- Точно, Сашка, Жирик, - Пашин утвердительно махнул головой.
- Короче, однокашник твой не промах парень. Его в гостинице еще
долго будут помнить.
Федор, внутренне напрягшись, погрузился в свои мысли: «Значит, Жирик уже в Афгане. Как интересно бывает в жизни», -думал про себя Пашин.
В его сознании ненадолго всплыли картинки беззаботной курсантской юности. Напряженные годы учебы и службы. Короткие увольнения. Долгожданные поездки в отпуск домой - на малую родину. Большая и трогательная первая любовь к Ольге, что жила в его родном городке. Вдругстранный, непонятный и мучительный разрыв. Затем смерть самого дорогого человека - матери, длительное время тяжело болевшей. Боль невосполнимой потери. Наконец, любовный треугольник, возникший в военном училище, в котором он и Жирик стали соперниками.
- Как быстро идет время. Надо же, не прошло и полгода, как вновь
наши пути дороги с ним пересеклись. Это судьба! - почти вслух произнес
Пашин.
- Федор, так ты хочешь узнать, что приключилось с твоим
однокашником, - прапорщик прервал мысли Пашина.
- Да, да! Я слушаю.
-Таквот. В ночьпередвозвращениемвАфгандругтвойхорошенько набрался. И начал искать одному месту приключения. В этот момент тут как тут эти две красавицы. Он договорился с одной из них за 80 рублей. Больше у него просто не было. Рассказывали, что даже всю мелочь по карманам собрал.
- Это на него похоже, - грустно улыбнулся Федор.
- Слушай дальше! Девицы, как ты видел, эти больно ушлые. Цена
для них-закон. Или 100 рублей, или 50 чеков. И ни рубля меньше! Они же не
только себя предлагают, но и еще стол накрывают. Одним словом - полный
сервис, а это в Ташкенте накладно! Короче, одна - та, что длинноногая,
остается охотиться дальше, а вторая - везет лейтенанта к себе. Там она
его напаивает до беспамятства и оставляет с хозяйкой квартиры. Как я
слышал, старой проституткой, которая теперь сдачей жилья промышляет на жизнь.
- Сколько ей лет?
- Кто ее знает? Прапорщики рассказывали, что за шестьдесят!
- Какие прапорщики?
- Слушай, не перебивай! Вторая, что осталась возле гостиницы,
сняла двух вертолетчиков-прапорщиков, про которых ты как раз и
спрашиваешь, и везет на ту же квартиру. Они с девицами, что ты сегодня
видел, атвойЖирик- со старухой. Вот такой расклад!
Прапорщик ненадолго замолчал. Прикурил сигарету. Затянулся и вновь продолжил с легкой иронией.
-Утром он, естественно, опоздал на самолет. Вернулся в гостиницу. Сам злой. Главное, что остался без денег. Все тут ходил занимать. Ко мне приходил, клянчил. Короче, без слез не взглянуть. Под глазами синяки, весь помятый, какой-то измученный. Я ему дал тогда деньжат.
- Так он улетел в Афган или нет? - больше всего интересовало
Пашина.
-Улетел, слава богу! А мы здесь в гостинице еще долго за животы держались!
Незаметно для себя собеседники оказались на ступеньках гостиницы. Прапорщик, открыв входную дверь гостиницы, первым пропустил лейтенанта. В небольшом, но уютном гостиничном холле, несмотря на позднее время, продолжали толпиться люди. Стояла очередь к международному телефону-автомату. На диване и низких креслах в ожидании заветного номерка дремали офицеры, прапорщики и несколько человек гражданских. За специальным ограждением в углу, особо не церемонясь с клиентами, бойко орудовала острым языком гостиничного этикета симпатичная, лет тридцати пяти, администраторша.
В ночь перед отправкой в Афганистан спать совсем не хотелось. Пашин мысленно вновь обратился к незабываемым временам курсантской юности.
Глава 2. Любовный треугольник
Теплым июньским утром личный состав краснозвездного училища замер на плацу в стройных парадных рядах. Торжественная церемония посвящения в офицеры курсантов выпускных курсов завершалась одним из самых трогательных армейских ритуалов. Вчерашние курсанты с волнением и грустью прощались со знаменем училища.
Вновь звучат четкие, строгие и громкие команды: «равняйсь», «смирно», «в походную колонну», «прямо шагом марш». Гремит оркестр. Исполняется марш «Прощание славянки». Лейтенантские шеренги в последний раз идут торжественным маршем по плацу родного училища.
Стройный чеканный шаг ровных ротных коробок органически сочетался с глухим боем оркестрового барабана. Перед трибуной по команде «смирно, равнение на право» головы в шеренгах дружно поворачиваются направо, руки прижимаются к телу по швам.
И вот оркестр отгремел. Молодые лейтенанты разбрелись по плацу и сразу оказались в объятиях родных и близких. В новенькой красивой форме с блестящей позолотой погон и ремней и белизной воротничков рубашек, в скрипящих хромовых сапогах, начищенных до блеска, они приводили в трепетный восторг окружающих. В эти счастливые минуты молодым офицерам и их близким казалось, что военная сказка будет всю жизнь. Казалось, что радости мам, пап, бабушек и дедушек не будет предела. То, к чему так долго и упорно шли их чада, наконец, свершилось. Их дети, однажды выбрав профессию защищать Родину, наконец-то стали офицерами Советской армии, самой сильной армии в мире!
Между лейтенантами весело и игриво сновали курсанты младших курсов.Ониснескрываемымвосхищениемсмотрелинамолодыхофицеров, которые еще вчера были обыкновенными курсантами. По старой доброй армейской традиции, курсанты спешили первыми поприветствовать лейтенантов. Они, поравнявшись с лейтенантами, молодцевато отдавали им воинскую честь. И тогда те одаривали их деньгами, кто рублем, кто и большей купюрой.
Новоиспеченный лейтенант Александр Жирик стоял на плацу в стороне ото всех. Свою радость ему разделить было не с кем. Он безразлично вертел в руках диплом синего цвета об окончании училища. Впервые не прячась от начальников, он нервно курил и постоянно озирался по сторонам. Курсанты к нему тоже не подходили. Одного из них молодой лейтенант только что отчитал за неопрятный внешний вид, вместо того чтобы откупиться рублем, когда тот попытался отдать воинскую честь.
Лишь изредка Жирик поглядывал в сторону своего однокурсника лейтенанта Федора Пашина, который стоял неподалеку в компании с Наташей Сосновской, дочерью заместителя начальника военного училища. С ними была подруга Наташи, яркая симпатичная блондинка. Она, как и Сосновская, работала преподавателем русского языка на спецфакультете. Возле нее, не отходя ни на шаг, крутился ее давний и страстный поклонник из числа афганских офицеров, проходивших обучение в военном училище.
История любви афганца к русской учительнице давно уже стала притчей во языцех в училище. Молодая женщина пыталась всячески отвадить афганца, но тот не отставал. Дарил цветы и дорогие подарки, приглашал сходить в театр или кино, звал замуж. При этом часами мог рассказывать о своей далекой стране. Учительница всячески отмечала успехи старшекурсника в изучении русского языка. Но на большее никак не соглашалась.
Сама молодая женщина была явно неравнодушна к Федору Пашину, вчерашнему курсанту, сегодняшнемулейтенанту. Оназналаотом, что у Федора была несчастная любовь и поэтому не торопила события. Тем более для нее было удивительным, что в последние два-три месяца между Наташей Сосновской и Пашиным стал стремительно развиваться бурный роман.
Однако это обстоятельство никак не сказывалось на давней дружбе девушек. Сегодня, стоя на плацу в военном училище, они были вместе. Компания весело и непринужденно разговаривала. Федор Пашин непрерывно шутил. Девушки от души смеялись. Не отстал от Федора и афганец. Коверкая русские слова, он упражнялся в знании советских военных традиций.
В этот торжественный час Жирику было явно не по себе. После майской вечеринки на квартире пути однокашников Федора и Александра вновь разошлись. В любовном треугольнике последний стал лишним. Наташа не захотела ему простить измены, когда засталаЖирика в комнате вдвоем с молодой хозяйкой квартиры. В тот злополучный вечер Наташа ушла домой в сопровождении Федора.
Судьба словно толкала их навстречу друг другу. Федора не дождалась любимая девушка из родного городка, которая вышла замуж. Наташа была жестоко обманута Жириком. Желая поскорее преодолеть горечь любовных потерь и утрат, они за какие-то два месяца прошли сложный путь от отношений добрых знакомых до пробуждения чувств взаимной симпатии, привязанности и любви. Все последнее время они проводили вместе, почти забыв о существовании окружающих.
Несмотря на то что отношения Пашина и Наташи зашли уже далеко, Жирик не оставлял планов вернуть девушку себе.
- Не верю, просто не хочу верить! - раздраженно твердил всякий
раз Сашка, когда его очередная попытка примириться с девушкой
заканчивалась неудачей. Жирику казалось, что рано или поздно Наташа
отступит и простит ему измену. Он был уверен, что она по-прежнему
помнит и ждет его.
- Не может быть! Ведь в любви призналась! Как кошка ко мне
ластилась! Жили как муж и жена! - Жирик пытался понять, что сейчас
происходит с Сосновской.
Тем временем девушка сама толком не могла разобраться в своих противоречивых чувствах. Первое время после жириковского предательства было ощущение, что весь мир перевернулся и земля уходит у нее из-под ног. Душа рвалась в клочья от причиненной боли. Девичье сердце терзали обида и злоба к изменнику.
Но так происходило лишь тогда, когда Наташа оставалась наедине со своими невеселыми мыслями. Все менялось, когда появлялся Федор Пашин. Они и раньше были добрыми знакомыми. Девушка его иначе и не
воспринимала, каклучшего другаЖирика. В одной компании им всем было удобно и комфортно. Федор никогда не претендовал на место Жирика. Наташа никогда не давала Пашину никаких лишних поводов.
Все разрешилось как-то само собой. Наташе с Федором было необыкновенно легко, просто и спокойно. От него веяло какой-то надежностью. Время шло. Оно стало хорошим лекарем. Девушке вновь хотелось радоваться жизни, смеяться и шутить. В присутствии доброго и милого Федора совсем не хотелось думать о Сашке. Был ли это самообман или еще что-то Наташа тогда не знала и не хотела знать.
От незадачливого, чрезмерно ретивого жениха Наташу всячески оберегали и родители. Дома телефонную трубку часто снимала мама, которая, нисколько не смущаясь, отвечала обидчику дочери всегда «нет». Желание Жирика нагрянуть к Сосновским и объясниться сразу во всем однажды жестко охладил отец Наташи.
Полковник Сосновский месяц назад остановил курсанта Жирика на плацу за неопрятный внешний вид.
- Когда сапоги последний раз чистили, товарищ курсант?
Потупив взор, Жирик молчал.
- Как вы честь воинскую отдаете?! Забыли, что такое строевой шаг
и воинское приветствие? Почему не брит, товарищ курсант? - наседал
заместитель начальника училища.
- На гауптвахту вас сажать не буду, дабы не было лишних
разговоров. Но если еще раз мне на глаза попадете, не сдобровать!
- Понятно излагаю?
Курсант, став по стойке смирно, продолжал молчать.
- Как следует отвечать, товарищ курсант?
- Так точно, товарищ полковник!
- Вопросы есть?
- Никак нет!
- Идите!
Жирик круто повернулся кругом и строевым шагом направился в сторону курсантской казармы.
После этой встречи Жирик уже больше не стремился объясниться с Наташей Сосновской.
Лейтенант Жирик был просто в отчаянии. Ко всему прочему, просто на глазах, рушились все его планы с удачным распределением после окончания военного училища. Вместо служебной командировки заграницу в группу советских войск в Венгрию, о чем ему намекал полковник Сосновский, его ждало далекое Забайкалье.
Погруженный в свои мысли, Жирик только в последний момент заметил, как к шумной веселой компании неподалеку стремительно подошел полковник Сосновский со своей супругой. Сашка напрягся и повернулся вполоборотаккомпании. Краем глазаон видел, какСосновская
Н
вручила огромный букет цветов Пашину и трогательно расцеловала его. Затем лейтенанта поздравил полковник Сосновский. Сашка отчетливо услышал его слова.
- Поздравляю от души! Каков молодец! Желаю дослужиться до
генерала! - Сосновский крепко пожал руку и похлопал по плечулейтенанта.
Неожиданно оглянулся и сразу заметил Жирика.
- Товарищ лейтенант! - полковник громко обратился к молодому
офицеру.
- Я, так точно! - моментально откликнулся Сашка.
- Что стоите в одиночестве, идите сюда.
Жирик быстро приблизился.
- Товарищ лейтенант, поздравляю вас с присвоением первого
офицерского звания! Всяческих успехов вам! - Сосновский сдержанно
пожал руку офицеру. Затем к поздравлениям заместителя начальника
училища присоединились все остальные стоявшие рядом. Наташа была
немногословна.
- Поздравляю! Будь счастлив! Я на тебя больше не в обиде, - тихо
добавила девушка и быстро отошла в сторону. На глазах у всех друг друга
поздравили и лейтенанты. Сосновский предложил сфотографироваться
на память. Он достал специально прихваченный по этому случаю
фотоаппарат.
- Становитесь вот здесь, - командовал полковник.
- Есть, товарищ полковник! - весело ответила дочь, стараясь
руками удержать на голове офицерскую фуражку.
Компания расположилась лицом к солнцу. Жирик оказался рядом с Наташей. Легкое касание руки девушки заставило его вздрогнуть. Наташа убрала руку и поближе придвинулась к Федору. Павел взял девушку под руку.
- Внимание. Все готово! - после некоторой паузы полковник
щелкнул фотоаппаратом. Затем попросил афганца сфотографировать
его вместе со всей компанией.
- Ну, вот и хорошо! - с удовлетворением заметил Сосновский.
- А пока до свидания, товарищи офицеры!
Категория: Проза | Просмотров: 600 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]