"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Январь » 20 » БОЕВЫЕ БУДНИ

04:58
БОЕВЫЕ БУДНИ
Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
ГЛАВА 14
БОЕВЫЕ БУДНИ
«Где вы, военные историки?»
            Так за боевой круговертью и пролетел незаметно год. Призрачная замена стала ощутимо ближе, а когда в штабах начали готовить списки округов, на выбор, -  почти реальной.  Служить, где пожелаешь, была одной из весомых льгот для офицеров той поры. Поговаривали даже, о первой партии «счастливчиков» уже к маю! Не веря в удачу, мы с Олегом записались в Прикарпатский ВО: захотелось сала, борща и галушек. Была еще надежда: всех «желтушников» обещали заменить в первую очередь.
            Новизна тех, уже далеких первых месяцев, давно прошла и приелась. Наступили боевые будни. Каждый день в бригаде кто-то где-то, да воевал.
 
У Адраскана. Пропускаем колонну через мост.
 
 Бригадные рейды стали редкостью, в основном – батальонные, а ротным выходам со счета бы сбились! Счет им, как модно стало позднее, никто не вел, в голову не приходило, мы же не летчики! Это -  больше для штабных, кабульских, оттуда и пошло: «столько-то операций, больших, малых…» Представляю, если в Отечественную, кто-то на полном серьезе спросил бы у бойца: сколько раз тот ходил в атаку?
            Главной батальонной работой стало сопровождение колонн через город и зеленку, все реже обходившееся без боя. Задачей рот – организация засад на предполагаемых путях прохождения караванов с оружием. По удаленным точкам работали небольшими группами на вертолетах. Позднее, к июню, для проведения ночных засад будут созданы боевые группы на основе усиленного саперами взвода, командирами которых станем и  мы с Олегом.
            Год изменил многое. Упростил, убрал ненужное, содрал «показушный» глянец, все поставил на место. Главное,- мы стали другими: «заматерели», набрались опыта. Войско образца «январь 80-го» исчезло. По сути, это были уже две разные армии, причем, первой бы при встрече, не поздоровилось. Казалось, изменилась сама походка! И не только у нас. Степенное достоинство бывалого вояки появилось даже у бригадных писарей! Появился тот небрежный «фронтовой шик», который так отличает «понюхавших пороха» ветеранов от салаг-новобранцев. И это обостренное чувство собственного достоинства, как всегда бывало с фронтовиками в России, многим потом попортит жизнь и службу на Родине. Изменилось  и  отношение  к низовому звену, стало проще и уважительней. Союзные самодуры-крикуны, привыкшие завсегда «брать горлом» и «звездой» на погоне, здесь не прижились. Оказалось, в Афгане, в условиях автономных действий малых групп , вечно шпыняемый взводный – главное лицо на войне! А при хроническом некомплекте взводных (ранения, гибель, болезни, отпуска), именно в грош не ставленные  сержанты, брали на себя основной груз боевой работы. И начальство смекнуло: случись чего, положит взводный по глупости и неумению людей, и тогда, какой бы ты ни был хороший и перспективный,  должности лишишься в два счета! Поэтому: учи, воспитывай и относись уважительно -  твоя карьера зависит теперь от него!
         А для меня  наступило золотое время, лучшее в Афганистане, да и за всю службу. Наконец-то я почувствовал себя офицером! Стал командиром и не только в своих глазах. Такое признание окрыляло. Я понял, чего стою! Безликий статист, надсмотрщик – прораб, добытчик ложек-поварешек, навсегда остался в Бабочино! Из «розовощекого» юнца - лейтенанта, которого в Союзе никто не воспринимал всерьез, которого даже было запрещено наказывать, я, неожиданно для себя, превратился в «вершителя» судеб!
Душа запела, глаз загорелся, пошел кураж! От моей подготовки, выдержки, здравомыслия, военной удачи, наконец, – стало зависеть все! И главное, жизнь подчиненных.
         И, что важно, осознали это и сами солдаты! Поняли то, что так оригинально пытался донести до них в Карелии мой ротный Итахун.  Бабочинские пацаны, всего год назад пропускавшие мимо ушей все, кроме команды на обед, стали настоящими бойцами. Распоряжения офицеров, наконец, обрели для них реальные смысл и вес.
         А наш батальон стал похож на слаженный оркестр. Комбату достаточно было поставить задачу, указать время и все закрутилось! Все привычно, без суеты, делают свое дело. Одни получают боеприпасы, другие – питание и воду, третьи готовят технику и вооружение. Устанавливаются частоты, проверяется связь, авианаводчик уже сидит и пьет чай в штабной палатке! Идут только доклады о готовности. И вот – «премьера»! День «Д». Ротные колонны выстроены еще затемно. За 10 минут до выхода окончательная проверка связи и доклады о готовности. Взмах «дирижерской палочки», и – махина двинулась! Марш отлажен. Тыловая походная застава только докладывает о прохождении контрольных пунктов маршрута. В указанной точке над нами зависают «вертушки». Началось! В кровь влетает бешеная доза эндорфинов – фантастический коктейль восторга и гордости! Мы сплочены одной задачей, одной опасностью, жизнь – «на острие»! Риск придает ей вкус и перчинку, заставляет вибрировать каждую жилочку. И его должен испытать каждый. Только риск дает тонус на всю жизнь, только он делает человека самодостаточным, способным на большое дело, а из пацана формирует мужчину. Именно тогда понимаешь, что не зря одел погоны. Слово «ОФИЦЕР» обретает величайший смысл и притягательную силу. Именно таким офицером  я всегда мечтал стать!
         Но стали другими и духи! От рейда к рейду это чувствовалось все острее. Особенно в организации засад. Словно всякий раз мы встречались  со все новым и новым противником! Фузеи и «волчьи ямы» ушли в прошлое. На душман заработала самая новейшая диверсионная наука Запада. Такую тактику не родишь за полгода в пустыне! Против нас был брошен весь совокупный опыт последних войн и конфликтов, все тактические и технические новинки военных институтов. Наших врагов профессионально готовили лучшие военные мира. А нас – нет. Сухие строчки Боевого Устава, короткие, на все случаи жизни – вот и весь багаж!
         А многое, с чем столкнулись, даже не предусматривалось в Уставах! Тактическая подготовка солдат оставалась примитивной, такой же убогой она была и у меня – «профессионала». Не хватало специфических знаний, словно меня всю жизнь учили фехтовать, а выставили на соревнования по дзюдо.
         Я остро чувствовал необходимость каких-то новых тактических приемов. Ведь где-то есть, есть же, ну должно быть – такая война позади! Четыре года бесценного опыта Великой Отечественной!
         «Перешерстил» бригадную библиотеку, посдувал пыль с книжек, - потеря времени! Одни мемуары генералов да маршалов: дивизия – сюда, армия – туда! А на уровне солдата, отделения, взвода, - нет и в помине! Где хоть маленькая книжица практических боевых приемов? Где? Да мы кровью заработали этот опыт! Впустую? Я шел из библиотеки, зло пиная вездесущие камешки.
         Где вы, важно надувающие щеки военные историки, специалисты, протирающие очередные штаны в военных институтах и академиях? Вы, написавшие горы диссертаций, мертвых, никчемных, конЪюнктурных! За два года я не видел ни одного учебного фильма, не читал ни одной методички, кроме банальной и пустой «Памятки по борьбе с мятежниками». А может, это я зря, сгоряча, и мужики все написали, да их труды на полках пылятся? Тогда почему на полках, а не у нас, в войсках? Опять изобретать велосипед? Все это роилось у меня в голове бессмысленными вопросами. Оказалось, не у меня одного.
Категория: Проза | Просмотров: 301 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]