"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Октябрь » 21 » Чему учит боевой опыт инженерных войск
06:06
Чему учит боевой опыт инженерных войск

БОЕВОЙ ОПЫТ. ИНЖЕНЕРНЫЕ ВОЙСКА СССР В АФГАНИСТАНЕ

(фото  разведка маршрута в Панджшерское ущелье)

Чему учит боевой опыт инженерных войск

Богатый боевой опыт, полученный инженерными войсками в Афганистане, и сегодня сохраняет большое значение. О том, какие технические и организационные мероприятия проводили инженерные подразделения в ходе этого конфликта, рассказывает кандидат военных наук, профессор полковник в отставке Петр Антонов.

Выполнять задачи частям и подразделениям инженерных войск приходилось в сложных условиях горно-пустынной местности. Противник развернул настоящую минную войну на путях движения войск.

Дорожные сооружения разрушались или были подготовлены к разрушению. Так, на направлении наступления усиленного мсб Чаугани–Бану (50 км) в 1981 году противник разрушил 7 мостов, устроил 9 каменных завалов, причем один длиной 700 м, обрушил проезжую часть дороги на карнизном участке длиной 200 м, устроил 17 воронок и 5 противотанковых рвов. На направлении наступления Доши–Бамиан (180 км) мотострелковому полку пришлось преодолевать 36 минированных завалов, засыпать 25 противотанковых рвов и 58 воронок, восстанавливать участок дороги на карнизе длиной 350 м, восстанавливать или оборудовать обходы 18 мостов различной длины, обезвредить и снять 38 мин и фугасов.

 
В северной равнинной части Афганистана – в районе населенного пункта Имансахиб противник, разрушив арычную оросительную систему и дамбу, создал обширные зоны затоплений местности и дороги на площади 7 кв. км. В результате этого усиленный мсб не смог их преодолеть.

Начиная с 1982 г. удельный вес минно-взрывных заграждений (МВЗ) в общем объеме заграждений возрос. Наземная минная война, навязанная противником при активной поддержке военных фирм ряда зарубежных стран, диктовала необходимость пересмотра организации боевой подготовки инженерных войск и инженерной подготовки родов войск. В октябре 1983 г. на учебно-методических сборах с офицерами и командирами частей и подразделений об этом говорил маршал инженерных войск С.Аганов.

В короткие сроки был создан учебный центр инженерных войск 40-й армии при 45 оисп, полевые инженерные городки при оисб дивизий и иср отдельных бригад и полков. В каждой дивизии и отдельном полку для проведения комплексных тактико-строевых занятий с боевой стрельбой были подготовлены специальные трассы. На них оборудовались учебные точки со сложной минной обстановкой. Здесь обыгрывались боевые эпизоды, отрабатывались тактические приемы.

Были пересмотрены вопросы накопления, обобщения и внедрения в практику войск боевого опыта по инженерному обеспечению. Широкое использование противником новых мин иностранного производства с пластиковыми корпусами потребовало самое серьезное внимание уделить тренировке подразделений саперов-собаководов.


В ротах и батальонах инженерных войск велись журналы учета результатов действий, а также отчетные карты с инженерной обстановкой в оисб дивизий и 45 оисп, которые являлись обязательными отчетными боевыми документами. На их основе велся разбор боевых действий, отмечались наиболее характерные моменты боя, новое в тактике минирования мятежников и оперативно разработанные способы обезвреживания МВЗ, которые затем оформлялись в виде экспресс-информации и доводились до войск.

Для повышения уровня подготовки руководящего состава дивизий, бригад и отдельных полков на армейском учебном центре при 45 оисп два раза в год проводились 3–4-дневные сборы по организации инженерного обеспечения боевых действий.

Инженерная подготовка нештатных саперов проводилась на 7–12-дневных сборах. Занятия вели опытные саперы. Наряду с подготовкой личного состава к боевым действиям, успешному обеспечению продвижения наступающих войск во многом способствовали своевременные и достоверные разведывательные сведения. Инженерная разведка устанавливала не только место и вид заграждений, разрушений, но и их характер и параметры.

Плановая съемка с самолетов позволяла определить места разрушений, уязвимые участки местности, производить разрушения и устанавливать МВЗ. Более детальная разведка с вертолетов позволяла определить характер разрушения. Данные разведки позволяли планировать боевые действия, определять состав основных сил и усиления, построение боевого порядка наступающих частей и подразделений.

 


Как показывает боевой опыт, действующие в первом эшелоне подразделения и части выполняли две задачи – огневое поражение и уничтожение противника, а также разминирование, разграждение и восстановление маршрутов движения. Поэтому мсб первого эшелона поддерживались артиллерией, танками, средствами ПВО и авиацией, усиливались отрядом разграждения и обеспечения движения, обычно на бронированной базе. В состав такого отряда обычно включались: танковый взвод с 1–2 БТУ и 1–2 КМТ-5М, ИМР, МТУ, инженерно-саперный взвод с 2–3 расчетами собак-миноискателей, 500 кг ВВ и 20–30 шт. КЗ. Предусматривалась и транспортировка вертолетами к месту установки мостовых ферм, отдельных мостовых конструкций, обычно из комплекта «Переход». Действия такого отряда прикрывал 1–2 мсв.

Опыт боевых действий в Афганистане показал, что отряд разграждения и обеспечения движения способен обеспечить в горной местности темп наступления мсб 2–2,5 км/ч.

Инженерные подразделения в Афганистане сами также устанавливали большое количество МВЗ. В интересах непосредственного ведения боя МВЗ применялись мало (около 12% общего объема всех заграждений), главным образом для засадных действий. Основная же масса мин ставилась с целью самообороны, для прикрытия границы.



Минно-взрывные заграждения были постоянными и временными. В первом случае минные поля прикрывались огнем подразделений охраны, осуществлялся контроль их боевого состояния, при необходимости МВЗ наращивались, а при потере боеспособности уничтожались и выставлялись новые. Особенно эффективными были так называемые активные МВЗ. С 1984 г. они применялись в массовом масштабе при прикрытии караванных маршрутов.

В горах на караванных маршрутах применялось устройство минных «мешков» с различными вариантами компоновки мин и с разными сроками приведения их в боевое положение. Это позволяло держать противника в напряжении и вынуждало его искать новые маршруты.

Высокие температуры, сухой и жаркий воздух с высокой степенью запыленности изнуряюще воздействовали на личный состав и вызывали острую потребность в воде. Вода ценилась как боеприпасы, продукты питания и горюче-смазочные материалы.

Задачу по добыче, очистке воды и бесперебойному снабжению ею войск приходилось решать в условиях неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки.

Использование автоцистерн и других емкостей позволяло довести запас в батальоне до 90–100% суточной потребности в воде.

В труднодоступные районы вода доставлялась вертолетами. Иногда ее сбрасывали на парашютах в РДВ-200, но не всегда удачно, часть из них разбивалась. Тогда стали применять отрезки пожарных рукавов, с торцов зажатых специальными приспособлениями (емкость 10–12 л), которые выдерживали удары о землю

Полный текст статьи ЗДЕСЬ.

Категория: Публицистика | Просмотров: 78 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 1
+1  
1 Луна   (21 Окт 2017 15:29)
Написано конечно красиво, но так ли красиво было на самом деле. В чарикарском 45 оисп организовывались различные сборы, доподготовка и т.д., может ещё в исб дивизий, а вот что касается других подразделений инженерных войск, то сомневаюсь. Мы не были никому нужны и варились в собственном соку. Мы сами по своей инициативе возле собачника сделали тропу и тренировали бойцов. Это был 84-й год. Тогда духи стали применять самодельные замыкатели, на которых сапёры подрывались почти каждое сопровождение. Только после этих тренировок мы стали их снимать.
     Кажется в конце 83-го в бригаду приехал НШ инженерных войск генерал Горбачёв. В беседе со мной он спросил о проблемах и чем может помочь. Тогда я попросил у него обеспечить сапёров металлическими щупами, которые шли в комплекте с миноискателем. Их было мало и они очень ценились среди сапёров. А деревянные щупы рассыхались и разбалтывались. Он обещал помочь. В декабре 84-го я заменился, но щупов так и не было. Говорят, что они начали поступать гораздо позже.
     По рассказам бойцов с 85-го года в ИСР бригады начали переводить "залетчиков", а сама рота не вылазила из нарядов. Только после вмешательства начальника инженерных войск 40-й армии этот беспридел закончился.
     Автор пишет об использовании танков с тралами, однако даже не упоминает о БМР-1 и 2 (бронированная машина разминирования на базе СУ-122), которые постоянно использовались при проводке колонн и операциях. А ведь эта машина родилась специально для Афгана.
     Может быть потом и начали уделять инженерной подготовке большее внимание, но до 85 года даже офицеры инженерных войск прибывающие в роту по замене не проходили никаких сборов. Вот такой небольшой комментарий к этой статье.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]