"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Июль » 19 » Гильме́нд
06:13
Гильме́нд
Гильме́нд (пушту هلمند‎, дари هلمند Helmand) — самая крупная по площади провинция Афганистана. Расположена на юге страны - границе с Пакистаном. На востоке граничит с провинцией Кандагар, на севере с Гор, на западе с Нимруз, на северо-востоке с Урузган, на северо-западе с Фарах.


Страна
Афганистан
Статус
Вилайят
Включает       14 районов
Баграм ,Вашир, Гармсир, Дишу, Каджаки, Лашкаргах, Муса-Кала,Над-Али,Наваи-Баракзайи, Навзад, Нахри-Сарадж, Сангин, Ханашин
Административный центр                Лашкаргах
Население (2007) 859 600 (11-е место)
Плотность  14,67 чел./км² (31-е место)
Площадь            58 584 км² (1-е место)
Лашкар Гах (Lashkar Gah),Марджех (Марджа)(Marjeh), Муса Кала (Musa Qala)
 
В ходе контртеррористической операции в Афганистане здесь развернулись наиболее ожесточенные бои с талибами. 90 % преступлений в афганской провинции Гильменд совершает местная полиция.
 
Провинция Гильменд является крупнейшим производителем опиума.
Как сообщается в ежегодном докладе о производстве опиумного мака в Афганистане Комитета ООН по наркотикам (UNODC) за 2007 год, площадь посадок опиумного мака в провинции составила 103 тыс. га
Лашкаргах
Лашкарга́х (пушту لښکرګاه‎, дари لشکرگاه Laškargāh — военный лагерь), — город на юге Афганистана, столица провинции Гильменд (провинция). Административным центром провинции стал во второй половине XX века. До этого столицей Гильменда был город Бост, который расположен в нескольких километрах от Лашкаргаха на пересечении рек Гильменд (река) и Аргандаб. Сам населенный пункт Бост возник рядом с крепостью Кала-Бост (буквальный перевод с пушуту — «крепость с аркой». Крепость была сооружена в древности для контроля за караванным путём и переправой, когда-то существовавшей в месте слияния рек Гильменд и Аргандаб. Крепость внешне сохранилась плохо и выглядит как большой оплывший холм. Рядом с ней находится древняя арка, которая отреставрирована и входит в перечень объектов, охраняемых ЮНЕСКО. Город Лашкаргах очень сухой и пустынный, однако земледелие процветает около рек Гильменд и Аргандаб. Большинство населения — пуштуны (около 60 %), также в городе много таджиков.
 
 «Лашкар Гах» значит «военный лагерь» на языках пушту и дари. Населенный пункт появился в районе междуречья несколько сот лет назад как место для остановки солдат, сопровождающих знать Газневидского государства. Руины газневидских особняков до сих пор стоят вдоль реки Гильменд. Предполагается, что прежняя столица Гильменда — город Бост значительно древнее.
 
 Современный Лашкаргах был построен как штаб для американских инженеров, работавших над проектом орошения долины реки Гильменд в 1950. Город был построен по американскому плану с просторными улицами и кирпичными домами.
 
 Проект орошения долины Гильменда в 1940-70 гг. образовал одну из самых больших сельскохозяйственных зон в южном Афганистане, открыв многие гектары пустыни для обитания.
 Крестьяне и представители сельхоздепартамента южной афганской провинции Гильменд заявляют о существенном росте культивирования пшеницы и других зерновых культур вместо опиумного мака, сообщают афганские СМИ.
 
 По словам местных жителей, крестьяне также уделяют больше внимания помидорам и другим овощам. В то же время они выражают обеспокоенность недостатком хранилищ и рынков сбыта для своей продукции. Они обратились к правительству с просьбой построить в провинции новые хранилища с холодильными установками, чтобы поддержать инициативу жителей.
 
 Глава сельхоздепартамента провинции заявил, что правительство планирует строительство оборудованных холодильными установками овощехранилищ в ближайшем будущем. По его мнению, повышение интереса крестьян к сельхозкультурам связано с повышением помощи со стороны Минсельхоза ИРА.
Гильменд
(Hilmend, Helmund) — главнейшая река Афганистана (1100 км длины), берет начало на высоте 3070 мет. в горах Пагхман, где Кух-и-баба примыкает к Гинду-кушу, и по глубоким ущельям течет на ЮЗ до юж. границы Афганистана, затем делает большой изгиб к С и впадает в оз.-болото Гамун. Справа в него впадают Муза-Руд и Хаш-Руд, а слева — самый большой его приток Аргандаб (550 км дл.), образующийся близ Кандагара из 4 рек: верх. Арганд-аба, Тарнака, Аргхезана и Дори. Арганд-аб только в половодье достигает Г., ибо устроенная в 25 км от места слияния плотина Тимура разделяет всю его воду по равнине. Г. и его притоки питают целую сеть отводных каналов. Его течение в былое время регулировалось массой плотин (теперь только жалкие остатки), о которых напоминает данное Г. греками название Эримантос, т. е. запруженная река.
Гильменд
(Hilmend, Helmund) — главнейшая река Афганистана (1100 км длины), берет начало на высоте 3070 мет. в горах Пагхман, где Кух-и-баба примыкает к Гинду-кушу, и по глубоким ущельям течет на ЮЗ до юж. границы Афганистана, затем делает большой изгиб к С и впадает в оз.-болото Гамун. Справа в него впадают Муза-Руд и Хаш-Руд, а слева — самый большой его приток Аргандаб (550 км дл.), образующийся близ Кандагара из 4 рек: верх. Арганд-аба, Тарнака, Аргхезана и Дори. Арганд-аб только в половодье достигает Г., ибо устроенная в 25 км от места слияния плотина Тимура разделяет всю его воду по равнине. Г. и его притоки питают целую сеть отводных каналов. Его течение в былое время регулировалось массой плотин (теперь только жалкие остатки), о которых напоминает данное Г. греками название Эримантос, т. е. запруженная река.
20 апреля 2015 в Кабуле, Афганистан: начальник полиции южной провинции Гильменд, Наби Ян Мулакхель заявил в воскресенье, что группы талибов и ИГИЛ объявили джихад против друг друга. Провинция Гильменд рассмотривается как очаг талибов, а также крупнейшая по производитству опиума. Противостояние и война между ИГИЛ и талибами уже не является секретом, после того, как Абу-Бакар Аль-Багдади, лидер ИГИЛ назвал лидера талибов Муллу Омара “дураком и неграмотными военачальником”. Аль-Багдади, который сражался под знаменем аль-Каиды против тогдашних советских войск в Афганистане, заявил, что мулла Омар не заслуживает духовного и политического доверия. На прошлой неделе лидер талибов приказал своим бойцам никогда не присоединяться к ИГИЛ и не позволять, чтоб его их был поднят на афганской земле, однако, несмотря на это некоторые повстанцы вступили в ИГИЛ, возможно, из-за щедрых ресурсов и идеологии международного халифата. Мулакхель сказал, что они получили документы, которые указывают, как группировки объявили джихад против друг друга.
 
 Отчеты о столкновениях между боевиками Талибана и ИГИЛ еще не всплыли, однако талибы осудили самоубийство во воемя взрыва в восточной провинции Нангархар, где 33 человек были убиты и более 120 получили ранения. ИГИЛ взяло на себя ответственность за нападение.
 
 Наби Мулакхель также заявил, что боевики напали на полицейский участок в воскресенье в столице провинции Гильменд, ранив двух сотрудников и гражданских лиц. Он сказал, что два боевика вошли в полицейский участок, тогда как один боевик взорвал себя вне здания, чтобы позволить другим проникнуть внутрь. В прошлом году талибы начали скоординированную атаку в провинции Гильменд. Стычки были настолько смертоносными, что афганские силы безопасности пытались воспользоваться воздушной поддержкой.
В афганской провинции Гильменд полностью не работает сотовая связь
 
Талибы считают, что некоторые операторы мобильной связи "сливают" местоположение своих абонентов войскам иностранной коалиции, фиксируя сигналы их сотовых телефонов.
 Талибы пообещали взрывать все антенны мобильной связи тех, кто откажется следовать их запрету, а также расправляться с работниками компаний-нарушителей.
 В Афганистане отсутствие телефонной связи в целой провинции наблюдается впервые, сообщают радиостанции. Обычно талибы запрещают телефонным операторам сотовой связи работать в вечернее и ночное время, когда они совершают скрытные передислокации.
 Для иностранных военных отсутствие мобильной связи, предоставляемой афганскими операторами, не представляет угрозы, так как они используют в целях секретности спутниковую связь. Однако афганские военные пользуются услугами исключительно афганских операторов мобильной связи, так как спутниковые телефоны из-за дороговизны им недоступны.
 Линии кабельной телефонии составляют в Гильменде примерно 1% от общего сегмента услуг связи, поэтому новая талибская инициатива может серьезно повредить координации действий афганской армии, которая, начиная с 22 июня текущего года, должна взять ответственность за обеспечение безопасности в городе Лашкаргах, административном центре провинции Гильменд.
370-Й ОТДЕЛЬНЫЙ ОТРЯД СПЕЦНАЗА В ГОРОДЕ ЛАШКАРГАХ
 Вспоминая события двадцатилетней давности, я понимаю, что офицеры и солдаты, рассматривали события в Афганистане не только с точки зрения интернационального долга, но и с точки зрения военной романтики и получения боевого опыта. Многие офицеры и солдаты сами стремились попасть на войну, и я был одним из таких добровольцев. После окончания Академии с отличием мне предлагали большие и высокие должности в Москве. А я от всего этого отказался и сказал: «Хочу быть командиром». Меня и назначили командиром отряда в одну из бригад армейского спецназа в Прибалтику.
 Сразу после прибытия в бригаду я попросил комбрига – полковника Александра Завьялова – направить меня в Афганистан. Сначала вопрос никак не решался – дескать, ты нам и здесь нужен. Но потом приходит телеграмма, и начинаются собеседования – сначала с начальником разведки, потом – с начальником штаба округа, c командующим округом. Всех их я внимательно слушал, а они мне все говорили одно и то же: «Смотри там! Если что, мы тебя снимем!» Я сижу, головой киваю, уши прижимаю: «Да, да, да, обязательно, конечно». И нас троих – однокашников из разных округов – направили на собеседование уже в Генеральный штаб. Там, под руководством Олега Ульяновича Швеца, нам дали подготовку уже конкретно по Афганистану. Готовили меня на восьмой батальон в Фарахруд, вместо Юрченко, а назначили на шестой, вместо Фомина А.Г.
Когда я в Афганистан собрался, был женат, и в семье были маленькие сын и дочь – пять и восемь лет. Жена на новость о моей отправке отреагировала очень плохо. Переживала, плакала, уговаривала не ехать. Говорила: «Не надо этого делать. Дурак ты, почему о нас не думаешь?».
 
 В Афганистане я командовал 6-м омсб СН (отдельный мотострелковый батальон специального назначения), он же – 370-й отдельный отряд спецназа, который дислоцировался в городе Лашкаргах. Ввел его в Афганистан 1985 году Иван Михайлович Крот, я как раз заканчивал Академию. Незадолго до этого приезжает он из Чучково (место дислокации одной из бригад армейского спецназа) и говорит: «Я ввожу отряд в Афганистан, в Лашкаргах. Учи, Влад, переброску частей и соединений на большие расстояния». Я его послушал, и огромный конспект для себя написал на эту тему. И точно – в мае 1987 года был назначен командиром именно в этот отряд, а конспекты мне пригодились при выводе отряда из Афганистана в Союз. Отряд я принимал у будущего Героя России капитана Фомина Александра Гурьевича, встретились мы с ним в Ташкенте, а в Лашкаргахе имущество передал мне замкомбата Володя Чернышов.
 Если говорить прямо, то в мое время в Афганистане в основном воевал армейский спецназ, который и был главной «рабочей лошадкой» в системе «Завеса». Все остальные обозначали мощь нашей армии – охраняли дороги, сопровождали грузы и иногда проводили крупные операции. Готовится колонна к отправке – это уже событие! Танки, пушки, самолеты, каски, бронежилеты!!! Масштабные операции проводились относительно редко, и, безусловно, впереди всех шли группы армейского спецназа.
 Главной задачей самого спецназа в Афганистане была борьба с караванами с оружием, боеприпасами, наркотиками, а также уничтожение бандгрупп, проникающих с территории Пакистана и Ирана. Задача эта была очень трудная – ведь как таковой оборудованной границы у Афганистана с Пакистаном и Ираном не было.
 Территориально зона ответственности у моего отряда была огромная: правый фланг – в межозёрье Хамун, провинция Фарах, а левый фланг – город Кандагар. В эту зону входили провинции Гильменд, Нимруз и часть провинции Кандагар, песчаная пустыня Регистан с главным ориентиром - горой Маликдукан, зеленая зона реки Гильменд, каменистая пустыня Дашти-Марго и горы Хашруд, Чари-гар, Трушбаб-гар. Гарнизону были приданы 205 отдельная вертолетная эскадрилья, десантно-штурмовой батальон 70 дшбр, который охранял городок, плюс артиллерийская батарея «гиацинтов» («Гиацинт» – крупнокалиберная самоходная пушка), которая прикрывала городок, взвод установок залпового огня «Град», отряду – звено вертолетов, батарея десантных 120-миллиметровых пушек Д-30, миномётная батарея, танковый взвод и разведывательный взвод, для авиационной поддержки – пара «Грачей» из Кандагара.
Когда я только принял отряд, в роте старшего лейтенанта Сергея Бреславского подорвались две бээмпэ (БМП, боевая машина пехоты). Я принял решение об эвакуации группы и приказал Саше Семинашу идти через второй канал у Марджи. А он хочет идти через Систанай, что не менее опасно! По молодости я ведь упёртый был, настоял-таки на своём. Так группа в засаду попала!!! Я им сразу на помощь помчался. Расстояние было километров сорок, на помощь мы пришли быстро. На подходе к месту боя нас прилично обстреляли, один бэтээр (БТР, бронетранспортёр) подорвался на мине.
Я сразу понял, что без поддержки авиации здесь не обойтись: «Связь мне!». Вызвали вертушки, огонь артиллерии. Вертушки на предельно малой высоте отстреляли «асошки» (АСО, тепловые ловушки для защиты от ракет с тепловой головкой наведения. – Ред.) и зажгли камыши, чтобы выдавить «духов» на открытое пространство. Не всем бандитам удалось уйти. В бою уничтожили безоткатное орудие, из которого «духи» стреляли по нашей броне. На этот раз всё закончилось благополучно, не считая нескольких легкораненных и контуженных бойцов и офицеров.
Самое неприятное для меня как для командира было то, что прошла всего неделя, как я принял отряд. Получилось «шашкомахательство» какое-то… В то же время пустить их по другому маршруту через Систанай было равносильно самоубийству. Вражеский кишлак Систанай прижимает дорогу к такому же кишлаку Марджи. И если бы наши втянулись между кишлаками, их бы там всех грохнули. За подрыв БТР на мине в этом бою мне крепко досталось от командира бригады Герасимова Дмитрия Михайловича.
В пустыне стояла страшная жара. Броня и стволы обжигали руки. После боя только подошли к другому каналу с водой, бойцы как-будто рассудок потеряли, бросились в канал – и как давай пить! Я кричу командирам: «Хоть охранение выставьте!» Какой там!.. Стреляю в воздух, снова кричу – ноль внимания! В такую страшную жару люди нередко полностью теряют контроль над собой и ничего не боятся, ничто не может их остановить – такое неудержимое желание напиться водой. Так я и охранял их, пока все не напились, не стали хоть чуть-чуть соображать, и вспомнили, наконец, что жизнь в опасности.
Через зону ответственности отряда проходили условно двадцать восемь караванных маршрутов, по которым шли поставки оружия, боеприпасов, перевозились наркотики. На моём участке караваны прорывались в центральные районы Афганистана со стороны Пакистана через перевал Шебиян по пустыне Регистан, со стороны Ирана – по пустыне Дашти-Марго. Бандгруппы передвигались в составе караванов с оружием, боеприпасами и наркотиками в основном ночью. Нередко бандгруппы вклинивались в состав мирных караванов с товаром, или маскировали свой караван под мирный караван.
Кроме борьбы с боевыми караванами и бандгруппами мы проводили и другие операции. Если становилось известно, что в том или ином кишлаке выявлен центр сопротивления местной власти, т.н. Исламский комитет, или, проще говоря, «духи», то мы производили налёт, ликвидировали такой центр и восстанавливали правительственную власть. Часто захватывали склады с оружием, печати, документы ИПА, ДИРА, НИФА, знамена, партийные кассы и всё такое прочее.
Если говорить о караванах, то они были или вьючные, или автомобильные. Вьючный караван обычно состоял из десяти-двадцати верблюдов. В типичном боевом караване процентов тридцать-сорок груза составляли промышленные, продовольственные товары, ещё тридцать-сорок процентов были оружие и боеприпасы, а остальное – наркотики. Конечно, «духи» всеми способами маскировали оружие и боеприпасы под мирные грузы.
Обычно впереди боевого каравана пускали мирный караван из шести-восьми верблюдов. А через два-три часа уже шёл основной, боевой караван. Охраняла караван, как правило, банда из пятнадцати-двадцати человек. Кроме них были погонщики верблюдов.
Непосредственно перед караваном шла группа из пяти-шести человек – головной дозор. В ядре каравана, где находился груз, обычно было человек пятнадцать-шестнадцать. Все вооружены автоматами и гранатомётами. Это были достаточно подготовленные «духи», но нельзя сказать, чтобы слишком хорошо. Однако на расстояние сто-двести метров стреляли они довольно точно. Плюс к этому они были знакомы с тактикой действия мелких подразделений. Если надо было сосредоточить огонь всей бандгруппы на одном нашем солдате, который стрелял по ним, то с этим они вполне справлялись. Тренировали их на территории Пакистана в учебных лагерях, в так называемых «школах талибов». Оружие у душманов было в основном китайского, арабского и румынского производства, а экипировка – куртки, спальники – американская.
Вывод


 
Категория: Публицистика | Просмотров: 614 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]