"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Июнь » 17 » К ДНЮ МЕДИЦИНСКОГО РАБОТНИКА
06:00
К ДНЮ МЕДИЦИНСКОГО РАБОТНИКА
Карелин Александр Петрович
"Уткашея..."
Аннотация:
Женщины в Афганистане... Что приводило их в воюющую страну... У каждой была своя причина.

 
Часть I
"Дайте человеку цель, ради которой
Стоит жить, и он сможет выжить в
Любой ситуации".
/ И.Гете/
1
   Женщины на войне... Зачем они едут в воюющую страну?! Даже пребывание женщины в боевой обстановке противоречит здравому смыслу. Война - удел мужчин. Вот пусть бы и обходились одни. Но, нет. Не могут. Посылают и посылают эти "слабые и хрупкие создания" в пекло. А может, они сами, по доброй воле рвутся сюда...
   Как же оказывались наши девчата в Афганистане? "Афганские мадонны" - с чьей-то легкой руки их стали так именовать. А, что, вполне подходящее название! Причин приезда, оказывается, очень много. Вот основные из них.
   Денежная - поправить свои материальные дела. Ничего в этом плохого нет. В стране всеобщего дефицита и скудных зарплат появилась вдруг возможность заработать в другой далекой стране, новости из которой поступают очень и очень противоречивые. По официальным каналам - там все хорошо и чистое мирное небо над головой. А по неофициальным... Приходится слышать о закрытых гробах, что прибывают из далеких краев. Но можно рискнуть и поехать. Появится шанс, чтобы "справить приданое" (ходила такая шутка о приезжающих девчатах).
   Устроить свою судьбу - тоже не последняя причина поездки. Что вполне можно понять. Столько молодых, симпатичных и еще пока одиноких мужчин вокруг. Но, это, если повезет. А, ведь, везло! Случаи исчислялись не единицами, даже не десятками - сотнями! А кто-то даже бросал свою первую (вторую) жену ради этой единственной "афганской мадонны". Это- жизнь.
   Была и еще одна, пусть не многочисленная категория. Ехали, чтобы проверить себя на стойкость, на умение противостоять трудностям, испытать себя в настоящем деле. Ехали "за романтикой".
   Как, в таком случае, относились к их решению родные и близкие, родители в первую очередь, этих, молоденьких порой, девчонок?! Тревожились, конечно. А иногда и просто не знали, где их родное чадо - те врали, что служат в ГСВГ (Группа Советских Войск в Германии), в ЦГВ (Центральной Группе Войск - Чехословакия), в ЮГВ (Южной Группе Войск - Венгрия) и еще, черт знает где, но только не в Афганистане. А кто-то попросту открыто "сбегал" в Афган.
   Возвращаясь, эти повзрослевшие дочери рассказывали о своей "боевой молодости" с гордостью. Им было, что вспомнить.
   Всех женщин в Афганистане объединяло одно - они ехали работать на войну, где каждая могла потерять свою жизнь, пусть даже она была сугубо мирной профессии: повар, прачка, официантка, парикмахер, продавец, машинистка, медицинская сестра или служащая в штабе. Война не делала исключений. Она могла забрать любую жизнь, пусть даже и моложе двадцати.
   Эти женщины стоят того, чтобы о них рассказать...
  
  
  
  
   2
  
   - Можно? - Дверь осторожно открылась. На пороге стояла молодая девушка. Дежурный врач сразу узнал в ней новенькую перевязочную сестру Канашевич Любу. Она приехала чуть более месяца назад вместе с другой новенькой - процедурной сестрой Валентиной Растегаевой. Они поселились в одной комнате в женском общежитии.
   - Да, конечно, заходи. У тебя что-то случилось?- Участливо спросил старший лейтенант. Он даже встал из-за стола навстречу белокурой красавице. Ее большие голубые глаза, казалось, заглядывали прямо в душу.
   -Нет-нет, у меня все нормально! Это меня девчонки из девичьего модуля попросили дежурного врача вызвать в комнату номер 11, там одной требуется помощь. Она жалуется на боли в животе.
   - Хорошо, я уже общий прием закончил. Сейчас только схожу проверить новый суточный наряд и смогу минут через двадцать быть в вашем девичьем общежитии.
   - Ладно, я там встречу и провожу к больной,- она впервые улыбнулась, отчего показалась сразу совсем молоденькой. Впрочем, ей и было чуть более двадцати.
   Через полчаса дежурный врач, прихватив большую медицинскую сумку, входил в девичий модуль. Раньше здесь быть не доводилось. На входе его ждала Люба, проводила в нужную комнату. Первая вошла в дверь, громко объявив: "Встречайте доктора!" Пропустила старшего лейтенанта вперед, представила: "Наш хирург, Невский Александр". Сама тихонько шепнула, что будет в соседней, 10-й комнате. Быстро вышла за дверь. В комнате было пять кроватей, на которых в разных позах лежали и сидели молодые женщины. По две кровати стояли в ряд напротив друг друга у стен, одна - у окна. Большой круглый стол разместился в центре комнаты. Тихо играл магнитофон, что-то из восточных мелодий.
   Высокая темноволосая женщина быстро поднялась:
   - Девчонки, не будем мешать доктору Пилюлькину, пошли!
   Сама первая вышла в коридор, за ней последовали еще двое. Одна продолжала лежать, повернувшись к стене, видимо, спала. На крайней к двери кровати осталась еще, она тут же отозвалась:
   - Это я, болящая. Проходите, не стесняйтесь. Вас тут никто не укусит,- она гостеприимно указала рукой.
   Невский внимательно присмотрелся. Невольный возглас вырвался у него:
   - Это вы, Уткашея?!
   - Я. Вообще-то меня зовут Марина.
  
  
   3
  
   Медики Отдельной Кандагарской Медицинской роты никогда не жаловались на питание - у них был свой отдельный ПХД (пункт хозяйственного довольствия). Умелые повара готовили для всех больных-раненых и для сотрудников подразделения. Они готовили даже диетическое питание для нуждающихся. Большое подспорье в этом деле составлял небольшой огородик, где выращивали лук, чеснок, укроп, помидоры, редиску и прочие овощи. Огород - это была особая гордость командира хозяйственного взвода прапорщика Василия Мохначука. Казалось, он был готов пропадать там круглые сутки, заботливо ухаживая за урожаем. Другой гордостью его был бассейн, довольно приличного размера: 5на 3 м, глубиной почти 2 м. Его сделали своими руками еще год назад. Не было большей радости, чем в самое жаркое время поплескаться в прохладной воде. Порой туда набивалось сразу по 10-15 человек. Воду в бассейне меняли ежедневно, иногда и по два раза. Специальная машина - водовозка ездила на арык, старшина Медроты прапорщик Афонин Александр считал это своей важнейшей обязанностью, с гордостью выполняя роль старшего машины. Действительно, бассейн полюбили все. А сливаемая из бассейна вода по специально прорытым каналам поступала в накопитель, а оттуда растекалась по всему огороду, питая живительной влагой грядки. Голь на выдумки хитра! А еще у них был собственный "пруд" - огромная металлическая цистерна со срезанным верхом, вкопанная в землю. Там плавали в огромном количестве "золотые рыбки"- большие китайские красные караси, которых периодически отлавливали и готовили из них уху.
   В первый же день своего приезда Невскому показали, как надо радоваться жизни на земле Афганистана: ребята-хирурги перед обедом вылили на себя по ведру холодной воды из бассейна (раздевшись до плавок), затем прошли в палатку, перекусили, сходили покормить карасей, а потом вновь пошли к бассейну, чтобы уже поплавать вдоволь. Это было счастье! И никакая шестидесятиградусная жара не страшна. Так можно служить!
   Но, с некоторых пор, в бассейн зачастили руководители Кандагарской бригады: комбриг, начальник штаба, начальник политотдела и другие высокопоставленные офицеры. Иногда и медикам поставленный часовой давал "от ворот-поворот", мол, "не велено пущать - баре отдыхают". Бывало, до уха долетал и радостный женский смех из бассейна. Ну, а вскоре последовало и величайшее распоряжение - запретить медикам питаться при своем ПХД, обязаны ходить теперь в офицерскую столовую, а рядовой и сержантский состав - в общую столовую со всеми солдатами. Пришлось подчиниться. Правда, дежурный врач имел право "покормиться" на старом месте, а с ним один - два (три) медика. Но, чтобы не подводить прапорщика Мохначука, старались этим не злоупотреблять. Пару недель Невский успел еще пожить по-старому. Позже пришлось "осваивать" общий пункт питания.
   Поначалу было очень тяжело- чудовищная жара в столовой, горячие блюда первого и второго, даже компота. Обычно делали так: быстро съедали обжигающий суп, "ковыряли" слегка ложкой второе, а далее молниеносно выпивали компот, чтобы сразу выскочить на улицу - иначе мгновенно становились мокрыми с "головы до ног". Даже на жаркой улице казалось в этот момент прохладнее. В этой атмосфере и работали женщины-официантки. Как они умудрялись выдерживать все это - оставалось загадкой.
   Как-то в первых числах августа Невский повел в столовую новичка - только прибыл начальник операционно-перевязочного отделения капитан Зыков Александр. С ними пошел и прапорщик Тамару, начальник аптеки. Уселись за один столик, чуть позже на свободное место подсел и капитан-танкист. Почти сразу у столика возникла фигура официантки:
   - Так, мальчики, всем нести полный набор? Спрашиваю, потому что иногда от первого или второго отказываются.
   Все кивнули головами - весь комплекс. Зыков хотел уточнить, какие блюда предлагаются, но официантка уже "упорхнула". Впрочем, новичку объяснили популярно, чтобы "не раскатывал особо губы" - все едят одинаковое.
   Быстро появилась их официантка, удерживая на подносе невероятное количество тарелок, быстро расставила и помчалась дальше.
   Приступили к обжигающим щам. Невский погонял по тарелке кусочек мяса - это оказался кусочек шеи птицы. Бросил взгляд в тарелку соседа справа, слева, напротив. Удивительное дело - у всех в тарелке были эти кусочки шеи. Даже оглянулся на соседние столики. Чудеса! И в их тарелках присутствовали только эти части птицы. Сказал о своем наблюдении товарищам. Зыков живо откликнулся на это "открытие":
   - Это, каких размеров шея у этой курицы, если во всех тарелках только эти кусочки! Надо нашу официантку позвать.
   Он тут же остановил пробегающую мимо их официантку.
   - Что-то не так, мальчики?- Живо поинтересовалась она.
   - Мы дико извиняемся,- начал Зыков.- Но как вас зовут?
   - Меня не зовут, я прихожу сама,- "отбрила" она капитана и уже собралась бежать дальше.
   -Постойте, разрешите наш спор: вот Сашка утверждает, что у этой курицы шея с полметра длиной, а я думаю, что гораздо больше. Кто прав?
   - Это не курица, а утка.
   - Позвольте уточнить, какой породы эта утка, если во всех тарелках присутствуют только кусочки шеи. А где ее, например, ноги или крылья? Это прямо жираф какой-то получается!- Не унимался Зыков.
   Официантка весело рассмеялась:
   - Ее ноги "ушли", а крылья "улетели". А вообще не задавайте глупых вопросов. Есть кому, кроме вас, ее остальные части съедать. Ешьте свои шеи этой утки.
   - Я понял, это специально выведенная порода для Афгана! Называется уткашея!- радостно подскочил за столом Невский.
   - Пусть так и будет! Извините, мне надо работать, сейчас вам компот принесу.
   - Но все-таки, как к вам обращаться? Вдруг понадобиться вас найти.
   - Вот и зовите Уткашеей. Мне название понравилось. Так и буду для вас именоваться, - она подмигнула всем сразу и быстро ушла.
   Компот офицеры пили уже на ходу, взяв стаканы с подноса Уткашеи.
   С тех пор так и повелось. Садиться старались за столики этой официантки, быстро вычислив их. Впрочем, частенько ей приходилось обслуживать и столики отсутствующих подруг. Зыков каждый раз неизменно приветствовал молодую женщину:
   - Привет, Уткашея!
   Она в ответ всегда улыбалась. Это была очень красивая женщина. Стройная длинноногая фигура, большие зеленые глаза, четко очерченный рисунок припухлых губ, длинные темно-каштановые волосы, которые она во время работы собирала в "конский хвост" и прятала под белую в горошек косынку. Она почти не пользовалась косметикой, в отличие от многих ее подруг, иногда чересчур раскрашенных, как индейцы, вышедшие "на тропу войны". А еще она выделялась своим гордым видом и достоинством. В ней ощущалась большая внутренняя культура, какой-то крепкий стержень внутри. Эта женщина умела "себя подать". В глазах читался богатый духовный мир. Было вообще не ясно, что делает эта "экзотическая бабочка" в этом грубом мире войны.
   Еще она любила стихи. Часто их читала наизусть, ставя тарелки с едой на стол перед очередным клиентом. Чаще это были Пушкин, Некрасов или Есенин. Например, протягивая тарелку с гречей, она могла сказать задумчивому офицеру: "Нет: рано чувства в нем остыли; ему наскучил света шум; красавицы не долго были предмет его привычных дум". Она никогда не повторялась, видимо, знала наизусть всего "Евгения Онегина". Или, подавая дымящуюся тарелку с супом, она говорила офицеру: "Славная осень! Здоровый, ядреный воздух усталые силы бодрит; лед неокрепший на речке студеной, словно как тающий сахар лежит". И в этой жаре эти строки Некрасова, казалось, освежали, будя воспоминания далекой родины. Есенин шел "на ура", стоило ей сказать, например, "Белая береза под моим окном",- как уже кто-то подхватывал: "Принакрылась снегом, точно серебром".
   Впрочем, многие офицеры не обращали внимания на стихи, кому-то это нравилось, кто-то пытался отгадать автора, чаще ошибаясь, а некоторые вообще тайком крутили пальцем у виска. Что, мол, возьмешь с "ушибленной"?
   Как-то Невскому она сказала: "И скучно и грустно, и некому руку подать в минуту душевной невзгоды..." Он сразу подхватил, узнав своего любимого поэта Лермонтова: "Желанья!.. Что пользы напрасно и вечно желать?.. А годы проходят - все лучшие годы!" Это - Михаил Юрьевич".
   - Браво, доктор! Вы знаете поэзию. Это отрадно,- и помчалась дальше с подносом тарелок.
   Даже опытные ловеласы ("Что ты, дорогой! Бабы бояться?!") остерегались приставать к ней с назойливыми ухаживаниями, боясь встретить достойный отпор - она была очень "остра на язык". Тем более не рисковали хватать за "мягкие места", как это делали с другими девушками.
   Такое общение медиков с Уткашеей продолжалось уже более двух месяцев. Кажется, она даже запомнила Зыкова и Невского. При встрече, по крайней мере, приветливо улыбалась.
  
  
   4
  
   -Очень приятно, Марина. Теперь я, по крайней мере, знаю ваше имя. - Невский прошел к столу, поставил на него тяжелую медицинскую сумку, сел на табурет.
   Честно говоря, офицер был немного смущен - никак не ожидал, что его пациенткой станет именно эта женщина. Не зная, с чего начать, стал рассматривать большого пушистого рыжего кота, который лежал в ногах Марины поверх одеяла.
   - Как зовут красавца? Откуда он у вас?
   - Это Маркиз, мой преданный рыцарь и защитник. Он меня в обиду не дает. Более полугода у меня. Знакомый офицер еще котенком привез из рейда. Представляете, нашел его в разрушенном кишлаке у горящего дома. Тот ходил, не спеша, среди огня и дыма, а кругом пули свистят, снаряды рвутся неподалеку. Ничего не боится! Настоящий "бойцовый" кот.
   Невского осенило (в голове сложились отдельные детали: кот - "рыжая бестия", официантка Марина), он поспешил уточнить:
   - А это не ваш кот покусал примерно полтора месяца назад одного майора? Он у нас почти месяц пролежал, куча болезней обострилась.
   - Он самый. Так этому нахалу и надо - не будет ко мне приставать. Бог шельму метит. А бедненькому Маркизу тоже досталось, но он не отступил. Говорю вам, он - боец!
   Марина села на кровати, погладила кота. Невский тоже протянул руку, но тут же отдернул - кот угрожающе зашипел.
   - Однако - характер!
   Врач почувствовал себя увереннее. Можно было приступать к основной цели визита. Александр достал толстый журнал "Вызовы дежурного врача". Поставил дату - 15 октября 1982года. В графе "паспортные данные" приготовился записать:
   - Марина, назовите вашу фамилию и год рождения.
   - Голенькая, 1955 года рождения. Да, уже старая.
   - Я же серьезно вас спрашиваю. К чему эти шутки! И что значит "старая"?! Я вот тоже этого года, но не считаю себя старым.
   Женщина молча открыла свою тумбочку, покопалась в ней, затем протянула темно-синюю книжечку с гербом и надписью: "СССР. Служебный паспорт". Точно такой же был у Невского и у всех, кто пересекал границу страны. Открыл, прочел. Действительно, Голенькая Марина Станиславовна. Родилась 7 ноября 1955года в Ярославле.
   - Удостоверились? Только правильно ударение в фамилии надо на втором слоге ставить, но все говорят иначе. Я уже сама привыкла. Украинская фамилия, от папаши досталась. Так и живем с мамой "Голенькими". А что касается возраста, то у нас с вами разные представления. Для мужчин это и ничего, а вот для нас, женщин, двадцать семь...
   Невский записал ее данные в журнал. Чтобы сгладить неловкость, он спросил:
   - А каково это иметь день рождения в большой общий праздник? Всегда задумывался об этом.
   - А ничего хорошего! Я всегда не любила поэтому свой день рождения. В школе надо было обязательно на демонстрации ходить классом. Это пешком по всему городу тащиться туда и обратно, транспорт не ходит. Тоже и позднее в институте. Домой приходишь еле живая, уже не до дня рождения. Работать стала - снова эти демонстрации. Жуть, одним словом.
   Покончив с формальностями, Невский приступил, наконец, к своей работе.
   - Что вас беспокоит?
   - Извините за столь интимные подробности, доктор. Стал болеть живот еще четыре дня назад, потом появился понос. Два дня промучилась, но сегодня пока не было. Девчонки говорят, что это дизентерия. Правда?
   - Разберемся,- буркнул врач.
   Он попросил приготовить для осмотра живот. Марина сняла под одеялом цветастый халат, осталась в футболке и плавках. Молча легла на спину.
   Невский присел на краешек кровати, посчитал пульс - частит. Осмотрел язык, даже кратко пощупал пальцем - сухой, обложен. Осторожно прощупал живот по часовой стрелке - ощутил небольшое сопротивление справа. Впрочем, под рукой ощущались и "хлюпанья" по всему животу. Проверил симптомы "раздражения брюшины", для чего попросил повернуться на левый бок, лицом к нему. Как и думал, теперь боль в животе усилилась. Наконец, провел симптом "рубашки" - по сильно натянутой на живот рубашке (в данном случае- футболке) провел быстрые движения рукой сверху вниз. Так и есть - справа боль усилилась. Провел еще ряд приемов, позволяющих разобраться с болезнью. Он уже окончательно справился со своим смущением, действовал уверенно и профессионально. Это передалось и Марине. Она послушно выполняла все команды, уже не прикрываясь до подбородка одеялом. Измерили температуру - 37,4. Повышена.
   Все говорило о приступе аппендицита, но этот "бурлящий живот" и понос... Он смазывал всю картину. Невский в задумчивости снова и снова прощупывал мягкий живот, невольно разглядывая рисунок на плавочках, наконец, прочел название "Friday"( "Это и есть "Неделька",-догадался он.- Точно, ведь сегодня этот день").
   - Ну, что, доктор, скажите? Вы как-то застыли на месте,- вернула его к действительности Голенькая.- Похоже на дизентерию?
   - Не очень похоже. Требуются уточнения. Расскажите поподробнее о начале болезни. Что появилось вначале: боль или понос? Это очень важно. И сами ничем не лечились?
   Выяснилось, что сначала сильно стал болеть живот, была даже рвота. Подруга по комнате дала ей обезболивающие таблетки ("Привезла из Союза целую коробку лекарств, всех сама лечит - у ней мать медсестра в поликлинике, считает, и она все знает. Давала пару раз дорогущий индийский баралгин"). Действительно, боль в животе уменьшилась. А на следующий день подружка предложила "закрепить результат" и сделала очистительную клизму с отваром ромашки. Потом еще и еще. Тут и начался понос на два дня. Все стало теперь понятно. Это подруга оказала ей "медвежью услугу", вся картина аппендицита и смазалась. Доктор объяснил Марине свои подозрения, объяснив, что теперь можно установить истину только одним путем - надо еще измерить температуру per rectum (пер ректум, т.е. в прямой кишке). Если температура окажется выше на один градус, то требуется срочная операция.
   Марина выразила категорический протест:
   - Еще чего не хватало! Что это за извращения?! Никогда не слышала ничего подобного! Доктор, вы забываетесь! - Она даже раскраснелась от возмущения.
   - Маринка, он дело говорит! Моя мать работает медсестрой в хирургии. Она мне как-то рассказывала о таком приеме у опытных хирургов. Очень помогает разрешить сомнения. Так что не волнуйся. Это не извращение нашего доктора! Соглашайся без боязни.
Категория: Проза | Просмотров: 78 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]