"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Февраль » 5 » Хмара Часть 3
04:00
Хмара Часть 3
 

Гончар Анатолий

 Хмара
   Часть 3
  
   -Стоять! Не двигаться! - долетел до нас зычный голос. Приглушенный толстыми воротами, он, тем не менее, звучал грозно, а твёрдая уверенность сквозившая в голосе говорившего вызывала невольное уважение. - Кто такие? Зачем в наш град путь держите?
   -Путники мы. - Я растерянно сунул в карман приготовленные для проезда монеты. Кажется, снова начинались какие-то непонятные проблемы. А я-то по своему скудоумию думал, что уж на этот раз с монетками в руках вопросов с проездом у нас не будет.
   -Путники, говоришь?! - я почувствовал как говоривший усмехнулся. - Намедни тоже путники были, а как на дыбе спытали, так и сознались, что шпионы-убийцы тайные. Может, и вы в розыске ходите?!
   -Да какие ж мы тайные, коль вот они, все пред вами! Что нас вопросами теребить? Пропущайте! Подорожную заплатим, не поскупимся. - Я позвенел монетами, - и поедем, путь неблизкий, а уж и полдень близится, поесть-отдохнуть пора.
   -И много уплатить-то готов?! - со смехом (словно бы в шутку), поинтересовался говоривший.
   -За каждого человека по серебреннику, да за лошадку медяк, да сверху золотой государев.
   -А не многовато ли? - за стеной аж присвистнули. - И впрямь, шпионы, ужо сейчас как повяжем...
   -Притомились мы больно! - спокойно возразил я, отнюдь не напугавшись этой угрозы. Говоривший вовсе не спешил приводить её в исполнение. - И времена нынче неспокойные. Что ж, теперь из-за собственной скаредности за порогом ночевать?!
   -И то верно! - охотно согласился ведший переговоры. - Времена нынче и впрямь неспокойные, бают...- он замолчал, остановившись на полуслове. - Всё одно не пропущу, мил человек. Придти ба вам поранее, с утреца, мы мигом бы всё обтяпали. Без серебра, без злата, медяками одними управились бы, а теперь не проси, не пропущу, головой рисковать никому не хочется.
   -А ежели еще золотой? Нет? Два с верху накинуть?!
   -И не проси, не могу! - чувствовалось, как тяжело дался отказ стоявшему у ворот стражнику.
   -Тогда объясни толком, что случилось, не морочь голову! - я услышал, как за воротами стражник задумчиво переминается с ноги на ногу.
   -Объяснить? Отчего ж не объяснить, - похоже, он всё же решился. - Почитай, это уж и не тайна. Теперь, поди, каждый ребенок в городе её знает-ведает, а что до ворога, так тот еще раньше нашего знал.
   -Мужик, ну ты и болтать!
   -А ты не нукай, не запряг, поди! - за воротами обиженно засопели. - Расскажи им, расскажи, а сам понукает, словно на ярмарку торопится. Война у нас на носу! Враг с запада стеной черной идет. Гонцы с утра прискакали, грамотку принесли. Теперь вот ворота на засовах держим, царь-государь повелел: никого не впущать, не выпушать! Эх, жизня - то наша разнесчастная! - похоже, начав говорить, стражнику уже было не так просто остановиться. - Бают, войско идет несметное! Орда Роканды на нас двинулась. Бароны-рыцари западные, в железо закованные, орды бессметные собрали: гоблинов да троллей со всего света понабирали, добычу богатую посулили, пообещали. Тролли, те впереди движутся, стрелков-арбалетчиков да псов-рыцарей щитами черными прикрывают. Говорят, они перво-наперво крепость Дракулы в осаду взяли и всю порушили, самого на кол посадили да в костре пламенном спалили до пела серого. (При этих словах сердце моё ёкнуло и тоскливо заныло). Не будет теперь кровопивец по городам и весям летать, кровушку людскую пить! А уж сколь войска под стенами черными оставили, считать - не пересчитать! Гонцы говорят, все рвы телами позасыпали. Тут уж двойная сердцу радость: и вражье войско поуменьшилось, и вомпер проклятый в бездну невозвратную сгинул. А так кругом худо! Все худо. Худо будет и уже, ой, как худо! Вновь случилось предательство. Горные витязи (это они так себя сами величают, а по-нашему по- простому и деды их, и прадеды всегда душегубами были и разбойниками прозывались), что по договору мирному призваны были наши границы предгорные оберегать, к ворогам переметнулись. Эх, не послушался воеводу- батюшку Вологда Жириковича Удалого король Броньцих 1, отец государя нашего, не стал горских владык в пустые степи отселять, а службу царскую предложил, золотом умилостивил! А ведь деды наши их дедов уж в пещеры гибельные загнали. Топнуть сапогом оставалось. Ан, нет, Броньциху друзья - короли западные присоветовали, оставь мол, дело кровавое, умилостивись! Вот и умилостивился! А где теперь эти короли, друзья бывшие? И где теперь эти "витязи"? То-то же! Говорят же в народе: сколько волка не корми, всё одно в лес смотрит.
   -А я и по- другому слышал: покупая у врага мир, мы даём ему средства для подготовки новой войны.
   -Хорошо сказано, мудрый человек эти слова сказал! И мне вас жаль, парень, впрямь жаль! - за воротами тяжело вздохнули. - Уходите отсель поскорей, не мешкайте, а мы подмоги из Лохмограда ждать будем!
   -Не будет вам подмоги! В осаде ваша столица, как есть в осаде, словно цепями скованная! - донесся из-за наших спин старческий голос. Мы повернулись: из-за кустов терновника, устало вздыхая, вышла бабка Матрена, платочком накрылась, лапоточки на ноги подвязала - ни дать не взять - богомольная старушка на Пасху в путь-дорогу родственников обходить отправилась. За ней, понуро опустив голову, плелся дон Гадский. Шерсть на нем висела клочьями, а мордочка выглядела так... как бы это получше сказать... слегка помятой, задние лапки вихляли и то и дело подкашивались. Похоже, экзекуция оставила у кота "чудное, неизбывное" впечатление.
   Бросив на нас рассеянный взгляд, кот вздрогнул и, вильнув в сторону, пошел по кривой дуге вслед за бабкой, обходя нашу компанию. Сама Яга незаметно поднесла палец к губам, предостерегая, мол, знать вас не знаю, не ведаю, а вы меня и тем паче. Затем погрозила клюкой стоящим на башне стражникам и громко выругалась в их сторону.
   -И чего это вы, охальники, удумали? Путников-странников от стен гнать, когда ворог у порога стоит, не по - божески это, не по - росски.
   -А ты, бабка, какого черта вмешиваешься? Не указ ты нам! Иди в свою деревню, пока батогами не отгваздали, и кота своего шелудивого прихва.., - стражник вдруг осекся под грозным взглядом вышедшего вперед котика, и вслед за этим мы услышали несколько тяжелых ударов. Закованные в сталь стражники бухались на колени. - Не признал, Ништяк Палыч, не признал! Простите великодушно! - униженно взмолился всё тот же голос, и ворота как бы сами собой поползли в стороны.
   -Эти со мной! - кот важно кивнул в нашу сторону и, стараясь сохранить достоинство, с гордо поднятой головой взошёл на каменные плиты города.
  
   -Что с Дракулой Евстигнеевичем? Правда, что убили его недруги? - едва отойдя от ворот, задал я Яге терзавший меня вопрос.
   -Не слухай слухов зловредных! Живой он, живой! Жив - живёхонек, привет тебе передал. В Трехмухинске оборону держит. Крепость- то его и впрямь порушили, хотя тьма врагов под стенами осталася. Покудова враги до последнего рубежа добрались, несметным числом повалилися. А как стало совсем жарко, так мы (И вы там были? - возглас, едва не вырвавшись, застрял у меня в горле. Я наконец-то понял, куда так срочно засобиралась тогда от нас бабка Матрена. А я-то думал, Нурингию пристраивать отправилась), подземным ходом за стены выбрались да по речке до лошадок, припасенных заранее, добрались. Больных да раненных на телегах увезли, а граф еще полчаса натиск сдерживал, уж и не знаю, как сил-то хватило. А от врага он на крыльях улетел. Уж вою-то было! Всю ночь бесилось войско вражье. Барон ихний, говорят, от злобы даже любимого шакала придавил. А мы прямиком в Трёхмухинск докатили, и граф следом на крыльях опустился. То-то разговоров в городе было! Суды-пересуды устраивали. Одна бабка, ещё та сплетница, всё поверить в графские крылья не могла. А как сама увидела да в крыльях машинку спознала, так волосы сама на себе и повыдергала. Это ж надо, такое непотребство, Дракула простым человеком оказался?! А замену ты себе толковую подыскал. Трехмухинск городок хоть и небольшой, но теперь любую осаду выдержит, оборонится. Воины графские отдохнули малость, а остальное всё Игнат устроил: и стены подновил, и оружие и камни метательные подготовил. Враг только на порог сунулся - мы его и встретили! Вот он и не пошел на приступ. Стороной обошёл, сюда движется.
   -И что им тут понадобилось?
   -А ты сам смекни, неужель не додумаешься?
   -Я? - от удивления мои глаза полезли на лоб.
   -Я не я, больно ты о себе возомнил! Им-то не ты нужен, а король, что с дочерью на здешних курортах отдыхать изволит.
   -Король... - протянул я разочарованно. Нет, всё же в том, что бы быть пупом земли, есть что-то притягательное!
   -Король, король! - поддакнула Баба-Яга. - Только я бы такого короля сама бы им и выдала. Все царство-королевство в разор пустил, сам только по отдыхам да заграницам мотается, а дела государственные позабросил. Управляющего, ишь, поставил и радуется: мол, я вот отдыхаю, а дела царские сами делаются! А энтот его управляющий только до власти и денег жадный, а на государство ему плевать с колокольни англицкой! - Яга замолчала, затем продолжила уже совсем другим голосом. - А принцессу жалко! Умница, красавица, вся в мать покойную. Вот бы кому царством- то править, ан разве ж кто позволит теперь? Изенкранц власти своей уже никому не отдаст, народ весь изничтожит, а взятого не выпустит. Но об этом мож потом подумаем, а теперь нам надо от врага внешнего оборониться. Войско-то у них и впрямь несметное. Быстро собрались, видно давно готовились, да всё не решались. А сейчас как будто кто им весточку какую прислал, собрались сообща и на нас кинулись. Я хоть и сказала, что не в тебе дело, да не так-то всё просто вокруг веретена поворачивается. Что, ежели знак им, тот Темный подал? Помощь какую тайную оказать обещал? Что, ежели одним махом три головы срубить хочет? Королевскую, твою и войско западное ослабить? Все грады росские им всё одно не одолеть! Рано, поздно ли, с земель наших врагов повыкинут. Вот по деревням мужики соберутся и погонят врага взашей! Это даже Черный владыка понимает, он-то свою рать темную в бой гнать не торопится, силы копит, планы новые измышляет, что бы, значит, и наши земли как есть уничтожить и запад полонить, под всю длань положить. Ты-то об том что думаешь?
   Я промолчал. Да и что я мог сказать? Гадание-то получалось замысловатым.
  
   Постоялый двор "У очага" и впрямь было видно издалека. Стоя чуть ли не в центре города, он сверкал многочисленными мозаичными стеклами. Распахнутые ставни поражали воображение искусной, замысловатой резьбой. А крыша, извилистыми уступами стекавшая как бы с самого неба, сверкала на солнце настоящим золотом. Общее впечатление портила лишь свисающая с фасада вывеска, призванная поведать путникам название и цель бытия сего заведения. К тому же висела она как-то косо, словно бы у зодчего, воздвигшего столь изумительное строение, не осталось сил, и последний гвоздь он вбил, уже нимало не заботясь о красоте и совершенстве.
   Семёныч - старший принял нас с радостью. Накормил- напоил и теперь, расположившись в уютной гостевой комнате, отводил душеньку в теплом общении со мной и бабкой Матреною, так как, по его словам, уже давно стосковался по разговору теплому, душевному. Моего (с компанией) прибытия он ждал. Младший брат с почтовым голубем весточку ему прислал. А вот явление в гости самой Матрены Тихоновны стало для него самым настоящим сюрпризом.
   -Про беду вашу тайную я знаю-ведаю. Братец, как есть, секретной вязью на голубиных перьях отписал. Вас, покамест, ждал, всё по скрижалям старым искал-выискивал да в пергаментах древних вычитывал и нашел-таки! - Наш хозяин радостно хлопнул себя по коленям ладонями. - И впрямь, снадобье от хвори адовой в Темном краю сыщется, только туда вам ходить не надобно! - Он замолчал и, глядя на нас, хитро заулыбался.
   -Ну-кась, ну-кась, договаривай! Что ты такого спознал, что и я не ведаю? - глядя на улыбающегося Евдакия Семёныча, Яга тоже невольно заулыбалась. - Ишь ты, в пергаментах выискал, грамотей...
   -Ягодка ваша хоть и прозывается Адовым глазом, не только в темном краю по пещерам черным растет, но и у нас кое-где сыщется, от града не так далече. Жаль, пробраться туда трудно теперь будет: два дня скакать придется, а пыль уже за стенами клубится, вражье войско на приступ движется. Знать бы, что так случится, я б нарочного за ягодками-то выслал! Теперь уж возвернулся бы, поди. Но ничего, ничего, ворога от ворот откинем - и с Богом!
   -С Богом-то с Богом, только будет у нас времечко-то? - Яга глядя в окно на все возрастающие столбы пыли, вившейся над горизонтом, тяжело вздохнула, - боюсь, не поспеть нам к сроку-то. - Она замолчала и испытующе посмотрела на заёрзавшего под её взглядом Семёныча - старшего. - Не знаю, милок, но нечто мне подсказывает... уж недоговариваешь ли ты чего?!
   -Так ить, как сказать-то, коль оно хоть и рядом, а в руки не даётся?!
   -Это Вы о чём? - мой голос посуровел.
   -Да и скажу - не скажу, что толку-то? Всё одно, что лягушек в пруду пугать. Но да будь по-вашему: в ранжерее царской растет один кустик махонький. Говорят, круглый год ягодками усыпанный, только у нашего царя и одной ягодки не выпросишь, сколько не кланяйся. Да и не пропустят вас во дворец царский!
   -А кто тебе сказал, что мы собираемся проситься-кланяться? - спросил я грозно. Мне уже давно надоела местная аристократия-бюрократия. - В конце концов, кто я, голь перекатная аль полноправный владетель града Трехмухинска?! У меня и грамотка соответствующая с печатями припасена! - при этих словах я порылся в своем дорожном мешке и, выудив на свет божий туго свернутый пергамент, украшенный немалым числом сургучных печатей, потряс им над головой. Сомнений в правильности выбранного пути у меня не было. Трехмухинск и раньше короне не очень-то подчинялся, а теперь, когда объединился в союзе с самим графом Дракулой, его владетельного господина обидеть не осмелятся, а отказать в пустячной просьбе пособирать ягодки уж тем более. Или пусть только попробуют!
   Я решительно поднялся и двинулся в сторону выхода.
   -Погоди, касатик, не греми веслами! - остановил меня заметно повеселевший голос Матрены Тихоновны. - К Государю мы теперь завсегда успеем! Нам бы еще теперь в другое место поспеть, с твоим делом разобраться.
   -С каким моим делом? - не поворачиваясь, спросил я и, ожидая ответа, замедлил шаг.
   -Совсем голову потерял! Может, ты и домой возвращаться не собираешься? - я остановился и недоуменно вытаращился на лукаво улыбавшуюся Бабу-Ягу.
   -А разве всё не само собой должно получиться? Я там что-то свершу, сделаю и глянь, а уже дома?
   -Ишь шустрый какой! Ить сколь я тебе говорила, ничего просто так не делается, от всего ко всему нити тянутся, всё из всего продолжение имеет. Всё знать-ведать невозможно, но чем больше спознаешь, тем вернее и короче путь к цели выберешь.
   -Хорошо! - отчего-то от её слов на меня накатила безмерная усталость, словно заботы сразу двух миров свалились на мои плечи. - Если не к царю-королю, так куда же? - если честно, то идти мне уже никуда не хотелось. Хотелось лечь, забыться и уснуть. Хотя, кажется, где-то эти мысли я уже слышал?!
   -Недалече касатик, недалече! К мудрецу пойдём, есть тут один отшельник-книгочей-грамотник, сто лет истинами прозябается, может и прояснит нам чего непонятное.
   -К отшельнику так к отшельнику! - я обречено махнул рукой и вновь повернулся к выходу.
   -Постой, Колюшко! Кто ж тебе сказал, что истины-то обязательно за воротами скрываются да в дальних краях прячутся! Иногда ведь и под ноги посмотреть не грех! - Яга снова лукаво улыбнулась.
   Я тяжело вздохнул и посмотрел под ноги, на полу ничего не было.
   -Совсем ты тут у нас разум потерял! Я это не в буквальном смысле сказала. Мудрец-то рядом живет, но не в подвале же, в самом деле. Назад возвертайся да прямо по коридору ступай, дверь вторая налево будет, узорчатая, за ней келья егоная и есть. - Тихоновна кивнула куда-то за спину, и я вдруг увидел позади неё доселе не замеченные широкие двери. С тихим скрипом они сами по себе медленно раскрылись, отворив моему взгляду широкий коридор, увешанный резными канделябрами, в каждом из которых, в целях экономии, горело всего до одной свечке. Я смущенно пожал плечами и направился на поиски великомудрого отшельника.
   -И чего ты знать хочешь? - это подал голос высунувшийся из ножен меч. - Домой собрался? И чего тебе здесь не хватает? Природа, воздух, путешествия- какие только душенька пожелает...
   -А еще колдуны, вампиры, банды безумствующих разбойников, отравленные кинжалы и еще чёрт - те что...
   -Зато есть что вспомнить! Кровь в жилах так и кипит! Эх, мы с тобой еще и на дракона пойдем!
   -Да иди ты со своим драконом, знаешь, куда?
   -Знаю! - меч обиженно завертелся в ножнах. - Не хочешь - как хочешь, потом еще жалеть будешь. Всё, я сплю! - при этих словах он щелкнул металлом о металл и затих, а я, наконец-то разглядев дверь узорчатую, потянул за массивную серебреную ручку.
   Если помещение, в которое я попал, можно было назвать кельей, то только лишь разве образно. Громадная комната, сплошь уставленная книжными стеллажами, открылась моему взору. Из широких окон, задернутых тонкими занавесями, лился мягкий, немного туманный свет. Чуть поодаль, слева от входа, стоял широкий письменный стол, заваленный стопками книг и устеленный полуисписанными свитками. А на самом его краюшке примостился седой худенький старичок, с лицом, иссеченным бесчисленным числом старых шрамов, с густой седой бородой, в очках, сдвинутых на самый нос. Совсем не показавшийся кладезем премудрости, он отставил в сторону руку с зажатым в ней гусиным пером и теперь пристально разглядывал мою "светлость".
   -Иван Семенович! - приложив руку к груди и чуть склонив голову, представился старец и улыбнулся. Улыбка его была добрая, всё понимающая и всёпрощающая. "Стало быть, еще один братец, старший старшего", - догадался я и тоже улыбнулся.
   -Николай Михайлович, или просто Коля, - в свою очередь отрекомендовался я и замолчал. Стоя у порога и, переминаясь с ноги на ногу, я не знал, с чего начинать свои расспросы. Да и как спросишь постороннего человека о самому тебе неведомом? Но старец, кажется, догадался о моих раздумьях и пришел на помощь:
   -Так, молодой человек, чем могу служить? Вы, я как понимаю, сюда не любезностями обмениваться пришли. И коль уж Вас братик ко мне прислал, стало быть, и впрямь дело важное. Так что не стесняйтесь, спрашивайте, спрашивайте!
   -Говорят, Вы величайший мудрец, которого только знал мир, - тут я немного слукавил. О том, что он величайший мудрец, мне никто не говорил. - Откройте мне, зачем явился в этот мир я? Зачем явился в этот мир человек, что величает себя Хайлулой или Черным владыкой - Властелином тьмы? Почему темные силы так быстро подчинились ему и тьма, что наступает на нас с запада и юга день ото дня набирает силу? Что ждёт нас, и как остановить зло? Как мне вернуться домой в свой мир, к своей прежней жизни? И что такое Арда? - Поспешно задав все интересующие меня вопросы, я замолчал, даже и не надеясь получить на них исчерпывающие ответы.
   -Тоскливые мысли потекли в моей голове. Много вопросов задал ты. На все ли возможны ответы? Война, вечная война, а почему? Не потому ли, что богатство одних зиждется на бедности и угнетении других?! Извечный вопрос о справедливости. Ты не понимаешь моих рассуждений. Ты думаешь, я стар и выжил из ума? Погоди, сперва выслушай, а уж потом суди. Я действительно стар, и Мир стар. Но Мир не изменился, всё движется по виткам крутой спирали, всё выше и выше, но ничего не меняется, всё как всегда, всё как прежде. Так же сосед идет на соседа, так же одни жируют на нищете других, так же зло зачастую носит маску добра, а добро и добродетель, осмеянные шутами, прячутся на самом дне человеческих душ, и их нелегко, ох, как нелегко вытащить на светлую гладь жизни. Мир устроен так, что человеку свойственно желание больше предаваться праздности и развлечениям, чем работать и созидать, но стоит ли это делать за счёт других? Оглянись вокруг, много ли людей живет согласно сокровенным заповедям Всевышнего? Редкие подвижники, да и еще извечные мученики земли - крестьяне, работающие за семерых, а получающие крохи. Почему так? Неужели мир нельзя изменить к лучшему? И если можно, то почему он не меняется? Не потому ли, что во главе мира стоят всё те же, тысячи лет назад договорившиеся о разделе мира, Тайные?!
   -Тайные? - я удивленно перебил говорившего.
   -Да, именно Тайные или Темные лорды, как называют они сами себя и те немногие, кому удалось сквозь завесы лжи узреть луч истины в паутине мрака.
   -Так Вы всерьёз считаете, что во главе вашего мира стоит тайная организация? - на всякий случай уточнил я, не понимая, к чему все эти рассуждения, какое отношение может иметь их "масонская ложа" к заданным мной вопросам? Казалось бы, никакого и, следовательно, старик действительно выжил немного из ума. Но спешить с выводами я не стал. Торопиться мне было некуда, и я мог себе позволить небольшую философскую беседу. - Думаете, стоит лишь развенчать их тайну, наделить людей знаниями, привести к власти новых умных и хороших людей и всё изменится?
   -Не сразу, сын мой, не сразу! Пройдут еще века, прежде чем люди научатся доброте и справедливости. Не так сложно, как думается, развенчать, наделить, привести других к власти, сложнее удержать эту власть в руках, в руках хороших и умных в течение веков. Тайных не извести, не вырубить как колючее дерево под корень, не вытравить и не выжечь. Они спрячутся, затаятся, останутся и будут плести свои сети изо дня в день, изо дня в день, дожидаясь своего часа. Ты думаешь, кто правит страной, король? Ты думаешь, что королевские семьи есть среди Посвященных? Ошибаешься, Тайные никогда не являются миру явно. Король - это только ширма, за которой спрятались и дергают за ниточку куда более грозные фигуры. Фигуры, которым подвластно многое, слишком многое в этом мире. Но сейчас речь не об этом. Я сказал это лишь для того, чтобы тебе стало ясно дальнейшее. Ты думаешь, Тьма, нет-нет да и наступающая на наши земли с Запада, существует сама по себе? И всё то, что случилось с тобой и происходит сейчас, всего лишь цепь случайных случайностей? (Нет, я так не думал, но благоразумно решил промолчать). А не приходила ли тебе в голову мысль, что Тьмой тоже кто-то может управлять? Нет? Приходила? Ты думаешь, что Тьмой всегда управляет только такое же порождение Тьмы?! Ошибаешься! В этом и других мирах всё делается, творится почему-то и отчего-то. Ты только на минуту поверь и представь, что злые волшебники могут являться в наш мир по чьей-то ужасной воле. И, быть может, тогда всё встанет на свои места?!
   -Хорошо, пусть так, но ведь с пришествием сил Тьмы прервутся тысячи, если не миллионы ,жизней, жизней ни в чем не повинных людей! Кому и зачем это может быть выгодно? Возможно ли, что кто-то поступает столь по - изуверски жестоко?
   -Ты, наверное, шутишь! Разве людей, стоящих у власти, когда-нибудь останавливало людское горе? Или в твоём мире не было тиранов? И не было людей, рвущихся к власти? И не было лихоимцев, жаждущих лишь собственного обогащения? По твоим глазам я вижу, что тебе это знакомо. Растоптать чужие судьбы, прервать чьи-то жизни ради собственных амбиций, ради того, чтобы прославиться в веках, для многих, очень многих, всё равно, что сдуть пылинку с рукава своего камзола. Поменяй всё произошедшее местами: то, что справа - поставь налево, то, что слева- поставь направо. И, может быть, тогда ты поймёшь, что я прав.
   Я задумался, мысленно представил цепь последних событий, переставляя всё так, как сказал мне этот отмеченный многочисленными шрамами старец. Что ж, возможно, мудрец и прав.
   -Но тогда получается, - продолжил я свои рассуждения уже вслух, - что не Хайлула последовал за мной, а я случайно попал в этот мир, провалившись в приготовленный для него портал?!
   -Ты возможно и прав. Да так оно, скорее всего, и было, но... - мудрец сделал многозначительную паузу, - я же говорил: "случайностей не бывает". Мир стремится уберечь себя от чужого вмешательства. Он жаждет, если уж и не победы добра над злом, то уж, во всяком случае, равновесия. Зло не должно торжествовать, но и в абсолютном добре не познать счастья! Ты был призван в наш мир, чтобы защитить мир от наступающего зла! Так иди, действуй! А я буду смиренно ждать исхода этого поединка.
   -Но ответьте, зачем Тайным нашествие Тьмы?
   -Я не в силах дать тебе ответ, их черные пути мне не подвластны. Может быть, в мире появилась угроза их власти. А может, - мудрец на секунду задумался, - им скучно и они развлекаются? Кто знает?!
   Странное у них развлечение, хотел было сказать я, но вовремя вспомнив наших королей, зачастую от такой же скуки затевавших меж собой кровопролитные баталии, промолчал.
   - Ты ещё спрашивал, что такое Арда, или, как её называют в народе, Черная посланница тьмы времен. Ответ и прост и сложен. Арда - это лишь малая часть силы, подвластной Тайным Лордам, одно из немногих деяний, проявляемых ими явно. Но что есть Арда, в чем сущность её? - прежде чем ответить, мудрец задумался. - Говорят разное. Мне сложно объяснить всё, да я и сам много не знаю. Если хочешь, то Арда - посланец, шпион-соглядатай тайного воинства. - Старик снова задумался. - А вернуться в свой мир тебе возможно, но не так просто, как хотелось бы. Открыть тьму заграни по плечу даже мне, "ищущему", идущему по пути познания, но отыскать среди сотен миров твой мне не под силу...
   -Так где же выход? - в отчаянии вскричал я, чувствуя как холодный пот покрывает мою спину.
   -Портал должны открыть те, кто его создал, кто призвал Черного властителя, или же это должен сделать сам Черный властитель. Но тогда судьба неизбежно вернет его обратно, а захочет ли он возвращения?
   -Я заставлю его сделать это! - в моём сердце вновь воспылала справедливая ненависть. - Я найду его! А если он умрет раньше, то отыщу Темных Лордов и развалю их осиное гнездо по камешкам-бревнышкам! - с этими словами я повернулся и стремительно вышел из "кельи", возвращаясь к поджидавшим меня спутникам.
   -Кто бы сомневался, кто бы сомневался... - донеслось из-за моей спины приглушенное бормотание. Только тут я вспомнил, что забыл поблагодарить мудреца и, обозлившись на самого себя за проявленную оплошность, вернулся обратно, но в библиотеке никого не было.
   -Иван Семенович! - мой голос гулко разлетелся по пустынному помещению, тишину которого нарушало лишь монотонное жужжание одинокой полусонной мухи, с недоумением вившейся где-то под потолочными фресками. Я быстро обошел всё помещение, но от старца, только что сидевшего за столом, не осталось и следа...
  
   -Идёмте! - я не собирался откладывать визит к их величеству на другое время. Мои спутники нехотя поднялись со своих кресел и, стряхивая со своих глаз послеобеденную дрему, в означенном за "обеденным совещанием" порядке двинулись вслед за моим "благородством". Что ж, свита моя выглядела вполне презентабельно. Следом за мной, гордо подняв забрало и выпячивая вперед тощую грудь (скрытую под металлическим корсетом доспехов), шествовал доблестный Рыцарь Медной Головы, достойный потомок Вельстибюрга, Радскнехт Георг Ротшильд де Смоктуновский, чей девиз "Мужество, честь и добродетель" начертанный золотой вязью, красовался на треугольном ало-сине-белом флаге, развевавшемся на набирающем силу ветру, подобно хвосту сказочного василиска. Чуть позади него, подпоясав рясы ярко-синими кушаками, вышагивали наши святые батюшки. Начищенные серебреные кресты, свисающие вниз на таких же серебреных цепочках, искрились в лучах поднявшегося в зенит солнышка. Далее, так же рука об руку, следовали менее чопорные, но не менее представительные "представители народа" - Андрей Иванович, Велень Ихтиандрович (по такому случаю вспомнивший имя своего батюшки) и Матрена Тихоновна, вырядившаяся в украшенный вышивками сарафан и надев под платок девичий кокошник. Кот Баюн отирался чуть поодаль, согласно наставления Бабы-Яги, до поры до времени не выказывая нашего с ним знакомства. Одежда на всех, щедростью Семёныча - старшего да стараниями Тихоновны, блистала чистотой и свежестью, латы рыцаря, наконец-то, избавившись от вмятин и царапин, блестели как начищенный самовар, рясы святых отцов отливали атласом, а Андрей Иванович щеголял новыми портами и белоснежной рубашкой с тонкой вышивкой и соломенной шляпой аля-ковбой, даже Велень, прибарахлясь новым костюмчиком и сверкающими хромовыми сапогами, выглядел вполне пристойно. Единственным, кто предпочёл остаться в своем "охотничье-полевом" наряде, был я. Конечно, благостная длань Тихоновны коснулась и его, но то был чисто профилактически-косметический ремонт и волшебная постирушка, в остальном всё осталось как прежде. Даже печать дальних дорог в виде незначительных потертостей кожи была (несмотря на громогласные протесты Яги) сохранена. Я имел все основания полагать, что царь уже наслышан о моей персоне и не хотел портить впечатление излишним щегольством.


  
Категория: Проза | Просмотров: 331 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]