"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2014 » Октябрь » 6 » КОЛОННА ШЛА В КАНДАГАР…
14:14
КОЛОННА ШЛА В КАНДАГАР…
КОЛОННА ШЛА В КАНДАГАР…

«Многое стирается из памяти, но то, что было прожито на войне, — останется в душе навсегда. Невозможно забыть имена и лица боевых друзей, с которыми выходил на задание, делился радостными и печальными моментами, последним глотком воды, сигаретой, а порой и патронами».



Именно эти слова особенно запомнились мне во время беседы с воином-интернационалистом майором в отставке Михаилом Быковым. За его плечами девять месяцев войны: 18 боевых операций, 43 сопровождения колонн с провизией и оружием в Кандагар.

Михаил Быков родился и вырос в деревне Моисеевщина Борисовского района Минской области. После окончания школы поступил в Коломенское высшее артиллерийское командное училище. Примером для него был старший брат Николай, к слову, как и Михаил Фомич, выпускник КВАКУ.

— Помню, когда еще был курсантом и приезжал в отпуск, я очень гордился им. А уж как мне завидовали мальчишки во дворе, когда я надевал его фуражку и играл в ней с ними в казаки-разбойники, — вспоминает Михаил Быков. — Ну а когда он по окончании училища приехал домой в парадной лейтенантской форме, я себе сказал: стану, как брат, офицером!

Учеба моему собеседнику давалась хорошо. Дружил со спортом. На выпускном курсе на танцах в местном Доме культуры познакомился с симпатичной девушкой Ларисой, через несколько месяцев сыграли свадьбу.

В то время о происходящем в Афганистане мало кто знал. Но именно тогда звание Героя Советского Союза было присвоено нашему земляку Николаю Чепику. Посмертно. Для многих молодых ребят его образ стал примером для подражания. С тех самых пор желание попасть в эту исламскую страну появилось и у курсанта Быкова.

Окончив артиллерийское училище в подмосковной Коломне, по распределению лейтенант Быков отправился служить в Среднеазиатский военный округ, в 68‑ю мотострелковую дивизию, командиром взвода управления артиллерийской батареи.

Особых перспектив для карьерного роста не было, некоторые офицеры служили на одних и тех же должностях по 10–15 лет. Это лейтенанта Быкова не устраивало. К тому моменту в дивизии уже были те, кто прошел через горнило страшной войны в Афгане.

Был у моего собеседника некий порыв — попробовать себя в иной обстановке. Сможет ли он проявить себя в боевых условиях?

Первый рапорт с просьбой об отправке в Афганистан порвал командир батареи со словами: «Миша, ну зачем тебе это нужно? Ты же знаешь, что пуля — дура, и ты можешь вообще не вернуться оттуда!».

Не подписали и второй рапорт.

Но как-то после очередного партсобрания начальник отделения кадров спросил у лейтенанта Быкова, не изменил ли он своего решения, не желает ли съездить в командировку в Афганистан.

Михаил согласился не раздумывая.

В то время в дивизии на базе кадрированного полка для отправки в Афганистан формировали мотострелковый батальон. Лейтенанта Быкова назначили командиром взвода управления (корректировщиком огня артиллерии). Дали несколько недель на то, чтобы сдать дела и должность, сняться с партучета, собрать вещи, попрощаться с родными. Михаил позвонил жене в Коломну, рассказал ей о командировке в Афганистан. Через несколько дней она приехала в поселок Сары-Озер, где он служил. Лариса попыталась было отговорить мужа от поездки, но переубедить так и не смогла.

Родителям Быков тоже ничего не сказал, лишь потом, когда батальон перебросили из Казахстана в Туркмению, на границу с Афганистаном, написал письмо, в котором сообщил, что перевелся служить в Туркменистан, в горный учебный центр. В то время многие, кто попадал в Афган, писали в письмах родителям примерно одно и то же: «Служу на границе». Фотографировались на фоне гор. Но материнское сердце не обманешь. Наверное, каждая мать, глядя на фото, понимала, что это за горы и какие зловещие тайны они хранят.

В один из апрельских дней полностью развернутый и укомплектованный батальон в количестве 450 человек пересек границу.

— За день до этого мы получили

боеприпасы. Вот тогда я понял, что мы идем на войну, — вспоминает воин-интернационалист.

Четверо суток колонна шла мимо советских застав и блокпостов до Кандагара. Добрались нормально: без подрывов и обстрелов.

С самого первого дня лейтенант Михаил Быков столкнулся с трудностями. Ему как корректировщику необходимо было хорошо знать местность. Что-то он изучал сам, где-то в курс дела вводили офицеры и солдаты, уже послужившие на этой земле.

На четвертый день пребывания батальону, в котором служил Михаил Быков, поручили сопровождать колонну. Выполнив задачу, военнослужащие возвращались в пункт постоянной дислокации, как вдруг в нескольких километрах от Кандагара попали под обстрел «духов». Положение усугубилось тем, что кругом была зеленка: врага не видели. Водители на БТР были в основном молодые, необстрелянные, и каждый пытался поскорее заскочить в город, чтобы спрятаться от массированного огня врага. Дороги разбиты, кругом ямы! Машина, шедшая впереди, нарвалась на фугас. Четыре человека погибли…

— Противник был хорошо информирован о нашем передвижении. Это была партизанская война. Днем перед тобой был мирный житель, а ночью он брал в руки оружие, — рассказывает Михаил Фомич.

Еще одним испытанием на афганской земле, с которым столкнулся лейтенант Быков, стала невыносимая жара. Солнце палило нещадно. Кровь пульсировала в висках. Подниматься в горы было очень неудобно: подсумок для магазинов болтался на ремне, автомат то и дело приходилось поправлять, каска, надетая на панаму, сползала на глаза. Выгоревшая хэбэшка была пропитана солью. Воды пили как можно меньше. Сколько ни глотали, через минуту она крупными каплями пота выступала наружу, и снова хотелось пить. Ночью, напротив, было холодно.

…Воевать легко, когда доверяешь товарищу. Взаимовыручка — это самое главное в боевой обстановке. Как радостно было, когда в одном подразделении служили земляки, и как же тяжело было их терять. Но на войне действуют не те законы, что в обычной жизни: там или ты стреляешь, или в тебя.

— Шел 1985 год, декабрь. Всего несколько дней оставалось до того, как наш батальон должен был уйти из района боевых действий и отправиться на сторожевую заставу. Но мне не суждено было туда попасть. С самого утра было предчувствие: должно произойти что-то плохое. Так и случилось. В последней для меня операции наш взвод шел впереди, и тут прогремел взрыв, я упал. В глазах потемнело, звон в ушах, и сквозь него слышны голоса боевых товарищей, — словно вновь переживая былое, рассказал ветеран Афгана. — Я и сейчас не могу сказать, что это было: то ли на мине подорвался, а может, «духи» из гранатомета пальнули. Упал, но сознания не потерял. Мне укололи промедол, сколько сделали уколов, я не помню — один или два? Загрузили в БТР, а тут еще и бензин закончился. Рискуя собственной жизнью, из шедшего за нами БТР топливо в канистрах доставил мой витебский друг и земляк капитан Виктор Трощенок. Он, бедняга, не вернулся в родной Витебск, погиб в одной из боевых операций.

В госпитале в Кандагаре врачи оказали лейтенанту Быкову медицинскую помощь. Далее было возвращение в Союз, ампутация левой ноги в госпитале в Ленинграде и размышления: как сообщить об этом жене Ларисе?

Михаил написал письмо, в котором рассказал ей о случившемся. Получив послание, супруга ближайшим поездом выехала в Ленинград. Он ни на минуту не сомневался, что Лариса приедет. Хотя были и такие случаи, когда жены отказывались от мужей. Со слов моего собеседника, если бы такое произошло и с ним, он не стал бы ее осуждать.

Лариса ждала мужа все эти долгие девять месяцев. После лечения забрала его из госпиталя — помогала заново учиться ходить. Спустя время у них родились двое замечательных сыновей. Сейчас это уже статные и крепкие парни. Старший, Павел, пошел по стопам отца, в звании лейтенант служит в 120‑й гвардейской отдельной механизированной бригаде. Младший, Александр, решил стать врачом.

После тяжелого ранения Михаил Быков думал, что на военной карьере можно ставить крест. Кому в армии нужен инвалид? Но от одного знакомого Михаил Фомич узнал, что тому разрешили служить после ампутации ноги. Последовав этому примеру, написал письмо министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Сергею Соколову с аналогичной просьбой. Ну а когда пришел положительный ответ, офицер продолжил службу во Фрунзенском РВК белорусской столицы.

…В память о той войне на кителе майора в отставке Михаила Быкова тусклой эмалью поблескивает орден Красного Знамени. Он напоминает воину-интернационалисту о боях в Афганистане, о погибших товарищах. К слову, к награде Михаил Быков был представлен в 1986 году, а получил ее спустя десять лет…



Советская колонна в горах Афганистана



Михаил Быков вместе с побратимами из благотворительного фонда помощи воинам-интернационалистам «Память Афгана»

Старший лейтенант ОЛЕГ НЕКАЛО, oleg_nekalo@vayar.sml.by, фото автора и из личного архива Михаила Быкова

----------------------------------------------------------------------------------------
Источник: сайт "Белорусская военная газета".
Категория: Проза | Просмотров: 1483 | Добавил: val-64 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 3
3 IVN22   (09 Окт 2014 09:28)
Да действительно"не стыковочка" причем серьезная, Быков действительно косячит. Тращенок Виктор Иванович 10.10.1955г.р. г. Витебск, ул Чкалова и.т.д. в книге памяти Афганце Беларуси числится живым, есть его телефон!!!!!!!

0  
2 Vikont   (08 Окт 2014 19:29)
Попробовал написать Олегу Некало на адрес oleg_nekalo@vayar.sml.by . Но сервер письмо не принял.

0  
1 Vikont   (08 Окт 2014 19:16)
Михаил Быков что-то путает. м-р Тращенок Виктор был нш 4 мсб, а потом стал кб-3. Недавно видел в комментариях на одноклассниках, что жив здоров Тращенок.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]