"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Январь » 21 » ЛАШКАРГА
05:00
ЛАШКАРГА
Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"

 
ГЛАВА 15
ЛАШКАРГА
            Всякий раз, когда горло зажмет наузадская горечь, я водки не пью, а вспоминаю Лашкаргу, как лекарство. Все же мудро устроен мир: всякие там Инь-Ян, и на каждую горькую пилюлю всегда найдется своя ложечка сахарку. Этой «ложечкой», в противовес  Нау-Заду, и  стала для меня Лашкарга или «Лашкаревка», как ее окрестили бойцы, на манер наших Малиновок и Смирновок.
            Там наша рота провела незабываемые деньки в феврале 1981 года. Расскажи кому – обзавидуются: сами себе хозяева, на «вольных хлебах», с персональной кухней и поваром, с дальней связью Р-145 «Чайка». А задача – вообще плевая: когда «жареный петух» клюнет, эвакуировать из города наших советников. Ешь, спи, да жирок нагуливай. Золотые деньки! В них спрессовалось все лучшее, что было со мной в Афганистане. Именно там я вплотную окунулся в жизнь и быт восточного города, в работу советников, посетил исторические места, побывал на торжественном приеме у губернатора, пожил в настоящем американском коттедже, да много еще чего!
            А главное, там мне открылись такие черты моего характера, о котором даже не подозревал! И, наверное, никогда бы не узнал, не случись Лашкарга. И все это – за двадцать три дня! Оглядываясь назад, я все больше, и больше убеждаюсь: Афган – лучшие мои годы! И потому , что был молод и потому, что вычеркни их – и ничего стоящего, в сущности не останется! Так себе, бутафория, серая обыденность: служба – дом, дом – служба. Все как у всех. И что дальше будет, тоже известно: юбилей, часы, награда. Речи, памятник, ограда. А тут есть, что вспомнить! События, эмоции, - все через край, на три жизни с избытком!
            Началось все с того, что нам вновь, как и год назад, доверили генерала – инспектировать блокпосты. Генерал был другой, не привередливый, боеготовность не проверял  ( у нас – отличные рекомендации )  и взял нас, не глядя.
            Вышли сокращенным составом: 7 БТР, 35 человек, в основном, из 2-го и 3 мсв. Игорь со своим взводом остался осваивать премудрости засадной тактики на бригадных сборах. Из офицеров:  ротный, я, Толик Жаров и командир 3 мсв Гена Яковенко. С нами: радийка Р-145 с офицером связи, топливозаправщик, Зилок с продуктами, водой, кухней ПАК-40 и персональным поваром для генерала. Красота!
            Но удалось дойти только до Гиришка. Там генерала внезапно вызвали в Кабул на вертушке, а мы покатили назад. На полпути получаем приказ: срочно прибыть в Лашкаргу для защиты и возможной эвакуации наших советников. Ждать дальнейших указаний.
            Подходим к Лашкарге. Внешне – все спокойно. Городок оказался уютным, компактным и вполне современным: с парком, стадионом и красивой мечетью. Встаем на полевом аэродроме и едем к советникам в коттеджный поселок, знакомиться.
   
     Лашкаргинские «бородачи». Февраль 1981.
        Встретили нас как родных, Узнаем обстановку. Положение – тяжелое. Власть держится только в городе. Штурма ждут со дня на день. На газонах, крышах коттеджей – мешки с песком огневых точек. Ночью, из-за реки – регулярные обстрелы. Изредка, по ней проплывают тела убитых, как назидание. Днем, как правило, тишина, духи боятся авиации. А за день до нас они даже захватили городскую тюрьму. Нашелся предатель – открыл ворота. Узников увели, а тех, кто идти отказался – зарезали. Единственная серьезная преграда для духов – река. На мосту через нее – блок-пост. А все, что за рекой – под их полным контролем.

За нардами.
Местные активисты с трудом удерживают лишь отдельные участки госхозов со складами зерна и удобрений. Аграрная реформа в Афганистане провалилась:  декхане отказались брать землю, считая собственность на нее дарованной Аллахом. Стремясь как-то привлечь народ на свою сторону, власть отправила в провинцию бесплатное зерно и удобрения для посевной. Склады с ними и оказались под ударами мятежников. Отправившийся на выручку батальон афганской армии понес серьезные потери. С тех пор осмелевшие духи каждый день угрожают городу штурмом.
   С нашим приходом, город облегченно вздохнул, не говоря уж о советниках. Мы быстро организовали их охрану и зажили себе припеваючи, спокойно и размеренно. Раза два за день, по просьбе властей, парой машин с царандоем (афганская милиция), давали кружок по окраинам: для спокойствия. Так сказать, «демонстрация флага».
   
 
Наслаждаемся комфортом.  Жаров и Чемоданов у советников. «Чтоб я так жил!»
   Но больше всего нам с ротным нравилось проезжать мимо одного домика. Колеса «сами заворачивали». Там жила хорошенькая афганка, которая , завидев нас, всегда приветливо, забавно растопырив ладошку, махала рукой. Мы отвечали,  молодцевато расправляя плечи и принимая по-гусарски небрежно-воинственный вид. Сердце млело. Даже делая крюк, мы наровили вновь и вновь проехаться мимо нее, на «бис».
            Как-то в очередной раз, помахав в ответ нашей прелестнице, ротный пошутил: «Надо бы как-то заехать к ней в гости».  – Ага, командир, чайку попить! – поддержал я. Сидевший рядом на броне афганец-переводчик из царандоя, косо глянув на нас, хмуро заметил: «У нее есть муж, а у мужа – «Калашников». «Калашников?» - с деланным испугом переспросили мы. – Да, «Калашников»,  - так же хмуро подтвердил тот. «Тогда нет, не поедем!» - мы рассмеялись, а переводчик всю дорогу угрюмо молчал. Тоже мне, шуток не понимает! Восток… И уже потом, до меня вдруг дошло: так может, это – его жена, и махала она совсем не нам?! А мы тут пыжились индюками! Но все равно, приятно вспомнить. С тех пор, с командиром, мы стали приветствовать друг друга только таким образом.

Наши друзья опера перед заменой: Виктор Лобов, Сергей Проскурин и Валерий Штучный.
Духи за рекой как-то поутихли, а с ними и наш воинственный пыл. Целыми днями пропадаем у советников. Ротный играет в нарды, а мы с Толиком купаемся, плаваем на плотике в небольшом заливчике, слушаем музыку. Чем занимаются хозяева, особо не расспрашиваем: не наше дело. Что-то по линии МВД. Особенно сдружились с ребятами нашего возраста, операми из Питера и Новосибирска: Виктором Лобовым, Валерой Штучным и Сергеем Проскуриным. У них я впервые услыхал только что зарождавшийся «афганский» фольклор группы «Каскад»:  «Раз пошли на «Грязный», «Я – воин-интернационалист».
         С парнями шатаемся по городскому базару и дуканам. Мужиков ждала скорая замена, и надо было срочно отоваривать «афгани». Глаза разбегались. Действительно, в Афганистане, все есть! Казалось, спроси на базаре атомную бомбу, достанут и ее, сойтись бы в цене!

«Раз пошли на «Грязный». Лашкаргинский базар, где «все есть».

Проскурин, Жаров и, обратите внимание, -  «таинственная рука» под прилавком!
А вот Лив-52, для моей печенки, ни в одной аптеке не нашли. Нет спроса. В коттеджах «бородачей» - многие, для колорита, поотпускали бороды -  мы наслаждались «заморским» комфортом: камин, мягкая мебель, душ.  Все автоматизировано, на электричестве. Хочешь сполоснуться? Только кнопочку нажми! Но больше всего нас сразила стиральная машина-автомат фирмы «Дженерал Электрик». Вещь в Союзе  - невиданная! Стирает, выжимает, сушит – чудо цивилизации! Перестирали всю роту, постирались сами. А Толик, заодно, и свою расчетную книжку на получение денежного довольствия. Вытащил из кармана только розовую труху! Потом, в бригаде, у начфина, труху в доказательство показывал, долго объяснялся, но ему не верили. Кто ж такую машину видел? Но вскоре все приелось. И я валяюсь целыми днями, читая «Дон Кихота» - догадался взять в библиотеке. К счастью, вспомнил про музей под открытым небом на окраине Лашкарги – древнюю крепость Македонского. Еще в первых рейдах, увидев развалины, мечтал побывать. А тут, -  такая удача!
Категория: Проза | Просмотров: 314 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]