"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2019 » Октябрь » 3 » Необъявленная война .
04:00
Необъявленная война .
Ханиф Фахрутдинов
Необъявленная война .

Аннотация Журналист, ветеран боевых действий в Афганистане Ханиф Фахрутдинов предлагает читателю роман, посвящённый афганской войне. В центре повествования – судьбы людей, которые драматически переплетены и связаны с событиями, разворачивающимися на фоне боевых действий.


Шакалы любят человечье мясо

Старшина автомобильного батальона Советской армии Ринат Сафин пришёл в себя и не понимал, каким чудом ему удалось вырваться из самого ада. Он не мог вспомнить, что с ним произошло и где в данный момент находится… Колонна автомобильного батальона двигалась по самому опасному склону горы… И тут неожиданно началось землетрясение. Сначала был сильный взрыв, после чего на колонну посыпались гранитные глыбы, а потом полил свинцовый дождь. Начали взрываться автоцистерны с горючим и боеприпасы. Наступил настоящий ад: кто то в машинах сгорел живьём, а кто то спасся бегством… Вот он лежит в окружении похожих на волков зверей. Но, к его счастью, это были не волки, а собаки волкодавы – алабаи. В народе эту породу собак называют по разному: кто то туркменской, кто то среднеазиатской, а афганцы их называют афганскими алабаями. По утверждению знатоков, эта порода является самой древней породой на земле – от трёх до шести тысяч лет. Эта собака мощная, недоверчивая к посторонним, самостоятельная, свободолюбивая и, самое главное, верная своему хозяину. На протяжении многих веков собаки этой породы находились в условиях жесточайшего естественного отбора. Тяжёлые климатические условия существования в горах и в знойном пустынном климате, скудная пища, ограниченное количество питьевой воды, постоянная борьба с хищниками сформировали внешний облик и характер собаки, сделали её сильной, бесстрашной, научили экономно расходовать силы. Постоянные схватки с хищниками отточили их боевое мастерство. Континентальный климат, географические различия региона и их особенности за многие века отразились и на физиологии телосложения этих уникальных собак… Для обитающих возле ВАД (военная автодорога) Хайратон Кабул хищных зверей: шакалов, гиен и волков, с началом войны между моджахедами и шурави эта трасса стала лакомым куском. На этой дороге постоянно шли боевые действия между противоборствующими сторонами. Природный инстинкт и звериное чутьё им подсказывали: где идёт война, там можно поживиться человечьим мясом. Когда послышался сильный взрыв и началась сильная стрельба, стая шакалов и гиен ринулась по кровавому следу очередной жертвы. Когда колонна попала в засаду, оставшиеся в живых бойцы отползли в сторону подножья горы, где была возможность укрыться от противника. Когда ещё было светло, чтобы выручить попавших в засаду шурави, прилетели вертолёты, чтобы подобрать раненых бойцов, но времени было в обрез и с наступлением темноты, не успев подобрать всех раненых бойцов (оставив их на съедение шакалам), улетели на свою базу, так как в ночном небе вертолёт равноценен мишени в тире, где его можно подбить даже из простого охотничьего ружья. А нападавшие душманы, истребив оставшихся без защиты раненых бойцов, скрылись в горных пещерах, внутри огромной горы, где их никаким оружием невозможно было достать. Всю ночь Ринат, приложив все силы, оставляя за собой кровавый след, полз, потому что оставаться возле военной автодороги было равноценно самоубийству. С восходом солнца Ринат обнаружил, что находится в какой то норе, где обитает то ли сурок, то ли барсук, а может, шакал или гиена. Недалеко от этого места он заметил обглоданные человеческие кости. Это была жуткая картина. Шакалы и гиены ведут ночной образ жизни, поэтому в свою нору они приходят только утром, чтобы отдохнуть, и с наступлением темноты опять идут на охоту. Поняв, что бесцеремонно вторгся на чужую территорию, Ринат, приложив все оставшиеся силы, стал ползти дальше. Встать на ноги он не мог, так как левая нога была сильно ранена. Ему не удалось далеко отползти, вскоре на него ринулась целая ватага шакалов. Перед самым прыжком шакала Ринат успел нажать на курок калаша, и хищник рухнул недалеко от него. Что удивительно, Ринат ждал, что остальные звери накинутся на него, но этого почему то не произошло. Большинство зверей и птиц при возникновении опасности первым делом бросаются спасать своих детёнышей, а шакалы и гиены спасаются бегством, тем самым жертвуя даже своим потомством. Старшина автобата из последних сил устремился подальше от этого места. Он заметил, что на другом подножье горы видны какие то строения. Это было для него ориентиром. Шакалы перестали его преследовать: им было не до него, они остервенело грызли своего раненого сородича. Шакалы и гиены – одни из немногих хищников, которые в подобной ситуации живьём съедают своих сородичей. Даже в случае ранения своего собрата, они его, живого, не дожидаясь смерти, начинают рвать на куски. Вот эта особая хищническая природа шакалов помогла Сафину остаться в живых. Он, не теряя времени, всеми силами устремился к людям. Пусть там будут враги, пусть там его расстреляют или повесят, но только не быть живьём растерзанным этими подлыми тварями. «О Великий Аллах, дай мне возможность умереть человеческой смертью, не позволяй этим хищникам загрызть меня, как последнего пресмыкающегося. Не для того я сюда приехал, чтобы вдали от Родины, на чужбине, умереть такой страшной, позорной смертью», – взмолился он. После того как Ринат дал достойный отпор этим зверям, он был уверен, что они больше не будут его преследовать, но глубоко ошибался. Как было принято в войсках ОКСВА (Ограниченный контингент советских войск в Афганистане), в безвыходных и смертельно опасных ситуациях, чтобы не попасть душманам в плен, каждый боец при себе имел НЗ: лимонку (гранату), или именную пулю. Некоторые шутники на лимонку приклеивали свою фотографию, а на пуле писали свои инициалы. Многие бойцы уезжали на дембель с таким драгоценным подарком – своей «смертью», чтобы дома перед своими друзьями похвастаться уникальным сувениром. Ведь это так круто: в нагрудном кармане, рядом с сердцем, носить свою «смерть». После того как голодные шакалы закончили с трапезой, они буквально за короткое время опять догнали свою жертву. Нападение на беспомощного солдата повторилось, они снова получили свинцовый дождь и порцию мяса сородича. И такая ситуация повторялась неоднократно. По расчётам Рината, у него в рожке должны были остаться две «смерти», но он просчитался, в пылу борьбы с этими хищниками Ринат не заметил, как у него произошёл перерасход военного имущества: были использованы обе «смерти», и этот просчёт ему мог стоить жизни. Сафин предпринял единственную возможную в такой ситуации защитную меру: пристегнул свою шею солдатским ремнём – защитил свою глотку от звериных клыков, так как звери свою жертву первым делом хватают за горло. Ринат, держа впереди себя автомат с пустым рожком, собрался защищаться. В такой критической обстановке приближающуюся с крейсерской скоростью смерть могло остановить только чудо. И это чудо произошло. Перед глазами Рината прошла вся его жизнь. Он начал прощаться с мамой, родными, знакомыми. Последними его мыслями была мольба, обращённая к самому близкому человеку на свете – маме. О чудо! Свершилось невероятное, видимо, Всевышний услышал его мольбу. Сафин, уже теряя сознание, заметил, как наперерез стае шакалов ринулись какие то огромные животные, похожие на волков. Придя в себя, он ощутил, что кто то нежно лижет его кровоточащую руку. Ринат, открыв глаза, заметил, что на него смотрят четыре пары глаз, а рядом с ним сидит маленький щенок и, похоже, как то хочет облегчить его боль. Боясь сделать резкие движения, Сафин посмотрел по сторонам: недалеко от него находился какой то сарайчик, чуть подальше – ограждённая территория, а рядом с ним, в метрах десяти, сидели огромные волкодавы – афганские алабаи. Они дружелюбно и внимательно за ним следили. Он в очередной раз потерял сознание…
.                                    Необъявленная война
В этой жизни для любого человека потеря своих близких родственников и друзей является страшным ударом, особенно если ему всего восемнадцать лет. У каждого человека в душе есть стержень, который поддерживает физические и духовные силы человека. Бой в горах Афганистана против наёмных головорезов из Пакистана для старшины автомобильного батальона Рината Сафина стал одним из самых серьёзных испытаний в его жизни. Это была его последняя дембельская поездка в составе колонны по «дороге жизни» по маршруту из приграничного города Узбекистана – Термез в столицу Афганистана – Кабул. Первоначально, когда он был командиром отделения, ему регулярно приходилось совершать этот опаснейший рейс. В последние полгода перед дембелем, когда его назначили старшиной роты, он некоторое время занимался организационными работами: встречал колонну, организовывал помывку и отдых водителей, некоторых с трудом выводил из стрессового состояния. Страх, пронизанный до костей, и после окончания рейса, как монстр своими щупальцами, не отпускал и держал бойцов в большом напряжении. Бойцы после рейса были физически истощены: некоторые из них за рейс теряли не только четыре пять килограммов веса, но и весь свой психоэмоциональный запас. Поэтому в этот момент они были неадекватными и деморализованными. Им приходилось находиться под постоянным прицелом снайперов, не зная, откуда будет нападение. Это чем то напоминало приговорённого к смерти человека, который постоянно ощущал дыхание смерти над своей головой. Были случаи, когда такого вот слабака, маменькиного сыночка, после возвращения из рейса старшине Сафину приходилось вытаскивать из петли, предотвратив суицид, и спасать ему жизнь. А через несколько дней им предстояла очередная поездка: изнурительная жара и песчаная буря «афганец», которая забивала песком рот, глаза, нос, уши и лёгкие; постоянное ощущение холодного дыхания смерти, неотступно довлеющей над головой бойцов, находящихся в составе колонны. Отправить в рейс такого водителя было всё равно, что приговорить его к смерти. Общеизвестно, психически неустойчивые люди в критических ситуациях теряют над собой контроль и не в состоянии принять правильное решение. Поэтому старшине Сафину каждый раз перед поездкой приходилось сортировать весь личный состав колонны: кого то временно переводил в хозвзвод, кого то – в отделение охраны, а кого то временно приходилось отстранить от этой тяжелейшей и опасной работы. Каждый опытный дальнобойщик, можно сказать, был на вес золота. Ведь стрелка из охраны или кухонного рабочего из хозвзвода за руль боевой машины не посадишь. От умения и расторопности старшины Сафина и правильного комплектования колонны зависела судьба нескольких сотен бойцов, которым предстояло ехать в очередной рейс. Для этого ему одновременно нужно было быть и психологом, и строгим командиром. При необходимости приходилось быть и другом. Иногда, в нарушение армейского устава, когда слова старшины на бойца не действовали, он из своего НЗ наливал ему сто грамм «лечебного» напитка, что уставом Советской армии было запрещено, после чего военный извозчик, успокоившись, засыпал крепким сном. Также, чтобы отвлечь их от мрачных мыслей, Сафин в свободное время организовывал турниры для личного состава: по боксу, борьбе на поясах, самбо, армрестлингу. На этих турнирах они показывали свою силу, сноровку и умение побеждать, в процессе спортивной борьбы у них появлялась жажда жизни, стремление выжить в трудной ситуации. Перед Ринатом Сафиным частенько, как в немом кино, перед глазами вставала страшная картина: по горному серпантину дороги Термез – Хайратон – Кабул медленно движется большая колонна ОКСВА, состоящая из БМП, БТР, КРАЗов, КАМАЗов, УРАЛов, ЗИЛов, ГАЗонов. Особо опасные участки большегрузные машины, гружённые стратегическим грузом – боеприпасами, и десятитонные цистерны, наполненные бензином, авиационным керосином, соляркой и другими горюче смазочными материалами (ГСМ), проходили в сопровождении танков с тралами. Колонну сзади и спереди на нескольких БТР и БМП сопровождало боевое охранение – группа спецназовцев, у которых была одна задача: при нападении душманов, приняв удар на себя, защитить колонну. Грузы для ОКСВА, доставляемые из Советского Союза, подразделялись на три категории: СПП – скоропортящиеся продукты: мясо, масло, яйца, колбаса, молочные изделия и ещё кое какие продукты; ГСН – грузы стратегического назначения: танки, пушки, миномёты, ПЗРК (переносной зенитно ракетный комплекс) и боеприпасы к ним; ГНПП – грузы с нескоропортящимися продуктами питания, куда входили мука, сахар, крупы, домашний скарб, военное обмундирование и другое. Всё, что нужно для жизнедеятельности человека, завозилось наземным путём на автомобилях по горной дороге Термез – Хайратон – Кабул через перевал Саланг, а особо ценное военное оборудование доставлялось военно транспортными самолётами ИЛ 76М. Центральная база находилась в Хайратоне, недалеко от реки Амударьи, которая являлась пограничным разделительным пунктом двух стран – Афганистана и СССР. Всё, что нужно было для военнослужащих, вплоть от иголки до нитки, привозили из Союза, так как в самой нищей стране на земном шаре купить или заимствовать что либо из продовольствия и ширпотреба не было возможности. Даже, наоборот, во время так называемой «оккупации» Советский Союз помогал афганскому народу продовольствием, а правительственные войска обеспечивал военной техникой и обмундированием. Самым ценным и опасным грузом считался ООГСН – особоопасный груз стратегического назначения. Туда входило взрывоопасное вооружение, в том числе бомбы, снаряды, мины, ракеты, гранаты, а также бензин, авиационный керосин, солярка, спирт и горюче смазочные вещества. По возможности такие грузы, кроме спецназа, с воздуха сопровождала и пара вертолётов. Движение колонны проходило по строго намеченному плану. Контроль за дорогой, грузом и передвижением колонны вёлся беспрестанно. Вертушки регулярно, каждые два часа, пролетали над колонной для проверки состояния дороги и соблюдения графика передвижения колонны. Начальник колонны также постоянно выходил на связь с докладом о местонахождении колонны, состоянии техники и личного состава. Вот и в этот раз, низко пролетая прямо над головой колонны, где ехал Сафин, один из лётчиков приветливо махнул рукой и показал свой большой палец, мол, всё окей, не волнуйтесь, всё идёт по плану. Вертушки, убедившись, что на дороге всё нормально, со спокойной душой улетали на своё место дислокации, так как до прибытия до места назначения оставалось всего ничего. Старшина автороты со своим другом Сергеем в боевом охранении вместе с военными разведчиками ехали впереди колонны. До сих пор дорога шла на подъём. Поэтому тяжёлые машины, приложив максимум усилий, с большим надрывом, рыча как медведи, тянули свой тяжёлый груз. Вдали на равнине, между гор, показалась зелёнка (зелёная зона). Там росли лимоны, мандарины, груши, финики и другие экзотические растения. С дерева на дерево прыгали обезьяны, пели экзотические птицы. Как говорится: живи не хочу, наслаждайся земным раем. Впереди неожиданно послышался страшный грохот, чем то напоминающий землетрясение. Земля задрожала как кролик перед удавом, и огромные валуны с отвесной скалы стали падать прямо на головы шурави. В среднеазиатских республиках: Таджикистане, Узбекистане, Туркмении, Киргизии, также в Афганистане и соседнем Пакистане землетрясения – явление частое. Учёные утверждают, что природные аномалии и катаклизмы случаются именно там, где идут войны. Видимо, такое наказание людям посылает сам Всевышний, чтобы образумить вышедших из под его контроля и потерявших свой рассудок людей, которые беспричинно убивают друг друга и уничтожают живую природу. Кто испытал этот чудовищной силы природный катаклизм, знает: в населённых пунктах перед началом землетрясения на несколько секунд устанавливается жуткая, гнетущая тишина, прекращается лай собак, пение птиц, как будто всё живое, остановив дыхание, прислушивается к страшным звукам, идущим из нутра нашей планеты. Через несколько минут из под земли всё сильнее и сильнее слышится душераздирающий страшный гул, после чего земля начинает дрожать наподобие свирепого быка, который в бешеном темпе начинает прыгать, чтобы скинуть с себя находящегося на нём всадника тореадора. Землетрясения бывают горизонтальные и вертикальные. Самыми опасными считаются вертикальные землетрясения, когда земля резко поднимается и так же резко опускается, разрушая все строения, находящиеся на данном квадрате. Как только начинается землетрясение, человека охватывает страх, который парализует его волю и разум, он не в состоянии принять правильное решение. В этой ситуации он становится беззащитным, как маленький ребёнок. Дорога перед колонной полностью была завалена огромными валунами. Немногим водителям удалось вырваться из такого ада, и они, приложив неимоверные силы, старались быстрее покинуть свои машины, но таких было единицы. В тот же момент вся колонна ощутила взрыв огромной силы. Наверху, на подножье горы, сидели вражеские гранатомётчики. После того как они взорвали скалу, прямой наводкой начали обстрел колонны. Гранатомётчики первым делом ударили по впереди идущим машинам и по взрывоопасному грузу. Одна за другой начали взрываться цистерны с бензином, керосином, соляркой и боеприпасы. Бушевало море огня. Это было похоже на настоящий апокалипсис… Ринат от сильного взрыва потерял сознание. Когда он пришёл в себя, увидел страшную картину: залитое кровью лицо своего друга. Кругом бушевал огненный смерч, друг за другом взрывались и горели цистерны с горючим и боеприпасы. От сильнейшего стресса Ринат опять потерял сознание. Он каким то чудом остался жив. Видимо, его спас ангел хранитель. Придя в сознание, Ринат инстинктивно хотел оказать помощь бойцам – вытащить их из боевой машины, но они были уже мертвы. Ринат понимал, что в такой ситуации оставаться в подбитой машине ни в коем случае нельзя, так как он был мишенью для душманов. Он, собрав все силы, выбрался из машины и с трудом дополз до подножья горы. Небольшое количество бойцов, оставшихся в живых, также спрятались за придорожными камнями. А вот принять бой и дать противнику достойный отпор они уже не могли. Уж слишком на виду было местонахождение шурави, и силы были неравны. Враги же сидели над головами наших бойцов и беспрестанно поливали их свинцовым огнём. Колонна была сформирована таким образом: весь взрывоопасный груз находился под защитой – в середине, а в конце и начале находились охрана и несколько машин с невзрывоопасным грузом. Арабские наёмники, зная местонахождение ВЗОГ (взрывоопасный груз), из миномётов и гранатомётов в первую очередь ударили по цистернам. Они попали в одну из них, и от взрыва и детонации по цепочке начали взрываться остальные цистерны. Водители, находящиеся за рулём этих машин, даже не поняв, что произошло, моментально превратились в горящий факел. В таком аду остаться в живых было невозможно. Командиру колонны капитану Сорокину до выхода рации из строя удалось сообщить оперативному дежурному, что колонна попала в «каменно огненный мешок», и попросить оказать срочную помощь. Но вертушкам быстро прилететь к месту боя не удалось, так как они при облёте получили повреждения. Когда от командира полка поступил приказ о направлении на помощь колонне другой пары вертушек, было темно. Посылать ночью вертолёты на подмогу подвергшейся нападению душманов колонне равносильно самоубийству. Поэтому оставшиеся в живых в окружении врага и шакалов шурави остались без помощи. Наёмные войска «Аль Каида» В этой тяжелейшей ситуации, куда попала колонна, самое страшное, что в этот раз нападавшими были не простые моджахеды, в рядах которых в основном воевали простые дехкане, а кровожадные наёмные головорезы «Аль Каиды» из арабских стран. Они были вооружены не только винтовками и автоматами, но и гранатомётами и миномётами, даже и зенитными установками. В таких ситуациях попавших в беду шурави могли выручить только наши вертолётчики. Хорошо ещё в то время у душманов в вооружении не было переносного зенитно ракетного комплекса «Стингер» – грозы для всех наших вертолётов и самолётов. В начале афганской войны самолёты и вертолёты ВВС СССР бороздили воздушное пространство Афганистана нагло и безнаказанно. Потому что в то время у душманов такого серьёзного оружия не было. Наши военные стратеги не считали серьёзным противником разрозненные афганские племена. Частенько недооценка военачальников своего противника в войне приводила к поражению. Верховному командованию МО и во сне не снилось, чтобы эти дилетанты могли противостоять до зубов вооружённым самым современным оружием советским войскам. В начале войны на вооружении у племён были охотничьи ружья и берданки образца 1812 года, правда, у некоторых были автоматы Калашникова и ещё кое какое несерьёзное оружие. Но такое неравенство в вооружении между противоборствующими сторонами продолжалось недолго. Вскоре оппозицию существующего режима, как их в то время называли СМИ разных стран (повстанцы, душманы, моджахеды, патриоты), под свою защиту взяли страны НАТО: Америка, Италия, Германия, а также Англия, Пакистан, Саудовская Аравия.

Категория: Проза | Просмотров: 73 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]