"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2020 » Январь » 30 » Непрофессионал ...
06:10
Непрофессионал ...
Олег Себастьян.
Непрофессионал ...


След высохшей реки бежал бесконечной лентой, извивался и исчезал под полом несущейся машины. Иногда русло натыкалось на песчаный взгорок и обегало его то справа, то слева. Машина с хищно занесенным над долиной носом вскидывалась, переваливала препятствие и снова находила ускользнувшую от неереку. И неслась туда, где висели над серо-зеленой выжженной долиной склоны. Лиц сидевших Сергей не различал, да и не до них было - он старательно смотрел себе под ноги, не дай бог заденет проносящаяся внизу земля. Все внимание - только себе под ноги, от малейшего поворота залезал в голову надрывный ноющий звук и стягивал обручем. Когда под ногами зазмеились склоны, Сергей заметил только, что у машины нет днища...Он хотел крикнуть, но снова сдавило виски, сильные толчки забили в голове. Вокруг никто не шевелился - сидели немые фигуры. Низкий рокот метался внутри мозга , давил на глаза. Сергей подтащил многопудовые руки и только коснулся лямок, как все, не вставая с мест, попрыгали куда-то вбок ...
Звук отделился от головы, гудел над ним , а когда глаза привыкли к полумраку, ушел совсем, наружу и оказался далеким и не сильным. Вовнутрь сочился через множество мелких дырок слабыми струйками свет. Постепенно, как при проявлении фотографии проступали перед просыпавшимся Сергеем койки с лежавшими на них фигурами. Потом пробились и остальные звуки - скрип коек, вздохи. Заерзал сосед справа - начал крутиться, наворачивая одеяло на себя. Одеяло сползло на пол, открыв нераздетого человека, зависшего на самом краю кровати. Сергей посмотрел на часы - было только полпятого, прикрылся, но тут свело до окаменения живот. С трудом разогнулся, лег на бок , снова начало дергать и он решил, что спать уже не придется. Резко скинул с себя одеяло и вскочил. Пока еще не заполз озноб под кожу, натянул непослушными пальцами тельняшку, китель и, приплясывая на полу, влез в пятнистые штаны. Из провисевшей на спинке кровати одежды его настиг холод. Мелко трясясь, нащупал кроссовки, закаменевшие на ночном морозе, завязал из негнущихся шнурков узлы. Все! Теперь уже не спеша встал, повесил на левое плечо "калашников" и направился к выходу. По пути бросил взгляд на койку, которую специально оставляли для прибывших и командированных. На ней расположился незнакомый офицер с небольшой бородкой, уютно подперший ладонью щеку. Остальных разглядывать не стал, убедился в неизменности позы капитана Артемьева - скорчился на боку, рука под подушкой - "Опять сунул пистолет, козел!" Будто подкарауливая у входа, на него обрушился столб ледяного воздуха, не давая перевести дух. Дул несильный ветерок. Палатки из схваченного морозцем брезента чуть колыхались. Ноющий звук улетел на самый край плато, за темневшие громады ангаров. Там, за ними ходила тяжелая машина, надрывно воя. Рядом тут же смутно вырисовались темные низкие кучи. Голоса бормотали в двух метрах от Сергея - громкий распоряжающийся, озабоченные, кашляющие. Он поискал говоривших, но ночной холод принес звуки из-за ангаров. Сергей попрыгал, отжался. Разогревшись, побежал к умывальнику, вспомнил, что не захватил полотенце, но нырять обратно в стужу палатки не хотелось. Звездные россыпи тускнели и мельчали , дальние западные вершины хребтов, обступивших долину и плато, уже засветились нежно-розовым светом. На востоке зубцы окаймились голубой полосой. Снеговые пики Гиндукуша выступили из немыслимой дали. Голубой пояс все расширялся и захватывал небо, загоняя тени в глубокие кулуары, под нависшие утесы. С вершин до подножья горы скидывали темные одежды, бросая их в недоступные солнцу и глазу ущелья, откуда вновь их доставали, чтобы закрыться на ночь. Едва Сергей прошел сотню метров, поблекли снеговые пики, их можно только было угадать за поднявшейся коричневой грядой хребта Кафарджагар. И еще через несколько метров он был ослеплен краем вырвавшегося из-за зубцов пылающего диска. Из темноты вылепились ангары, многочисленные палатки, усыпавшие широкое, слегка наклонное плато, сторожившее городок в долине. Кучи около ангаров превратились в приземистые вертолеты с распустившимися лепестками лопастей. За ними рокотал заправщик. Рядом с одной из машин возились механики в черных комбинезонах. На самом краю плато вырос белый столбик, превратившийся еще через несколько шагов в верхушку минарета в долине. Около штаба полка шло построение - несколько больших групп людей затягивались в форму, снаряжение, надевали рюкзаки. Отдельно, около входа в палатку штаба, обложенной до высоты роста каменными плитами и затянутой сверху зеленой сетью, собрались в круг офицеры. Оттуда слышались взрывы хохота. От больших групп подбегали солдаты и то один, то другой офицер выходили из круга. Сергей, сполоснувшись, проходил снова мимо построения, бросил взгляд на собравшихся. К роте вышел Михалыч, подполковник, командир отдельного воздушно-десантного полка. Стоя выше всех, на плите-подставке, подзывал к себе офицеров, некоторых отпускал сразу, других держал подле себя. Потом через летное поле понесся солдат прямо к ангарам, еще через мгновение второй, придерживая автомат, зачастил к мачте радиостанции. Сергей уже миновал всех и подходил к своей палатке, около которой закуривали зевавшие капитан Артемьев, ротный Сергея и старший лейтенант Иванов. Они едва заметили Сергея и продолжали ленивую беседу. За спиной раздался громкий топот и перед офицерами возник молоденький солдат в еще серо-зеленом комбинезоне. Увидев сразу трех офицеров, он поспешно встал, забегал глазами и, отыскав Сергея, не отдышавшись, пробормотал - "Вас. Товащ.. лейтенант...Товарищ подпол..кник..." Сергей не успел отойти, как капитан, в олимпийке, в "Адидасах" на босу ногу, следивший, оказалось, за ними, прервал разговор и доверительно спросил : "Как твое имя, солдат?" И посмотрел между Сергеем и солдатом. Солдат, собравшийся уже бежать, споткнулся, замер и повернулся к капитану. Капитан разглядывал рукав своей олимпийки, а парень теребил правой рукой ремень автомата и, покраснев, нерешительно произнес : "Рядовой третьего взвода второй роты Куспись, товарищ ..." - "А какого подразделения, товарищ Куспись?" "...Третьей роты второго батальона..." "Рядовой, ты уже должен знать, что сначала обращаются к старшему по званию, причем по полной форме, затем спрашивают разрешения обратиться к младшему по званию - и капитан мотнул головой в сторону Сергея. Солдат тоже глянул на Сергея, но резко вновь повернулся к капитану... "Лейтенант, я вас еще не отпускал !" - Артемьев вынужден был, как бы ему не хотелось, поднять глаза. Сергей, помедлив, обернулся к нему, ухмыльнулся - "Меня ведь вызывает командир полка...""Здесь старший я, лейтенант!" Сергей, нарочито четко сдвинув ноги, извиняясь спросил :"Я так и доложу, товарищ капитан, товарищу подполковнику, что вы, лично не отпускали меня ?.. " Не закончил и нахально уставился на Иванова. Иванов смутился и, отвернувшись, затянулся сигаретой. Глаза капитана сузились, он искал слова, еще не успев взять нужный темп для ответа, и только проговорил: - "Лейтенант, после построения подойдете ко мне!" Сергей не удосужившись ответить, пошел, да и сам капитан уже стоял боком к нему и прикуривал у Иванова погасшую сигарету. Солдат все так же теребил ремень и двинулся только, когда Сергей кивнул ему. Они сделали несколько шагов и Сергей внезапно стал и топнул с силой ногой, затем не обращая внимания на солдата, вслух выругался и пошел дальше. Когда они подошли к штабу, подполковник дефилировал вдоль строя подтянувшейся роты, осматривал снаряжение солдат. Его сопровождали командир второй роты Сергеев и майор Горелый, начштаба полка. Михалыч был хмур, иногда что-то говорил командиру роты, тот оборачивался, махал рукой и среди солдат, стоявших рядом, начиналась возня. Михалыч, не дожидаясь конца ее, шел дальше. Закончив обход, прошел ко входу, залез на плиту. Завидев Сергея, постоял, припоминая, потом кратко обратился к строю :"Значит, слушай рота приказ !" Рявкнул зычно Сергеев - "смиррно!" Начштаба негромко монотонно прочитал по бумаге, которую достал из картонной папки. Сергей пригрелся на солнце и оперся на стенку из плит. Потянуло в сон. Сергей пошатнулся и открыл от неожиданности глаза: сгибались десятки ног разных размеров, тянули шаги длиной от метра до метра тридцати , уходили из поля зрения, влезали и прошагивали следующие, почти не отрывая подошв, выбивая ватные клочки пыли. ...Сергей взглянул вслед роте, уходившей на посадку в вертолеты - переваливающейся сгорбленной колонне. Потом увидел подполковника и майора, повернувшихся ко входу в штабную палатку, уловил и нетерпеливый мах руки Михалыча. Сергей не заставил повторять приглашение и двинулся вслед за офицерами. Пройдя мимо часового, наклонившись при входе, Сергей оказался в предбаннике, где в полумраке угадывалась фигура в жилете и в каске. Он уже собирался нырнуть вслед скрывшейся спине майора, но фигура сделала шаг к нему, а рука ее легко дотронулась до плеча Сергея. Сергей не сразу понял, потом поспешно снял АКС и поставил в пирамиду, тут же рядом с часовым. Отдернул колеблющийся полог и очутился в просторном шатре штаба, в полумраке которого за столом, освещенным двумя лампами сидели уже несколько человек. Сергей замер, хотел отрапортовать, но стоящий Михалыч недовольно указал ему на стол. Проскользнув в самый дальний край, Сергей сел перед офицером в пятнистом кителе, внимательно разглядывавшим свои ногти. На вошедших он не обратил никакого внимания. За столом, видно, продолжался разговор, прерванный выходом Михалыча и майора к роте. Подполковник, более озабоченно, чем хмуро осмотрел всех: "Так, ппеете, продолжим..." Это вступление стало знаком для незнакомца в новеньком камуфляже и вьющимися светлыми волосами. Незнакомец оторвал свой цепкий взгляд от Сергея и картаво, небрежным тоном произнес: "Полагаю, нет нужды повторять все - опоздавшим потом разъяснят. Я только хотел бы, чтобы все"- и он, лицом обратившись к Михалычу, чуть показал далеко оттопыренным большим пальцем на Сергея - прониклись ответственностью за ак..операцию". Михалыч вздрогнул, наткнулся глазами на вопросительный взгляд Сергея, пробурчал вроде : "Проникнет..." Затянулась пауза. Начштаба зашелестел картами и Михалыч, явно желая, поскорее закончить с этим малоприятным для него делом, с радостью в голосе засуетился: "Ну вот, ппеете, счас посмотрим конкретно. По карте. Покажите, товарищ майор, чтоб все, ппеете, знали район предстоящих действий". Это предложение относилось к чужому майору. Тот, в свою очередь, покосился на начштаба, у него, мол, получится быстрее. Но запротестовал подполковник: "Тут, ппеете, район действия не моего полка. У себя я вам, ппеете, каждую нору знаю. И порядок - ни одна бл... у нас не высовывается." Майор что-то проговорил, но его слова были внезапно заглушены ревом, разорвавшим плотный брезент. Несколько минут никто не мог говорить. За эти минуты Сергей, как ни показалось ему это странным, ощутил себя впервые членом стаи, враждебной к неожиданному чужаку. Последние двое суток были проклятием для гарнизона плато - в двадцати минутах полета отсюда был снесен целый участок дороги, идущей от Кандагара к столице. Поэтому стояла необычная тишина в долине. У подполковника от бессоницы сверкали волчьим огнем глаза, он пять-шесть раз еще на дню бегал в радиопалатку, выбегал из нее - взъерошенный, похожий на бегуна на старте. После пробежек подполковника начинали бегать капитаны, затем старшие и просто лейтенанты и, как будто выходила на массового забег толпа растопыренных фигур, увешанных оружием и огромными мешками... Гул удалился и стих. Приезжий, почувствовав неприязнь, продолжил с меньшей уверенностью: "Вот. Необходимо совершить марш..."- он наклонился к бумаге перед собой и с усилием прочитал- " в район ущелья Парджани и отыскать разбитый самолет. Найти груз, описание получит командир группы, затем перенести его в заданный район, где его у вас заберут. Вот и все... Забыл сказать "- он посмотрел на Сергея - "вскрывать груз строжайше запрещено. Об этом просили предупредить особо !"Все, кроме Сергея, казалось, пропустили мимо ушей последнее замечание. Начали смотреть по карте. За завесой палатки громко и часто заспорили, завеса отдернулась, всунулось лицо, мгновенно отыскавшее подполковника, открыло рот, но Михалыч опередил, вскочил, неожиданно дал "петуха - "Вот, товарищи..." и расплылся улыбкой - "прошу прерваться, тащ майор, приказ я уже подписал, поставь задачу ..." - кивнул на Сергея и на капитана - "значит, инструктаж, ну..., в общем, в полное распоряжение ..."Тут он уже рукой , ладонью кверху, показал на капитана - "А я, за последними известиями, тварщ майор... Если вопросы, то пока к начштаба. Все!" И исчез, оставив после себя колышущуюся дверь. Капитан в пятнистой куртке, сощурился, осмотрел Сергея и повернулся к Горелому. В палатке несколько минут висела тишина - начштаба делал пометки в блокноте. Приезжий майор откинулся и вертел головой, озирая потолок, затем утвердил ладони в края стола и начал, морщась, гнуть спину. Горелый закончил записывать и негромким безучастным голосом заговорил -"Товарищи, получен приказ...нам, проследовать в район, указанный далее, найти груз и, обеспечив его полную сохранность, перенести его к подготовленной площадке, где и передать группе сопровождения. На этом ваша задача кончается... Вопросы? Приказ дан нашему полку и выполнит его разведрота нашего же полка под командованием капитана Мацана". Майор продолжил, обращаясь к капитану в накидке, по-домашнему: "Леша, ты просил и я тебе на время операции откомандировываю"- он кивнул на Сергея - "лейтенанта, альпинист, будет обеспечивать тебе подъем..."Не только капитан, но и все остальные осмотрели Сергея."План подготовите - начштаба поднял правую руку - к десяти ноль- ноль. Подготовиться к выходу на трое суток. Вне очереди. Выезжаете на броне, в двух километрах, после первого поворота, площадка. Там загрузка"-майор снова взглянул на часы -вылет не позднее четырнадцати. На месте будете в районе пятнадцати - шестнадцати. Первая связь - сразу после высадки на исходном рубеже. Затем по расписанию сеансов. На все время рейда обеспечиваетесь ретранcлятором. Радиосвязь- только в оговоренное время. Порядок движения - в соответствии с планом. Никаких боестолкновений, в темпе, скрытно. Забрали и домой...Вас будут снимать в южном проходе ущелья Парджани, посмотрите потом на карте...Главное - доставить груз и сдать старшему группы обеспечения, под расписку... Оставшиеся вопросы можно задавать до десяти часов утра...
Категория: Проза | Просмотров: 80 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]