"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Январь » 5 » Новый год.

05:00
Новый год.
 
Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
 
ГЛАВА 13
Новый год.
У нас – праздник: Новый год! 1981. Правда, о нем напоминают лишь поздравительные открытки из Союза: ни снега тебе, ни елки, а наши деды морозы и снеговики смотрятся почти экзотикой. Да и праздник – чисто «нашенский», у афганцев, оказывается,  и год другой и отмечают в марте. Как и у большинства в бригаде, это мой первый «новый год» на чужбине. Первый – без шампанского, привычного телевизора и обязательного «Оливье». А вот у ротного, как и у всех «тахтабазарцев», - даже второй! Ненароком вспомнился наивный стишок из солдатского «дембельского» альбома:
       
У вас зима, у нас зима
Одни и те же даты
У вас в руках – бокал вина
У нас же – автоматы.
 
Ух, ты! - сказал бы я сам себе всего год назад. – Новый год – за границей, в пустыне! Такая романтика! Будет что рассказать девчонкам! Прямо представляешь их восторженные «ахи» и круглые глаза -  палатка, пустыня, только слышится где-то: «вжик-вжик», «вжик-вжик» - это коварные душманы точат за барханом свои ножи! А еще потом, когда-нибудь, через много-много лет,  грея у камина  старые раны, рассказывать изнеженным потомкам о боях и походах. И  после долгой паузы, задумчиво глядя в огонь, многозначительно
 добавить: «Да, были времена! Не то, что нынче, не жизнь, а какой-то кефир!»     

                 
Шарж от друзей с посвящением « под Баратынского»
 
                     «Итак, друг милый, не шутя
                     Сказав «прости» домашней неге
На шибко скачущей телеге
Иль закусивши удила
От нас, увы! Далеко прочь!
Итак, в мундире щегольском
Ты стал уже пред ротным строем
Меж удальцами удальцом!
Ну что ж, воинственный наряд
Приличен юношам отважным!
 
          Но теперь-то, как мне казалось, чего-чего, а романтикой я уже наелся, а  с  учетом выслуги,  даже с запасом  - на три года вперед! Видать, романтика полезна только в малых дозах, как лекарство. А у меня – перебор, давно в «печенках»: чего ни съешь, - тут же тебе и «романтика» в правом боку! Романтика, твердо решил я, - это для салаг, а боевому офицеру, которому скоро уже четверть века   без годка, – не к лицу! Надо вырабатывать солидность, немногословность, невозмутимость и забыть, наконец, про щенячью радость по любому поводу!                                                                                                                      Но праздник не  чувствуется, как себя не настраивай. И вовсе не из-за отсутствия снега и елки.  Нет главного: всеобщего предвкушения веселья, той радостной, предновогодней суеты с беготней по магазинам за подарками и традиционно «выбрасываемым» на прилавки продуктовым  «дефицитом». Перед глазами сразу встает усталая, но  довольная мама,  достающая из сумки, к моему восторгу, солидную «добычу»: банку растворимого кофе, пару банок горбуши и палочку божественного сервелата. А уж удастся урвать баночку красной икры, считай, Новый год удался!                                                                                                   Здесь же икра есть любая, а вот того настроения нет. В душе сидит ощущение какой-то неопределенности, словно будущего, как времени, не существует. Только прошлое и настоящее. Раньше меня всегда ожидала, казалось бы, бесконечная череда «новых годов», манящих, интригующих, многообещающих... А теперь, ждать чего-то хорошего – наивно, заглядывать в будущее – глупо. Остается надеяться и жить одним днем. Сегодня как раз ЭТОТ день – Новый год.
         Собираемся в ротной каптерке, она же – ротная канцелярия, самодельной палатке из брезентовых тентов на дощатом каркасе.
 
 

 
У родимой каптерки.
 
 Для сугубо гражданских, каптерка – это всего лишь место хранения имущества роты, вотчина каптенармуса и старшины. В Афгане же, каптерка – тихая гавань командирской души. Сюда не заглядывает начальство и вездесущий политотдел. Сакральное место! Где еще поговорить по душам, отметить, помянуть, обмыть? Здесь решается все. Этакая маленькая избушка Кутузова в Филях, накануне Бородино. Ее спартанский непритязательный уют я вспоминаю с ностальгией.  Тебя всегда здесь ждут и всегда нальют, когда чайку,  а когда и покрепче. И только здесь могут идти бесконечные разговоры «про жизнь».  Для бойцов же, каптерка – это «солдатское Эльдорадо», где у хорошего старшины «все есть», мастерская ремонта и пошива, салон ротных кутюрье. Здесь хранятся личные вещи, скромные «богатства» дембелей и всяческие трофеи, вовремя не реквизированные начальством и  бдительным политотделом. Каптерок одинаковых нет. Это – как отпечатки пальцев, как линии судьбы на ладонях. Глянешь на каптерку опытным глазом, - и с ротой все понятно. Тут тебе и «боевой путь» как трофейная история, и миниатюрный  «музей боевой славы» и даже психологическая характеристика ее владельцев. Каптерка – это маленький «Рим», куда ведут все ротные пути.                                                                                                                          
 
              На застеленном простыней столе – традиционный «афганский набор»: водка, «Фанта», сыр офицерского пайка, тушенка и разноцветная икра. Но это все – проза! Торт!!!  Настоящий, бисквитный, с цветными кремовыми розочками! Причем, прямо из Ташкента, самолетом!  «Инопланетянин», пришелец из другого мира! Невероятно!!! Среди нашей брутальности, он  как аристократ во фраке среди мужиков в телогрейках! Чудеса!  Наш Дед мороз – взводный Кмицикевич. По какой-то оказии он удачно побывал в Кабуле.  Оказалось, наш Игорек-то -  парень со связями! И связи эти – ого- го – в посольстве! Оттуда - торт и пять (три пишем, две – в уме, для «небожителей») бутылок водки, естественно, «Посольской».
         За столом – все командование роты. Командир, правда, присел «на минутку». Его ждет другой стол, у комбата. Пьем за прошедший 1980-й. Если подводить итоги, они, в основном, печальные. Хотя то, что живы – уже хорошо! Мне наливают «Фанту» - «больной». «Больной» - удачная «отмазка»: не люблю водку. Но третий тост поднимаю как положено. Святое. Пьем за погибших. В роте, за год, их четверо: Сосо Цациашвили, Виктор Кононович, Андрей Алланазаров и Антон Павлюкевич. Еще шестеро раненых: Власенко В., Шалагин В., Мамедов Д., Синев С., Софуанов Р., Чолыев О. Но все же, это значительно меньше чем у других. Уверен: нам здорово повезло с командиром.
         Мне кажется, на войне,  в первую очередь, главное, даже не то, какой ты там стратег или тактик, а наличие у тебя «шестого чувства». То, что помогает предугадывать засады, избегать «жоп», чувствовать мины, интуитивно выбирать решения. Качество бесценное, особенно для офицера. Вырабатывается у каждого, с боевым опытом. Но встречались и настоящие «экстрасенсы», поражавшие нелогичными поступками и парадоксальными решениями. Но они – срабатывали!
         Такие «заговоренные» выбирались без потерь из многих передряг, пройдя, всем на зависть, весь Афган даже без царапин! Как это им удавалось, объяснить не могли. Вроде, как бы, «левая нога» захотела.
         Может, таким «экстрасенсом» и был наш ротный? Однажды, он всех спас от гибели неожиданным решением: возвращаться назад не по той же дороге, а взять метров триста в сторону. Дорога шла вдоль садов и дувалов какой-то деревушки. И, как только поравнялись с ними, нас накрыл залп из десяти гранатометов! По одному на каждую машину! Черные облака разрывов повисли высоко над нами. Перелет! Духи, впопыхах, взяли не тот прицел. Нас терпеливо ждали, надеясь сжечь, расстреляв в упор! Мы потом долго еще допытывались у ротного: « Почему, с чего вдруг?» Тот пожимал плечами. Наверное, все та же «левая нога».
 
 

 
Рота на марше.1981 год.
 
 
         Поэтому, всякий раз, поднимая стакан за своего командира, я вспоминаю этот случай. Каждый «афганец» может припомнить что-то подобное.
         Я же экстрасенсом не был, да и  особой интуиции за собой не замечал, но,  командуя попеременно каждым взводом, я ни разу не попадал в засады, на мины и не терял людей. Может, у меня был сильный Ангел-хранитель или Судьба уготовила мне совсем другую участь? Как говорят на Востоке: «Все, что с нами случится, записано в Книге судеб и ветер времени лишь перелистывает ее страницы». Иначе как объяснить, что однажды, мы, со вторым взводом, даже прошли по сплошь заминированной, как оказалось, нашими же саперами, горной тропе и не подорвались!
       Мы тогда стояли на «чесе» Кандагара: батальон обеспечивал внешний периметр. Делать ничего не надо, поэтому встали основательно, даже палатку для батальонного штаба поставили. Стоять на периметре - скукота, любой скажет, да и мысли авантюрные сразу в голову лезут.
       Вот и заинтересовала меня горка неподалеку, вернее, целая горная гряда с небольшой седловиной и нахоженной тропой. Горка не горка, для альпиниста, так вообще – прыщик, а для меня – горище!
 

 
На очередную горку
 
 
      Честно сказать, по непонятной причине, может, все та же окаянная «романтика», может, экзотика для равнинного жителя, но меня тянуло в горы как магнитом. Я не мог  пропустить  ни одной горки по близости , чтобы туда не забраться! Прямо -  мания какая то! Конечно, я находил для себя оправдание: а вдруг, там  дух сидит с пулеметом, раз, и всех покосит! Проверить надо! И, как только привал, я лез на горку! Там, стоя на вершине, где, казалось, не ступала нога человека, я окунался в «вечность». Захватывало дух: нетронутый, первозданный, от Адама, мир! Чудилось, вот-вот откроется временной портал, и я увижу непобедимую армию самого Македонского!
     Потом, едва не ломая ноги, я спускался, чтобы вскоре вновь взобраться на очередную. «Опять романтика в заднице играет! – ругал я себя последними словами. Но с каждой новой горкой я как алкаш «в завязке», обреченно понимал, что пропал.
     Но здесь было дело серьезней: тропа не просматривалась, ни кем не прикрывалась и выходила нам в тыл. Проверить надо! Ротный дает «добро» и вот мы с Лужанским и десятком солдат карабкаемся на вершину, намеренно оставив тропу в стороне.
    Наконец и седловина. Там тропа делала резкий поворот за стоящую истуканом  небольшую скалу  и, петляя по серпантину, спускалась вниз. «А «истукан-то» – отличное место для засады!» - мелькает в голове. Но куда тропа идет дальше? Надо лезть выше. В метрах ста замечаю чуть более пологий подъем и вот мы, изрядно оборвав колени, – на вершине.
 

 
На вершине. Рядовой Жижа Ю.П.Позади – Кандагар.
 
 
 Ага, вот куда тропиночка  то  ведет! Петляя по серпантину, она неожиданно исчезает за огромной скалой и только метров через пятьсот вновь появляется на ровном, как стол, плато. Оборачиваюсь назад. Вид – потрясающий! Ради этого и лез. Внизу, игрушечными машинками застыли наши БТР, у палатки, мурашами , копошатся бойцы, а дальше, куда хватает глаз, - огромные коричневые лабиринты Кандагара. Ну, что ж, пора и спускаться. С сожалением бросаю последний взгляд на тропинку и вдруг… на ней,  из-за скалы, появляется человек! Идет осторожно, что несет не видать: далеко. Срочно отсылаю пяток бойцов к «истукану» с задачей: взять тихо, живым. Огонь – только по моей команде! Прячемся за камнями, чтобы не маячить. Сердце бешено колотится . До «истукана» путнику остается метров двести. Только бы наши успели! И вдруг, из-за той же скалы появляются пять духов с тюками и оружием! Ага, значит первый, - это разведка! Эх, наши-то у «истукана» не знают! Только бы не спугнули! Да как передать, связь – только у меня! Посылаю бойца лететь  «пулей» сообщить об основной группе. Впрочем, какой там «пулей», лишь бы шею себе не свернул! Тем временем, основная группа духов спокойно выходит на серпантин в четырехстах  метрах от меня. Еще немного и можно открывать огонь. Ну же, ну… С тревогой перевожу взгляд на громадину  «истукана». Вот дозорный поравнялся, исчез… И вдруг, - выстрелы! Твою мать!!! Духи остановились, как вкопанные. Секунды -  и они ломанулись бегом назад, к скале! Открываем огонь. Поздно! Беглецы скрываются за поворотом!
   Давно я так не матерился!  Вернее я не матерился так никогда. Если слова имеют материальную силу, то в этот момент где-то на Земле произошло землетрясение или цунами. Особенно авансом досталось бойцам у «истукана». Почему не пропустили? Хотя сам виноват: надо было брать вторую Р-148ую. Да кто ж знал? Вдруг, духи вновь появились уже на плато, продолжая нестись с такой же скоростью! С тюками!  Олимпийские бегуны перед ними -  просто дохлые улитки! Расстояние  до спринтеров  где-то 700-800 метров – для меткого выстрела из автомата запредельное: мушка полностью закрывает несколько фигур. Эх, сюда бы «Бур»! Ставлю предельную дальность, хорошо целюсь. В училище был КМС по стрельбе «Бегущий кабан». Но там – оптика и цель бежит не от меня,  а мимо. Выстрел, -  и пуля поднимает фонтанчик впереди бегущего. Другой – с боку. Очередь – клубы пыли! Духи же , как заговоренные! Все. Ушли. Повезло супостатам. Судьба…Что ж, сегодня – им, завтра – нам. Чтобы не ломать ноги, назад идем по тропе. Оказалось, ее и «истукана» разделяет глубокая расщелина. Разведку надо было просто пропустить, да посыльный опоздал.
     Злой, охрипший, вымотанный до предела вваливаюсь в палатку, где пьют чаек саперы. «Какими судьбами? – грохаюсь я на лавку.
  - Мины на тропе ставили, чтоб духи не прошли.
 - Да мы только что этой тропой назад вернулись!
Вот и нам повезло, даже ждать не пришлось. Только Богу известно, как попотели наши Ангелы-хранители, уводя нас от собственных растяжек.
… Скоро загадывать желание. У кого -  какое, и гадать не надо. Оно у всех одно: побыстрее вернуться домой. Живым. Желательно, целым. Сбудется ли? Вон, мы , с Толиком, тоже загадывали, да Судьба прикольнулась! Думали ли мы в Бабочино, за шикарным столом, среди прекрасных дам, что уже следующий год встретим черт знает где, в убогой каптерке, в «двух шагах» от Пакистана? Судьба… Интересно, где доведется  встретить следующий,  82-й, с такими вот «закидонами»? Если доведется… Желание загадываю, но будущее свое знать не хочу. Пусть будет, что будет. Вообще, праздник для замполита, как для колхозной лошади свадьба: голова – в цветах, а задница – в мыле. Во-первых, он – вечный «ответственный» на Новый год. Но тут – справедливо: кто на что учился. Во-вторых, надо напридумывать, на свою же голову, чем занять личный состав, а потом еще, всю ночь шарахаться по подразделениям, глядеть, чтобы не напились. Хотя, - бесполезно: напьются!  Но укорот нужен. Напьются и «залетят»  - неминуемый после праздников «разбор полетов» у НачПО. А, в-третьих, - организовать и провести обязательный в войсках спортивный праздник 1-го числа. Старая армейская традиция: чтобы всю дурь похмельную выбить. У меня все давно готово. План культурно-массовых мероприятий  написан, а спортивный праздник уже придумали за меня. В бригаде – военизированная эстафета. Мне только команды подготовить.
        Но дойти до посольского торта не удалось: пробило двенадцать и бригаду потрясла радостная канонада. Все, что могло и даже теоретически не могло стрелять – стреляло и взрывалось! Казалось, что мы ведем ожесточенный бой со всеми кандагарскими духами и пакистанской армией разом! Небо во всех направлениях резали разноцветные трассы, с шипением впивались в темноту всевозможные ракеты, насвистывали, выплевывая огоньки, сигнальные мины! Зрелище было феерическим! Вот она, - легендарная широта русской души! Какой размах! Сознание двоилось: как офицеру – так полный бардак, благодарному зрителю – сплошной восторг! По масштабу, с нашим пиротехническим шоу могла соперничать только прошедшая Олимпиада, но куда ей по куражу и азарту! И больше всех, судя по канонаде, «радовалось» боевое охранение аэродрома. Понятно, ребята заждались, а тут – такой повод! Стоять, ведь, -  скукота, начальства над душей нет, а случись чего, на духов все можно списать, дескать, праздник нам хотели сорвать, гады!
         Так как восторг гулявших ограничивался лишь боезапасом, вскоре следовало ожидать финальных а, возможно, и  фатальных аккордов главного калибра. Казалось, деревушки поблизости испуганно замерли, ожидая у себя «конца света». Но его как всегда, перенесли. Наконец, когда чуток поутихло и только кое-где, на окраинах, кто-то запоздало достреливал оставшееся, праздник с небес плавно перешел на твердь.
         Где-то со стороны штаба раздались автоматные очереди. Что за черт? Стало как-то неуютно. Правда, от нас до штаба – целые ряды палаток, но все ведь знают: пуля -  дура. Глупо как-то получить такой «подарочек» от своих, угодив еще и  к «веселым» хирургам на Новый год! Вот и загадывай желания,  тут бы праздник пережить! Минут пять шла беспорядочная стрельба, но, вдруг внезапно смолкла. Напряженно вслушиваемся: неужели патроны кончились? Нет, не кончились – бригаду спасли разведчики! На утро , по слухам , узнаем: оказалось, два прапорщика, изрядно приняв «на грудь» стали палить из автоматов куда глаза глядят!  А хорошо зная, куда они глядят, все вокруг залегли и попрятались. Разведка «суперменов» повязала, набила морды и бросила в зиндан. Праздник логически завершился. По всем приметам, год нас ожидал боевой.
         Наутро, бригадное начальство всем командирам «накрутило хвоста» и сделало оргвыводы:
  1. Праздник отмечать надо  и без салюта не обойтись.
  2. Салют должен быть организован и управляем.
  3. Где, не дай Бог, взлетит хоть одна «незаконная» ракета – всем п… ! Словом, это подразделение встретит ночь на плацу.
 
Командование угрозы свои сдержало, и следующий праздник прошел «организованно»: тускло, нудно, без задора и души. Ни одна «левая» ракета не взлетела и грозный «п….» не наступил. Просто  вывели в поле разведроту с ракетницами, ребята чуток лениво постреляли, «шоу» завершилось,  а народ понуро разошелся по палаткам. Правда, радости чуть-чуть добавило все то же сумасшедшее охранение, но уже как-то слабо, без куража. А спортивную эстафету наши все же продули: замешкались на этапе «замена пробитого колеса».
    Вскоре после Нового года, мы, всем политсоставом вместе с Нач ПО летим в Шинданд на сборы.
 
 

 
Участники сборов политсостава в Шинданде. 1981г.
 
 
 
 
 Повод серьезный. Впереди – знаменательная дата: XXVI съезд КПСС! Внешне, страна  давно уже живет только этим. В Союзе, на улицах – плакаты и транспаранты «Достойно встретим 26 съезд КПСС!», на ТВ, радио, в газетах – победные сводки, предсъездовские соревнования трудовых коллективов, рапорты о перевыполнении социалистических обязательств.
 

 
7 ноября 1980г. Праздничная демонстрация в Калинине (Твери).
 
 
         Здесь мы тоже не отстаем. Получена директива главного политического управления СА и ВМФ Д-050 «О работе по изучению и обсуждению проекта ЦК КПСС к 26 съезду партии». Никакие отговорки не принимаются! Война-войной, что хочешь, делай, а партсобрания, политзанятия, наглядная агитация и прочее, прочее, прочее – должны соответствовать историческому моменту! Поэтому: лозунги «достойно встретим…» - висят; планы «По подготовке…» - написаны; собрания – проведены, стенды-календари «до съезда осталось…» - изготовлены и отчет уже идет.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
Встреча в Шинданде. Выпускники НВВПОУ старшие лейтенанты: Евгений Заврин, Владимир Репринцев,  Владимир Лукинов, Олег Соболев.
 
 
 
2-го января – собрание коммунистов бригады по обсуждению «проекта ЦК КПСС…» Дело ответственное: ожидается большая «шишка» - Начальник тыла армии генерал-майор Пивоваров. 1 мсб представляю я. Поэтому, в политотделе получаю напутствие-инструктаж: от темы плавно перейти к заботе партии о ВС СССР, пристыдив, попутно (только в рамках приличий!» тыл бригады. Но главное, довести мысль: все проект  изучили и горячо одобряют. Нравственно терзаюсь: как удержаться в «рамках приличий», не обматерив при этом, наш «доблестный» тыл? Такой соблазн! Но здравомыслие победило  и в рамках приличий  удержался.
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
У друзей в Шинданде. Репринцев В., я, Соболев О. и Круплев В.
 
 
 
 
 
         В Шинданд  летим, как на экскурсию. Интересно, как там поживает наша бывшая «мачеха», 5 мсд? Оказалось, шикарно себе поживает, почти при «коммунизме»: электрификация всей дивизии, кругом – бетон, кунги, сборные домики, опять же все – в побеленных камешках. У офицеров и солдат – общие столовые - ангары, а не так, как у нас, в батальонах ,  на ветру да на холоде. Ощущение -  как в Союзе побывал, в показном городке! И куда ни глянь, - образцовая наглядная агитация: боевой путь части, стенды с награжденными. Судя по их количеству, наша бригада почти не воюет.  Наверное, у них тут полная «ж…» Мысленно сочувствую мужикам. Выходит, наш Кандагар-то – просто тихая заводь!
         В дивизии, нас с Олегом, ожидал приятный сюрприз: друзья-выпускники с училища! И где все скитались до этого? Мистика какая-то: целый выпуск, 400 человек, исчезли, словно растворились! Вот это – армия! Какие масштабы! Судьба, вроде бы, безнадежно разбросала нас по Союзу, а тут в Афганистане, на тебе – встретились! Мы, с Олегом – гости. Вечерком, за бутылочкой, вспоминаем родное училище, друзей и те кривые дорожки, что привели каждого в Афган.
 
 
 
Категория: Проза | Просмотров: 202 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 2
+1   Спам
1 trak   (05 Янв 2017 14:00)
Помню я этот фейерверк с Новым Годом. Мы, вторая танковая рота, тогда стояли в карауле.

0  
2 NIKITA   (06 Янв 2017 11:12)
А мы в ночь на 81 год  Кино смотрели Пираты 20 века до 24.00, а Плиев сторожил что бы никто не напился  А фейерверк помню Знатно было

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]