"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2020 » Апрель » 15 » Офицерские жены
10:11
Офицерские жены
Карелин Александр Петрович
"Мы с тобой два берега...

"Аннотация: Офицерские семьи. Жены офицеров.
Боевые подруги... \Мы с тобой два берега..." "Ночь была, был рассвет, словно тень крыла. У меня другого нет, я тебя ждала. Всё ждала и верила сердцу вопреки: "Мы с тобой два берега у одной реки". /Г. Поженян/ Предисловие от автора
Говорят, что жизнь человека - это книга. А книги бывают интересные и скучные, содержательные и пустые. Одна - пухлый фолиант, другая - тоненькая, как ученическая тетрадь. Книга жизни офицерских семей насыщена и может быть велика по размеру. А интересна? Пролистаем несколько таких "книг". В основу рассказа положены документальные истории. Фамилии действующих "героев книг" изменены.


Без особой на то надобности зайти вечером, в час пик, да ещё в конце месяца в крупный свердловский универмаг - поступок поистине опрометчивый. Уже через пару минут, мысленно проклиная свою бестолковость, капитан двигался в подхватившей его душной толпе как лодка без руля и паруса, мимо полупустых прилавков, пытаясь протиснуться сквозь длиннющую очередь, выстроившуюся за каким-то очередным дефицитом. Не стоять же ему, в самом деле, в этой очереди до закрытия магазина. Впрочем, надобность всё же была. Надвигался женский праздник, хотелось хоть что-то купить для жены и двух дочерей. Вот и вырвался на "разведку". Но вдруг движение застопорилось. Поток вынес офицера на гренадёрского роста и соответствующего веса тётю, стоявшую на месте незыблемо как волнорез и не обращавшую никакого внимания на окружающую суету. - Буржуйка! Фря крашеная! - то ли шипела, то ли рычала женщина-волнорез, гневно буравя взглядом кого-то в отделе верхней одежды. Капитан, придавленный толпой к её могучему плечу, посмотрел в ту же сторону. Ах, вот в чём дело. Столь явное неудовольствие большой тёти вызвала довольно симпатичная моложавая пара, наверное, муж и жена. Он - стройный, подтянутый седоватый подполковник, десантник. Она - миловидная, стройная блондинка, в молодости, несомненно, красивая. Она примеряла шубу, по виду довольно дорогую. И смущалась, и глазами спрашивала мужа: к лицу ли ей шуба, нравится ли ему... Но тут женщина-волнорез стронулась с места, и все услышали напоследок её злобный шипящий возглас: - Офицерша! Буржуйка!.. Всякое желание оставаться далее в универмаге пропало. Капитан Александр Невский выбрался на морозную февральскую улицу. Не спеша отправился домой, поглубже надвинув шапку на голову. Решил пройтись пешком, не смотря на сильный пронизывающий ветер, несущий навстречу снежную крупу. Всё время вспоминались, не шли из головы эти злые слова. С чего бы такая шипящая ненависть? Или презрение? И почему именно буржуйка? Значит, богатая? Значит, все жёны военных, офицеров - какой-то особенный, очень состоятельный слой? Невский признался сам себе: задела его эта сцена. Ну, во-первых, сам является офицером, а, значит, и в его жену могут кинуть эти слова. А во-вторых, твёрдо знал: основа таких взглядов, подобного отношения к жёнам военных - предвзятость, вольное или невольное заблуждение. Да, конечно, сейчас началась перестройка, гласность. Вроде бы стали больше говорить и писать о всевозможных армейских проблемах, а миф о материальном положении офицерских семей всё ещё существует. И мамы, напутствуя своих дочерей-невест перед свадьбой с лейтенантом или курсантом военного училища, говорят: "Ничего, пусть в молодые годы послужишь немного с мужем на краю света, зато копейки считать не придётся..." Придётся, и ещё как. Хотя откуда им это узнать, если среди подруг и знакомых не окажется офицеров и офицерских жён. Вся информация на эту тему - из кино и телефильмов, книг. А там... Офицерские жёны, как правило, предстают на экране в двух образах. Первый - эдакая "железная леди", которая, вольно перефразируя Некрасова, "гранатою танк остановит, в атаку бойцов поведёт". Она мужу хороший советчик и помощник, хранительница домашнего очага. В житейских испытаниях прочна, как скала. Второй расхожий образ - изнеженный городской "мотылёк", терзающий своего мужа жалобами на то, что вот в Военторг арфу не завезли, а в местной картинной галерее почему-то не выставляют импрессионистов. И вообще, её утончённой натуре как-то душно в этом отдалённом гарнизоне, несмотря на такой противный и холодный ветер. Но, так или иначе, все офицерские семейные идиллии и драмы разворачиваются на фоне относительного бытового и непременного материального благополучия. Невский посмотрел налево-направо и поспешно перешёл на другую сторону улицы, прошёл мимо Вечного огня и углубился в парк, примыкавший к его жилищу. Он продолжил свои размышления о военных и их жёнах. А вот несколько лет назад в одном очень популярном телесериале жена офицера представлена эдакой вульгарно-хамовитой полковничихой, и некоторые знакомые потом говорили: "Все они такие!" Это разве справедливо? Но это - в кино, а в жизни... Эта сцена в универмаге, так взволновавшая его? Может быть, эта шуба - первый по-настоящему дорогой подарок, который смог сделать офицер жене? И как знать, распорядись судьба по-другому, не пришлось бы ей вместо этой шубы примерять траурное платье. Очень уж характерный и такой знакомый, не крымский, был у того подполковника загар, тем более в конце февраля месяца. И она-то буржуйка? Какая же здесь несправедливость! Проще было бы отмахнуться от всего этого: обывательские сплетни. Но - сплетни - вещь ядовитая. Как знать, не сделает ли дочь той самой озлобленной тёти из универмага из этих сплетен свои, очень "практические" выводы, не "окрутит" ли какого-нибудь лейтенанта, приняв его за "золотую рыбку"? В таком случае финал этого "брачного демарша" представить нетрудно... Александр поднялся на невысокое крылечко и потянул тяжёлую дверь, с трудом растягивая тугую пружину. Вот он и дома. 2 Около месяца назад капитан Александр Невский прибыл на новое место службы. Предстояло осваивать неведомую пока должность преподавателя военной кафедры медицинского института. Волновался, конечно. Как-то сложится его дальнейшая судьба. Впервые идею перейти в преподаватели ему предложил товарищ по Афганистану, капитан Зыков. Тёзка навестил раненого товарища и младшего коллегу по Отдельной Кандагарской медицинской роте в клинике военной травматологии Военно-Медицинской Академии в Ленинграде. Невский был переведён туда из Окружного госпиталя в Свердловске, а Зыков к тому времени уже закончил службу в Афгане и поступил на учёбу в Академию. Он навещал друга часто, они садились в коридоре лечебного отделения и вспоминали проведённую вместе службу. Около двух лет прослужили вместе, провели десятки совместных хирургических операций, спасая раненых солдат и офицеров. Однажды, уже собираясь уходить, Александр сказал: -А что, Санька, не заделаться ли тебе преподавателем? Я знаю, что тебе будет по плечу такая работа. -Ты с ума сошёл, Саша. Я и говорить-то толком не умею, предпочитаю больше слушать, чем языком "молоть". А ты говоришь "по плечу". -Нет, ты подумай. После ранения ты почти оклемался, скоро год будет, как скитаешься по госпиталям. Здесь, в Академии тебя ещё подлечат лучшие специалисты. Пройдёт месяц-два, или три и тебе надо будет выбирать свой новый путь. В армии ты должен остаться без всяких разговоров. Дурак будешь, если уволишься. Напишешь рапорт на имя Министра обороны, он даст добро. Я уверен. Согласись, продолжать работать хирургом ты не сможешь - правая рука безнадёжно повреждена. А преподавателем стать эта рука не помешает. Главное, что бы ты сам захотел. Знаний наберёшь, подучишься. Потом и студентов учить начнёшь. Будешь делиться с ними опытом афганской службы. Я сам учился на военной кафедре в мединституте. Там толковые ребята нас, "оболтусов", обучали. После института призвали меня, работающего хирурга, лейтенанта запаса, в армию на два года. Я и остался на все двадцать пять. Не жалею, кстати. А там, глядишь, и твои студенты бывшие тоже погоны оденут, станут оплотом нашей военной медицины, как я, например. Ей, Богу, не вру,- Александр заразительно, как мог только он, рассмеялся. - Решайся. - Я подумаю... Всё вышло так, как посоветовал старший товарищ. В феврале 85-го, после излечения в госпиталях, Невский остался по своему рапорту в Вооружённых Силах. Правда, пришлось ждать, пока освободится должность на военной кафедре в одном из медицинских институтов на территории Уральского военного округа. Почти год ждал эту вакансию, временно исполняя несколько должностей, в том числе и командира учебного взвода-преподавателя. Он учил в учебном медицинском батальоне будущих санитарных инструкторов, которых готовили в Чебаркульской дивизии. Жил в своей квартире со своей семьёй. Именно отсюда он отправился служить в Афганистан, правда, с хирургической должности. И вот теперь Невский осваивал должность преподавателя военной кафедры, обучал студентов 4-5 курсов военной токсикологии. Изучали механизм действия отравляющих веществ и различных ядов на живой организм (в качестве подопытных животных использовались кролики, кошки, крысы), клинику поражения и лечение. Вместе со студентами радовался, когда очередная жертва была спасена умелыми действиями, переживал за неудачи и ошибки). Жена с двумя дочерьми осталась всё в той же квартире в Чебаркуле, где ждала возвращения мужа около трёх лет (пока служил и пока лечился после ранения). И снова разлука. Когда ещё капитан получит свою квартиру? В большом городе это не так просто, даже, несмотря на имеющиеся льготы после Афганистана. Вопрос с временным жильём в Свердловске был решён буквально в день прибытия. Начальник военной кафедры договорился со своим добрым товарищем, начальником 76-й Интернатуры медицинского состава. Здесь офицеры-медики постигали новые специальности, получая знания по хирургии, терапии или иной лечебной должности. Эту же Интернатуру ещё в 80-м закончил и сам капитан Невский, получив диплом хирурга. Интернатура располагала большим общежитием. Александра поселили в двухместной комнате с капитаном Виктором Набокой. Нет, он не был слушателем Интернатуры. Как и Невский, этот офицер был временно поселен. Как и Невский, капитан Набока служил в Афганистане, работал хирургом в медсанбате Баграма. Как и Невский, Виктор был тяжело ранен в одном из боевых рейдов, несколько месяцев лечился после огнестрельных переломов обеих ног. Но этому парню повезло больше - руки его не пострадали, после излечения он вернулся к любимой работе хирурга. Немного поработал на прежнем месте службы в медсанбате Еланской дивизии. В ноябре прошлого 85-го капитан Набока был переведён на должность хирурга 94-й ГП (гарнизонной поликлиники) Свердловска. С жильём ему просто повезло: поликлиника занимала весь первый этаж огромного здания, построенного еще в далёкие сороковые годы (в годы Великой Отечественной здесь располагался госпиталь), третий этаж занимала Интернатура, ну, а средний этаж был отведён под военную стоматологическую поликлинику. Виктор мог себе позволить подниматься утром за 10-15 минут до начала рабочего дня, не спеша, спускаясь с третьего на первый этаж. Правда, его изредка привлекали на операционные дни в госпиталь, но это только радовало хирурга, стосковавшегося по любимой работе. Приходилось в эти дни подниматься "ни свет - ни заря" и ехать на другой конец города. Впрочем, и Невский не особенно беспокоился по утрам - до медицинского института ему тоже было близко. Александр "прогулочным" шагом доходил от одного здания до другого за пятнадцать минут. Красота! И никакой транспорт не нужен. С Виктором подружились быстро. Хоть он и был постарше, но в таком возрасте разница в три года уже не ощущалась, как, например, в школьные годы. Общие воспоминания о службе в Афгане, общая хирургическая работа по спасению раненых, участие в боевых рейдах, наконец, лечение после ранений - всё это сблизило офицеров. Уже через неделю казалось, что знают друг друга "сто лет". Единственно, что огорчало - это разлука с семьёй. Невский собирался навещать жену и дочек хотя бы раз в месяц. Как говорится, "для бешеной собаки - сто верст не крюк", так и для Александра расстояние до соседней Челябинской области не казалось дальней дорогой. Подполковник, начальник военной кафедры обещал пойти офицеру навстречу, предоставляя краткосрочный отпуск для встречи с родными. Александр Андреевич относился к молодому офицеру по-отечески. Первая поездка к семье уже была намечена на праздники в связи с женским днем 8 марта. Осталось всего две недели... Быстро поднявшись на третий этаж по широкой каменной лестнице, капитан Невский неторопливо открыл своим ключом дверь в седьмую комнату. Теперь можно и отдохнуть от долгого трудового дня.
Категория: Проза | Просмотров: 54 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]