"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Май » 30 » Окончание гл.10
05:21
Окончание гл.10
Лукинов Владимир Анатольевич
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
ГЛАВА 10
Эскалация
окончание

                                                                                    
                Информационная война обеспечивала Западу эскалацию горячей. Под крики о «советской угрозе» в Афганистан потекли бешеные деньги, в основном, американские. «Мстят за Вьетнам» - считали все. Вскоре руками духов с нами воевал почти весь западный мир. И совсем не из солидарности с афганским народом: плевали они на него! Запахло солидной наживой. Италия, ФРГ, Франция, Англия, Иран, Пакистан, Египет, Китай – слетелись как мухи на мед: все мечтали «наварить». И в Афган повалило оружие. Из Италии – пластиковые мины, Египта – зенитные комплексы советского производства, из Китая – АК-47, РПГ-2, ДШК. Вокруг, особенно в Пакистане, развернули сеть тренировочных лагерей, где американские и английские инструкторы обучали «повстанцев» диверсионной войне.
                 Деньги американцы потратили не зря: духи здорово прибавили в подготовке и, особенно, в вооружении. Но главное, у наших врагов произошел коренной психологический перелом: они перестали бояться военной техники. Все это мы сразу почувствовали на себе.
                В политотдельской палатке диктуют очередную информационную сводку:
- пять советских солдат, попавших в плен – кастрированы душманами. Бежав из плена,  лететь в Союз по демобилизации отказались: «У нас свои счеты». Парни 20 лет  впятером уничтожили банду в 49 человек.
- в перехваченном караване обнаружены японские бесшумные пистолеты-авторучки.
- в Пакистане находится центр по подготовке женщин-диверсантов. 150 девушек, незамужние, мастерски владеют ножами. Цель: уничтожение вражеских офицеров – «война в постели».
                Записываю и сам не верю: бред какой-то! С японскими ручками-то понятно, но вот с «войной в постели»? У них, что, в Кабуле, крыша поехала? Какие женщины, какая «постель», живешь тут как тибетский монах! Из всех женщин – Пугачева на обложке! А может, крыша поехала у американцев, считают, что мы, как они, по бабам да борделям ходим?
                Взрыв рядом с палаткой заставляет  всех вздрогнуть. Ошалело выбегаем вместе с НачПО. Ничего страшного: саперы уничтожили взрыватель очередной мины. Сняли прям на выезде из бригады!
                Подрывы заметно участились. Первым в бригаде подорвался пом. НачПО по оргпартработе к-н Чечель, в апреле, а уже к середине лета началась настоящая минная война.
                Каких только мин не извлекали наши саперы: хитроумные самоделки, родные китайско-советские, залежалое старье всех времен и народов – «мировое ассорти»! Зачастую, мины были маломощные, разрушавшие только ходовую часть. Поэтому, в рейдах, впереди колонн стали  пускать танк-«миноуловитель». Обычный танк с простой задачей: подрываться. Для этой цели танкисты держали в запасе каток и с десяток траков. «Схватив» мину, танкисты, матерясь, меняли траки, натягивали гуску и вперед, за очередной.
                Опасней всего было поймать мину на БМП, даже маломощную! Особенно левой гусеницей, касавшейся земли как раз под водителем и командиром, - гарантированная смерть обоим. Я всегда с печальным сочувствием провожал взглядом проходившие мимо БМП и БМД: смертники!
                То ли дело родной БТР! Колеса – за пределами корпуса, а значит, и взрывная волна – в стороне! Рванет: колесо – в клочья, редуктор висит, но все живы-здоровы! Конечно, может разойтись шов на корпусе, контузить экипаж, зато: живы! Вышли, покурили, поматерились, привязали тросиком колесный редуктор, чтоб не волочился, и – вперед!
Рвануло с другой стороны – опять поматерились, прикрутили, поехали. Ковыляя, но поехали! Колес-то восемь! Бывали случаи, когда броник только за один день «ловил» три мины, но своим ходом добирался до бригады! Правда, с ошалелым экипажем. Чтобы не цеплять мин по-напрасну, всем строго приказано ездить след-в-след. Помогло, но ненадолго. Началась какая-то чертовщина: стали подрываться машины, вообще не сходившие с колеи, причем, любая по счету, даже последняя!
                Жизнь каждого стала зависеть от банального случая. Ни боевой опыт, знания, должность не имели значения: минная «русская рулетка» уравнивала всех. Стали предполагать, что использовались специальные хитроумные «помповые» мины, где каждая проходящая машина как бы «подкачивала» взрыватель до критической точки. Но это все – лишь догадки, а надо было знать наверняка. Наши саперы – инженер бригады майор Чурилин с капитаном Ахмалуллиным – перерыли кучу спецлитературы по минам НАТО, даже материалы Генштаба! Нет ничего, одно старье! И тогда они решились. Плюнули на все инструкции, взяли ножовку по металлу, деревянный молоток, мину и пошли за бригаду – разбирать! И разобрали!! Механизм и принцип действия оказался гениально прост! Между двухплечным рычагом устанавливался резиновый шарик, типа детской пустышки. Надавит колесо – клапан откроется и подаст порцию воздуха. Проедет – закроется. И так до тех пор, пока шарик не лопнет! Так мы и  познакомились с «итальянками». А мину, офицеры принесли назад, как учебное пособие. С первого взгляда  даже и не скажешь, что – мина. Песочного цвета, в ребристом пластике, похожая на какой-то цветочный горшок, - ее не брал индукционный  миноискатель. Вообще, с разгаром минной войны, отношение к саперам кардинально изменилось. Саперов зауважали. Брали лучших. А с появлением радиоволнового миноискателя РВМ, в саперы стали  отбирать  бойцов, почти как в консерваторию, с идеальным музыкальным слухом!
                Вместе с минами головной болью стали гранатометчики: духи  гранат не жалели. Иногда по одной машине давали целый залп! На первых порах, бригаду особенно донимал «энтузиаст» - одиночка, облюбовавший себе позицию у моста, где раньше дежурил у МАФСа Толик. И если совсем недавно мы запросто мотались в Кандагар на «дружбу», теперь проскочить в бригаду старались затемно. Попал в ночь – сожгут. В бригаде был строгий приказ: одиночкой, в ночь – никуда!
                Вскоре, «энтузиаст» достал так, что комбриг на полном серьезе обещал добывшему гранатомет,  «Красную Звезду». Глаза у наших командиров загорелись, заработала военная мысль. Но орден так и не «обмыли»: обстрелы внезапно прекратились. Кто знает, может, подстрелили случайно? Зато в мосту духи заложили фугас, проделавший огромную дыру
                То, что духи «жируют», стало заметно  по трофеям. К рассказам о «фузеях» и винчестерах, новички уже относились как к рыбацким байкам: «улов»  пошел серьезный. Но один  «трофей» я запомнил на всю жизнь.
                Как-то,  в штаб батальона, из рейда,  доставили необычные трофеи – коробки с медикаментами. Среди традиционного набора перевязочных средств, кучи неизвестных лекарств и таблеток, нас заинтересовали полтора десятка цветастых коробочек с  накачанным мужиком на картинке. Внутри – бутылочки, с розовым сиропчиком. На вид -  похоже на витамины. Верчу в руках: инструкции – на английском. Переводить бесполезно: терминология специфическая! Может, это – стимуляторы? У нас давно ходили слухи, что у духов есть специальные препараты, позволяющие носиться по горам сутками. К слову, даже без всяких допингов, меня всегда поражала фантастическая выносливость и живучесть простых афганцев. Любой врач подтвердит: при одних и тех же ранениях, даже в живот, наши – умирали, те – выживали! Закаленные с детства, умудрившиеся выжить в такой антисанитарии, афганцы, наверное, были обречены жить вечно!
                Медикаменты сдаем в медроту, а «витамины», по-хозяйски, оставляем себе: здоровье укреплять. С опаской пробуем: да они сладкие, как раз чай пить! На всякий случай, держим паузу. Проходит час, другой -  живы! А раз есть сахар – за чаем не дело не станет! И мы незаметно как-то: кружечка за кружечкой, коробочка за коробочкой, - все и выпили! Но потом… Сил, вроде бы, и не прибавилось, бегать по горам не захотелось, захотелось…. женщин, до звону в ушах, как захотелось! Пару бесконечно длинных часов, с оттопыренными штанами, не зная, куда глаза девать от стыда, мы обреченно слонялись из угла в угол, холодея от ужаса: « А вдруг, ЭТО -  навсегда?» Но Господь помиловал:  отлегло. А я сделал вывод: английский надо учить, срочно! До сих пор гадаю, что это было?
                С появлением у противника гранатометов, все снабжение бригады и аэродрома оказалось под угрозой. Единственная на весь Афганистан дорога с «большой земли» стала основным местом диверсий. Все понимали: перережь эту артерию, -  и бригада умрет. Поэтому главнейшей нашей задачей стало обеспечение безопасного прохождения колонн, особенно «наливников». Машины с горючим были у духов главным «деликатесом»: попасть легко и горят хорошо! А главное, - гарантированная огневая пробка для остальных!
                Самым опасным для колонн стали город и зеленка: оазис реки Аргандаб, где к дороге вплотную подступали сады и виноградники. На наших картах этот участок местности, среди  сплошного желтовато-коричневого фона, традиционно  окрашен  зеленым. Отсюда и пошло: «зеленка». Но это – для генералов. А мы – люди земные, нам по ней ходить. Для нас «зеленка» - это рай и ад одновременно. Рай – потому, что вода. А вода – это жизнь: сады, деревни, люди. И как ни жлобски это звучит, - единственная возможность вдоволь наесться овощей и фруктов, полностью отсутствовавших в нашем рационе. И частенько, это становилось единственным нашим пропитанием.            
                Ад – потому, что самые тяжелые потери мы несли именно там. Несли закономерно. «Зеленка» - это бесконечная череда больших и малых  деревень среди виноградников, садов, заливных полей и огородов. Там мы не имели привычного преимущества в тяжелом вооружении, а  порой, уступая даже в обычном: боезапаса много не возьмешь, переносных крупнокалиберных пулеметов нет, а у духов – все под рукой. Мы «играли» по чужим правилам, на чужом «поле», с хорошо укрепленными и замаскированными опорными пунктами, засадами, «огневыми мешками», с заранее заготовленным для нас «домашним заданием». Мы же всегда решали «контрольную», сразу набело, без права на ошибку. И каждый знал: случись чего, даже вся мощь великой термоядерной державы с ее трехмиллионной армией, танками, самолетами, ракетами, нам не поможет.
                Для кого как, а  для меня «зеленка» - это виноградники. Причем, не как у нас, в России, уходящие за горизонт бесконечными рядами столбов и проволоки, а запутанные лабиринты глубоких, похожих на окопы полутораметровых траншей. Здорово придумано: лоза – всегда внизу, в прохладе, а гроздь зреет  на бруствере, на самом пекле. Вода для полива   подается самотеком из арыков. По траншеям можно было плутать часами, даже не догадываясь, что духи – рядом. В центре каждого виноградника – глиняная башня-сарай с множеством маленьких, как бойницы, окошек. Сарай – сушилка для винограда. Для нас же – возможный наблюдательный пункт или огневая точка. Виноградники -  отличное место для засад! Сидит себе дух в тенечке, ягодки покушивает, насвай жует- поплевывает. А появись колонне, высунулся, пальнул из гранатомета и – нырк в лабиринт! Ищи-свищи! Машины не пройдут, а пехотой искать – безнадежное дело: нет его там уже! Он эти лабиринты наизусть знает, может, сам и копал. Траншеи выводят к арыкам, те – к домам, а у себя дома он – уже «мирный» декханин. Что с него взять? «Душман нист!» (Душман нет, я – не душман). А задери ему рубаху, на правом плече – синяк от приклада винтовки!
Вскоре, для нищего афганского населения, война станет доходным делом: американцы введут расценки. Каждый пацан будет знать, сколько дадут за убитого солдата, офицера или сожженный БТР.
             Для более эффективной  защиты колонн в «зеленке»  мы стали  разбавлять  наливники  БТРами. Помогало мало. Духи продолжали бить по бензовозам и уходили, оставив нас впустую жечь боезапас по «зеленке».                                                        
             Тогда в бригаде сменили тактику. На самых опасных участках, часть батальона заранее выставляла опорные пункты-засады, а остальные шли на сопровождение. По прохождении наливников, засады последовательно снимались и присоединялись к колонне.
             Для меня в этой  тактике было две опасности. Первая: не подорваться на мине при занятии позиции, а вторая – не получить гранату вдогонку, при отходе. «Засадных» мест было немного, хочешь не хочешь, а встанешь обязательно, поэтому духи всегда там готовили нам «сюрпризы». Пару раз, подорвавшись  на одном и том же месте, до нас дошло: шаблоны стоят дорого. Так «цапанул» мину и наш комбат. Ему приглянулась горка перед мостом через Аргандаб, напротив ресторана:местность просматривалась идеально. Духи это приметили и на третий раз оставили «подарок». Поэтому, подходя к своей «засаде», я всегда ломал голову: где сегодня ждать «гостинца»? Но тактика сработала. Жечь колонны в «зеленке» стали реже. Основная война перешла в город. Впереди всех ждала «черная площадь» - будущая бригадная «жопа».
 Так началась партизанская война, всегда проигрыш для современной регулярной армии, связанной международными законами, где противник «ходит белыми», навязывая свои правила и инициативу, а в случае неудач,  маскируясь под мирное население.  Нам же – действовать в ответ, причем – шаблонно, с  давно просчитанными противником ходами. Оставалось только одно: отвечать на выстрел – десятью. Вскоре, дома и деревни вдоль трассы превратилось в развалины, а обочины – в кладбище сгоревшей техники. Но все еще только начиналось. 
 
Я – Фаталист.
 
                Возвращаюсь из рейда. В офицерской палатке – непривычная, скорбная тишина: погиб замполит третьей роты Сергей Лашкул. На его кровати – полоска красной материи да кем-то написанная табличка. Погиб в Кандагаре, недалеко от «Черной площади». Прямое попадание из гранатомета. Ничего не поделаешь: Судьба…
                Привыкнуть к гибели друзей невозможно. Каждый раз – как обухом по голове. И каждый раз – ощущение какой-то дикой несправедливости.
                Славка Захаров – в апреле, Серега Лашкул – в октябре, я – следующий? Словно Судьба, как умелый артиллерист, берет в «вилку»: недолет…, перелет… А Судьба ли?
                Передо мной вновь и вновь встает все тот же неразрешимый вопрос: что такое Судьба? Слепой, безжалостный Рок, или все же наш человеческий выбор? На войне подобным вопросом задается каждый. Ведь на первый взгляд, на поверхности – простой ответ: конечно же, рок! Жил, жил, вроде бы человек, а тут  взял и погиб: Судьба. Но с другой стороны, мы-то видим лишь результат, как случайность. А все случайности, говорят, - закономерны. Мы, как из пазлов, собираем из своих поступков полотно судьбы. День за днем. И каждый день перед нами стоит выбор, жизненная развилка. Каждая ведет к своей собственной Судьбе. Пробежавшись в памяти по своему жизненному пути, их легко сможет найти каждый. Сможет увидеть эту роковую, трагическую или удачную точку поворота. И она не случайна, мы же ее выбрали сами, подсознательно, выбрали то, что нам по душе.
                В американских фильмах любят показывать забавные механизмы, которые, отработав свое, запускают другие, как домино. В итоге – смешной и неожиданный результат. Мне кажется, наша жизнь и есть постоянное конструирование таких механизмов. Если бы чудом нам удалось заглянуть в «лицевой счет» своей жизни, мы бы поразились, насколько пустяшным мог оказаться тот рычажок, который впоследствии кардинально изменит нашу судьбу.
                Вот я попал в Афганистан: это – мой выбор или неумолимый Рок? Получается, что – выбор. Судьба честно давала мне выбирать, как витязю на распутье. Примеров хоть отбавляй. Стал военным – развилка. А генеральская дочка, а балтийский флот? Я же сам переводил стрелки своего жизненного пути! Я неизбежно должен был оказаться в Афганистане: Судьба!
                Мне кажется, эти развилки, как корни. Каждый корешок ведет к более крупному. Глядь, а перед тобой уже исполинский ствол: ничем не свалить – Рок! Это уже не развилка, а конец пути. Ты так долго и упорно добирался до этой станции. Ждал на полустанках, пропуская скорые, плелся товарняком, несся экспрессом на зеленый свет… Все. Вылезай, приехали! Видишь, написано: «Рок». Это твоя станция. Бери чемоданчик и – на выход!
                Получается, Рок – это спрессованный жизнью человеческий выбор? А как же тогда народное -  «кому повешенному быть, тот не утонет»? Если так, то наша судьба давно уже написана, еще до рождения!
                Вновь запутавшись, я плюнул и стал фаталистом: «делай что должно, и будь, что будет». Сразу полегчало. Я просто решил не вмешиваться в ход вещей, самоустраниться от собственного выбора, раз итог этого выбора не ясен, и, положившись на интуицию, действовать по обстоятельствам.
                В голове опять всплыло навязчивое: « на службу не напрашивайся…» Получается, Серега Лашкул напросился, еще в Союзе, когда написал рапорт в Афганистан? Повернул какой-то совсем не ему предназначенный рычажок?
                И в тот роковой день, оказывается, в колонне через Кандагар, он тоже не должен был ехать первым! Первым в колонне шел взвод Вити Павленко, а Сергей командовал в то время третьим, вместо Симакова. Но по какой-то неведомой всем причине, на привале, он попросился идти в колонне первым! И «стрелка» от Павленко перевелась: прямое попадание в первую машину! Водитель ранен, Сергей убит. Опять все та же рокировка Судьбы! Вот он, - Рок!
                Могу сам себе возразить: есть много примеров, когда с «напросившимися» ничего не случалось. Сам знаю такой. После гибели Захарова на его место попросился Саша Гаврин, его друг с училища. И прибыл к нам, и служил, и жив остался. Случай? Может быть. Но на Бога – надейся, а сам – не плошай.
                В Афгане я не был абстрактным фаталистом, типа: « ножка на ножку и плевок в потолок» - все равно ничего не изменить! Наоборот, я делал все, чтобы трагический случай не наступил. К примеру, каждую ночь проверял посты.  И если он в результате моих усилий не наступит, значит, это – не мой случай! Наступил бы, что ж, тогда судьба, но я сделал все, что мог!
                Подложить другую «соломинку» от неумолимого Рока я не пытался: просто в голову не приходило. Никаких ритуалов, амулетов у меня не было. У кого-то были: молитвы, крестики, иконки, - кто во что верил. Их не афишировали, чтобы не протянули по комсомольской линии, как несознательных. Но мне кажется, ребят бы поняли. Позднее, из суеверий, к нам от летчиков перекочевало слово «крайний». Никто и никогда не называл рейд последним, уж тем более перед отпуском или заменой. Если же кто-то сдуру и ляпнет «последний», его тут же все поспешно поправят: «крайний!». Вдруг, ОН услышит?
                Честно сказать, я даже не задумывался о смерти как о реальности. Никогда! Молод был. А может, не попадал в серьезные переделки. Боялся? Конечно! Но страх был другой, рефлекторный. Так вздрагивают, увидев змею или внезапно вылетевший из-за поворота грузовик. Глубинного, постоянного опасения за свою жизнь не было, а , может быть, времени, чтобы пугаться. Наоборот, опасность действовала на меня как допинг: появлялась небывалая сила, какое-то азартное ожесточение и железная уверенность, что справимся. И все же, маленькая фобия была. Больше всего на свете я боялся, что у меня кончатся патроны. Это из тех кошмаров, когда за тобой гонятся, а ноги не бегут. И я старался затариться патронами «под завязку». Они были у меня везде: в полевой сумке, карманах и даже в подсумке вместо масленки! При любой возможности,  я тут же доснаряжал магазины и душа обретала покой. А чтобы не путать полные магазины и недостреленные, я их клал в подсумок по-разному: одни – патронами вниз, а другие – вверх.
           Вообще, война – это дело молодых, не способных ценить ни свою жизнь, ни чужую. Даже в госпитале, чуть оклемавшись после тифа, я уже был готов ехать воевать с империализмом хоть к черту на кулички: таков был боевой задор!
                Жизнь по-настоящему начинаешь ценить только с годами. Когда словно по какой-то идиотской команде: « Строиться на тот свет!» один за другим начинают уходить боевые друзья, родственники и знакомые. И с каждым их уходом, прямо физически, с болью ощущаешь, как от души откалываются целые глыбы окружающего мира! И с каждым их  уходом твой мир все уменьшается и уменьшается…
                Может, бессмертие – вовсе не благо, а тяжкое наказание? Потому что означает жизнь в глухой пустоте, когда порваны одна за другой все ниточки связывающие нас с миром? У молодых же, этих «ниточек» тоже: раз, два и обчелся! Как можно ценить то, чего не имеешь? Это сейчас я знаю, ЧЕГО лишились пацаны, погибшие в Афганистане: любви, первых шагов сына или дочери, радости от их успехов, улыбок внуков… Они лишились ВСЕГО.
                Но никто из них не ставил задачу выжить любой ценой. Рецептов нет и не было. Знаю только, чего делать не стоит: думать, что убьют. Потому, что убьют обязательно. Так у нас погиб рядовой Павлюкевич, в августе 80-го. Он очень не хотел идти в рейд, боялся, что убьют. Может, чувствовал что-то? Готов был выполнять любую работу, только бы оставили в бригаде, не брали. Пару раз оставили, но, а дальше, как не брать? Все ведь под Богом ходим. Вот и взяли. А назад – привезли. Был, по рассказам сержантов, и еще один. Тот не отпрашивался, а просто сбегал. Как рейд – его нет. В конце- концов сержантам надоело, его выловили и взяли. С тем же результатом.
                Объяснение нахожу простое. В таком состоянии человек погружен в себя, он словно в гипнозе, ничего не видит и не слышит. Тормозной. Таких -  видно по глазам: они пустые, взгляд отсутствует. Поразительно, но это заметно даже на фотографиях: все смотрят в объектив, а те куда-то в пустоту, насквозь! А значит, если не повезет – убьют. Но это – не приговор. Со временем, возможно, привыкнет, обстреляется и … станет фаталистом. Глядишь, напишет мемуары…
                Но, в мою такую, казалось бы, стройную «железобетонную» теорию с универсальным лекарством «не напрашивайся», опять внес полную сумятицу все тот же Его Величество случай. Не понятно только: опровергает это что-то или подтверждает? Но незадолго перед гибелью Сергея, 26 июня  1980 года свой бессмертный подвиг совершил сержант 3 мср Виктор Холодов: погиб, закрыв собою офицера. Этим офицером был (кто бы вы думали?) – замполит 3 мср ст. лейтенант Сергей Лашкул!
                Неужели все же -  Рок?
 
Категория: Проза | Просмотров: 687 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]