"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Октябрь » 29 » Послание ниоткуда
05:09
Послание ниоткуда
Груздев Сергей Фёдорович
Послание ниоткуда


   Они служили в одной эскадрильи : два военных лётчика первого класса, два капитана. И было им всего ,( а может уже) по 33 года самый расцвет сил в военно - воздушных силах, когда всё знаешь и всё умеешь.
   Лейтенант, когда приходит из училища, ничего не знает и ничего не умеет или знает не то, а умеет не так (да простят меня инструктора и преподаватели), он просто лётчик без класса. В кармане Диплом об окончании какого - нибудь ВВАУЛ (высшего военного авиационного училища лётчиков), где в графе военная специальность значится : лётчик - инженер, ему до лампочки , что тире, между лётчик и инженер, это пока минус, он - то уже Ас .
   Вот она СВОБОДА !!! : ни тебе экзаменов, ни зачётов, ни сессий, нет больше этих зануд отцов -командиров, в руках новенькое Удостоверение личности офицера, личный номер (железная пластинка, которую он повесил на шею ), предписание к новому месту службы и куча денег по курсантским меркам . Молодой, здоровый, в парадной форме с "золотыми" погонами, "птички" в петлицах, на груди "ромбик" и значок классной квалификации, где пока стоит БК (без класса) но он горд, как горец, на кривой козе не подъедешь. Такой вот "орёл" прибывает в часть и идёт представляться командиру (по случаю прибытия к новому месту службы), тот посмотрит на него " тёплым отцовским" взглядом и скажет:
   - Будешь летать на Ми -24 оператором и забудь чему тебя в бурсе учили , начнём всё по новой , по настоящему учиться летать и воевать.
   Сникнет лейтенант: опять учиться !, но ничего не поделаешь, знал на что шёл, хотя нет - не знал и даже не предполагал (романтика влекла) .Но вот пролетели два года службы и он уже старлей, на погонах три звезды, на груди 3-й класс, уровень - всё знает, но не всё умеет и с улыбкой вспоминает свои первые дни в части. Еще через два года - капитан: всё знает и всё умеет четыре звезды и 1-й класс, если не дурак и летчик от бога. Дальше хуже - майор: всё умеет, но не всё уже знает.
   Подполковник - в общих чертах, но в курсе всего, полковник - знает где расписаться, а генералу и расписываться не надо - у него адъютант и клише (шутка ) у лётчиков и маршалы летают. Сергей и Алексей всё знали, и всё умели, летали днём и ночью, в простых и сложных метеоусловиях только на разных типах вертолётов. Сергей был командиром звена на "мимино", так лётчики прозвали маленький транспортный вертолёт Ми -2 , а Алексей на аппарате посерьёзней - вертолёте огневой поддержки Ми- 24 по прозвищу "крокодил". Они стали друзьями с первых дней знакомства, оба разбирались в машинах, любили рыбалку, футбол и в выходной расслабиться. Служба проходила, как и во всех военно - воздушных силах огромного, нерушимого СОЮЗА 80-х годов , согласно плана Боевой и политической подготовки . Дни предварительной подготовки к полётам чередовались с лётными сменами и парковыми днями ( парковый день это не в парке погулять, а работы на авиационной (или личной) технике). Трёхразовое питание в лётной столовке (война войной, а обед по распорядку), куча разных шмоток и лётных, и пехотных ( вещевое довольствие ), а денежное довольствие (это зарплата ) день в день, 13 -го числа каждого месяца малый "день авиации" .Выходных официально было два (по постановлению правительства ), но в армии всё через... как - то не так, субботу обозвали ПХД ( парково - хозяйственный день ) и разрешили привлекать 25% личного состава. Местные главари двойку превратили в семерку, и получалось, почти вся эскадрилья целый день изнывала от безделья, ведь работы на авиационной технике были запрещены. Чего только ни придумывали, как ни ухищрялись отцы- командиры (особенно "замполит"), чем занять народ, всё было напрасно. К обеду эти ПХД выливались в коллективную расслабуху: спиртик, водочка, винцо полировалися пивцом, всё как у людей водка без пива - деньги на ветер, а в понедельник "разбор полётов". Потом опять тишь да гладь, пока какой - нибудь "ас" не грохнет аппарат об землю так, что кабина в одну сторону хвост в другую, но все живы - значит грубая посадка. Технари соберут из кусков, что побольше, подобие геликоптера и в калашный ряд с глаз долой, государство богатое новый даст. Это пока не приходит настоящая беда - гибель экипажа
II
   Отдельная авиационная эскадрилья базировалась за полярным кругом, на южном берегу Баренцева моря. Военный городок и аэродром уместились на небольшой равнине среди каменных сопок, поросших мхом и редкими карликовыми берёзками . Небольшая речушка, с пологими берегами поросшими редким кустарником и небольшими деревцами, протекала прямо по территории части и
  
  
   впадала в море . Рыбалка в ней была отменная : сёмга на нерест шла, сиг, камбала даже морской окунь попадался, а по берегам грибы и ягоды вёдрами гребли . Это изобилие было недолгим, как лето в Заполярье , полтора два месяца, но зато двадцать четыре часа в сутки, хоть в два часа ночи иди за грибами или на рыбалку, светло солнышко светит. А пока на дворе был март и краешек солнца в полдень появлялся на горизонте, чтобы на пару часов рассеять тьму и превратить ночь в сумерки. Они сидели в Лёхиной холостяцкой однокомнатной квартире, распивали бутылочку "сухаря" (крепче было нельзя, в понедельник планировались полёты) и обсуждали планы на отпуск . По графику отпуск был в марте.
  -- И выпало же нам времечко :ни то ни сё , поедем из зимы в весну, шмоток два комплекта тащить - ныл Лёха.
  -- Не на себе тащить, машина повезёт - ответил Сергей - и не скули, пора привыкнуть : солнце светит и горит в отпуск едет "замполит", небо в тучах снег идёт - едут штурман и пилот, давай лучше решим куда поедем.
   Первый раз за четыре года у них совпали отпуска, нет графики совпадали и раньше , но как только начинался год -"отставить бочку - переворот" всё перепланировалось, изменялось и в итоге срывалось. Теперь уже точно, осталось три дня: пятнадцатого полёты, шестнадцатого разбор, семнадцатого оформление документов и с восемнадцатого вперёд!!!
   У Сергея была машина и они мечтали съездить на ней к Лёхиному отцу, у того на берегу Азовского моря был свой дом . Рискованно, конечно , четыре с лишним тысячи километров!, а тут ещё и ехать придётся практически зимой! на "москвиче"! не каждый решится . Но лётчики народ рисковый и живут с поговоркой : "много рискуешь - лучше живёшь ,мало рискуешь - дольше живёшь" , можно совсем не рисковать, но это очень скучная жизнь. Проложили маршрут на карте , отметили где будут питаться, заправляться , ночевать ; сколько потребуется бензина, прикинули общее время в пути, что брать с собой, а что можно купить в дороге . В общем настоящий штурманский план полёта, подготовились теоретически основательно, осталось только всё это воплотить в жизнь .Сергея терзали смутные сомнения:
   - Что там делать в марте месяце, купаться рано, какой - то занюханный райцентр, было бы
лето - другое дело, может в санаторий или дом отдыха?
   - Конец марта на Азове - это уже весна. Будем ходить в море на отцовском катере, рыбу
ловить, просто кататься; вечером можно в ресторан или на танцы - успокоил Лёха.
   - Ага, танцы, манцы, обжиманцы - под духовой оркестр с деревенскими тёлками - подумал
Сергей, спорить и обижать друга не хотелось. А Лёха уже разошёлся:
   -В любом случае отдыхать на северном берегу Азовского моря лучше, чем на южном Баренцева. И что ты волнуешься ? Мы же на колёсах, надоест, поедем к твоим в Ярославль или на Чёрное рванём, там уже рядом, только придётся жить в гостинице, а тут свой дом.
  -- Да не волнуюсь я, просто так для порядка и март сделаем летним месяцем.
  -- Как это? - выпучил глаза Лёха.
   - Я же сейчас исполняю обязанности заместителя командира, вот и состряпаю приказ по части: на основании директивы ГК ВВС, номер придумаю, считать март месяц 85-го года - июнем, нет лучше августом, того же года, а командир сказал "зужжит - значит зужжит". Так, что расслабься,
мальчишка, едем в отпуск в бархатный сезон, а завтра с утречка подгребай в гараж, будем готовить
аппарат к автопробегу.
   - Всё шутишь? А на самом деле пробить нам отпуск в августе, заместитель не смог.
Ладно, не обижайся, знаю, что пытался, но не получилось, а завтра как сказал - в девять в гараже. -
На том и расстались.
   По дороге домой у Сергея мелькнула мысль: только бы опять не сорвалось, сколько раз уже всё так хорошо начиналось, и про себя сплюнул три раза через левое плечо. Он и не подозревал, как был близок к истине .
III
   В воскресенье утром, как и договорились, встретились в гараже. Проверять в машине особо было нечего, Сергей содержал свою ласточку в идеальном состоянии, но на всякий случай решили поменять фильтр и масло, проверить рулевое управление и тормоза. Всё было в норме, и работа много времени не заняла, Лёха предложил сгонять в Заполярный (райцентр) проверить, так сказать, аппарат на ходу, да и ребята пива попросили привезти.
   - Каждые выходные проверяем, и пиво возим, нашли блин службу доставки - проворчал Сергей, но поехать согласился, делать всё равно было больше нечего - только в вино-водочный ни ногой и даже пива для себя не берём, завтра полёты.
   С самого начала их подготовки у него появилось какое-то необъяснимое чувство, как будто кто-то невидимый шептал ему в ухо: "всё напрасно, всё напрасно" и в душе поселился неприятный холодок тревоги. Он пытался не думать об этом, переключиться на что-то другое, но неприятное
   ощущение приближающейся опасности не проходило, оно то затухало, то возникало с новой силой. Вот и сейчас, по дороге в Заполярный, сидя за рулём, в шуме мотора ему слышался этот бред.
   - Крыша, что ли поехала? - усмехнулся он про себя - из-за поездки в отпуск? Здесь проблем быть не должно, машина исправна, опыт вождения есть, но тогда из-за чего? Что должно случиться?
   Они подъезжали к месту, где дорога переходила в широченную магистраль метров сорок шириной, два километра длиной и единственное ровное место на трассе, как стрела ни ямки, ни колдобинки. Этот участок был сделан специально и считался запасной взлётно-посадочной полосой, он располагался строго параллельно в двух километрах от основной ВПП на аэродроме. Здесь Сергей решил провести эксперимент, он загадал: если резко затормозит и машину закрутит, то что-то должно случиться по дороге в отпуск, если нет, то это просто от усталости и нервов.
   - Лёха ты ничего не чувствуешь? - спросил он. Лёха потянул носом.
   - Я бы тебе сказал, что чувствуют и где, я же всё ощущаю и предвкушаю.
  -- И, что ты на данный момент ощущаешь?
  -- Ощущаю, что приближается долгожданный день убытия в заслуженный отпуск двух капитанов, а предвкушаю домашние вина, колбасу, шашлык во дворе под яблоней и прочие прелести праздной жизни.
   - Ну, тогда держись крепче, а то будешь ощущать лбом лобовое стекло.
Лёха не понял, что хочет сделать Сергей, но на всякий случай пристегнулся.
   -Ты не лихач, хватит и того, что мы летаем быстро высоко и низко, а ездить надо, не нарушая правил, тогда и жить будешь долго.
   - Я и не собираюсь ничего нарушать, просто проведу небольшой тест.
   Сергей глянул в зеркало заднего вида, попутных нет, встречных не было тоже, и резко нажал на педаль тормоза. Он был готов к заносу, в любой момент мог отпустить тормоз, нажать на газ и вывернуть руль, но вопреки ожиданию, проехав юзом метров тридцать, с небольшим разворотом, машина остановилась.
   - Ну, и что это за манёвры? Тормоза надо проверять на асфальте, вот улетели бы сейчас в кювет,
вытаскивай потом - пробурчал Лёха.
   Никаких кюветов и близко не было, по обочинам лежали горы снега, Сергей знал, что ничем не рискует, просто хотелось проверить, как с монеткой "орёл" или "решка".
   - Что испугался? Думал на взлёт пойдем? Нет у этого аппарата мощи маловато, проверил одну свою мысль и тормоза заодно.
   - В следующий раз проверяй свои мысли без меня и давай езжай нормально, а то мы так
никогда не доедем.
   У Сергея после этого, как назвал Лёха "манёвра", вроде отлегло, веселей стало на сердце, прошло тоскливое предчувствие.
   - Ладно, вот вырвемся на прелести праздной жизни, и вся хандра пройдёт - подумал он,
включая скорость и трогаясь с места,
   В городе, лично им, ничего было не нужно, так просто прогуляться, да пару ящиков пива взять - ребята заказали, в "военторге" на спиртное (включая пиво) был запрет, вот и приходилось возить ящиками. Прошлись по городу заглянули в магазины, на улице было холодно, весной ещё и не пахло.
   - Может, в ресторан зайдём, пообедаем? - предложил Лёха.
  -- Ага, смотреть, как люди гуляют и водку жрут? Нет, пойдём в кафе или блинную, там проще и никаких искушений, а в ресторанах будем балдеть в отпуске.
  -- Ладно, рулим в блинную, там блинчики с мясом и Ольга на кассе, поздравим заодно с прошедшим, а если полоса не занята, можно и переночевать на запасном аэродроме.
   - Я тебе переночую, не забывай, завтра полёты и у тебя два вылета на полигон, а
предполётный отдых должен быть полноценным, так что ночевать будешь на своём аэродроме.
   - А чего ты тут раскомандовался, сегодня выходной, мы в "гражданке", я совершеннолетний
и могу принять самостоятельное решение, сам-то, небось, со своей благоверной завалишься.
   - Завалюсь и возможно исполню супружеский долг, тебя никто разводиться не заставлял, а
раз принял "самостоятельное решение", теперь не ной и командую, потому что ещё два дня я И.О. твой
прямой начальник, а командир он и в бане командир, в выходной тем более.
   Они зря спорили - Ольги на кассе не было, и вообще была другая смена, Леха расстроился, даже потрепаться не с кем, он и не собирался у неё ночевать, просто так болтал для куражу. Они расстались месяца три назад, после полугодового романа и возобновлять отношения он не собирался, причины Сергей не знал, да и не допытывался, захочет сам расскажет за рюмкой чая. Заказали по блинам и напитку светло-коричневого цвета под названием кофе по-турецки, блины были съедобные, а кофе скорее "по-советски". Быстро перекусили, вышли на улицу, Лёха икнул:
   - О, мужики вспоминают, как ту черепаху, давай за пивом и домой, а то там заждались и
говорят о нас не только хорошее.
   Заехали в магазин, быстренько отоварились и погнали назад в городок.
  
  
  
  
  
   Через пятнадцать минут они уже въезжали на территорию гаражей, толпа жаждущих свежего пива, в основном технарей и кому завтра "доктора не проходить", ждала с нетерпением.
   - Вас, как за смертью посылать, околели почти ждавши, не май месяц, на санях быстрей бы было - базарили ребята
   - Вот и ехали бы на санях - ответил Сергей, выходя из машины и с усмешкой добавил - вы
наглые рожи, послали заместителя командира части, хоть и И.О., за пивом, да ещё претензии
предъявляете, орёте тут. Вот поставлю всех по стойке смирно, и пиво конфискую нам с Лёхой на
отпуск. Ладно, забирайте в багажнике, неблагодарные.
   Дальше сказал серьёзно:
   - К пиву ничего больше не добавлять, касается всех, кого завтра увижу с помятой мордой,
выгоню на хрен с аэродрома, с вытекающими последствиями.
   - Уж больно ты грозен, как я погляжу - сказал Лёха, когда они остались одни - что они
маленькие не понимают? Тем более там половина к полётам не имеет отношения.
   - Имеет, не имеет без разницы, а попадётся кто-нибудь из них командиру и скажет: а нам ваш заместитель пива привёз с этого, и разгулялись. Командир, мне за это, сам понимаешь, благодарность не объявит. За пилотов я спокоен, а прапора и технари это ещё тот народ, этих в страхе надо держать. Вот станешь хотя бы командиром звена, поймёшь, каково получать "дыни" за других.
   - Поэтому я и не хочу быть командиром звена, разница в "двадцатке", а сколько геморроя,
мне хватит и старшего лётчика, да и пенсия у нас будет одинаковая. Сам-то чего в "замполиты" не
пошел? Должность все-таки майорская и оклад больше.
   - Это совсем другое дело, здесь надо быть или лётчиком или "замполитом" совместить
невозможно, за пятнадцать лет службы я ни разу не встречал чтобы "замполит" был хорошим
летчиком. Пилот должен постоянно поддерживать форму, регулярно летать. Посмотри на нашего,
запланировал себе на завтра три с лишним часа, а сам и на аэродроме вряд ли появится, будет сидеть у
себя в кабинете, доносы в политуправление строчить, а в итогах у него везде будет стоять
"выполнено". Налетает за год чуть ли не больше всех и класс подтвердит, и план полностью
выполнит, только всё это на бумаге, реально дай бог одна треть будет. Нет, это не по мне, я люблю как
в песне: "любить так любить, летать так летать, стрелять так стрелять", а за майором я не гонюсь,
успею ещё.
   - Да пусть приписывает, сколько хочет, нам-то что, себя обкрадывает, коснётся что-нибудь
серьёзное, как месяц назад, накрыло аэродром снежным зарядом, помнишь? Я сам со второго захода сел, с божьей и твоей помощью, видимость была практически нулевая. Ему повезло, что был в командировке и не летал, а то представляешь картину? Все сели, а лётчик 1-го класса, замполит эскадрильи потопал на запасной.
   - Вроде трезвые, а начали про работу, хватит трепаться пошли по домам, моя там огнём
наверно уже дышит, она и так злится, что в отпуск еду без неё, да ещё на машине и к тому же с тобой.
Представляешь, какие мысли у неё в голове?
   - Давай закрывай гараж и пошли, мне тоже ещё в столовку зарулить надо, прихватить чего-
нибудь на ужин.
  -- А мысли у неё точно правильные - про себя усмехнулся Лёха.
  -- Так ты там и поужинай или пошли ко мне, на домашнее.
   - Нет, я сейчас не хочу - это на вечер, с Чернышом буду ужинать, а ты иди и сам туши
пожар, объясняй, где был, что пил.
   У Лёхи жил здоровенный рыжий кот, почему-то названый Чернышом, который в его отсутствие, перебирался на довольствие в лётную столовую, его там все знали и прекрасно кормили. Столовая находилась в центре военного городка, рядом с жилыми домами, так что питаться в ней можно было постоянно, но Сергей в выходные дни предпочитал домашнюю кухню и, попрощавшись с Лёхой, пошёл домой. Почему-то вспомнились его слова про полёты месячной давности, подойдя к своему подъезду, он закурил и сел на лавочку.
   IV
   В ту лётную смену Сергей не летал, он был РП (руководитель полётов) - это главное лицо на аэродроме, все его команды беспрекословно выполняются, как в воздухе, так и на земле. Он несёт полную ответственность, вплоть до уголовной, за благополучный исход полётов, поэтому кресло РП в шутку называли "электрический стул". В тот раз командир эскадрильи принял решение начать полёты в простых метеоусловиях. Погода действительно была простая: облачность 3-5 баллов на 800 м, видимость более десяти километров, северное сияние играет, никаких опасных явлений. Первые четыре часа отлетали строго по плановой таблице, пилоты выполнили все свои задания и с "чувством глубокого удовлетворения", потянулись к стартовому домику на ужин. У РП в это время тоже часовой перерыв, можно расслабиться и сходить перекусить. На полётах время летит быстро и вот снова запрос: - Разрешите взлёт - Взлёт разрешаю - вертолёт плавно отрывается от бетонки, вертикально набирает высоту 2-3 метра, на мгновение зависает и потом, опустив "нос", начинает разгон скорости с набором высоты. Через несколько секунд гаснет фара, огни шасси (на каких есть) и только бортовые огни, да проблесковый маячок выдают его присутствие в ночном небе. На тех полётах летало двенадцать бортов, сейчас все были в воздухе, приближалось время заправки, четыре вертолёта были уже над точкой и готовились к посадке.
   - Ну, вот последняя заправка, ещё полтора часа и конец полётам, поедем баиньки, а то уже
глаза слипаются - выдал помощник, недавно прибывший из училища лейтенант.
   Сергея аж передёрнуло:
   - Балбес, ты сам-то понял, что сказал?. Запомни, нет в авиации слова последний, есть
слово крайний и не конец полётам, а на сегодня полёты закончены. Ещё раз такое услышу, с
"вышки" сброшу, а чтобы глаза не слипались, завтра проведу беседу с твоей молодой женой, чем
должен заниматься лётчик во время предполётного отдыха. Пойди на воздух, проветрись.
Сергей дал разрешение на посадку очередному борту и, наблюдая за его заходом, вдруг заметил, что
огни на полосе, стали как бы тусклее.
   - Может стёкла запотели, надо проверить обогрев - подумал он и хотел позвать
помощника, но тот сам влетел в дверь и с порога заорал:
   - Товарищ капитан, там снег начинается!!!
   Эдик, дежурный синоптик, дремавший в углу на стуле, встрепенулся:
  -- Что, какой снег, откуда, у меня на локаторе всё чисто.
  -- А ты оторви задницу от стула выйди на улицу да сам посмотри... - начал было препираться помощник, но Сергей их остановил:
   - Всё, тихо, сейчас выясним, откуда этот снег.
   Он посмотрел на указатель скорости ветра, с двух метров в секунду она поднялась до пяти, запросил
экипажи, находящиеся в воздухе, о состоянии погоды. Четыре борта были на маршруте, четыре в
пилотажных зонах и один над "точкой", три уже сидели на земле, заправлялись. С маршрута доложили,
что безоблачно и видимость более десяти километров, в трёх "зонах" тоже, он ждал доклад из первой
"зоны", которая располагалась ближе всех к аэродрому. И вот сообщение: с востока подтягивает
облачность до десяти баллов, верхний и нижний край он определить не может. На посадку
   заходил очередной экипаж и доложил, что видимость ухудшилась до четырёх километров. Эдик поднялся и пошёл на улицу. Что пошёл снег, видно было уже и через окно, огни на полосе стали ещё тусклей, Сергей понял - подходит снежный заряд, один из сюрпризов погоды Заполярья. За четыре года службы он сталкивался здесь с разными причудами погоды: видел, как при абсолютно безоблачном небе, идёт снег или ложишься спать при температуре плюс десять, а встаёшь минус десять. Одно северное сияние чего стоит: бегают по небу цветные полоски, синие или зелёные, а бывают, как радуга, разноцветные. Кажется, заберись на крышу и дотронешься рукой, но сколько высоту не набирай, они всё равно остаются на том же расстоянии. Снежный заряд - явление не редкое и не опасное, когда предсказан синоптиками и ожидается, в нём можно лететь и не заметить, просто облака, если нет обледенения. Сюрприз ждёт на посадке, мало того, что видимость в нём бывает меньше километра, так ещё вертолёт, при подходе к земле, своим винтом поднимает всё, что насыпало. В такую погоду летают только над "точкой", никаких маршрутов и "зон". Сергей дал команду экипажам прекратить задания и возвращаться на аэродром, определил каждому высоту подхода, помощнику приказал глаз не спускать с экрана локатора, дежурному штурману расщитать необходимый остаток топлива до запасного аэродрома. Вошёл Эдик:
   - Командир, кажется действительно "заряд" подходит.
   - Если кажется - крестись, ты мне чётко доложи: откуда, куда, зачем и запроси по
запасным аэродромам какая погода.
  -- Откуда - не знаю, никаких признаков не было, куда - к нам сто процентов, зачем -испортить мне оценку за сегодняшнее метеообеспечение, наверняка теперь трояк влепишь - спокойно ответил Эдик и начал звонить по телефону. Сергей разозлился:
  -- Какой трояк? Тут уже предпосылкой к лётному происшествию пахнет и не об оценке надо думать, а решать - где сажать экипажи будем, дома или на запасной отправлять. Сколько он простоит над точкой, если накроет?
   - Судя по ветру не больше тридцати минут, вон уже до десяти метров в секунду и
запасные дали добро, у них ясно видимость десять - ответил Эдик и положил трубку. Телефон сразу
зазвонил - это был командир эскадрильи, он не летал и в штабе готовился на "военный совет". Сергей
взял трубку:
  -- Ну, как у нас обстановка? Вижу, зарядик подошёл, сколько бортов в воздухе?
  -- Четыре возвращаются с маршрута и четыре уже над точкой, сейчас будут заходить на посадку, все прекратили задание.
  -- Правильно, всех сажай и прикрывай полёты, мне сюрпризы не нужны перед советом, как закончишь, перезвони, а в Питер я сам доложу - и положил трубку. Сергею надо было посоветоваться на счёт запасного аэродрома, но он уже принял решение - будут садиться дома.
   Перерывов в полётах при минимуме погоды у лётчиков нет, все подготовлены к таким условиям, посадочный локатор работает, он всех "видит" и если что подскажет, как действовать. Штурман доложил, что топлива хватит всем на два захода здесь и до ближайшего запасного. Сергей прикинул - это сорок минут, без учёта аварийного остатка. Он запросил все экипажи о фактической погоде и, сопоставив их доклады, понял, что снежное облако накрывало аэродром, как зонтиком и было всего километров десять в диаметре.
   - Нормально - это действительно не больше тридцати минут при таком ветре, если совсем прижмёт, покружат над точкой - прикинул Сергей и разрешил снижение и заход на посадку очередному лётчику.
   - Позвони прожектористу и скажи, чтобы перешёл на позицию "при минимуме погоды" и проконтролируй - попросил он помощника, сам боец на прожекторе ни на градус его не довернёт без команды РП. При "минимуме" прожектор разворачивают на курс обратный посадочному, и он светит уже не по полосе, а на встречу и под определённым углом к заходящему на посадку вертолёту. Очередной был уже на посадочном курсе после четвертого разворота, боец наблюдатель доложил, что визуально его не видит. Зато его "видел" Сергей на экране локатора и радовался, зелёная метка чётко скользила по линии курса и глиссады. Лётчик доложил проход ближнего привода, полосу наблюдает и тут же все увидели проблесковый маячок. Сергей подтвердил разрешение на посадку по-самолётному и неотрывно за ним следил. Он был готов в любую секунду подсказать, как действовать или отправить на второй круг, если вертолёт накроет снежный вихрь от винта. Вмешиваться не потребовалось, лётчик пилотировал грамотно, плавно подвёл машину к месту приземления на скорости 100км/ч, коснулся основными колёсами, опустил переднее, сбросил газ и уже твёрдо покатился по бетонке. Главная опасность, снежный вихрь, остался сзади, он разрешил ему зарулить на стоянку и сразу переключился на следующий. Ещё три борта не вызывали опасения - это один Ми-2 и два Ми-8, на этих вертолётах отличный обзор, даже если накроет снегом, землю можно видеть под собой, через нижние блистеры. Сели ещё два вертолёта, видимость оставалась в пределах полтора километра. Хуже было с "двадцатьчетвёрками", подходящими с маршрута, они попадут, видимо, на самый пик снегопада и в подтверждение раздался голос в динамике:
   - 402-й высота тысяча двести, разрешите снижение на дальний привод девятьсот, заход
на посадку с прямой.
   Это был Лёха, он хотел сесть сходу, не кружить над аэродромом, но для такой посадки высота на дальнем приводе должна быть не больше пятьсот метров.
   - С прямой запрещаю, снижение к первому развороту пятьсот метров - это значило,
что Лёхе придётся ещё десять минут выполнять полёт по кругу. Сергей надеялся, что за это время
"заряд" начнёт отходить от аэродрома, но пока стало ещё хуже. Посадочных огней на взлётной полосе,
почти не видно, только мощный луч прожектора ещё пробивался через сплошную стену снега. Экипаж
Ми-8, приземлившийся минуту назад, доложил, что видимость на посадке меньше километра, а в
воздухе оставались ещё четыре "двдцатьчетвёрки", одна над точкой и три подходили к дальнему
приводу, остаток топлива на тридцать минут.
   - И откуда эта мразь взялась, ведь везде ясно. Эдик, как ты думаешь, сколько эта зараза
будет ещё сыпать? - спросил Сергей.
   - Думаю, максимум, ещё минут двадцать, да ты не волнуйся, всё будет нормально, вон
ветерок ослабевает, значит, центр нас уже прошёл - ответил Эдик.
   - Ты меня не успокаивай ...- динамик не дал договорить.
   - 402-й на первом пятьсот - доложил Лёха.
  -- 405-й дальний девятьсот - это ещё один экипаж вышел на привод.
  -- 402-й занимайте триста заход по "схеме", 405-й снижение к первому пятьсот.
   То и дело звонил телефон - это жёны волновались, спрашивали кто ещё в воздухе, диспетчер, как мог, успокаивал, и это раздражало Сергея.
  -- 402-й на третьем шасси выпустил, разрешите посадку - раздалось в динамике.
  -- Снижение, заход на посадку разрешаю - ответил он и посмотрел на ВПП - огней не было видно, значит видимость меньше километра, а Лёха выходит на посадочный курс. Он дал команду остальным бортам выходить на точку без снижения, а штурману следить за ними по локатору.
   - 402-й на четвёртом триста - всё, через две минуты он будет над полосой, а снег так и
сыплет здоровенными хлопьями.
   - 402-й ветер встречный по полосе, пять метров в секунду, снег, видимость километр, готовься к посадке по самолётному - он не мог сказать, что видимости вообще нет.
   - 402-й условия принял.
   Сергей впился глазами в экран посадочного локатора, все остальные смотрели, откуда должен был появиться вертолёт. Отметка на экране сначала перемещалась чуть выше заданной высоты, через несколько секунд слилась с линией глиссады.
   - 402-й на курсе, на глиссаде, удаление два километра - подсказал Сергей.
   Лёха подтвердил, что принял информацию:
   - 402-й высота сто пятьдесят, в облаках.
   Дальше всё происходило очень быстро, от ближнего привода до начала полосы всего километр:
   - 402-й ближний привод сто, полосу не наблюдаю.
  -- Разрешаю снижение до пятидесяти.
  -- 402-й после привода пятьдесят, полосу не наблюдаю.
  -- 402-й снижение прекратить, уход на второй круг.
   Вертолёт прошёл над взлётной полосой, напротив командного пункта в трёхстах метрах, а разглядеть его было не возможно. Запросил посадку 405-й, Сергей ему запретил и дал команду работать без снижения на пятьсот.
   - Может все-таки отправить на запасной, пока не поздно, ещё заход и потом топлива не
хватит - сказал он, ни к кому не обращаясь.
   - Есть ещё вариант - посадить всех на дорогу, там видимость нормальная, пересидят, пока не
утихнет - это и инструкцией предусмотрено - подсуетился с советом помощник.
   - Инструкцией - передразнил Сергей - внимательней изучать нужно такие документы,
чтобы посадить на дорогу надо сначала поставить в известность "гаишников", перекрыть там
движение, а самое главное садиться там можно только днём. Ты, Ваня, как вредитель какой-то, так и
хочешь подпилить мне ножки у стула. Другие варианты есть? Никто не предложит набрать всем высоту
полторы тысячи и выпрыгнуть на хрен с парашютами? Такое тоже инструкцией предусмотрено.
Все молчали, только Ленка планшетистка захихикала.
  -- Нет, вот и хорошо, значит 402-й делает ещё заход, ты Лена не хихикай, лучше веди поточнее свой планшет, а то "усе сядем, без пыли и шума".
  -- А чего его вести, если все над точкой - подала голос Ленка.
  -- Не пререкайся и делай, что старшие говорят, сейчас остальных снижать будем.
   Леха выполнил уже второй разворот и шёл к третьему - самый выгодный момент ухода на запасной
   аэродром.
   Ожил динамик:
  -- 403-й над точкой девятьсот, граница этой облачности восточней два километра, смещается на запад, дальше всё чисто, земля просматривается. Разрешите снижение к первому развороту.
   Я и без тебя знаю, что смещается на запад, только вот, как быстро? Занервничал, раз снижение просит, видимо топливо поджимает - подумал Сергей и ответил:
  -- 403-й снижение к первому пятьсот разрешаю, 402-й повторный заход - все поняли, для Лёхи запасной уже закрыт, да и остальные будут садиться дома. Руководитель полётов принял окончательное решение. Он знал, что даже маленькое происшествие, чревато для него большими последствиями. Нет, согласно "буквы закона" он ничего не нарушал, но у него был выбор и если, что, ему сразу припишут "не грамотное руководство полётами". Сергей не просто так принял это решение, он всё просчитал. Облако перемещалось со скоростью примерно десять километров в час и сейчас "цепляло" аэродром краешком в два километра, значит максимум ещё десять минут. У экипажей топлива на пятнадцать, как раз должно хватить.
   - Ваня, пулей на снегоочиститель и прогони его по центру полосы от точки приземления
вперёд метров триста и не в кабину садись, а встань на подножку, смотри в мою сторону, как увидишь
ракету, так "мухой" с полосы. Понял? - приказал он помощнику.
  -- Понял, а если не увижу вон, как метёт.
  -- Прожектор просматривается, значит и ракету увидишь, и возьми секундомер, у Лёхи до посадки шесть минут, через четыре минуты тридцать секунд, чтоб духу твоего там не было, да повнимательней, держись крепче.
   Помощник стрелой вылетел с КП и через несколько секунд снегоочиститель рванул со стоянки средств обеспечения в начало полосы. Все понимали сложность обстановки, дежурный штурман Олег, без напоминаний приготовил ракетницу, но всё зависело от этого дурацкого облака, накрывшего аэродром. Лёха доложил, что выполнил третий разворот и запросил посадку. Сергей разрешил посадку, дал команду на снижение оставшимся двум бортам и до боли в глазах пытался разглядеть, ревущий на полосе снегоочиститель, но сквозь снежную пелену пробивался только луч прожектора.
  
Читать далее>>

 
Категория: Проза | Просмотров: 473 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]