"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Март » 22 » Практическое изучение Востока
05:00
Практическое изучение Востока
АФГАНСКИЕ УРОКИ

Выводы для будущего
в свете идейного наследия
А.Е.Снесарева

Книга впервые комплексно знакомит читателя с наследием выдающегося
военного деятеля и ученого, знаменитого востоковеда,Начальника Академии
Генерального штаба генерал-лейтенанта А.Е. Снесарева (1865–1937).
 В хрестоматийной
части публикуются фрагменты из его классических трудов по Афганистану, Индии, Средней Азии, Дальнему Востоку, военной географии,
стратегии, философии войны, а также ранее практически неизвестные статьи из газеты начала ХХ века «Голос правды», в которых речь идет о принципах здоровой политики России, аксиомах государственной
обороны, борьбе с силами зла и террора. Наследие, удивительно созвучное современности, демонстрирует потрясающее предвидение классика, способствует пониманию актуальных политико#стратегических
вопросов и указывает пути их решения.
Во второй части повествуется о жизни и творчестве А.Е. Снесарева,систематизированно раскрываются его ключевые идеи и «афганские уроки», анализируется, чему научила Афганская война (1979–1989),
рассматривается глобальная борьба с международным терроризмом в начале XXI века.


АФГАНИСТАН
Практическое изучение Востока
то изучение может быть названо изучением живых людей и живых языков. Эта идея так
называемого практического изучения стран Востока довольно новая. Теперь она получи
ла право гражданства, но еще недавно она очень и очень оспаривалась, и мне, в числе
других, приходилось немало ломать копий, что бы доказать, что изучение стран Востока, изу
чение тех народов, которые там копошатся, изучение языков, часто, может быть, грубых и неправильных, на
которых говорят живые люди Востока, что оно: 1) имеет за собою большой интерес и 2) оно так же научно, как и то изучение, которое считалось до сих пор единственно научным, а именно изучение Востока теоретическое. Еще в 1908 году я выступал на международном конгрессе ориенталистов в Копенгагене с докладом по одному вопросу, связанному с практическим изучением стран Востока, и я помню, что среди членов конгресса я встретил к себе самое внимательное отношение, а в конце моего доклада меня
обступила масса корреспондентов, засыпавшая меня различными вопросами. Мне кажется, что не самый характер моего доклада,
который мог быть не так уж интересен и удачен, а самая тема и именно трактование темы с точки зрения живого изучения стран заинтересовали столь многих.В чем состоит разница между практическим и теоретическим изучением? Разница в следующем: всякое теоретическое изучение старается уклониться в прошлое стран, в эволюцию языка народа, в его происхождение; при изучении географии страны и
пространства, которое расстилается перед глазами, оно углубляется в далекие уснувшие времена, ищет всестороннюю базу, чтобы из углубленного анализа, из сравнений, из аналогии между суще#
ствующими явлениями и прошлыми сделать нужный для исследователя вывод, выяснить народный язык в его общих, очищенных формах. Конечно, нельзя отказать в значительной пользе и несом#
ненной научности этому методу изучения, но он является слабым с точки зрения насущных нужд жизни и того практического изучения, к которому теперь все приходят.Практическое изучение берет страны такие, какими они есть,оно ищет живых людей настоящего, с их нравами и обычаями, оно
изучает те действительные, не умершие языки, на которых действительно говорит и не одно только привилегированное меньшинство, а большинство, масса, — словом, оно изучает страну без
микроскопа и телескопа, а живыми, пусть несовершенными глазами, проникая во всю глубину ее серой, но реальной и переживаемой действительности. Изучение практическое подвергается укору
в том, что оно является изучением мимолетным, что язык, например,изучается не в обобщенных серьезных формах, а в невежественном грубом отражении, которое дает ему тот или другой народ,
что оно ловит текущий момент, часто неинтересный для истории,изучает типы, которые могут оказаться чисто случайными. Затем,часто говорилось, что те люди, которые практически изучают стра#
ну, часто не знают истории языка, прошлого данной страны, незнают, какая в данной народности течет кровь и т.д. Но такой взгляд на практическое изучение ныне отжил свое время, и о нем
можно вспоминать как об явлении чисто историческом. Теперь практическое изучение страны имеет за собой прочную научную оценку и достаточный опыт, например, таких учреждений, как «Ин
ститут живых языков» в Париже, «Семинарий» в Берлине, отделения при университетах в Англии или умершая теперь «Практическая Восточная Академия» в Петрограде.Мы на нашем Восточном отделении будем преследовать только этот способ изучения стран Востока. Почему? Потому, что это
подведет нас скорее и прочнее к порогу тех стран и языков, которые вам придется изучать; вы получите возможность, благодаря практическому усвоению языков и обычаев, на первых же шагах
вашего сближения с народами Востока вступить с данными в общение, сумеете скоро ориентироваться в их быте, не испугаетевосточного человека нескромными вопросами или манерой, будете
знать, как подойти к нему, как иметь доступ к его сердцу и уму.Этот способ, кроме очевидной экономичности, является, сверх того,практически целесообразным, ибо ведет вас прямо к тому объекту
изучения, который для вас представляет интерес, не позволяет углубиться в область ненужной вам истории, не отвлекает вас в сторону теоретических деталей... он ведет прямой и скорой доро
гой к тем запросам жизни, которые диктует текущая реальная нужда.
Военная география
Военная география — это есть описание страны, народа и переживаемого народом момента истории под военно#политическим углом зрения, т.е. описание общегеографической обстановки под
углом предположения, что на такой#то территории такого#то государства или по соседству с ним возможно возникновение той или другой войны, безразлично, войны ли наступательной, или оборони#
тельной, или даже войны чисто партизанской, какой#нибудь мелкой.Я собираюсь читать вам военную географию Среднего Востока. Вы спросите меня: был ли я в этом районе? Да, я был. Все, что
я вам буду повествовать, в значительной мере я сам видел, чего не видал — обойду молчанием или оговорю. В Индии я прожил семь месяцев, проходил по разным углам северной Индии, которую по#
том изучал специально, был в глухих углах восточной Бухары,жил на Памире почти два года, был в Кашгарии, Афганистане и т.д. Поэтому все, что я буду говорить, мною пережито, люди, о кото#
рых я буду повествовать, я их знал, я вступал со многими из них в сношения, и даже больше, между ними я имею немало друзей, и если они сейчас не пишут мне, то только потому, что писать не
умеют, но каждый раз, когда кто#нибудь едет в Азию или обратно,я восстановляю с ними духовное общение. Словом, я буду говорить об этих странах не как теоретик, а как практик.
Под властью Пророка
Если вам придется когда#нибудь заняться вопросом о том, какими путями взращивается религия, то перед вами вскроется интересное явление: религия развивается часто не там, где ее начали
проповедовать, и не там она пускает свои глубокие корни, где она была основана. Она блуждает по земле, часто долго ищет приюта и закрепляется, наконец, совсем в другом месте, чем это можно
было бы ожидать. Это одна из географических загадок, наиболее глубоких. Я всегда считал, что религиозный фактор является одним из наиболее серьезных, более серьезным для выяснения стран
и народов, чем фактор, например, языка. Вы увидите, что в некоторых странах, на одном и том же пространстве, и часто незначительном, проживающие там народы, очень сходные между собой,
говорят на 2–3 языках; с другой стороны, есть страны, где молодежь говорит на одном языке, а шамкающие старики — на другом;и в этом случае на наших глазах проходит интереснейший процесс вымирания одного языка и замена его другим. Религия же есть фактор более крепкий, устойчивый и всегда объединяющий
большие группы народностей. Если вы посмотрите на Средний Восток с этой точки зрения, то увидите, что здесь главной религей является магометанство. Правда, для специалиста с этим поня#
тием связана пестрая картина, большое многообразие толков — в одном, например, шиизме несколько разновидностей, но не будет греха сказать, что народная масса Среднего Востока исповедует
ислам. Прослойки других верований — еврейство, христианство, буддизм здесь ничтожны. Ислам царит и накладывает определенную краску на весь Средний Восток. Вы можете определенно
сказать, что Средний Восток — это сумма стран, подвластных велению Пророка.
Как вы знаете, мусульманство распадается на два главных толка — сунниты и шииты. Если вы будете подходить к народу как европеец, то должны будете забыть эти разновидности. Мусуль#
мане на Востоке между собою ссорятся, враждебны друг другу (для ближайшего знакомства с Востоком знание этих явлений,конечно, необходимо. Упомяну, что в царствование Хабибуллыхана духовенство должно было формально высказаться, в какой мере следует проявлять терпимость к афганским шиитам, и оно вынесло решение: «Религия суннитов есть единственная правая,признаваемая его величеством, как царем Ислама». На основании этого решения были запрещены в Афганистане все религиозные
церемонии шиитов, отдан приказ, чтобы шиитские мечети строились на 5 футов ниже суннитских и т.п.), целые века препираются изза обрядовых тонкостей, но когда вы имеете с ними дело как
европеец, то перед вами будет только мусульманин, независимо от того, к какому толку он принадлежит. Как мусульманин к вам, как к европейцу, представителю иной религии и иного миросозерца#
ния, азиат будет хранить в глубине своего сознания определенное и упорное отношение. Это нужно всегда иметь в виду. И как бы в частности к вам ни складывалось отношение азиата, как бы он
вас ни приветствовал, какие бы дружеские чувства, подсказанные желанием вас заполучить на свою сторону, он ни высказывал, вы все#таки должны не упускать из виду, что в действительности он
питает к вам глубокое недоверие и неукротимую вражду; и эти чувства устранить временно, может быть, и можно, но на долгое время никому еще не удавалось этого сделать. Этой чертой отноше#
ния к европейцу проникнуты все восточные народы, живущие ли кочевьем, или поселками в 2–3–4 дома, или даже в пещерах, —безразлично. Разбираться в происхождении подобного чувства
было бы для нас излишним теоретическим увлечением. Азиат прежде всего глубоко национален по своей природе; знать свой род и крупных его представителей, знать свое племя, его историю,
гордиться им и превозносить его — это долг всякого афганца,притом охотно и всегда страстно исполняемый. Нация — это еговторая религия.

Категория: Публицистика | Просмотров: 173 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]