"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2022 » Март » 16 » Штурман черного тюльпана
06:59
Штурман черного тюльпана
Штурман черного тюльпана
Валерий Рифатович ШАКИРОВ родился в 1965 году. Окончил Воскресенскую среднюю школу № 22, а затем Ворошиловградское высшее военное авиационное училище штурманов имени Пролетариата Донбасса, факультет военно-транспортной авиации. После окончания училища в 1986 году для прохождения службы был направлен на Дальний Восток, в город Завитинск. Летал на самолетах Ан-12. Через два года, став военным штурманом 2 класса, Валерий Шакиров в первый раз отправился на войну...

Афганистан и Африка "В Афганистане мы находились в 40  армии, — вспоминает Валерий Рифатович. — Однако работали под маркой 226 летного отряда аэропорта Шереметьево. Форма у пилотов и опознавательные знаки на самолетах были "аэрофлотовскими". Правда, пушек с воздушных судов не снимали и в случае чего могли принять бой". В ту пору каждая советская эскадрилья в Афгане имела специальный самолет, прозванный в народе "черным тюльпаном". Он доставлял на Родину тела погибших бойцов или, говоря по-военному, "груз-200". На таком "черном тюльпане", базировавшемся на аэродроме Баграм, и выпало летать Валерию Шакирову. Ежедневно экипажи совершали рейсы до военного аэродрома "Ташкент-восточный", откуда останки воинов развозились уже по всему Советскому Союзу. Иногда "черный тюльпан" вез два "груза-200", иногда — 12 или 15... Документы убитых бойцов находились у штурмана, и Валерий Рифатович во время полета всегда их просматривал. Земляков-воскресенцев этим печальным рейсом ему доставлять не приходилось, а вот парни из других подмосковных городов попадались. Находились ли летчики на земле или в небе, война постоянно давала о себе знать. "В Баграме стрельба не затихала ни днем, ни ночью, — рассказывает Валерий. — Первое время постоянно казалось, что одна из пуль непременно попадет сейчас в тебя. Жуткое ощущение. Но через неделю привыкли. В воздухе же нас подстерегала опасность быть сбитыми ракетой "Стингер". Эти переносные зенитно-ракетные комплексы в достатке имелись у душманов. Еще до того как я попал служить в Афган, здесь разбился вместе с экипажем и большим количеством бойцов один из самолетов нашей эскадрильи. Меня, как говорится, Бог миловал, зато видеть обстрелы "Стингерами" вертолетов доводилось не раз. Два самолета потеряли мы во время вывода советских войск из Афганистана. Вывозить боевую технику и личный состав пришлось из Кандагара. Аэродром располагался в горах, система захода на посадку очень сложная. К тому же окрестные высоты заняли душманы, державшие город под обстрелом. Все полеты выполнялись исключительно ночью. Аэродром не освещался, садились с выключенными фарами и бортовыми огнями — только по приборам! Один из наших бортов, управляемый неопытным командиром, при заруливании на стоянку угодил передней стойкой шасси в яму и вышел из строя. Вытаскивать и ремонтировать его под обстрелом не стали. Командир другого экипажа, попав под зенитный обстрел, второпях посадил борт с такой перегрузкой, что у него отломился хвост! Схожая ситуация показана в нашумевшем советском кинобоевике "Экипаж". К счастью, в обоих случаях люди не пострадали. Мне в ту пору довелось также поучаствовать в выводе войск и переправить на Родину не одну сотню солдат и офицеров". После Афгана Валерий Шакиров был направлен на ликвидацию последствий землетрясения на Курилах (об этом чуть ниже), а затем вновь угодил на войну. На сей раз — в африканскую страну Ангола. "Здесь мы опять работали под видом якобы гражданских летчиков из 226 Шереметьевского отряда, — рассказывает Валерий Рифатович. — Базировались в Луанде, столице Анголы. Поскольку военные действия велись далеко в джунглях, с самолетов сняли не только пушки, но и противоинфракрасные снаряды, служившие надежной защитой от "Стингеров". Не без иронии мы именовали наш Ан-12 "голубем мира". Меж тем зенитные комплексы у ангольских боевиков имелись, и опасность быть сбитыми ощущалась нами в полной мере. Поработать в Африке пришлось много: 4-5 рейсов в неделю, по 8 часов в воздухе за каждый вылет. Тропическая жара и большая влажность буквально сводили с ума. В Луанде согласно писаным и неписаным законам с 12 до 16 часов никто не работает, все сидят по домам. И только советские летчики, верные своему интернациональному долгу, отважно поднимались на раскаленных самолетах в знойное африканское небо… Ознакомиться же как следует с ангольской столицей не довелось: с аэродрома нас на автобусе сразу увозили в гостиницу (кстати, ранее там помещался бордель, что служило поводом для постоянных шуток и подначек), из гостиницы — обратно в аэропорт. Двое пилотов из нашего отряда были укушены малярийными комарами и серьезно заболели. В целях профилактики нас постоянно поили тоником, содержащим хинин, а на ночь наливали граммов по 50-70 джина. Тем и спасались". Курилы и Чечня В промежутке между командировками в Афганистан и Анголу, как мы уже упоминали, В.Р. Шакиров участвовал в ликвидации последствий землетрясения на Курилах. "В зоне бедствия остался единственный аэродром "Буревестник", — вспоминает Валерий Рифатович. — Взлетно-посадочная полоса его имеет длину, едва достаточную для пробега Ан-12, поэтому посылали туда только опытные экипажи. Работа была изнуряющей: садились, быстро выгружали продукты, медикаменты и другие грузы, забирали беженцев с узлами и чемоданами — и на взлет. А на посадку уже заходит второй самолет, за ним — третий..." Последней "горячей точкой" в летной биографии воскресенца Валерия Шакирова оказалась Чечня. И вновь пришлось ему стать штурманом "черного тюльпана". "Базировались в Моздоке, оттуда летали в Грозный, забирали "груз-200" и доставляли его в Ростов, — рассказывает Валерий. — Неприятно удивило, что тела погибших здесь просто заворачивали в полиэтилен, а не помещали в цинковые гробы, как в Афганистане. Запах в самолете стоял очень тяжелый. Самый кошмарный рейс довелось сделать, когда российские бойцы угодили в засаду под Шатоем. Никогда прежде нам не приходилось возить столько "груза-200" за один раз! Друг на друга в три ряда уложили в грузовом отсеке Ан-12 53 трупа — надеюсь, Господь простит нам такое вынужденное обращение с телами павших воинов. На подлете к Ростову мы, как положено, сообщили на землю о количестве "груза-200" на борту — и в эфире надолго повисла мертвая тишина..." Завершив командировку в Чечню, Валерий Шакиров вернулся в Завитинск, а оттуда его перевели в Улан-Удэ. Будучи штурманом эскадрильи в звании майор, приступил к инструкторской работе — учил молодых лейтенантов штурманскому мастерству. Сейчас, выйдя в отставку, Валерий Рифатович работает в родном Воскресенске в штабе по делам ГО ЧС. "Огорчает иногда открыто негативное отношение сегодняшней молодежи, да и общества в целом к воинской службе, — сказал он в заключение. — Но даже в нынешних условиях, доведись мне начать жизнь сначала, я все равно стал бы военным летчиком". Валерий Рифатович Шакиров умер 20 февраля 2022 года.
ОРИГИНАЛ
Категория: Проза | Просмотров: 102 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]