"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2020 » Октябрь » 2 » Штурмовая авиация в афганской войне
06:21
Штурмовая авиация в афганской войне
Авиация в Афганской войне (1979-1989)
СТРАНИЦЫ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ
Подполковник В.И. Пупынин,
кандидат исторических наук
Штурмовая авиация в афганской войне
В последнее двадцатилетие ХХ века в локальных войнах и вооруженных конфликтах широко применялась отечественная штурмовая авиация (ША). Особенно ценный опыт приобретен ША в локальной войне в Афганистане (1979-1989). Ее роль в достижении успеха операций и боевых действий была достаточно высокой. ША применялась в них для решения разнообразных боевых задач.
В локальной войне в Афганистане боевые действия вначале показали недостаточную эффективность авиации. Сверхзвуковые истребители-бомбардировщики, созданные для европейского театра военных действий, оказались практически непригодными в условиях горной войны, а их сложное прицельно-навигационное оборудование - практически бесполезным при поиске малозаметного противника в горах. Высокие тактико-технические характеристики самолетов оставались нереализованными. Достаточно эффективной машиной в этих условиях оказался лишь штурмовик Су-25 - маневренный, послушный в управлении, отлично вооруженный и хорошо защищенный.
Штурмовая авиация, как известно, была воссоздана в советских ВВС в конце 70-х годов на качественно новой материальной основе. Ее части получили на вооружение реактивный штурмовик Су-25. Весной 1980 года первые опытные самолеты Су-25 прошли испытания в Афганистане, в условиях, максимально приближенных к боевым, в операции, получившей шифр «Ромб». В дальнейшем, учитывая постоянно возраставшую потребность Сухопутных войск (СВ) в авиационной поддержке, количество штурмовиков непрерывно возрастало. Начиная с 1986 г., ША принимала участие в операциях (боевых действиях) СВ составом отдельного штурмового авиационного полка (ошап).
В данной статье рассматривается опыт подготовки и применения штурмовой авиации, вооруженной самолетами Су-25, по поражению нетиповых объектов противника в войне в Афганистане.
Основными объектами действий ША являлись: базовые и укрепрайоны, штабы; живая сила в районах сосредоточения, базовых и укрепленных районах, ущельях, лесах и открытой местности; крепости, опорные пункты и огневые точки, склады боеприпасов в пещерах на горных склонах и под землей; караваны с оружием и боеприпасами, колонны автомашин, горные перевалы и проходы, мосты, караванные тропы.
Ввиду того, что в ходе боевых действий СВ в этой войне отсутствовала линия их боевого соприкосновения с противником, основные объекты действий назначались как вблизи аэродрома (в радиусе до 30 км), так и на величину тактического радиуса самолета-штурмовика Су-25.
Объект действий состоял из ряда целей. Например, базовый район противника состоял из нескольких целей: штаб, пункты управления, радиоцентр, казармы, учебный центр, объектовые средства ПВО, опорные пункты, склады с оружием и боеприпасами. Из них выбирались главные, поражение которых приводило к наибольшему ущербу объекта.
Все наземные цели в зависимости от того, чем измерялся наносимый им ущерб, подразделялись на одиночные, групповые и площадные.
К площадным целям, определяемых как совокупность большого количества элементарных целей, находящихся в пределах какой-то площади, относились базовые районы, укрепрайоны, лагери подготовки боевиков, живая сила в районах сосредоточения.
К групповым целям относились группы одиночных целей (колонны машин, караваны), функционирующих совместно.
К одиночным целям относились отдельные, малоразмерные объекты, выполняющие определенные функции (автомобиль, танк, орудийная установка, средство ПВО (зенитная артиллерия (ЗА), оператор с ПЗРК).
Объекты имели различный размер. Наибольшую площадь занимали базовые лагери подготовки противника и укрепрайоны, имевшие площадь от нескольких сот до нескольких тысяч кв. метров.
Опорные пункты в ущельях, отдельные крепости с глинобитными постройками и кирпичными зданиями имели обычно меньший размер площадью до нескольких сот кв. метров. Живая сила в ущельях и на открытой местности имела размер от нескольких десятков до нескольких сотен кв. метров.
Наиболее протяженными объектами являлись колонны автомашин, караваны верблюдов, имевшие в среднем протяженность до 500 м.
Склады боеприпасов в пещерах на горных склонах и отдельные огневые точки в ущельях обычно имели небольшой размер (несколько десятков метров), но из-за сложности осуществления точного прицеливания, больших высот боевого применения, наряд сил на их поражение и боевая зарядка в среднем были больше расчетных в 1,5?2 раза по сравнению с равнинными условиями.
В зависимости от уязвимости все одиночные цели делились на несколько групп: легкоуязвимые (зенитная горная установка (ЗГУ), зенитная пушка (ЗП), автомобиль, орудие), трудноуязвимые (танк), цели с подземными и защитными земляными перекрытиями (подземные склады и огневые точки в ущельях), строения городского типа, а также мосты, караванные тропы, горные перевалы, горные проходы.
Видимость целей зависела от многих факторов: их месторасположения (в ущелье или на открытой местности), времени суток и года, метеоусловий, рельефа местности, контраста жилых застроек. Наиболее сложными условиями при действии по объектам, расположенным в горных ущельях, были предрассветные и вечерние сумерки, когда наблюдался резкий световой контраст по высотам. По этой причине до начала Джелалабадской операции летчики наносили удары по базовому району бандформирований (БФ) в горах днем, в том числе с целью детального изучения мест расположения объектов. В дальнейшем в ходе операции летчики-штурмовики наносили удары в основном в утренние сумерки с высокой точностью.
Экипажи ША при подготовке к нанесению авиационного удара наносили на полетные карты: кодированную сетку, основную и запасную цель и маневр для выхода в район атаки, расположение постов и позиции своих войск, расположение средств ПВО противника. Рассчитывались условия боевого применения средств поражения с учетом превышения цели (высота ввода, сброса и пуска, углы упреждения), уточнялся способ сбора группы после выхода из атаки. При наличии фотопланшета цели изучались характерные ориентиры, в ее районе проводилась привязка планшета к карте.
Например, в подготовительный период перед проведением Панджшерской операции (июль 1985г.) воздушным фотографированием был заснят весь район предстоящих боевых действий, изготовлено более 50 фотосхем, в результате их дешифрирования было вскрыто около 150 целей. Это в значительной степени облегчало штурмовикам подготовку к выполнению боевой задачи.
Летный состав постоянно обобщал опыт боевых действий в аналогичных ситуациях, учитывал положительные примеры и проводил анализ ошибочных действий при нанесении авиаударов. При подготовке ударных групп особое внимание обращалось на всестороннюю и глубокую оценку характера цели, возможность противодействия зенитных средств, определение параметров боевого порядка, обеспечивающего взаимное прикрытие экипажей в ходе выполнения полета и нанесения удара, исключающего поражение средствами ПВО.
Важным элементом, отрабатываемым летным составом в ходе подготовки к выполнению боевого полета, являлся выбор наиболее выгодного способа выхода на цель, а также определение ее точного месторасположения. В зависимости от поставленной боевой задачи и условий обстановки при подготовке к нанесению авиационного удара, планировались и применялись следующие способы выхода на цель: по заранее заданным координатам; по обозначенной с воздуха, группой доразведки или целеуказания; по обозначенной наземными войсками; по целеуказанию передового авианаводчика (ПАН) или группы боевого управления (ГБУ).
Первый способ применялся в хорошо изученном районе, при наличии фотопланшета и при значительном удалении от своих войск. В большинстве случаев экипажи ША применяли данный способ при ведении систематических боевых действий, а также в операциях СВ в ходе авиационной подготовки атаки при нанесении ударов по плановым целям.
Второй способ применялся в малоизученном районе или при дефиците времени на подготовку, а также при наличии в группе летчика, ранее выполнявшего задачу в данном районе. В группу доразведки и обозначения выделялись наиболее подготовленные экипажи, способные с высокой эффективностью выполнять поставленную задачу. Например, при подготовке к ведению боевых действий в провинции Нангархар (март 1986г.) для доразведки и обозначения целей противника были запланированы экипажи, ранее выполнявшие боевые полеты в этом районе. Для целеуказания планировалось привлечение экипажей и других родов авиации, в частности, вертолетов с наводчиками на борту.
Третий способ был схож с предыдущим и считался целесообразным при совместных действиях авиации и СВ. Он применялся в непосредственной близости от своих войск, а, следовательно, кроме обязательного обозначения цели, планировали также обозначать и свои войска (как правило, оранжевыми дымами)1.
Четвертый способ был наиболее сложным. Он планировался при совместных действиях ША с СВ, при их непрерывной передислокации на этапе авиационной поддержки атаки при действии по вызову по выявленным целям противника. Все крупные операции СВ: Кунарская, Панджшерская, Алихельская, Гератская, Хостинская и многие другие проводились при поддержке ША, которая действовала, главным образом, по указаниям ПАН и ГБУ. Для нанесения авиационных ударов по вызову назначались наиболее опытные летчики.
Удары по объектам противника выполнялись только при соблюдении следующих условий: устойчивой радиосвязи с ГБУ или ПАН; четкого обозначения установленными сигналами переднего края своих войск; конкретного целеуказания с земли и при условии, что объект удара находился на безопасном удалении при стрельбе из пушек, пуске неуправляемых авиационных ракет (НАР) и при бомбометании.
Наиболее важные объекты удара (штабы, опорные пункты, базы подготовки боевиков, склады оружия) обычно располагались в удаленных, горных и приграничных районах и прикрывались объектовыми средствами ПВО. Горный рельеф местности часто являлся наиболее высокопрочным естественным средством защиты и маскировки объектов удара штурмовиков.
Этим объясняется большой расход авиационных средств поражения (АСП) на уничтожение объектов. Например, в Кунарской (май 1985г.), «Хост» (март - апрель 1986г.), «Западня» (Герат, август 1986г.) и многих других операциях базы БФ, склады, пункты управления оборудовались в полутоннелях склонов гор и пещерах. Часто вход прикрывался естественным или искусственно созданным возвышением (противоракетным щитом), либо находился под кроной деревьев. Толщина скальных пород над этими сооружениями достигала 10?50 метров и была обращена, как правило, входами на юг. Указанные объекты были совершенно неуязвимыми для артиллерии, трудноуязвимыми для ракетного вооружения самолетов и лишь при условии попадания авиабомбы между входом и «щитом» детонировали или выходили из строя.
По важным малоразмерным хорошо защищенным объектам противника ША применяла высокоточное оружие, что значительно повысило эффективность авиаударов. Впервые управляемые ракеты «воздух-поверхность» (УР «В-П») с самолета Су-25 были применены осенью 1985 года в операциях в районе Газни и в Чарикарской «зеленке» (декабрь 1985 - январь 1986 г.). Пуск УР был произведен по скоплению мятежников в пещере. По данным СВ, цель была уничтожена прямым попаданием.
На заключительном этапе войны по важным трудноуязвимым целям штурмовики применяли УР «В-П с помощью наземного комплекса подсвета целей БОМАН. С использованием системы БОМАН было осуществлено более 100 пусков. Результаты пусков по реальным целям были достаточно высокими. Например, 14 июля 1988 года в ходе подготовительных мероприятий по выводу СВ из района Хоста была уничтожена огневая батарея в составе четырех орудий, расположенная на труднодоступной местности последовательным пуском 4-х ракет с одного самолета Су-25 с пологого пикирования и дальности до цели, в три раза превышающую расчетную.
Караваны, колонны автомобилей с боеприпасами и оружием, рейдовые отряды БФ поражались путем оперативного реагирования с помощью разведывательно-ударных действий (РУД) и действий дежурных сил авиации. Например, в ходе Панджшерской операции (июль 1985г.) для наращивания усилий по ведению воздушной разведки привлекались самолеты штурмовики по вызову из положения дежурства на земле и в воздухе. В ходе ведения РУД авиацией, в том числе и ША, было вскрыто и уничтожено около 300 объектов мятежников, основными из которых являлись караваны на маршрутах передвижения, при этом было уничтожено более 80 караванов.
Штурмовики вели борьбу также и с подвижными малоразмерными бронированными целями, в том числе с танками. Так, в операции «Хост» из четырех танков Т-54 штурмовиками был уничтожен один и два выведены из строя.
Чтобы обеспечить взаимное прикрытие и постоянное огневое воздействие на противника, а также эффективное преодоление объектовых средств ПВО, ША применяла тактические приемы «Круг», «Ромашка», «Сектор», «Гребешок»2. При нанесении ударов в составе пары в равнинной местности широко применялся «Тюльпан», при нанесении ударов в составе звена ? «Круг» и «Ромашка». При необходимости нанесения ударов в узких, горных ущельях атака цели осуществлялась с использованием тактических приемов «Сектор» и «Ножницы». При действиях по длинным, узким целям, таким, как караваны и колонны, широкое применение нашел тактический прием «Гребешок».
В начале войны в Афганистане (при малом количестве эффективных средств ПВО противника) штурмовики наносили удары по объектам в предгорьях, ущельях с пологими вершинами группами составом до двух звеньев. При этом атаки производились парами последовательно, в парах - одиночными экипажами на увеличенных интервалах и дистанциях с разными боевыми курсами и индивидуальным прицеливанием.
Широкое применение получили одновременные удары звеном самолетов - попарно с горизонтального полета и пикирования. Этот способ использовался при нанесении удара по заранее заданной и разведанной цели с сильной системой ПВО. Первоначально атаковала пара с горизонтального полета с малой высоты, вторая прикрывала первую и наносила удар со средних высот с большим углом с пикирования.
Опыт боевых действий в горах показал, что наиболее целесообразно было использовать небольшие группы самолетов Су-25 составом пара-звено. Атаки целей в узких извилистых ущельях выполнялись по одному с разницей в боевых курсах ведущего и ведомого до 30-40 градусов, а на равнинной местности до 60 градусов3. Наличие нескольких целей не позволяло обходиться только двумя заходами, а обработка предполагаемых огневых позиций средств ПВО мятежников требовала несколько заходов с применением АБ и НАР. Рельеф местности оказывал соответствующе влияние и на построение боевых порядков в ударных группах. Так, при нанесении ударов в ущельях в целях повышения безопасности маневрирования и обеспечения огневого прикрытия дистанция в парах-звеньях была увеличена в 3-5 раз.
Выработанная тактика действий по заранее заданным целям давала положительный результат при ударах по целям в широких ущельях, открытых местах, т.е., когда время ухода мятежников в укрытия составляло больше интервала между временем наведения группы целеуказания и боевым применением ударной группы. Однако такие условия не всегда обеспечивались при нанесении ударов в узких ущельях, где точно определить цель было практически невозможно. Элемент внезапности в этом случае не достигался.
При ведении боевых действий боевая зарядка Су-25 определялась заданной степенью поражения объектов, их защищенностью средствами ПВО и естественными препятствиями. Так при нанесении ударов на открытой местности она обычно включала НАР С8, АБ и разовые бомбовые кассеты (РБК) калибра 250-500 кг.
При действиях по целям в горных ущельях и пещерах рациональными средствами поражения являлись АБ, НАР крупного калибра, а также УР «В-П».
Эффективность боевого применения ША была выше других родов авиации. Например, для поражения трудноуязвимых целей потребный наряд самолетов Су-25 с рациональными средствами поражения был в 1,5?2 раза меньше, чем самолетов МиГ-23 и Су-17.
Для поражения отдельной крепости с глинобитными постройками и кирпичными зданиями требовалась пара Су-25 с нормальной боевой зарядкой с АБ калибра 250-500 кг; опорного пункта в ущелье ? звено штурмовиков с аналогичной боевой зарядкой.
При поражении легкоуязвимых целей (живая сила на открытой местности, колонна автомашин, караван) требовался наряд самолетов-штурмовиков в 2?4 раза меньше ИА, ИБА, АА.
Анализ точности результатов авиаударов ША показал, что до трети от общего количества примененных авиабомб калибра 250-500 кг и более 60% НАР точно попадали в малоразмерные цели. Большую помощь летному составу в совершенствовании точности применения АСП оказало использование фотоконтрольных контейнеров.
Таким образом, противник как объект действий ША в большинстве случаев представлял собой хорошо защищенную, замаскированную цель, что предъявляло высокие требования к летно-тактической и морально-психологической подготовке экипажей.
Противник имел достаточно современные объектовые средства ПВО, что накладывало на командиров и летчиков особую ответственность за качественную подготовку и выполнение боевого полета. Он хорошо маскировался, размещал свои укрепрайоны, базы, пункты управления, склады преимущественно в горных районах, искусно прикрывал их естественными укрытиями и многоэшелонированной системой ПВО, что требовало увеличения наряда сил для их поражения. По этим же причинам ША строила свои боевые порядки вытянутыми по фронту и в глубину.
Наибольший наряд штурмовиков Су-25 выделялся для поражения объектов противника в ущельях. К наиболее незащищенным объектам БФ относились отдельные огневые средства, колонны машин и караваны, а также живая сила противника на открытой местности.
Эффективность боевого применения штурмовиков была значительно выше других родов авиации. Разнообразие объектов их действий от живой силы на открытой местности до хорошо защищенных в ущельях и горных склонах, пещерах складов и пунктов управления требовало применения различных средств поражения до УР «В-П» включительно. Этим достигалась высокая степень поражения объектов.
Опыт применения ША в сложных условиях войны в Афганистане показал, что для эффективного поражения объектов противника (в основном нетиповых) необходимо:
- закрепление за боевыми группами самолетов-штурмовиков секторов боевых действий участков границ, дорог и троп с целью досконального изучения горного рельефа местности, ведения постоянной разведки и уничтожение обнаруженных целей в любых условиях (днем и ночью) с учетом элемента внезапности и наиболее эффективных средств поражения;
- применение современных средств воздушной разведки для точного определения месторасположения целей и оперативного воздействия по ним;
- установка нового и модернизация существующего навигационного оборудования самолета с целью повышения точности, надежности навигации и эффективного применения АСП;
- повышение защиты самолета от воздействия ракет противника с тепловой головкой самонаведения путем установки станции оптико-электронного подавления; - применение управляемых АСП и модифицированных обычных АСП;
- проведение доподготовки летного состава по спецпрограмме горной подготовки.
Примечания:
1. Кияненко А.А. Боевое применение ВВС в Республике Афганистан.//Военная мысль, 1991. №8. - С. 24.
2. Руцкой А.В. О нас и о себе. ? М.: ? Научная книга, 1995. ? С. 47.
3. Бедретдинов И.А. Штурмовик Су-25 и его модификации. Издание 2-е, переработанное и дополненное. 1 том серии «Золотой фонд отечественной авиации». ? М.: Издательская группа Бедретдинов и Ко, 2002. ? С. 17
 
 
Категория: Публицистика | Просмотров: 88 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]