"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2021 » Июль » 29 » Три товарища
09:20
Три товарища
Лопатенко Александр Николаевич
Три товарища

Аннотация:
Одна и та же операция с трех сторон...

Юрик Ноябрь, 1979-й год. Юра - плотный парень среднего роста, прямые светлые волосы. Здоровьем Бог не обидел... рука-лапа. Как и мозгами - неоконченное высшее образование. "В десантуру..." Вердикт медкомиссии. Львовская область, городишко Хиров - место расположения десантно-штурмового батальона. "В минометный взвод..." Повторяю... здоровьем не обижен. После Рождества, восьмидесятого года на спецэшелоне перекинули в Термез. Двадцать четвертого февраля своим ходом прибыли в Кабул. В середине марта перевели в Джелалабад, в так называемую "Долину ада". В батальоне - c десяток земляков. "Толян, привет!" "Привет... как жизнь, Юрик?.." Но это редко... батальон один - подразделения разные, и у каждого своя задача. 0x08 graphic Апрель, 1980-й год. Устал... накануне прочесывали кишлак. "Тра-та-та!" Попадали на камни, лежим под плотным огнем. "Отход!" Выползали долго и нудно, уже стемнело, когда показались силуэты "бээмдэшэк" - ждут бойцов с фронта. Устал... прилег у машины. "Сапоги надо снять..." Промелькнула запоздалая мысль, и вырубон - без сновидений и кошмаров. Утро раннее. "Подъем!" Только прилег, какой подъем?.. Делаю пару шагов... "Ой-е-ей!" Ноги подкашиваются, боль невыносимая - присел на камешек. "Ой-е-ей!" Стягиваю сапог. Мама родная! Кровь под пальцами - кожа от сырости сопрела, лопнула. "Вперед!" Над душой стоит командир взвода. "Куда... вперед?.." Восьмидесятидвухмиллиметровая труба весит семнадцать килограмм, плита - двадцать два, станина - восемнадцать. Удовольствие... миномет таскать по горам... что ишаки навьюченные. Техника есть, но где она пройдет... "Отставить!" Взводный соображает. А кому оно надо, очередной труп на себя вешать... присел у машин. Через несколько часов подразделение попадает в засаду. Толик Малищук, земляк, остался в группе прикрытия - попадает под автоматную очередь. Бойцы вышли, Толика вынесли... умер в вертолете. "Юра!" Еще один земляк - злой и потный. "Ножки специально запорол?.." Только из-под обстрела... худощавый, рослый, голубоглазый. "Засцал... товарищей бросил... что молчишь?.." Понять можно, не все от смерти ушли, но достал. "Бах!" По морде. Помогло... присел рядом - грязные руки, поцарапанное крошкой лицо. .............

Через неделю в засаде взяли, без выстрела, караван с оружием. Муллу, как старшего, отвели в пшеницу. "Добровольцы..." Это ротный. Не могу, только не сегодня, а как хочется... Это страшное чувство - месть. Как раз совпало - четвертого апреля первый день Пасхи и день моего рождения. "Тра-та-та!" Отправили муллу в исламский рай.

В том же караване, втихаря от начальства, "нарыли" два миллиона афганей. А что с ними делать, не знаем. В "Долине ада", как в тюрьме: продуктовая лавка заезжала очень редко, а вырваться на базар практически, нереально - все под офицерским контролем. Приходилось за блок сигарет платить две-три цены. Кунарская операция. Приказ: "Два минометных расчета из "ДШБ" в распоряжение первой пехотной роты!" Вышли утром одиннадцатого мая. Наша задача: прочесать район у самой пакистанской границы, а именно - огромное ущелье, где расстояние между гребнями достигало километра, а на дне - метров шестьсот. Всего, приблизительно, протопать, с препятствиями, километров восемь. 0x01 graphic Территорию заранее разбили на участки - первая рота высаживается сверху, вторая немного ниже, третья еще ниже. Под свист винтов четыре "вертушки" поочередно зависают над полем - метрах в двух от земли. Первая рота... "Пошел!" Прыжок, и в сторону... "Фить! Фить!" Пули свистят... Вокруг пшеничное поле, по пояс. Нас ждали. Не успел первый вертолет разгрузиться... "Бах! Бах!" Начался обстрел, залегли. Первые секунды, первые раненые - подстрелили шесть бойцов, то есть четвертому "борту" было кого забирать. Стреляли не крестьяне в чалмах, а бойцы, из винтовок "М-16", в черной форме, регулярные пакистанские войска. Бегают по гребню метрах в сорока... "Бах! Бах!" Одиночными, и точно цель, без суеты и крика. "Занять оборону!" Команда. И так заняли - где упал, там и занял. С одной стороны - хорошая подготовленная опытная регулярная армия, а с другой, по сути, еще пацаны. Выручили "вертушки". "Фах! Фах!" "Эрэсами" по скалам. Через полчаса стрельба затихла, прозвучала команда: "Подъем!" Начали спуск, но не по гребню, а по склону. Вытянулись в цепочку метров на сто. Очередная ошибка. Никакого опыта - не на то учили. Прошли километра с полтора-два. "Бах! Бах!" Одиночными, с гребня. "Ох!!!" Боец, раскинув руки, упал. Загремел по камням автомат. "Ой-е! Твою мать!.." Солдату попадает три пули в ногу. Бьют на выбор, как в тире. Солдаты посыпались вниз, и команды не надо. Паника! Бежим вдоль широкой, до ста метров, реки, рядом, вытянувшиеся в цепочку, кишлаки. В первых рядах... Юра без миномета, командир роты и замполит. Минометное отделение в самом конце - никакой слаженности, каждый сам по себе. Впереди показались глинобитные дома. "Занять оборону!" Заняли... каждый "свою". "Бах! Бах! Бах!" Огонь усилился - стреляют с двух сторон. Хреново... закончилась вода. Всего в тридцати метрах речка. Ну и что?.. Все пристреляно - это самоубийство. Наше счастье... не было снайперов. Но то, что нарвались на спецов, это точно! С одним затеял игру в "попал-не попал". "Душара" высунется из-за камня... "Пах! Пах!" Из карабина, и назад... морда хитрая. Юрик наугад, одним глазом... "Тра-та-та!" Короткими очередями. "Пах! Пах!" Одиночными, в ответ. Вот, гад! Юрик, не глядя... "Тра-та-та!" Выпустил длинную очередь. Как упал... не видел, только руки раскинул в стороны, но больше не высовывался. "Вызывай, огонь!" Командир нервничает, рация шипит, тангенса клацает. Гаубицы по гребню... "Бах! Бах!" Цепь разрывов, черный дым. Положение тяжелое, по сути, мы - в окружении. И помочь некому. Вторая и третья роты высадились ниже, и никто их не пропустит. Все под расстрелом! Короче... отсекли нашу роту. После обеда сообщили по рации: "Вертушек" не ждите..." Погодные условия не позволяют. "Тра-та-та!" Идут "духи" на уничтожение. Через несколько минут передают - погиб в конце колонны наш взводный. ............ "Бах!" Сначала офицера тяжело ранило, а местность почти открытая - до дувалов еще метров двадцать. Затащили за камень, но что толку... идет перекрестный огонь - с двух сторон. Необходимо постоянно перемещаться, иначе труп. Командир бегать не в состоянии, вот и добили. ............... Когда выходили из базы, в отряде числилось семьдесят бойцов пехоты и семеро прикомандированных из "ДШБ". Сколько осталось?.. Без понятия. Раненых затащили за дувал. У нас один выход - дождаться темноты, и прорываться вниз по ущелью. Ближе к вечеру "духи" совсем обнаглели, все ближе и ближе... "Бах! Бах!" Разрывы гранат... пока без ущерба - на испуг берут. "Русские, сдавайтесь!" На нашем могучем, правда, с акцентом, языке. "Вы окружены!" Счас.... "Тра-та-та!" Наугад, пулеметной очередью по голосу. "Ой-е-ей!" Юра вскрикнул... кольнуло в шею и ногу. Подумал: "Камешки..." Пули от скал высекают. Провел рукой... теплое, липкое. Снял сапог... ничего серьезного - небольшая ранка. Заклеил пластырем. "Тра-та-та!" Отстреливаемся. Уже далеко не сумерки - ночь. "Сдавайтесь!" Все ближе и ближе, один бросок - и закидают гранатами, а дома надеются и ждут. "Вперед!" Вернее, назад, вниз в долину. Другого выбора просто нет. В пехоте - состав многонациональный, дисциплина на грани. Каждая группа выходила под пулями сама по себе...выходила на авось. "Тра-та-та!" Бьют короткими очередями, трассера рикошетят по скалам. "Бах! Бах!" Ближние, дальние разрывы гранат. Раненых взяли с собой, убитые... да куда с убитыми?.. В отделении, и так, половина с ранениями - "битый битого" тащит. Поначалу довольно плотно обстреливали, потом притихли. А где-то... Попал в окружение замполит роты, старший лейтенант Шорников. Пули, пули, пули! Командир ранен, рядом лежачие бойцы. "Сдавайтесь!" Тишина... обманчивая тишина. "Духи", как горные козлы, с автоматами наизготовку мягко прыгают по камням. Все ближе и ближе... "Тра-та-та!" Погиб старлей. На следующий день подошли свежие силы, сделали зачистку. Обнаружили несколько трупов с раздробленными головами - раненых добивали камнями. Зверье!

Но своих "духи" не бросали, потом находили за несколько километров наши окровавленные плащ-палатки. Небольшой группой спустились к реке. Командир роты, два сержанта, рядовые. Всего: человек двенадцать. Один сержант ранен... здоровый мужик с простреленной выше колена ногой, тянет килограмм на восемьдесят. Тащим по воде, так легче, но силы на исходе. "Держи..." Отдал ротному военный билет - кругом вода. Упал, встал, брызги - намокнет. Устал невероятно - камни скользкие, течение выматывает. "Командир, поменяй, пусть чурбаны тащат, один хрен... не воюют..." Притянул раненого к берегу, чисто интуитивно поднял голову... "Берегись!" Сверху летит камень - величиной в небольшую подушку. Только в последнюю секунду убрал сержантскую голову в сторону. "Бах!" Брызги в лицо. "Вот, сучары! Вы что, суки, делаете!?" Чурбаны с потными мордами. "Да мы не нарочно... сам покатился..." Решили грохнуть пацана - больше шансов выйти из окружения. Твари! А сержанту осталось всего полгода до дембеля. "А ну взяли..." Потащили урюки парня, но уже под контролем. Десяти минут не прошло... "Подержи, десантура..." Эх... пехота. Ротный, посиневшими пальцами, зажал в руке гранату "Ф-1". "Кисть не чувствую, помоги... чеку потерял". Не потерял, а выбросил - паника. "Иди вперед, будешь разведкой..." Юра свой автомат повесил на шею - патрон загнал в патронник, но поставил на предохранитель. Автомат раненого Ковальчука колотит по спине. Через сто метров оглянулся назад... наверху море огня - кишлак пылает. "Трах! Бах!" Крики, выстрелы - "духи" веселятся. Незаметно оторвался от группы - как ни как, разведка... положено. Слышны шорохи, голоса - справа, слева... нервы ни к черту! Присел, жду... нет наших. Через пять минут встал. Какой толк торчать в темноте? Опять голоса... "Духи!" Упал, ползу вперед, присмотрелся - водяная мельница шлепает лопастями по воде, тоже мне... "духи". Перекладываю из руки в руку гранату - пальцы затекают. "А если выкинуть?.." Много шума, нельзя. За два часа прошел, прополз в кромешной тьме, километра два. Вышел к изгибу реки, рядом - клин пшеничного поля. Задолбался. Один автомат - на спине, второй - на шее, ноги мокрые. Набрел на копну соломы. Присел... голова в тумане. "Юра, нельзя..." Понимаю, но засыпаю... Если граната выпадет, поневоле подорвешься. Да ладно... размахнулся... шлеп! В речку. Через несколько секунд: "Бах!" Глухой взрыв, фонтан воды, и... тишина. Присмотрелся - в стороне, по гребню горы, то тут, то там, огоньки светятся - это ловушка. Душманы привязывали к ишакам фонарики - и по заднице... "Погуляйте... заслужили..." Если у бойцов с нервами или опытом проблемы... "Тра-та-та!" Из автомата. Все. Цель обнаружена, дальше дело техники. В темноте обложат, и... прощай, мама. Опасные ишачки. Глаза слипаются. Будь, что будет... залез в копну, нагреб соломы. Снял автомат с предохранителя, палец на курке. Отбой. Вот и вся разведка... ............. Сколько спал?.. глаза открыл - светло, птички чирикают, солнце раннее, "мягкое", солома в голове. Идиллия. Вдруг раздался свист винтов - вертолеты "МИ-24" летят, попарно, в сторону кишлака, откуда мы, не так давно, драпали. "Эй-е-ей!!!" Кричу, руками размахиваю. Один в поле воин...и никакой реакции! "Бах! Бах!" Вверх - одиночными, трассирующими. "Может, очередью?" Мысль толковая. Перевел предохранитель. "Тра-та-та!" Не получается "тра-та-та" - затвор клинит. Поменял автомат... опять заклинило. Может, от воды, песка... не знаю, стреляет только одиночными... "Бах! Бах!" "Двойка" разворачивается, и заходит на меня со стороны солнца. Вот где страх... как кролик перед удавом, вернее - "крокодилом". "Нурсом" как факнет... одна пряжка от ремня останется. Фу-ты... пронесло. Пошутили пилоты, не та у них задача - идут на зачистку. Потопал дальше. Солнце все выше, орлы парят, водичка журчит. "Стоять!" Внутренний голос. Впереди - группа людей. Кто такие?.. Упал... загремели автоматы. Ползком, ползком... да это... "Наши!" Сколько радости. Чумазые, потные... мне бы в засос - наши! "Ты куда пропал?.. Разведка, твою мать!.." Уже неважно... свои! "За тобой в километре идет вторая рота..." "Прошел... и не заметили?.." В темноте да напряженке могут и пристрелить. В "командировке" погибли: командир взвода лейтенант Суворовцев; сержант Томчук; рядовой Кофтун; рядовой Гергелава; рядовой Ковальчук. Из семи минометчиков выжило двое. В пехоте, из семидесяти бойцов, на ногах - восемнадцать, остальные... кто ранен, кто погиб. Потом "вертушками" вывозили. Повоевали...

Иллюстрации к "Три товарища"

Просмотров: 53 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]