"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2021 » Декабрь » 5 » В Ч У Ж О М Д О М Е 2
07:00
В Ч У Ж О М Д О М Е 2
В Ч У Ж О М Д О М Е
Федорищев Юрий Матвеевич
Ч А С Т Ь II Д У Ш М А Н Ы
Конец нашей жизни это смерть Наши старания закончатся успехом " из записной книжки душмана Саид Ахада"

Г Л А В А 1. Мавлодат - командор группы душманов. Октябрь подошёл не заметно. Ещё не было холодно, но смена сезона стала ощущаться: по посвежевшему воздуху, по появившимся желтым листьям на редких деревьях, по все чаще дующему холодному ветру с гор, да и глиняная пыль, поднимавшаяся в летнее время столбом, как-то вдруг стала гуще и тяжелее опускаться на ещё больше потускневшую землю. Однако радовало то, что стали меньше обстреливать посты, на аэродром так вообще в течении последних трех месяцев не было произведено ни одного выстрела. Зато участились нападения на волостное управление в Гуля Мали, да посты в Калаий-Биланде и Саяде также держали в напряжении. Там всё чаще стали минировать подъезды к постам. Заметно усилилось минное противостояние. После начала боевых действий только за последние три месяца батальон потерял девять бронетранспортеров и более десяти человек раненных. В этот день прикатил я управление злой как черт. Каким же ещё быть, если во время движения на пост в Калаи-Биланд, идущий передо мной БТР подлетел на фугасе. Троих пришлось отправить в медсанбат, а боевую машину оставить в виде огневой точки на посту. Так и хотелось взвыть от отчаяния и бессилия перед этой невидимой силой. В открытую не могут, всё норовят из-за угла. Вспомнилась Великая отечественная. Здесь такая же партизанская война, но уже против нас, советских. Да, есть над чем задуматься. Однако злоба, ненависть не пойдут, хоть и хочется временами крушить всё и всех. Смотришь порой на добродушные, милые улыбки, их худые изможденные лица, натруженные руки, ужасающую нищету и поневоле проникаешь к ним жалостью, стараешься чем-то помочь, а что в замен? Выстрел в спину ,мину под колеса. После такого "гостеприимства" сжимались кулаки. Так и хотелось ударить в ответ! Да побольней! Но всё же старался сдержать себя, не подаваться эмоциям. Считал , что на ответных ударах, злобе и ненависти нельзя сберечь людей, да и выполнение поставленной задачи будет под сомнением. Надо было искать другие пути. В таком состоянии и чувствах ,я встретил новых посетителей. Под вечер к управлению батальона подкатила белая "Нива" , меня позвали. Я, не отошедший ещё от дурных мыслей, увидел двигающихся ко мне двух, уже знакомых советников КГБ. -Как вы думаете, - обратился ко мне моложавый, крепко сбитый парень, с черными усами на гладко выбритом лице, -встреча сегодня состоится? -Откуда мне знать. Ведь вы же назначали её! -Да, конечно, -смущённо проговорил молодой майор, -я только хотел сказать, что к 20 часам на ваш пост должен выйти один из командиров группы душманов. Необходимо предупредить людей, чтобы не обстреляли их. -А, сигналы при подходе будут со стороны душманов? -Разумеется, мы для этого и прибыли к вам пораньше, чтобы сказать об этом. -Хорошо, мои люди на посту будут знать. А вы то сами на этом лимузине приедете? -Мы другой ещё не обзавелись, - вмешался, наконец, напарник, седой и высокий подполковник, -обещали дать БРДМ, когда получим будем кататься на ней. -Однако смелые вы ребята, -сочувственно проговорил я. -Эту "ласточку" мы получили ещё три года назад, тогда войны не было и мы на ней ездили по всему Афганистану, - и, подходя к машине, подполковник ласково погладил её по капоту, -так мы договорились, в 20 часов встречаемся на посту? Я кивнул головой и с невольным уважением посмотрел вслед быстро удаляющейся маленькой и юркой коробочки. Назначенный для свидания пост, находился в полутора км восточнее взлетно-посадочной полосы аэродрома и представлял из себя зарытый в землю танк с экипажем из четырех человек. Рядом с танком притулилась палатка, состоящая из тента натянутого на каркас. Внутри располагался стол и две скамейки. Устройство примитивное, но в данных условиях это считалось комфортом. Танковая рота придавалась мне для усиления обороны и находилась в боевых порядках батальона. В данный момент один из взводов был выставлен на боевые позиции мотострелкового взвода, убывшего на пост в Калайи-Биланд. Танковый взвод находился у меня в резерве и заодно прикрывал тыловые подразделения, как-то: медицинский, ремонтный, материального обеспечения и строительный батальоны, а также инфекционный госпиталь и хлебопекарню. В этом районе уже происходили события, которые я описывал в первой книге. После тех мероприятий, жители ближайших от нашей обороны домов ушли, ставив их пустыми. Это с одной стороны облегчило задачу и в тоже время усложнило её, создавая ещё большее напряжение. Покинутые дома развязывали руки противоборствующей стороне, душманы могли преподнести с них в любое время какой угодно сюрприз. Я, уже зная по приобретённому раннее опыту, что такое вполне возможно, организовал несколько занятий по захвату этих зданий. Что в конечном итоге смягчило обстановку и предупредило такое, не желательное для нас, развитие событий. В дальнейшем на протяжении всего моего пребывания в Афганистане не только с этих домов, но и с кишлака не было произведено ни одного выстрела. Мне часто приходилось бывать на постах по долгу службы, поэтому данное появление ни для кого не было неожиданным. По прибытию на пост ,я собрал командиров танков и предупредил о готовящейся встрече. Как только стемнело появились советники. В горной местности смена дня и ночи происходит очень быстро. По небу стали рассыпаться холодные бусинки далекого мира. Впереди еле просматривались темные силуэты высоких глинобиток, которые своими очертаниями вызывали тревогу и настороженность. Я нутром ощущал волнение и беспокойство рядом стоящих советников. Это ещё больше усиливало моё любопытство. Вспоминалось прочитанное о прошедшей войне. Ведь там также посылали кого-то в разведку или сами с кем-то выходили на связь и также наверное дожидались, надеясь на лучший исход. В голову лезли разные дурные мысли. А вдруг это провокация? Подойдут, не замеченными, обстреляют или забросают гранатами и разбирайся потом кто виноват! Если, конечно, сам останешься в живых. Вдруг тишину разорвал шипящий свист и вверх взметнулась ракета, кишлак на время выплыл из темноты. Как я не ждал этого сигнала, но неожиданно прозвучавший звук, заставил всё же съёжиться. "Это они! -прозвучал тихий голос Лекарева, -ну, теперь поосторожнее командир, надо, чтобы твои только бы не открыли огонь при их появлении". Конечно, надо! Люди предупреждены, поэтому будем надеется, что такого не произойдёт. Однако с каждой минутой ожидания напряжение возрастало, появилась чуть заметная дрожь. Ведь это первая встреча с теми, кто стрелял тебе в спину, ставил по ночам на дорогах мины, лазал по кяризам, работал в виноградниках, а затем устраивал засады и обстрелы. Кто они и, что из себя представляют? Это мне предстояло через несколько минут узнать. Я стоял и напряженно всматривался в темноту. Наконец, у ближайших от нас домов раздался предупреждающий свист и вскоре три тёмные фигуры выросли возле окопа. -Оружие пусть сдадут! -попросил я советников. Команда прозвучала на афганском языке незамедлительно, подал её майор, он же потом и вел с душманами переговоры. -Хубаси! -услышал я в ответ гортанный полушепот и три автомата Калашникова перекочевали в руки командира поста. И вот душманы передо мной, трудно различимые в темноте, но реальные "духи".Зашли под тент. На столе горела керосиновая лампа, испускавшая свой характерный запах. Она тускло осветила троих дородных мужиков в свободной одежде. Поверх широченных белых сатиновых брюк и рубахи, была надета темная безрукавка с широкими карманами. Головы покрыты чалмой. Первый вошедший в годах, чуть выше среднего роста мужчина, крупный в размере, без бороды, но с большими черными усами на круглом, ничем не примечательном лице. Двое других с бородами, но намного моложе. В их черных глазах нескрываемая настороженность и растерянность. -Матвеевич! -услышал я голос Лекарева, -разреши нам потолковать с ними наедине, а потом ,если пожелаешь, они в твоем распоряжении. С моей стороны возражений не последовало. Я вышел из палатки и задумался. Что это за душманы? Почему они вышли на связь с Хадом и почему именно к советникам пришли? Кто и что их заставило ? Все это вертелось в моем напряженном мозгу. Теперь уже привлекала не только одна встреча с ними, но и захотелось узнать от них почему они взялись за оружие? Мы ли виноваты в этом или были ещё другие причины? На сколько они враги нам? Многое зависело от того как мы поймём друг друга. Дальнейшее определяло или мы станем настоящими противниками, или... Странно даже не мог предположить, что такое может произойти. Я встречаюсь с врагом! Вскоре меня пригласили под навес. Из-за узкого стола мне навстречу поднялся безбородый и, протянув руку, представился: -Мавлодат! Командор! -и тыкнул себя пальцем в широкую грудь. На круглом лице высвечивали приветливые и чуть наивные глаза. Черная чалма прикрывала большую часть лба, её свободный конец опускался на черную, свободно сидевшую на крутых плечах, безрукавку. -Командор! -повторил он, -Насри! И крупная рука взметнулась в сторону кишлаков. Я попытался уточнить. В восточной стороне их было множество, и на первый взгляд можно было принять их за одно большое поселение. Наконец, разобрались. Кишлак его племени оказался рядом с известным мне уже кишлаком Аруки, где я запланировал выставить очередной пост. Это было не так уж плохо, так как с другой стороны от него располагался пост в Саяде. -Советский пост у моста через реку Пандшер знаешь? -спросил я командора. -О! Пост, Саяд! Знаю, а как же, -радостно проговорил он, -здорово мешает он душманам! -Себя он, очевидно, не причислял к " духам". -Почему же тогда они не пытаются уничтожить его? -Нельзя, там народ в кишлаке. Мы не даем стрелять, нападать, -отвечал он уверенно и улыбка не сходила с его лица. То ли на самом деле считал себя защитником моего поста, то ли сам вопрос наивным и глупым. " Да! -подумал я ,-если бы кто решил напасть, навряд ли спросил у вас разрешения." Однако время показало, что Мавлодат в какой-то степени был прав и он ,и жители этого небольшого поселка вложили не малую лепту не только в свою безопасность, но и в безопасность самого далекого и опасного во всех отношениях, советского поста. Только мирное соседство могло его уберечь от уничтожения. В этом я убедился намного позже. Но как ни странно, этот ответ меня успокоил. И я похвалил командора. -Молодцы! Что не разрешаете. Не будет выстрелов, не будет войны. Народ будет доволен. Эта похвальба не прошла мимо. Я заметил в его глазах плохо скрываемую гордость. Разговор снял напряжение с обеих сторон. Передо мной уже сидел добрый малый, несколько хвастливый, но это не мешало нашей беседе. Лекарев и Дедов незаметно покинули нас, у них были свои интересы и заботы. А со мной оставался теперь уже незаменимый переводчик Хол Холов из Таджикистана. Конечно, хотелось бы получить побольше сведений, но время для этого ещё не пришло. Не надо было форсировать события и, очевидно, правильно сделал. Расстались мы тепло. Они забрали ящик с патронами, привезенный особистами, и скрылись в темноте. -Ну, что тезка по батюшкам, -спросил меня Лекарев, когда группа ушла, -понравился Мавлодат? Общий язык нашел с ним? -Разве с первого раза определишь, что это за человек, Владимир Матвеевич, -произнес я в ответ, -необходимо время и контакты. -Контакты надеюсь ещё будут, Мы тоже с ним не так много встречаемся, однако считаю мужик стоящий, дружить и работать с ним можно и нужно. -Я не знаю сколько с ним вы работаете, но всё же он душман и дружит с вами не за красивые глазки? - Разумеется, кое-что он получает от нас взамен информации. Но всё же не надо считать, что он работает только ради подачек. Есть более важное -это мир на этой земле. -Вы, что думаете через таких как Мавлодат можно его достичь? -Если бы не надеялся не работал бы с ним. Кто как не такие как этот командор сегодня защитники народа! Или ты думаешь, что это нынешняя власть? Не знаю как ты, а я в этом сомневаюсь. Работаю вот уже три года здесь, а что-то не заметил, чтобы она кого-нибудь защитила. Только наблюдаю другое, что ближе к народу находятся всё же такие " мавлодаты". Это они непосредственно защищают дехканина, кишлак, дом! Они решают там все спорные вопросы. -Да? Они же не разрешают открывать школы, грабят на дорогах, убивают тех кто не желает воевать против правительства, нападают на наши посты, не дают воду на виноградники. Так кто же они? -Я тебе скажу кто? Они народ! И с ним надо жить дружно. А подонков и в мирное время хватало, что уже говорить о войне. Поверь я тебе говорю это не для красного словца. Ты должен сам в этом разобраться и как можно быстрее, иначе встанешь на путь многих наших "стратегов". Не заходя в управление, мы расстались. Время было позднее. Я завалился на постель и долго ещё не мог заснуть. В голове вертелся разговор с более опытным товарищем по оружию, с которым мы договорились, при расставании, продолжить работу с душманами. Мавлодат стал частным гостем на посту. Связь с ним и с его подчиненными укреплялась. Обычно на пост он являлся с двумя или с тремя сопровождающими. Несмотря на это, я был максимально осторожен. Встречались в строго определенное время и по установленному нами сигналу. Но однажды этот порядок был нарушен. Прибыв на пост, я застал там заместителя командора по прозвищу "Тур",которое я только и запомнил, так как знакомство наше оказалось очень коротким. Парень, за свой недолгий век, успел уже хлебнуть немало горя, это было видно по его лицу. Война лишило его одного глаза и оставила глубокий шрам по щеке до брови. Однако не отняла любви к жизни и оптимизма. -Что случилось, Тур? -спросил я, здороваясь. -Брат, мой брат! Бабаджан забрал! -неподдельное волнение слышалось в его голосе. -Когда забрал? -Два дня назад, там в Саяде. Он совсем ещё молодой, не душман. Мне стало понятно, что произошло. Пару дней назад я вместе с Бабаджаном и его царондоевцами был на этом посту. Начальник царондоя, по отработанным уже порядкам, стал проверять, проходивших по мосту, людей. А, где проверка, там и призыв в армию. Та часть, которая не имела подтверждающих документов о службе, задерживалась и отправлялась в провинциальный центр, а оттуда, пройдя соответствующую проверку, прямиком в армию. Таким способом и довольно быстро попал на службу брат "Тура".Надо было выручать парня. -Не переживай, -стал успокаивать я "Тура",-я попытаюсь тебе помочь, поговорю с Бабаджаном, если он сможет, то освободит твоего брата. -Да, я верю, -не совсем уверенно произнес просящий, однако добавил, - ещё, комбат, дорога возле кишлака Софи-баба заминирована, четыре-пять мин на ней, -и для убедительности показал пять растопыренных пальцев. -И ещё жди нападения на пост в Саяде завтра ночью. Вот и всё. Не забудь про брата! -Уже на ходу добавил Тур и, сверкнув единственным глазом, исчез в ночи. Глядя ему в след, в голову непроизвольно пришло сравнение его поведения с рысью: такой же бесшумной и осторожной в своей поступи. Война многому учит. Однако и такое сходство не уберегло одноглазого душмана от пули его соотечественника Хакимина. Тур погибнет через несколько месяцев после нашей встречи, так не увидев своих детей взрослыми. Его постоянный напарник Бабаджан, однофамилец начальника царандоя, будет убит через год. На второй день я связался с представителем власти и попросил его удовлетворить просьбу Тура, однако возникли небольшие осложнения. Молодой человек был уже отправлен в Чарикар, поэтому пришлось подключить руководство Хада. Совместными усилиями брат Тура, был найден и освобожден от службы. При очередной встрече Мавлодат, а особенно Тур не скрывали своей радости. Но для меня было важнее не слова благодарности, а доверие с которым они стали относиться к нам. Мины, о которых говорил Тур, были найдены и обезврежены. Только их оказалось на одну меньше. -Мы нашли четыре мины, -сказал я командору, а вы говорили о пяти? Ещё Тур сообщил мне о нападении на саядский пост, но его не было. Может произошла какая-нибудь ошибка? -Нет, комбат, ошибки не было. Тур сам видел как их ставили, но можешь не волноваться одну мы откопали сами. Нападение на пост также могло быть, но народ Саяда и Корача, сказал Шеру из Балтухейля, что если он нападёт, то тогда они будут помогать шурови. Сказав это, Мавлодат довольно рассмеялся. Я не был так близко знаком с народами этих двух кишлаков. Единственный раз была у меня встреча с жителями Саяда, когда я выставил рядом с ними пост. С народом другого кишлака, у меня разговора вообще не состоялось, так как на него никто не явился. Очевидно, побоялись своих же душманов. Однако из вышесказанного я понял, что связь между людьми осуществляется не только для общения, но и для принятия более радикальных решений. В данный момент решение было принято в мою пользу. Это существенно повысило моё настроение. Вывод я сделал однозначный -необходимо чаще общаться с народом. -Ты к какой партии принадлежишь? -спросил я Мавлодата. -Исламской партии Афганистана! Гульбеддин ! А вот Хакимин из Хароти ,кишлак рядом с моим, входит в Исламское общество Афганистан. Мы с ним воюем. Он стреляет в меня и моих людей, мои люди отвечают ему тем же. Но скоро я ухожу в Пакистан, там буду до навруза. -Ты, Мавлодат, извини, за то, что я не могу рассчитаться с тобой за сведения, что ты мне предоставил. -Зачем мне твои деньги, комбат, у меня они есть, вот посмотри сколько. Хочешь и тебе дам! -воскликнул командор и стал вытаскивать пачки новых купюр из своих бездонных карманов безрукавки. -Вот видишь? На возьми! Я такого не ожидал и, когда он мне протянул одну из пачек ,невольно отпрянул. Откуда у этого малограмотного мужлана такие деньги? Мелькнуло в голове. Или он ограбил кого-то, или кто-то уже успел с ним рассчитаться за полученные сведения? Но об этом можно было только догадываться. Однако, заметив мою растерянность и довольный произведенным эффектом, командор продолжил. -Ты думаешь, что я ради денег прихожу к тебе? Нет, конечно! Ты мне понравился и твои солдаты не бандиты! А деньги мне дает Гульбеддин. Он хочет, чтобы я воевал, вот я и воюю, только с Хакимином. Он нападает на мой кишлак, моих людей.- При последних словах миролюбие и улыбка слетела с его лица, в интонации появилась жесткость, в глазах свернула злая, непримиримая искорка. В этот момент я увидел его истинное лицо и подумал: " А душман ли он?" Всё это не вязалось с моими до сих пор представлениями о "душманах".Значит не всё покупается! Мавлодат не подозревал какую революцию произвел в моей голове. Это ещё раз подтверждало слова седого подполковника, что не все с оружием душманы. Г Л А В А 2. Праздничные торжества, чарикарские встречи. Как-то в конце октября в управлении батальона появился начальник Хада аэродрома Анарголь и спросил не поеду ли я 2 ноября в Чарикар? -Мы отмечаем в этот день праздник " День труда". Будет митинг. Я туда не собирался. Однако на второй день прозвучал звонок от Лекарева с тем же предложением, выехать и посмотреть праздник. -Всё равно мне со своими людьми надо быть там, необходим БТР для сопровождения. Ну, как едешь? -Ладно, уговорили! Всё же любопытно посмотреть. Тем более Анарголь заходил, также желает поехать в Чарикар. -Тогда давай соединим наши желания. Дать согласие на поездку в провинциальный центр, да ещё на такой праздник, не простое дело. К этому времени езда по дорогам, даже по усиленно охраняемым, становилась всё опаснее. Душманы не только чаще стали закладывать мины, но и смелее устраивать засады в самых, казалось, безопасных для нас местах. Дорога "жизни" от Саланга до Кабула, несмотря на все нашу охрану, всё же контролировалась душманскими группировками Ахмад Шаха и Карима. Они не только выставляли засады и минировали дорогу, но и довольно часто стали подвергать минометным обстрелам расположения войск, а также нападать на советские и афганские посты. Если год назад можно было ещё прокатиться на легковой машине, то сейчас уже не было речи об этом. Категорически было приказано двигаться на бронетехнике или в её сопровождении . Что же касалось других дорог провинций Парвана и Каписа, где не было нашего присутствия, то по ним можно было наблюдать довольно частое движение различной легковой и грузовой афганской техники без всякого охранения и особенно белой "Волги". По словам Бабаджана и Мавлодата в ней находился один из главарей ИПА, Убадулай. Он чувствовал себя в абсолютной безопасности. Почти год я не ездил в сторону Чарикара. Выглядела она по сравнению с тем периодом намного хуже. Частые выбоины на асфальтном покрытии и разрушенные дома сопровождали меня до самого провинциального центра. Глиняных заборов, ограждающих кустарные виноградники, практически не существовало.Они были практически уничтожены и всё равно приходилось ехать на максимальной скорости, в постоянной готовности к открытию огня. Бронетранспортёры буквально набиты людьми. В них размещались советники из Хада, Царандоя, представители местных структур. Все не прочь были поучаствовать в предстоящем празднике. Опасность обстрела не исключалась, однако были приняты соответствующие меры. Усилены посты, ужесточен проверочный режим при въезде в города. Особенно наблюдалось это у Чарикара. Все население, пришедшее в город проверялось. На дороге, при въезде в город, большое скопление различного автотранспорта. Однако особой тревоги ни в лицах людей, ни у представителей власти я не наблюдал. -Смотри !- толкнул меня в бок Лекарев, сидевший со мной рядом на броне БТРа, - в этом здание заседает провинциальное руководство НДПА. А здесь, напротив, него располагается батальон Царандоя. Перед моим взором предстало двухэтажное здание современной постройки, а через дорогу ограждение из красного кирпича. Возле его железных ворот сиротливо стояла БРДМ первого выпуска и воле неё группа царандоевцев. Мы выехали на площадь- "майдан".Там полное разнообразие красок. Праздник ощущался во всём: развешанные повсюду транспаранты и флаги, улыбки людей и множество различного товара по периметру всей площади. Как будто не было никакого противостояния. Между тем среди многообразного люда довольно часто мелькали фигуры с оружием. Ещё один поворот и мы останавливаемся возле здания управления провинцией. Оно почти ничем не отличается от партийного, пожалуй единственное отличие, нет ограждения вокруг него. На крышах обоих властных учреждений установлены пулеметы, обложенные мешками с песком, за ними настороженные лица советских десантников. Лекарев и Дедов быстро соскочили с БТР и, пообещав скорую встречу, вошли в здание. За ними разбежались все остальные пассажиры. Однако и я не находился долго в гордом одиночестве. Вскоре за мной пришли и мы двинулись за высокий каменный забор. За ним я увидел большой сад, а на его территории много народа. На ограждении можно было видеть множество национальных и красных флагов. Имелась, наскоро сделанная, деревянная трибуна. Она была обшита красной материей. Так власть решила обезопасить себя и народ от нападения душманов, укрывшись за каменные стены. К митингу всё было готово, ждали руководство. В толпе я заметил высокую фигуру Лекарева, очевидно, он и его ребята были на "боевом" посту. Появившаяся вскоре власть, быстро заняла место на трибуне. Втолкнули и меня на неё. Меня заметили и стали здороваться. К моему удивлению многие уже знали командира ОБО из Баграма. Было приятно. Значит не даром ел хлеб. Удивило то, что основная масса афганских женщин в толпе стояли без паранджи, с открытыми улыбающимися лицами. Новое время давало им возможность быть свободными. В руках некоторой части народа находились маленькие флажки, много было улыбок и детей. Явно ощущалось желание людей иметь такие праздники. Начались выступления. Я не знал о чем говорило руководство, но видел как дружно и радостно хлопали в ладоши окружающие. Заставили выступить и меня. Стоял я рядом с Акрамом, он и помог вытолкнуть меня к микрофону. Пришлось посмотреть народу в глаза, а переводчику 108 дивизии перевести моё короткое выступление с приветствиями и добрыми пожеланиями ко всему афганскому народу. Не знаю как это получилось, однако хлопали дружно. После торжественной части началась концертная программа. Неожиданно ко мне подошел Михаил Дедов и позвал с собой. Мы вышли из толпы и зашли за трибуну. Там нас ждали Лекарев в неизменной зеленной куртке из-за плеча выглядывал ствол автомата и незнакомый круглолицый афганец среднего роста с черными на выкате глазами. -Познакомься, комбат! Это начальник Хада провинции подполковник Подча Гуль. -Очень приятно, - ответил я, протягивая ему руку.
Категория: Публицистика | Просмотров: 77 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]