"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Июль » 14 » Вот пуля пролетела..
04:26
Вот пуля пролетела..
Александр Карелин
"Вот пуля пролетела..."


1983,июль,на полевом выезде. Карелин крайний справа
"Либо человечество покончит с войной,
Либо война покончит с человечеством".
/Д. Кеннеди/
1
   -Ну, вот и съездил в отпуск?! Мой рапорт был подписан ещё две недели назад. И что? Этот рейд ещё займёт десять дней. Значит, в лучшем случае, он закончится 20 октября. Стало быть, домой я попаду в последней декаде месяца. Кошмар!
   Ординатор операционно-перевязочного отделения в сердцах бросил недокуренную сигарету. Они с товарищем сидели в курилке, обсуждали итоги только что прошедшего совещания офицеров Кандагарской Медроты. Вопрос был традиционным - предстоящее медицинское обеспечение боевого рейда. И опять - "кадровый голод". Катастрофически не хватало офицеров. Кто-то был в отпуске на Родине, кого-то "подкосила" инфекция, а кто-то находился на прикомандировании в госпитале Кандагара.
   Командир Медроты принял "волевое решение" - задержать отпуск старшему лейтенанту Невскому. Теперь вместо "дороги домой" его ждала "поездка в Кандагар". В октябрьском рейде 70-й ОМСБ (отдельной мотострелковой бригаде) предстояло "зачистить" центральный город одноимённой провинции и его окрестности. Слишком уж "распоясались духи" в последние месяцы - житья от них не стало. По городу невозможно проехать без нападений и обстрелов, жертвы исчислялись десятками.
   Александр достал новую сигарету, прикурил от горящей сигареты своего товарища, врача - стоматолога Ивана Сухар. В этот рейд они ехали вдвоем на Автоперевязочной, будет с ними и фельдшер тоже. Такое решение Невский и пытался оспорить, но командир был не преклонен. Так распорядилось руководство Бригады - иметь двухврачебную бригаду.
   Еще из состава Медроты выделялся врач - эпидемиолог Сергей Пачкин. Ему предстояло выехать со вторым батальоном, заменив выбывшего врача. Услышав такое решение, старший лейтенант кивнул головой, но было видно, что парень волнуется. Как-никак, а Сергей не был "лечебником", ему не приходилось ранее оказывать помощь раненым.
   Но и это было ещё не всё. Сам командир Медроты тоже выезжал в этот рейд с десантно-штурмовым батальоном (ДШБ), заменяя заболевшего врача. За свою шестнадцатимесячную службу в Афганистане Александр Невский не мог припомнить рейд, в котором бы сразу было задействовано четыре офицера Медроты.
   - Покурил? Пошли, Ваня, готовить к выезду нашу "Ласточку". Планы были озвучены грандиозные. Должны и мы с тобой подготовиться со всей серьёзностью. Заполним Автоперевязочную "под завязку". Будем с тобой оперировать, резать-кромсать. А уж военные предоставят нам раненых в бо-о-ольшом количестве. Это я чую заранее.
   - Может мне ещё и зубоврачебное кресло взять? Буду зубы "рвать" в своё удовольствие. Думаю, от желающих отбоя не будет,- Иван широко улыбнулся.
   -Нет уж, дудки. Да и какой нормальный человек добровольно сядет тебе в кресло. Вы же - "живодёры", так и норовите сделать человеку больно,- поддержал шутку хирург. - Так что забудь о таких добровольцах. Будем с тобой "нормальных раненых" к жизни возвращать. Пошли скорее, скоро уже темнеть начнёт.
   До позднего вечера Невский, Сухар, фельдшер Черанев Александр и водитель Фазылов Фадис заполняли салон Автоперевязочной коробками с медикаментами, перевязочными средствами, сухпаем и боеприпасами. Невский снова и снова придирчиво сверялся со списком - надо было предусмотреть всё необходимое на предстоящие дни боевого рейда.
   На следующий день работа по укомплектованию машины продолжилась. Правда, Невский отлучился на совещание с офицерами Бригады. Сам командир ставил задачи батальонам на громадном макете, где очень точно был воспроизведён город и его окрестности, очень похоже были показаны горы и река Аргандаб, все участки "зелёной зоны". Александр даже восхитился искусной работе изготовителей макета - словно с самолёта наблюдаешь всю эту картину.
   Старший лейтенант не особенно вникал в постановку боевых задач батальонам и артиллеристам-танкистам. Хотя, на его взгляд, всё было проще некуда: блокировать район - "прочесать", снова блокировать и снова "прочесать". Артиллерия и авиация поддерживает "огоньком".
   Для медиков работа была привычной - оказывать помощь всем раненым, которых будут привозить к Управлению Бригады, там и будет стоять их Автоперевязочная. Затем всех надо будет эвакуировать вертолётами на "Большую землю". Всё просто и понятно...
  
  
  
  
   2
  
   Начало рейда сразу показалось не обычным: выехали уже под вечер 11 октября. Для старшего лейтенанта Невского это был 11-й выезд для медицинского обеспечения боевых действий, но практически всегда выезжали либо ранним утром, либо ночью. Но теперь...
   Интересно, какие еще сюрпризы ждут всех впереди?!
   Александр сидел в кабине рядом с водителем Фадисом, а его товарищ Иван Сухар и фельдшер Черанев Александр расположились в салоне автомобиля. Всё было знакомо и привычно, поэтому Невский не стал тратить времени на бессмысленное разглядывание проносящихся за окном "километров", а сразу стал читать прихваченную книгу. Приходилось подсвечивать фонариком, так как сумерки быстро сгущались.
   Сколько себя помнил - читать любил всегда. Да и книга была для него всегда самым желанным подарком. Впрочем, иного и быть не могло - в семье оба родителя были школьными учителями, приучили с детства к чтению. Пока сам не умел читать, им с сестрой читали по очереди мама или отец, потом и сестре стали доверять (она была постарше). Это были настоящие литературные вечера: вся семья усаживалась у пышущей жаром печки (печное отопление - это было обычное дело во всех домах рабочего поселка), иногда открывалась и печная дверца. Слушать любимую книгу и смотреть на языки пламени - это было счастье в чистом виде!
   Книги Волкова А.М. "Волшебник Изумрудного города", "Урфин Джюс и его деревянные солдаты" - это далеко не полный перечень книг того времени. Маленький Саша специально научился читать едва ли не первым в своём классе, чтобы потом приносить эти книги в класс и читать на перемене своим одноклассникам-первоклашкам.
   Вот и сейчас больше не существовало ничего вокруг - только он и герои повести Антона Павловича Чехова. Приходилось уже не раз читать эту "Палату N6", но каждый раз находил там что-то интересное.
   Он не сразу расслышал вопрос своего водителя, который старательно крутил баранку, соблюдая дистанцию с идущим перед ним БТР (бронетранспортером). Пришлось переспросить.
   - Я говорю, что глаза испортите с фонариком читать, товарищ старший лейтенант! Что такое интересное вы читаете, что не можете оторваться?
   - Это Чехов, Фадис. Его можно читать в любое время дня и ночи, при любом настроении и самочувствии, тем более - при любом освещении. Давай я тебе кое-что тоже прочту. Ты ведь изучал его в школе?
   - Изучал, конечно, но уже ничего не помню. Читайте, всё будет интереснее ехать.
   - Речь здесь идёт о сумасшедшем доме, о пациентах, которые лежат в одной такой палате под номером шесть. С ними и беседует доктор. Вот послушай: "Покой и довольство человека не вне него, а в нём самом. Обыкновенный человек ждет хорошего или дурного извне, то есть от коляски и кабинета, а мыслящий - от самого себя". Это врач говорит пациенту одному. Под коляской и кабинетом понимаются всякие блага. А пациент отвечает: "Идите и проповедуйте эту философию в Греции, где тепло и пахнет померанцем, а здесь она не по климату. С кем это я говорил вчера о Диогене? С вами, что ли? Диоген не нуждался в кабинете и в теплом помещении; там и без того жарко. Лежи себе в бочке да кушай апельсины и оливки. А доведись ему в России жить, так он не то что в декабре, а в мае запросился бы в комнату. Небось, скрючило бы от холода. - Нет. Холод, как вообще всякую боль, можно не чувствовать. Марк Аврелий сказал: "Боль есть живое представление о боли: сделай усилие воли, чтоб изменить это представление, откинь его, перестань жаловаться, и боль исчезнет". Это справедливо. Мудрец или попросту мыслящий, вдумчивый человек отличается именно тем, что презирает страдание; он всегда доволен и ничему не удивляется". Это ему уже доктор отвечал. Ну, как?
   - Нет, товарищ старший лейтенант, читайте уж лучше про себя. Это не по мне. Я люблю читать про всякие приключения, а не эти умные разговоры.
   - Как знаешь.
   Невский снова углубился в чтение. Он даже не заметил, что колонна начала втягиваться в город Кандагар. Позже выяснилось, что ночевать придётся именно здесь.
   Проехали мост, кажется, через оросительный канал. В быстро наступающих сумерках трудно было что-либо хорошенько рассмотреть. Советская боевая колонна разместилась среди подразделений Второго армейского корпуса ДРА. Он тоже примет участие в предстоящем рейде.
   Медики и водитель поужинали сухпаем, почти не разговаривали. Каждый, наверное, прокручивал в голове завтрашний день. Боевые действия начнутся с раннего утра. Это им рассказал один из офицеров, заглянувших "на огонек".
   На ночь Невский разместился прямо на улице рядом с машиной на санитарных носилках. Пришлось укрыться одеялом - было прохладно. Иван предпочел ночевать в салоне Автоперевязочной с фельдшером. Для водителя предпочтительнее была родная кабина.
   Город быстро погрузился в "чернильную темноту", луны не было, лишь миллиарды и миллиарды звёзд подмигивали со своих невообразимых высот. Но город не спал. Он жил своей тайной, ночной жизнью. То и дело раздавались далёкие выстрелы, крики, просто не- ясный шум. Но ощущения тревоги не было. Почему-то была твердая уверенность в собственной безопасности...
  
  
  
   3
  
  
   В шесть утра всё пришло в движение. Колонна вновь помчалась по улицам города. Уже было относительно светло. Поразило почти полное отсутствие прохожих. Многочисленные дуканы теперь были закрыты, их хозяева не спешили начать торговлю. Бросалось в глаза обилие развалин не только в знаменитом районе Дех-Ходжа (впрочем, все советские называли его проще - Деходжа), но и в самом центре Кандагара. Невский всё больше и больше удивлялся: когда успели всё это порушить? На память невольно приходили картины советской кинохроники - развалины Сталинграда.
   Как сообщил всезнающий водитель Фадис (у него всюду были земляки), 1-й мотострелковый батальон выдвинулся ещё затемно. У него была своя особая задача по блокированию одного из пригородов Кандагара.
   Действительно, давно уже доносились многочисленные удаленные выстрелы, взрывы. Кажется, кроме автоматов и крупнокалиберных пулеметов, стреляли и пушки БМП (боевая машина пехоты).
   Автоперевязочная, как "приклеенная" мчалась по улицам города следом за бронетранспортером с бортовым номером 212. Невский давно разглядел этот номер при резких поворотах впереди идущей техники. Он почему-то радовался, такому сочетанию цифр, усматривая в этом добрый знак (всё же не 213!).
   По выходу из города колонна начала дробиться: боевая техника разъезжалась по своим направлениям. Следуя своей задаче, Автоперевязочная оказалась на стоянке среди техники Управления Бригады. Теперь можно было перевести дух. Первый этап - выдвижение - прошёл успешно.
   Невский и Сухар ещё раз придирчиво осмотрели всё свое медицинское имущество. Офицеры остались довольны - можно было принимать поступающих раненых. Со своей задачей они справятся.
   Полной неожиданностью оказался вызов примерно через час старшего из медиков к командиру 70 ОМСБ (отдельной мотострелковой бригады). Невский внимательно осмотрел свою форму - вроде всё в порядке. Отправился к командирскому бронетранспортеру "Чайка" (БТР связи без башни).
   Коренастый, среднего роста подполковник говорил по связи ЗАС, старательно выговаривая свои фразы. Они тут же автоматически шифровались и уносились к далёкому собеседнику. Наконец, он закончил говорить, посмотрел на стоящего перед ним офицера-медика. Старший лейтенант представился.
   Комбриг внимательно выслушал и сразу ошарашил новостью:
   - Врач первого батальона серьезно ранен; бронетранспортер, на котором он ехал, был подбит из гранатомёта. Скоро его перевезут сюда для дальнейшей отправки на вертолёте. Но батальон оставлять без врача нельзя, сам знаешь. Надо собрать всё необходимое для оказания медпомощи и через полчаса выдвинуться туда. Вас ведь два врача сейчас? Реши, кто поедет. Нужен человек, способный оказывать помощь в боевых условиях. Батальон оказался в тяжелом положении, придётся сразу включиться в работу. Поедите на БТР с номером 212. Задача ясна? Выполняйте!
   - Есть!
   Невский бегом побежал обратно. Он сразу решил, что поедет сам. Пусть Иван остается здесь с Автоперевязочной. В голове тревожно билась мысль: "Как там раненый Андрей?" Они были хорошо знакомы со старшим лейтенантом Дубининым, врачом первого батальона. Подружились уже более года назад, оказались земляками (учились в одном медицинском институте в Свердловске, потом закончили один Военно-Медицинский Факультет в Томске. Правда, Андрей был на два года моложе). Одним словом, Земляки "по большому счету".
   Иван не задавал лишних вопросов, бросился помогать в сборах. Он тоже был хорошо знаком с раненым врачом, эта новость сильно его потрясла тоже.
   Невский похвалил мысленно себя, что предусмотрительно положил в салон большую десантную сумку. Она теперь придётся ему очень кстати. Поделили с Иваном всё по братски, в том числе и запасы спирта (медику никак нельзя без этой "огненной жидкости").
   По ходу сборов хирург инструктировал своего товарища о порядке работы с поступающими ранеными, как-никак у него было побольше опыта. Стоматолог кивал головой, обещал "не подкачать". Он вызвался донести тяжелую сумку до бронетранспортера, обнялись на прощание.
   "Бронированный конь" помчал Невского навстречу неизвестности. Впрочем, волнения не было - уже приходилось исполнять обязанности врача батальона и в апреле, и в мае-июне. Тогда он заменял врача второго, а затем и третьего батальона. "Ничего, справлюсь и на этот раз!- успокаивал себя Александр.- В третьем батальоне вообще пришлось пробыть около двух месяцев, размещён он тогда был прямо в пустыне. Жара была просто адской, но ведь выдержал!"
   Из размышления его вывели выстрелы из пулемёта. Их бронетранспортёр проносился по дороге, по краям которой были разбросаны низкорослые строения из глины. Тут и ожил их пулемёт КПВТ (крупнокалиберный пулемёт Владимирова танковый), посылая свои смертоносные "подарки" вправо по курсу. Но стрельба быстро стихла.
   До управления батальона домчались быстро. Уже минут через тридцать-сорок Невский представлялся комбату "номер один". Высокий сухощавый майор, оторвавшись от микрофона рации, кивнул головой, быстро пожал медику руку и вызвал капитана Кожохарь, замначштаба, мол, тот и введёт в курс дела. Сам тут же продолжил прерванный по переговорному устройству разговор.
   Старший лейтенант пошёл вслед за капитаном, отошли в сторонку, познакомились, закурили. Валентин оказался словоохотливым, приветливым человеком. Сообщил, что раненый врач уже переправлен на вертолётную площадку Управления Бригады, угрозы жизни нет, сильно только посекло осколками. Вместе с врачом были эвакуированы ещё несколько раненых - все средней степени тяжести. Он же распорядился бронетранспортёру со "счастливым номером" 212 возвращаться обратно, предварительно забрав четырёх погибших. Он кивнул на тела, лежащие поодаль. После погрузки "скорбного груза" офицеры проводили взглядом отъезжающий БТР. 
Категория: Проза | Просмотров: 336 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]