"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Январь » 15 » Загадки афганской войны

05:00
Загадки афганской войны
Меримский Виктор Аркадьевич
15 февраля 1919 — 6 мая 2003
С 1979 по 1984 год – заместитель начальника Оперативной группы МО СССР в Демократической Республике Афганистан


Загадки афганской войны



 
Глава 1 
Визит в Афганистан
1
В это августовское солнечное утро 1979 года, я, как обычно, приехал на службу в Главное Управление боевой подготовки Сухопутных войск.
Ничто не предвещало каких либо неожиданностей. Тем не менее, именно этот день внес резкие изменения в мою жизнь на многие годы.
Не успел я еще приступить к рассмотрению поступивших к нам вчера вечером документов, как раздался резкий и настойчивый звонок аппарата ЗАС. Обычно к нам начинали звонить после 9 часов утра, а этот звонок был значительно раньше.
Я снял трубку и сразу услышал голос телефонистки:
— Это 4–64, генерал-полковник Меримский?
— Да, это я.
— Прошу Вас не кладите трубку. С вами будет говорить маршал Советского Союза С. Л. Соколов.
Буквально через несколько секунд басовитый голос произнес:
— Виктор Аркадьевич, здравствуй дорогой. Чем сейчас занимаешься? Можешь ко мне приехать?
— Сергей Леонидович, здравствуйте. Неотложных дел у меня нет и через 5–10 минут я к Вам выеду. Какие-либо документы нужно с собой захватить?
— Ничего с собой брать не нужно. Я хочу с тобой посоветоваться. Жду тебя. До встречи.
За время многолетней совместной службы с Сергеем Леонидовичем Соколовым у нас сложились доброжелательные и откровенные взаимоотношения, несмотря на то, что мы занимали разные ступени на служебной лестнице.
Сергей Леонидович встретил меня посреди своего кабинета с улыбкой на лице. Усадил за стол и после обычных расспросов о здоровье, службе, семье и т. п. спросил:
— Что ты знаешь об Афганистане?
Вопрос для меня был полнейшей неожиданностью. Обычно, когда едешь к большому начальнику по экстренному вызову, то мысленно определяешь какие вопросы могут его интересовать и готовишься к ответу на них.
Я лихорадочно начал перебирать в памяти крупицы информации об этой стране и понял, что знаю о ней крайне мало. Я ответил:
— Сергей Леонидович, мои познания об этой стране весьма ограниченны. Мне известно, что в тридцатые годы Афганистан был базой отрядов басмачей, которые совершали налеты на наши среднеазиатские республики. Это из истории, а из газет — то, что несколько лет тому назад король был свергнут своим родственником Даудом, который, в свою очередь, был свергнут в ходе апрельской революции в прошлом году.
— Виктор Аркадьевич, пусть тебя это не смущает. Другого ответа я от тебя и не ожидал ибо Афганистан не мог быть предметом твоего внимания, так как по службе тебя ничего с ним не связывает. Но я хочу порекомендовать тебе внимательно ознакомиться с этой страной и происходящими там событиями.
— Сергей Леонидович, я не понимаю какова в этом необходимость.
— Я тебе объясню. Руководство Афганистана шлет нам непрерывные просьбы о поставке им оружия, боевой техники и различного военного имущества, якобы необходимого для повышения боеспособности своей армии. И даже, более того, поднимает вопрос о вводе наших войск в Афганистан.
Наши военные советники и посол так же подтверждают необходимость оказания военной помощи, но в гораздо меньших размерах.
Кроме того, получаемая нами информация о боевых действиях Афганской армии весьма разноречива. Поэтому принято решение направить в Афганистан нашу неофициальную военную делегацию во главе с Главкомом Сухопутных войск Иваном Григорьевичем Павловским, которая должна разобраться с этими вопросами на месте.
Ты включен в состав этой делегации. Подбери двух-трех ребят из своего управления и вместе с ними приступай к изучению обстановки в стране. Материалы возьми у наших операторов.
После возвращения И. Г. Павловского из командировки я приглашу всех членов делегации и конкретно поставлю задачу.
На этом наш разговор закончился и я вернулся к себе в управление.
Афганистан был для меня загадкой. Поездка туда, с одной стороны, представляла определенный интерес, ибо позволяла познакомиться с этой древней восточной страной, а, с другой стороны, я пока не совсем четко представлял себе характер предстоящей работы. Беглое знакомство с полученными материалами не ответило на многие мои вопросы.
2
После возвращения в Москву И. Г. Павловского вся наша делегация была приглашена в Генеральный штаб, где С. Л. Соколов достаточно подробно проинформировал нас о военно-политической обстановке в Афганистане и определил содержание нашей работы.
Нам предстояло, определить степень боеспособности Афганской армии, установить объем необходимой военной помощи для ее повышения, уточнить военно-политическую обстановку в стране, оказать помощь командованию Афганской армии в планировании и подготовке боевых действий по разгрому мятежников в определенных районах.
В конце инструктажа Сергей Леонидович обратил наше внимание на то, что бы в беседах с афганскими офицерами мы не давали им никаких обещаний, а в официальных встречах не вступали в обсуждение возможности ввода наших войск в страну.
Я понял, что задачи на нас возлагались весьма ответственные и для их успешного решения потребуется приложить максимум усилий. А если учесть малочисленность нашей делегации, то их выполнение значительно усложнится.
Меня несколько насторожило требование оказать помощь в планировании и подготовке боевых действий Афганской армии. По сути дела, нас обязывали готовить, организовывать и может даже руководить боевыми действиями ее частей и подразделений. Впоследствии, о чем я расскажу ниже, так и произошло.
После того, как все сказанное С. Л. Соколовым было мною осмысленно и улеглось в сознании на соответствующие места, я вместе с полковниками Л. К. Котляр, В. Я. Доценко и Р. Г. Дуков, которые были включены в состав делегации от Главного Управления боевой подготовки, начали готовиться к поездке.
Все участники делегации, так же как и я, имели весьма смутное представление об Афганистане и его армии. Все наши познания ограничивались сообщениями газет и краткими видеосюжетами телевидения, которые в очень скупой форме сообщали главным образом об успехах Апрельской революции. Истинного же положения дел там мы не знали. И только в ходе нашей подготовки обстановка начала несколько проясняться.
Перед нами выступали работники Министерства иностранных дел и Министерства обороны. Их информация о положении дел в Афганистане была менее радужной чем в нашей прессе. После таких занятий произошел перелом в нашем сознании по оценке возложенной на нас миссии.
Оказание помощи Афганской армии в подготовке и проведении боевых действий против мятежников конкретно ни на кого не возлагалось. Но, исходя из состава делегации, я предполагал, что этим придется заниматься мне. Поэтому я вместе со своими офицерами готовились к решению такой задачи весьма тщательно. Мы понимали, что наши военные советники нам помогут, но и мы сами должны быть к этому готовы.
Мой выбор не случайно пал на полковников Л. К. Котляра и Р. Г. Дукова — профессионалов высокого класса, к тому же обладавшими боевым опытом участников Великой Отечественной войны.
Из имевшегося у нас справочного материала я особое внимание уделил изучению физико-географических условий страны. Каждый театр военных действий оказывает существенное влияние на ведение боевых действий, а следовательно требует применять такие формы и способы ведения боя, которые обеспечивали бы успех. В этом отношении территория Афганистана имела свои, свойственные только ей особенности. ѕ поверхности страны занимают горы, главным образом Гиндукуш, Паромиз и Средне-Афганские, высотой 4000–6000 метров. Я мысленно представил себе эти каменистые заоблачные громады с куполообразными вершинами, покрытые вечными снегами, ледниками и очень крутыми скатами, доходящими до 80 градусов.
В узких крутостенных долинах или в скалистых ущельях стремительно несутся горные реки с порожистыми каменистыми перекатами и водопадами, валунным или скалистым дном.
Воду реки получают, главным образом, от таяния горных снегов и ледников, а поэтому с июня до августа начинается ледниковый паводок с резким подъемом воды. У людей, не живших в горах, этот факт трудно укладывается в сознании, ибо мы знали, что паводок приходится на период весеннего таяния снегов, а не на самое жаркое время лета. Такую особенность горного климата необходимо было учитывать.
Еще одна особенность Афганистана требовала к себе пристального внимания — система кяризов. Кяриз — это созданная человеком подземная галерея для сбора грунтовых вод и вывода их на поверхность. Соединенные между собой, кяризы создают законченную систему. Их наличие в том или ином районе следовало учитывать, так как они могли использоваться для укрытия людей или скрытного передвижения.
Афганистан — горная страна, но на его территории есть и равнины. Они расположены в северо-западной и южной частях страны. Крупнейшие из них — пустыни Регистан и Дашти-Маркох со щебенисто-глинистой поверхностью и песчаными барханами могут создавать серьезные трудности для движения боевой техники вне дорог.
Малочисленность дорог, преобладание в горах пешеходных троп и караванных путей будут ограничивать применение тяжелой техники и совершение маневра.
Кроме того, резкий суточный перепад температур и давления, сильные ветры и большая запыленность создадут определенные трудности для действия авиации и значительно снизят маневренные возможности бронетанковой техники в горных районах, ибо перегрев двигателей повлечет за собой потерю их мощности.
Обращала на себя внимание и неблагополучная эпидемиологическая обстановка. Низкий уровень общей культуры. А так же сильная бактериальную зараженность рек и других водоемов могут привести к массовым кишечным заболеваниям, что потребует исключить употребление воды без специальной обработки.
И наконец, знаменитый северо-западный «Ветер 120 дней». Это ветер огромной силы, несущий горячий и пыльный воздух, который может проникать в любые щели и изнурять людей, так как укрыться от него, практически, невозможно.
Так подробно я остановился на описании физико-географических условий Афганистане, чтобы читатель имел представление о том с чем нам, а в последствии, и нашим войскам, пришлось столкнуться при подготовке боевых действий Афганской армии.
Поскольку, до последнего времени, в нашей армии все засекречивалось, то была засекречена и дата вылета нашей делегации, в том числе и от нас. За многолетнюю службу мы были приучены к такому порядку и свои чемоданы всегда держали наготове. Поэтому, когда в один из дней после обеда нам сообщили, что завтра утром вылетаем, то большой неожиданностью это для нас не явилось. Уточнив время и место вылета, мы были полностью готовы к выполнению своей миссии.
3
В Кабул мы прилетели в полдень. При выходе из самолета мы сразу как бы натолкнулись на стену горячего, сухого воздуха. Температура в столице была около 35 градусов жары. На аэродроме нас встречали: советский посол А. М. Пузанов, главный военный советник генерал-лейтенант Л. Н. Горелов, начальник Генерального штаба Афганской армии майор Мухаммед Якуб и другие официальные лица.
Обращаясь к И. Г. Павловскому, майор Якуб, с присущей восточным народам учтивостью, подчеркнул, что считает для себя высокой честью, выполняя поручение Министра обороны, проявлять постоянную заботу о нашей делегации.
С аэродрома мы отправились в отведенную нам резиденцию, которая находилась рядом с Министерством обороны.
Подойдя к окну в отведенной мне комнате, я обратил внимание на большой каменный столб, резко возвышавшийся у подножия горного отрога. Позже я узнал, что такими столбами обозначен весь маршрут движения войск Александра Македонского в Индию. Это была первая встреча с древней историей.
После завершения официальной части наша делегация в сопровождении главного военного советника Л. Н. Горелова, поехала в советское посольство. Размещалось оно на окраине города, в стороне от «посольского квартала» и занимало сравнительно большую территорию.
Расположившись в просторном зале, где кондиционеры создавали приятную прохладу, мы заслушали информацию нашего посла А. М. Пузанова, главного военного советника Л. Н. Горелова и представителя КГБ СССР Б. С. Иванова.
Из услышанного я понял, что проводимые правительством реформы, в основном, населением поддерживаются, хотя и встречают на своем пути определенные трудности.
Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), которая возглавила Апрельскую революцию и находится у власти, в своем составе имела две враждующие между собой фракции — Хальк (народ) и Парчам (знамя). Репрессии, которые стали применяться правоохранительными органами (по сути, фракцией Хальк) против парчамистов, привели к осложнению отношений с интеллигенцией, духовенством и частью крестьянства (наиболее обеспеченного). Это, в свою очередь, привело к тому, что правительственные реформы все чаще стали встречать сопротивление со стороны части населения.


 
 
Категория: Проза | Просмотров: 128 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]