"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Декабрь » 14 » ЗАЛОЖНИКИ

05:00
ЗАЛОЖНИКИ
Григорий Покровский 
 ЗАЛОЖНИКИ
 " Восток дело тонкое, Петруха.»

 Глава 1
 Потрескивая тросами, кран поднимал огромную железобетонную плиту, которая повисла над крышей строящегося здания. На ней стояли двое рабочих. Они подхватили с обоих концов плиту. Один, показав крановщику большим пальцем вниз, стал её поворачивать. Плита медленно стала опускаться.
 – Паша, всё! — закричал рабочий и скрестил руки над головой.
 Бригадир подошёл к инженеру, стоявшему невдалеке.
 – Закончили, Роман Кузьмич, — сказал бригадир, — Завтра афганцы могут крыть крышу, а мы приступим к пробному пуску оборудования. По такому случаю и не мешало бы по сто грамм. Как говорят в народе: " Венец — работе конец, а на крыше венок — надо выпить чуток».
 – Ну что ж, коль положено, будем пить, — засмеялся инженер, — объявляйте конец рабочего дня.
 Шумная компания сидела в строительном вагончике. Вечерело, солнце уже скрылось за горизонт, но сумерки ещё не наступили.
 – Пора ехать домой, — сказал инженер, — быстро темнеет. Заканчивайте, мужики.
 – Посидим ещё немного, Роман Кузьмич, — зашумели ребята.
 – Последнюю бутылку допьём, — сказал бригадир, — и поедем.
 – Вот так всегда, — возразил инженер, — соберемся выпить по сто граммов, а потом и по бутылке мало.
 – А сами, почему не пьете? — спросил крановщик.
 – Сердце, Коля, что–то пошаливает.
 – Перестаньте, — сказал бригадир, — нас ещё один объект ждет.
 –Нет, Павел Иванович, это без меня. Я устал, надо подлечиться.
 Вагончик оставили, когда уже была полночь. Компания села в автобус. У всех было прекрасное настроение: скоро запустят объект, получат деньги и отправятся с семьями в отпуска.
 Водитель–афганец сладко зевнул. Тряхнув головой, окончательно разогнал дремоту.
 Освещая фарами, узкие улочки Мазари–Шарифа, автобус ехал к домам, где жили советники и советские специалисты. Вдруг водитель увидел арбу, которая стояла поперек улицы и мешала проезду. Старый афганец пытался поднять лежавший на земле какой–то тюк. Водитель резко затормозил и остановил автобус почти у самых ног старика.
 – Зачем дорогу перекрыл? — спросил водитель через открытое окно автобуса.
 – Мешок упал, — ответил старик, — ты бы помог, добрый человек, загрузить, мне одному его не поднять.
 Водитель открыл дверь, вышел к старику и только нагнулся, чтобы взять тюк, как тут же получил смертельный удар ножом в спину. Из темноты выбежали люди с автоматами и вскочили в автобус. Всех пассажиров положили на пол. За руль сел манжахед, и автобус помчался в сторону гор. Путешествие было недолгим. Вскоре в автобусе закончился бензин. Заложникам связали руки, и повели в горы.
 Аман Мурадов неделю назад на стройке повредил ногу и, прихрамывая, еле плёлся за группой. Молодой душман всё время подталкивал его в спину стволом автомата. Шли всю ночь и только под утро остановились. Бандиты разместились у ручья, а заложников загнали в небольшую пещеру. Вход в пещеру был маленький и был похож скорее на нору крупного зверя
 – Что будем делать с этим хромым «шурави»? — спросил молодой афганец у главаря банды, — он не дойдет. Может пристрелить его?
 – Нельзя, — ответил старик, — Махмуд будет ругаться; каждая голова — это деньги.
 – Он не дойдёт, я на себе его не поволоку.
 – Если упадёт, тогда пристрелишь.
 – Далеко нам с ними тащиться? — спросил другой бандит.
 – Ущелье пройдем, а там по равнине. Доберёмся до Талукана, передадим людей, получим деньги и наше дело сделано.
 Солнце еще не поднялось, и прохладный плотный воздух доносил в пещеру каждое слово.
 – О чем они, Аман, говорят? — спросил Роман Кузьмич.
 – Молодой просит главаря, дать разрешение меня пристрелить. Тот дал добро. Если упаду, тогда пристрелят.
 – В общем, так ребята, — обратился ко всем Роман Кузьмич, — если кто больше не сможет идти, говорит одну фразу: «не могу больше» — все садимся вокруг него. Всех не станут убивать.
 – А если они начнут по одному вытаскивать и убивать, — сказал Вадим, — лично меня такое кино не устраивает, меня двое деток дома ждут.
 – Ты бы лучше помолчал, — ответил за инженера Холилов, — у тебя детки, а у меня выходит в Ташкенте щенки. Из тебя эгоизм так и прёт, за деньги удавить любого готов.
 – Можно подумать, ты приехал сюда за идею бороться?
 – Не за идею, но и не душусь за копейку, а ты чуть, что — шкуру свою бегом спасать.
 – Перестаньте, — сказал бригадир, — скандала ещё тут не хватало.
 – А чего он, Павел Иванович, — ответил Холилов, — на душе и так противно.
 Вскоре все притихли, бессонная ночь сделала своё дело, и к ним уставшим, подкатила дремота.
 
 Ранний звонок разбудил советника по Северному округу генерала Мухамедова. Дежурный офицер доложил ему о том, что найден труп водителя автобуса, который перевозил советских специалистов. Автобус с людьми исчез в неизвестном направлении. Генерал понимал, что это похищение людей, за которым последует ультиматумы и требование выкупа. Он мысленно пробегал всю окрестность города, чтобы определить возможное направление поиска людей.
 – Конечно же, ущелье, — думал он. — Пройдя его, можно вырваться на равнину, а там за ней гряда гор, и если людей уведут туда, то в горах Гиндукуша найти их будет очень трудно.
 Он тут же связался с советником командира афганского погранотряда и приказал пограничникам перекрыть выход из ущелья. Немного подумав, он приказал закрыть и вход. Отдав все необходимые распоряжения по поиску заложников, Мухамедов позвонил в Кабул и доложил главному военному советнику генерал лейтенанту Соболеву о случившемся ЧП. Соболев внимательно выслушал доклад Мухамедова. Он понимал, что скоро известие дойдёт до ЦК, а там за это по головке не погладят, и решил сам вылететь в Мазари–Шариф, чтобы руководить операцией поиска. Он позвонил командующему сороковой армией и попросил у него помощи. Командарм поднял по тревоге роту разведчиков и направил её в Мазари–Шариф.
 Операция по поиску заложников шла полным ходом. К середине дня разведчики доложили, что найден автобус недалеко от входа в ущелье. Мухамедов понимал, что направление поиска им было выбрано правильно. Он принял решение афганским батальоном прочесать ущелье.
 
 Солнце уже поднялось высоко. Прячась от жары, бандиты перебрались в пещеру.
 – Саид, долго мы будем здесь сидеть? — спросил главаря душман.
 –Пока Базар не придет. Кто мог предположить, что эта колымага заглохнет. Мы б уже давно вышли из ущелья. " Шурави», наверное, хватились своих людей. Если сейчас пойдем, то можем напороться на засаду. Как только разведка вернётся, сразу и пойдём.
 – Ребята, я пить хочу, — сказал Гуров.
 – Потерпи, Саша, — Павел Иванович взял его за руку, — они поспят, потом поведут нас к ручью.
 Но Гуров не умолкал и раздражённо, закричал на всю пещеру: " Сволочи, пить человеку дайте». Он всё больше и больше накручивал себя, и этот крик превратился в истерику. Афганец, тот, что подталкивал Мурадова, поднялся, подошёл к Гурову и со всего размаха ударил кулаком в лицо. Из губы и носа потекла кровь.
 – Что ты делаешь!? — воскликнул Аман, — перед тобой человек, а не ишак. Скотину и то кормят и пить дают.
 – Сведи их к ручью, — сказал Саид.
 Молодой афганец стал расталкивать дремавших людей. Он вывел их из пещеры, и они направились к журчащему невдалеке ручью.
 – Как вы думаете, Роман Кузьмич, нас уже хватились? — спросил бригадир.
 – Думаю, что ищут. Автобус оставили у входа в ущелье — с вертолёта его сразу найдут. Павел Иванович, у меня в кармане записная книжка. Руки у нас связанные, может вы её как–нибудь достанете.
 Бригадир боком прижался к инженеру и двумя пальцами вытащил записную книжку.
 –Выбросите её возле ручья. Мы тут наследили хорошо, я надеюсь, разведчики заметят её.
 В это время мимо них пробежал афганец.
 – Где Саид? — спросил он у конвоира
 – Там в пещере дремлет. А что случилось?
 – Солдаты цепью идут, в двух километрах отсюда.
 Афганец побежал, а заложников стали загонять назад в пещеру.
 –Что там произошло? — спросил у Мурадова инженер.
 – Солдаты идут по нашему следу.
 И вдруг Гуров у самого входа развернулся и побежал, выкрикивая: " Мы здесь!»
 Афганец прыгнул ему на спину, закрыл рукой рот и ножом перерезал горло. Ещё в конвульсиях труп Гурова затащили в пещеру и наспех закидали камнями.
 – Каждого за малейшее неповиновение будем убивать, — сказал Мурадову главарь, — скажи своим друзьям, чтоб вели себя смирно.
 Вход в пещеру завалили камнями и стали заталкивать заложников в узкую трещину, что была в другом конце пещеры. В ней пройти можно было только боком. Пройдя несколько метров, они оказались в длинном узком коридоре, который вывел их в узкое ущелье, по которому они пошли дальше. И группа оказалась в кишлаке
 


 Глава 2

 
 Правительственный " ЗИЛ» выскочил из ворот Кремля и помчался по Красной площади. Куранты только что отбили три часа. Жаркое летнее солнце слепило водителя, бликами отражалось от вымытой до блеска машины сопровождения. На заднем сидении, погрузившись в раздумье, сидел Председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов и мысленно перебирал только что закончившееся заседание Политбюро. Рассматривался вопрос о просчетах во внешней политике, в том числе и о кровопролитной безуспешной бойне в Афганистане, которой было не видно конца.
 Андропов усмехнулся, вспомнив вопрос Брежнева: " Когда же Вы покончите с бандами?»
 «Как с ними покончишь? — подумал он, — они растут как грибы после теплого летнего дождя. На первом году ввода войск, по нашим подсчётам, численность бандитов была восемнадцать тысяч. Сейчас перевалило за двести тысяч, и этому росту нет конца. Если раньше это были мелкие разрозненные группы, то ныне появились целые соединения. Их внутренние разборки отошли в сторону, и они объединились против наших войск. Имеют свою разведку, контрразведку, материально техническую базу. Они хорошо вооружены, как иностранным, так и нашим оружием. Весь народ ощетинился, чтобы бить непрошеных гостей. А ведь какое было доброжелательное отношения к нам. Первые вошедшие танки в Афганистан встречали с цветами, а потом всё завертелось. Наши войска стали вести себя как слон в посудной лавке. Достаточно одного выстрела из–за дувала и кишлак, нашей артиллерией и бомбовыми ударами с воздуха, сносится с лица земли».
 Андропов отвлёкся от своих мыслей и посмотрел на людей, что шли по тротуару. «Как бы повели себя наши люди, если бы к ним пожаловал вот такой гость? А у афганцев адат, в основе которого лежат три ведущих принципа: гостеприимство, кровная месть и прощение. В начале действовало гостеприимство и прощение: пленных и пьяных военнослужащих привозили к воротам воинских частей. А когда наши войска стали месить всё подряд, пошла кровная месть, отрезание голов. Сейчас появилась и новая беда — западные спецслужбы снабдили бандитов новым радиоэлектронным оборудованием. Такого оборудования на вооружении нашей армии нет. На управляемых фугасах по радио подрываются наша техника, количество погибших резко возросло. Средств борьбы против этого пока что нет. Опрометчиво поступают наши «друзья», ой, как опрометчиво. Это восток — здесь надо осторожно действовать, а давать в руки новейшие разработки — равносильно пилить сук, на котором сидишь. Война все равно когда–то закончится, а эти штуки начнут взрываться в Нью–Йорке или в Лондоне, от рук тех, кому их сейчас дали».
 Андропов снова переключился на заседание Политбюро.
 " Брежневские сторонники войны, неутомимые «ястребы», налетели, еле успевал отбиваться. Неделю назад в Кабуле был похищен главный советник министра геологии ДРА. Ехал старик на обед, а водитель оказался предатель. Кому понадобился пожилой человек, который без страха разгуливал по улицам Кабула с полным фронтовым «иконостасом» на груди. Старик был другом Председателя Совмина. Тихонов каждый день звонит мне и уточняет, как идут поиски. Люди с ног сбились, но ни один полевой командир не потребовал выкупа».
 Вчера вечером в Мазари–Шариф были похищены семнадцать человек, строители хлебозавода –  все советские граждане. Эта информация утром стала известна Брежневу, минуя его. Андропов прибыл на заседания Политбюро, и тут как снег на голову посыпались вопросы, на которые он не имел ответа.

Категория: Проза | Просмотров: 125 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]