"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Апрель » 13 » Записи из Афганских блокнотов.

05:43
Записи из Афганских блокнотов.
 

Записи из Афганских блокнотов.

Николай СТАРОДЫМОВ

От издателя

Среди военнослужащих Ограниченного контингента советских войск в Афганистане ведение дневников считалось дурной приметой, как у спецназовцев - фотографироваться перед выходом или у летчиков - называть вылет последним. Говорили: "Начал писать дневник - готовься к смерти".
Несмотря на эти предрассудки, офицер 5-й гвардейской мотострелковой дивизии Николай Стародымов делал ежедневные записи в течение всей своей афганской службы, за два года которой (1985-1987) изъездил и облетал весь запад Афгана: Герат, Шиндад, Фарах.
Не предназначавшийся для печати, предельно жесткий и откровенный, этот военный дневник позволяет увидеть боевые действия "изнутри", глазами их непосредственного участника.
Это - безыскусный и искренний рассказ о повседневности войны, о фронтовом быте и боевых операциях: сопровождение колонн и вертолетные десанты, прочески местности и зачистки кишлаков.
Это - неприукрашенная, без цензуры и купюр, "окопная правда" Афганской войны.



В Афганистане многие вели дневники, хотя это официально было запрещено. Знаю даже офицера, у которого были неприятности за попытку провезти свои записи в СССР («в Союз», - мы говорили). Однако я записывал много чего. Много лет собирался взяться за расшифровку записей. Кое-что уже публиковал. Но системной расшифровки не было. И вот начал.
Художественной ценности эти записи не представляют. Но с другой стороны, из подобных дневниковых записей и пишется история. Сколько отдельных эпизодов, упоминаний о людях, живых и павших, содержится в них!
Постараюсь назвать всех ребят, имена которых сохранились в блокнотах.
В Афганистане я был с августа 1985 по январь 1987 года. Служил в дивизионной газете 5-й гв. мотострелковой дивизии, Шинданд. Изъездил и облетал весь запад Афганистана. О том и пишу.

ЗАПИСЬ №1.

26.08.85
Итак, я пересек границу ДРА. С самолетом мне повезло – Ил-18. В прошлом году летел на таком, так не считал, что это везение – о, времена! Валентин Прохоренко, летевший на Ан-12, рассказывал потом, что сначала их до 13 часов продержали в Тузеле, а потом в самолете люди теряли сознание, передавали друг другу маски.
(Дополнение. Тут следует пояснить для людей, которые в Афганистане не бывали. Отправка, как тогда говорили, «за речку» осуществлялась таким образом. Во всяком случае, для офицеров. В Ташкенте был организован пересыльный пункт, пересылка. Поскольку изначально предполагалось, что люди на ней надолго задерживаться не будут, к ним и отношение было соответствующее. Большое помещение со множеством кроватей, всё обшарпанное, туалет армейский (во всех смыслах слова), питание отвратительное. К тому же все знали, что летят на войну, а потому «отрывались» по полной – пьянки постоянные. О том, кто персонально убывает в Афган на следующий день, узнавали накануне вечером. И они старались спустить остатки денег, потому что с собой разрешалось иметь не больше 30 рублей. Но были и другие военные, которые вынуждены были по каким-то причинам обитать здесь какое-то время. Бывало, что они сидели без копейки, но армейская взаимовыручка действовала бесперебойно – они кормились и поились от щедрот убывающих. Рассказывали, что кое-кто этим и пользовался, экономя свои средства, но тут уж ничего не поделаешь – такие халявщики бывают в любом коллективе. В 3 ночи убывающих поднимали и отвозили на военный аэродром в Тузель, пригород Ташкента. Там проходили паспортный контроль и таможню. Не знаю, всегда это было или нет, но каждый раз, когда я бывал там, возникали если не скандалы, то недоразумения обязательно. Многие, если не большинство убывающих были или с похмелья, или уже похмелившиеся. В констатацию этого факта я не вкладываю никакого негативного оттенка – вполне закономерное явление. А тут начинается: то у кого-то что-то лишнее в кармане или чемодане, то кто-то бумагу какую-то затерял в кармане… Шум, гам. Аргумент один: мы на войну едем, а вы тут к нам придираетесь. Аргумент ответный: закон есть закон. Пройдут контроли, и оказываются в накопителе, который правильнее было бы назвать отстойником. Большой зал без окон с двумя дверями – в одни можно только войти, а в другие только выйти. Но вторые открываются только на посадку. Здесь же туалет, опять же армейский. Все курят. Кондиционеры гоняют этот спертый смрадный воздух, не освежая и не охлаждая его. И это – по несколько часов! Бывали случаи, когда вечером объявляли, что вылета не будет, и для военного люда на следующий день начиналось то же самое. Теперь о самолетах. Ан-12 машина, конечно, надежная, но для перевозки пассажиров не очень-то приспособлена. Там есть небольшой салончик мест на 10, а остальной отсек грузовой, не герметизирован. А в Афганистане летали высоко, чтобы меньше было шансов быть подбитым. Вот и получалось: набьются люди в грузовой отсек, самолет поднимется километров на 7, люди задыхаются, а на всех несколько кислородных масок, которые они передают друг другу. В герметичном же, который называли «барокамерой», летали начальники).
Первое впечатление от Афганистана – горы. Во все стороны до горизонта только горы. Где темные, где светлее, где красноватые. Где хребты, где плато, где скалы. Но везде дикие, голые. Лишь кое-где в долинах видны темные ленточки зелени. Пролетали одну широкую долину, там видны поля, но только жмутся они к горам, где из выходов из ущелий, наверное, текут ручьи или речушки.
Наконец начали снижаться. Вдруг самолет резко сбросил скорость, выпустил закрылки и, опустив нос, круто пошел вниз. Обычно при снижении аэродрома не видно. А тут он был прямо под самолетом. Пошли мы по спирали, с каждым витком опускаясь все ниже. Я уже об этом уже слышал, что аэродромы тут окружены горами и потому самолеты приземляются именно по спирали. Так и взлетает – едва оторвавшись от земли, сразу круто заваливается на левое крыло и пока не наберет свои 6000 метров, кружится на одном месте. В иллюминатор видно, как внизу всё меньше и меньше делается аэродром. Так и при посадке самолет садится практически с поворота.
Прилетели мы в Кабул. На выходе из самолета у нас забрали загранпаспорта и повезли на пересылку. Думал я, что нас если не ждут с распростертыми объятиями, то по крайней мере мы тут кому-то нужны. Ничего подобного! Приехал? Иди, ищи, где пристроиться, иди питаться, умываться… Надо в политотдел на собеседование? Завтра будет автобус – поедешь. И так – во всём! Питание, мягко сказать, не очень – овес и горох.
На следующий день с утра пошел к комендатуре, откуда должен был идти автобус в штаб армии. Но автобуса не было. Потом выяснилось, что он был, но только тут же развернулся и уехал, не стал брать пассажиров. До штаба надо было добираться самостоятельно. Не зная чужого города… Поймал я какой-то УАЗ-452 (его называли «таблетка» или «буханка»). И поехали. Признаться, я думал, что появление на улице Кабула нашей машины вызовет хоть какую-то реакцию – положительную или отрицательную. Не тут-то было! На советские машины никто никакого внимания не обращал. При выезде из аэропорта стояла огромная толпа афганцев. Оказалось, что был какой-то мусульманский праздник. В этот день по вере мусульманам полагается жертвоприношение. Наших предупреждали, чтобы в город не ходили, чтобы не стать такой жертвой. (Дополнение. Я эту байку столько раз слышал… Уж не знаю, это специально такие слухи распространяли, чтобы мы поостереглись, или же на вновь прибывших страху нагоняли…) Позднее я посмотрел карту Кабула. Оказалось, что мы проехали через весь город с севера на юг. Дорога сначала прямая. С обеих сторон были маленькие азиатские домики за дувалами, огородики… В общем, я подумал, что всё, что мне рассказывали о Кабуле как о грязном азиатском городке, правда. Но поближе к центру город стал городом. Правда, высотных домов нет, только 1-2-этажные. Потом справа появился большой квартал 4-5-этажных домов. Потом выяснилось, что здесь живут наши гражданские специалисты. Всюду дуканы – мелкие лавчонки с товаром, выложенным на прилавки прямо на улицу. Женщины одеты от джинсов до паранджи. Преобладают голубой, синий цвета. Мужчины тоже одеты по-разному, но преобладает национальный костюм. Показали семью – впереди мужчина, за ним четыре жены в паранджах. Рассказывали, что недавно задержали трех офицеров, которые пытались в складчину купить себе женщину. Может, врут? Или правда?



 

 
Категория: Проза | Просмотров: 172 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]