"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2022 » Март » 7 » Женщины на той войне
10:04
Женщины на той войне
Женщины на той войне
Они прошли Афганистан, но остались молодыми и красивыми Александр Лучанинов
Об авторе: Александр Васильевич Лучанинов – полковник в отставке.

Мавлюда Турсунова – женщина-легенда афганской войны. Фото со страницы Мавлюды Турсуновой в социальной сети «Одноклассники» Каждый год 15 февраля в Кремлевском дворце встречаются ветераны афганского похода. Уже прошло 26 лет. Мужчины стареют, некоторые женщины молодеют, так как это уже следующее поколение жен. Но есть и те, кто не изменился за четверть века. Мы не можем воспринимать их по-другому. В нашей памяти они остались такими же, какими были там, «за речкой». Остались молодыми, красивыми и удивительно отважными. Их было много – тысячи. Они служили на узлах связи, в медицинских подразделениях, в штабах. Через войну прошли сотни тысяч солдат и офицеров, героями и легендами стали единицы. Имя женщины-легенды афганской войны – Мавлюда Турсунова. Она пронзительно красива. Если вы знакомы с персидской литературой, то ее внешность там описана. Читайте Фирдоуси, Саади, Омара Хайяма. Не мне с ними состязаться. Она блестяще образована – окончила исторический факультет Душанбинского университета. Она очень смелая – служила спецпропагандистом. Кто не знает – это специальная структура по психологическому воздействию на войска противника и население с целью их деморализации и склонения к прекращению сопротивления. В Советской армии этим занималось 7-е управление Главного политического управления СА и ВМФ. В 1992 году, захватив власть, демократы по требованию США наряду со стратегическими вооружениями уничтожили и органы спецпропаганды. Она молода – в те времена ей 24. Она таджичка, поэтому ее призвали на войну для работы среди местного населения. В Афганистане живет больше таджиков, чем в Таджикистане. Но у нас они стали нацией на высокой стадии цивилизационного развития, а у них остались племенами. У нас это результат «русской оккупации», а у них – свободного владычества Британии. Вы можете себе представить, чтобы в английских колониях, протекторатах, доминьонах и зависимых территориях хотя бы обсуждался вопрос о независимости какого-нибудь народа, тем более таджиков? Русские, отобрав таджиков у Бухарского эмирата, устроили им Таджикскую республику.

Мавлюда ходила по кишлакам, заходила в дома. Ее пускали и на женскую половину. Нашелся один афганец, который придумал легенду, что он вырос вместе с ней в одном кишлаке и прекрасно ее помнит, а потом девочка с родителями уехала в Кабул. Афганцы принимали Мавлюду за свою и спрашивали, почему она с шурави. Но особо остро этот вопрос не стоял. Когда спрашивали, Мавлюда уверенно отвечала, что она афганка. Проблема многих наших была в плохом знании ислама. Мавлюда знала очень много молитв. Откуда это в советской девушке, секретаре комсомольской организации? Говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. В 1983 году у нее умер отец, и в течение 40 дней мулла приходил каждую субботу читать молитвы и потом весь год каждый четверг. Она накрывала дастархан и слушала. Память была не девичья. Запомнила все. Это не раз спасало. Потом в Афганистане, войдя в дом и чувствуя недоверие, всегда начинала с молитвы. Контакт устанавливался, и дальше начиналась работа. Турсунова служила инструктором по работе среди женщин и детей политического отдела 5-й гвардейской мотострелковой Зимовниковской Краснознаменной ордена Кутузова дивизии им. 60-летия СССР. Дивизия дислоцировалась в Шинданде и Герате. Это запад Афганистана. До войны она стояла на Кушке. Оттуда вошла, туда же и вернулась. «Меньше взвода не дадут, дальше Кушки не пошлют», – говорили офицеры русской армии с 1885 года. Но в декабре 1979 года поступил приказ об отмене этой максимы. Задачей красивой, хрупкой девушки было объяснять местному населению, что шурави – их друзья. Представьте, как это можно делать в средневековой, неграмотной стране. Первый раз Мавлюда приехала в кишлак, куда спустилась банда, недавно перешедшая на сторону Кабула. Она долго не могла свыкнуться с ужасным словосочетанием «дружественное бандформирование». Надо было поговорить, и она не думала, что их обстреляют. Уехали чуть раньше, а минут через 10–15 начался обстрел. Потом она много думала: «Ну, сколько можно делать хорошего и что еще нужно делать для этого народа, чтобы к тебе хорошо относились?» Ответ для себя нашла в словах афганской женщины: «Вы знаете, вы нам помогаете. Очень много сделали. У нас есть еда и лекарства. Но я не могу накрыть дастархан и видеть кровь. Пусть на моем дастархане ничего не будет, ни кусочка лепешки, но я буду знать, что мои дети сидят со мной. А сейчас у меня есть сыновья, но я не знаю, где они». Вторым рождением для нее стала ночь с 25 на 26 мая. Она вылетала из Кабула. На борту Ан-26 было 12 человек. Перед самым взлетом подсел 13-й. Для Мавлюды это было счастливое число. Она родилась 13 октября. Обычно 13-го не брали. Только колеса оказались в воздухе – обстрел и загорелся левый двигатель. Машина еще не набрала высоту, и по прямой командир ее посадил. Это было минное поле за полосой. Вокруг всех аэродромов были такие поля. Взрыва не было, паники тоже. Выжили все. Мавлюда вначале ничего не поняла, только очень болела нога. Они пошли вслед за командиром на огни взлетно-посадочной полосы... по минному полю. Выбора не было. Сзади оставался самолет, по крыло зарытый в землю. Капитан их вывел. Он погибнет потом, в другом полете. Их сразу загрузили и отправили другим бортом. Мавлюда потом признается, что если бы не улетела в ту ночь, никогда бы потом не села в самолет. Когда прилетели, еще сама дошла. Стресс. Постучала. Открыла подруга Наташа: «Эх вы, такие-сякие. Родные называетесь». Она не понимала, что гостья пришла с того света. Было 3 часа ночи. Еще чай пили. Все началось на следующий день. Страшная головная боль, рвота. Увезли в госпиталь. Черепно-мозговая травма. С красивыми черными волосами пришлось расстаться. Отправили в Союз. Уже там ее парализовало. Отнялась вся левая сторона. Страшный момент. Брат поседел. Мама очень сдала. Потом Мавлюда поправилась. Тогда, очень давно, кажется, что в прошлой жизни, я спросил у Мавлюды Турсуновой: – А зачем женщины идут на войну? Она отвечала очень эмоционально. Жаль, что у меня сохранилась только расшифровка. Привожу дословно: – Я оправдаю здесь любую женщину. Я прошла через все страшное, что было. Я молодая, а была взрослая женщина, которую я всегда осуждала – у нее взрослые дочери. Так вот, эта женщина мне сказала: «Знаешь, Мавлюда! Страшно, когда прожита серая жизнь и не о чем вспомнить». Как ведет себя женщина – зависит от мужчины. Не у всех женщин есть сила воли, характер, выдержка. Мужчины так научились объясняться в любви сразу нескольким женщинам, что нам очень трудно. Я никогда не скажу однозначно, зачем здесь женщины. И в основном ехали не зарабатывать – не те деньги. Они ехали, чтобы устроить свою жизнь, и я рада, что многим это удалось. Я рада. А те, которые не были «за речкой» и осуждают нас? Им ничего не понять. Надо все пропустить через себя, а потом судить. А скольких ребят женщины потеряли? У нас были такие случаи: встретились, решили пожениться, а он погибает. Мало женщин, которые могут пережить такое. Мавлюда Турсунова награждена орденом Почета, медалями «За отвагу», «От благодарного афганского народа», «10 лет Саурской революции» и «70 лет Вооруженных Сил СССР».
 

В Душанбе есть школа 201-й дивизии. Там учатся дети наших офицеров и сотрудников посольства. В декабре 2010 года указом президента РФ за большой вклад в сохранение и популяризацию русской культуры директор федерального государственного образовательного учреждения – средней общеобразовательной школы № 6 Министерства обороны  Российской Федерации Мавлюда Тешабаевна Турсунова награждена медалью Пушкина.

Мавлюда с дочкой Маликой. Душанбе. 2018 Дочь разведчиков В их семье детей было пятеро. Как с гордостью говорит Мавлюда, родители воспитали их советскими людьми - её старший брат женился на украинке, средний - на таджичке, младший - на осетинке, сестра вышла замуж за узбека. «Так что у нас полный Интернационал». (Смеётся.)

Мои родители - мой идеал. В 1942-1946 гг. они работали в Афганистане, но никогда не рассказывали нам об этой части своей жизни. У нас была очень дружная семья. На праздники папа с мамой всегда собирали друзей, соседей. Все выносили на стол приготовленные угощения - плов, тазы с оливье и винегретом, угощали друг друга. Господи, где сейчас всё это?! В доме постоянно было много гостей, и, когда они поднимали тост и чокались, всегда завершали дружным «Ура!». А потом оказалось, что в Афганистане родители были разведчиками. Их только после распада СССР рассекретили. У папы псевдо­ним Салават был, а у мамы - Азиза. Папа давно умер, а маме сегодня 95, и она, наверное, единственная, кто до сих пор платит партийные взносы, - у нас ещё ячейка КПСС осталась. Она удивительный человек. Министр обороны России как-то подарил ей тяжеленную скульптуру «Родина-мать», так она в Душанбе её на себе тащила. Как я ни пыталась помочь - ни в какую. Понимаете, ей этот подарок важен был. И до сих пор ребята из СВР её поддерживают, со всеми праздниками поздравляют, молодцы. - А как после Афганистана сложилась ваша судьба? - Работала в местных органах власти. А потом пригласили стать директором школы, и вот здесь я уже 16 лет. Учатся у нас в основном дети военнослужащих и гражданского персонала 201-й российской базы, ГПС ФСБ России и сотрудников посольства. Но есть и местные - дети сотрудников министерств и ведомств Таджикистана. Мне кажется, они все такие чудесные, - мы и фестивали дружбы проводим, и «Зарницу», и смотр строя и песни к Дню Победы. Ребята в «Юнармию» вступают, сейчас в повестке «Вахта памяти». В общем, у нас много всего того, что объединяет и сплачивает, учит уважать и друг друга, и свою страну. Поверьте: таких школ, как наша, больше нет. Она самая-самая, не зря выпускники потом приходят ещё много лет. Для многих это второй дом, не зря Маликаша меня даже ревнует к школе. И для военнослужащих у нас сегодня созданы отличные условия, когда приходит время в Россию уезжать - жёны плачут. Жильё нормальное, квартиры обставлены, садики отличные. Но главное - атмосфера. - Да что вы! Прилетающие к нам из России часто удивляются: «Никогда не скажешь, что вы таджичка, акцента совсем нет». А чего удивляться - раньше мы все здесь такие были. А потом развал Союза, граждан­ская война. И русские стали уезжать - от всех ужасов кровавой междоусобицы, от того, что не было элементарных удобств - света, газа, тепла. Скольких я провожала и как тогда плакала... Сейчас всё меняется. Тяга к рус­скому языку огромная. Русских школ и детсадов полно, всяких курсов по изучению русского языка, проблема с кадрами. Вот в прошлом году 30 учителей из России приехали, их распределили по всей стране. И условия хорошие, и зарплата приличная, но кадров катастрофически не хватает, особенно тех, кто преподаёт профильные науки на русском - физику, химию, биологию. Несмотря на травму, она пытается танцевать, подпевает с подругами артистам на сцене, часто хохочет - редкого позитива человек. А когда музыка умолкает, вдруг признаётся: - Знаете, я пережила две страшные войны, но так жизнь люблю. И главное - у меня столько друзей, такие подруги. Прилетаю недавно из ЦИТО, они к трапу лимузин подогнали - просто чтоб настроение мне поднять. А сколько ещё у нас отличных людей - всех не перечислишь. Так что я такая счастливая… Жаль только, время очень быстро летит.
 
Категория: Проза | Просмотров: 97 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]