В эти дни в Кабуле стояли довольно сильные для тех мест морозы. С целью повышения боевой готовности техники командиром «мусбата» было принято решение о систематическом прогревании двигателей. Кроме этого, проводились тренировки (в том числе и в ночное время) в занятии намеченных огневых рубежей в отведенном для отряда секторе обороны. В первое время такая активность вызывала беспокойство со стороны командования бригады охраны. Пояснения командования отряда о необходимости проведения тренировок для отработки действий в чрезвычайной обстановке были приняты и афганцы перестали настороженно реагировать на маневры «шурави». С получением новой задачи интенсивность занятий возросла.
Эти занятия в дальнейшем способствовали достижению внезапности. 
С рассветом 25 декабря на Кабульский аэродром десантировался посадочным способом 3-й пдб (без 9-й пдр) гв. к-на А.Алиева, 6-я пдр гв. к-на В.Черкесова и часть подразделений тылового и технического обеспечения 345-го опдп. С началом выгрузки начальник штаба оперативной группы ВДВ п-к А. Кукушкин поставил задачи на занятие рубежей и их оборону на танкоопасных направлениях. В задачу батальона входило обеспечение высадки частей 103 гв. вдд. В дальнейшем батальон переходил в резерв командира 103 вдд. 
В своей книге «Прыжок десантников в Афганистан» он описал это событие: «Мы принимали на Кабульский аэродром батальон 345 опдп (капитана Алиева), который оставался в Фергане. Сырое, пасмурное утро. Самолеты Ан-12 с десантниками и боевыми машинами на борту один за другим садятся на бетонку и, не выключая двигателей, тут же на рулежных дорожках освобождаются от десанта. Обстановка в городе, да и на аэродроме неясная и нервозная. Афганцы с настороженностью и подозрительностью наблюдают за нашими действиями. Неизвестно, как отреагируют на это войска гарнизона. 
Кабульский аэродром по плану главный, куда будем принимать части 103 вдд. Требовалось немедленно организовать оборону аэродрома, хотя бы на наиболее опасных направлениях: на Западе - от возможного вторжения частей пехотной дивизии из района Пагман; на Востоке - 4-й и 15-й танковых бригад из Пули-Чархи. 
Лично ставлю боевые задачи командирам рот, старшим лейтенантам Тищенко В.В. и Шатскому А.Ю., на организацию обороны рубежей в 800-1000 метрах от границы аэродрома. Разгрузка самолетов продолжается. Аэродром буквально утонул в самолетном гуле. Вдруг кто-то из офицеров тревожно воскликнул: - Танки! Похоже, танки идут! - Где?.. Какие танки?! 
Вглядываемся в неясный туманный горизонт Пагманской долины. Действительно, где-то в нескольких километрах среди посадок деревьев видны какие-то черные силуэты, по-хожие на танки. Уточняю, вышли ли подразделения прикрытия. Докладывают: роты, назначенные для этих задач, все еще «копаются» на аэродроме и не готовы не только к бою, но и к движению. 
Оказывается, боевые машины, как бочки, загружены доверху боеприпасами, продовольствием и прочим имуществом подразделений. И прежде чем проникнуть к оружию боевой машины и рычагам управления, надо разгрузиться. На повышенном тоне напоминаю о немедленном выходе на рубежи. Однако и без этого все понимают о нависшей опасности. Из машин буквально выбрасывается все лишнее.
Приносят бинокль. Смотрю на злополучные силуэты. Однако, на счастье, они оказываются обыкновенными кучами земли. От сердца отлегло, но оборону аэродрома надо организовывать немедленно, во второй половине дня сюда ожидается прибытие главных сил.»

В.Черкесов: «С завершением маневров самолетов начали выгрузку техники и имущества. Через посыльного узнаю, что срочно вызывают на построение офицеров роты. Собираю своих и выдвигаюсь в назначенное место. Построились. Какой-то офицер начал говорить о тяжелой обстановке в Кабуле и наших задачах по обеспечению порядка в городе. Его речь прервало появление генерал-лейтенанта. Было приказано вывести из строя командиров рот и батальона. Вышли. Представились. Генерала удивил состав батальона: 6-я, 7-я, 8-я роты. Алиев пытался объяснить ему причины, но тот слушать не стал и поставил задачу двумя ротами занять оборону на танкоопасных направлениях в границах аэродрома, а одной роте занять противотанковый рубеж на возможном маршруте выдвижения танковых бригад из района Пули-Чархи. Задача: сковать боем танковые бригады и не допустить их прорыва в город. Подкрепление будет, но стоять насмерть. На этом направлении он желает видеть наиболее опытного командира. Поскольку я был старше ротных 3-го батальона, да и по времени командования ротой давно перехаживал все среднестатистические сроки, выбор пал на меня. На карте мне нарисовали рубеж, выделили проводника-переводчика и, после разгрузки, бросив на аэродроме практически все имущество, рота головой колонны подошла к выезду из аэродрома. Часовой долго орал «Дриш!», тыкая винтовкой с примкнутым штыком перед собой, пока не появился офицер. Переводчик что-то прокричал ему, офицер скрылся в глинобитном здании, и через несколько минут дал разрешение на проезд. Переводчик, разместившись сверху на броне, показывал маршрут. Прошли район Ходжароваш и пошли в западном направлении - на Джелалобад. Не доходя километров 5 до Пули-Чархи развернул роту справа и слева от дороги и приступил к инженерному оборудованию позиции. Механики и наводчики-операторы начали готовить вооружение к бою, а десант зарываться в землю. Начали с окопов для БМД и гранатометчиков. К вечеру зарылись. 
На этом месте я простоял дня три, пока ранним утром 28-го числа мимо меня в направлении на Пули-Чархи не прошла техника 103-й вдд.» 

Вечером 25 декабря Н.Гуськовым была поставлена задача командиру 345 гв. опдп о направлении 9-й роты усиленной противотанковым взводом в его распоряжение. Роту на въезде в Кабул должны были встретить советники.

Около 18 часов началось десантирование частей и подразделений 103-й вдд на Баграмский аэродром. Ил-76 один за другим с интервалом в несколько минут заходили на посадку, цепочка других самолетов шла в направлении на Кабул. Гул заходящих на посадку самолетов продолжался почти двое суток. За это время на авиабазу были приняты: запасный командный пункт дивизии под руководством начальника ПВО дивизии Двугрошева Ю.И., 357 пдп, 130 отд. инженерно-саперный батальон, 105 отд. зенитно-артиллерийский дивизион, 20 отд. ре-монтно-восстановительный батальон, 175 отд. медико-санитарный батальон, разведрота, 274 отд. автомобильная рота, многочисленное количество грузов. По завершении разгрузки техника сосредотачивалась в сев-зап. части базы, а с наступлением дня перегонялась в исходный район на вост. окраине аэродрома (ок. 400 м южнее расположения полка) и составлялась в колонны. С прибывшими было установлено взаимодействие. В соответствии с указанием заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта Костылева 345 опдп был усилен двумя зенитными батареями ЗУ-23-2 (ст. л-та Пилипенко В.Н. и ст. л-та Геталова В.А.) из состава 105 озенадн (п/п-к Савицкий В.П.).

Одним из самолетов на авиабазу прибыла группа офицеров КГБ и члены будущего правительства Афганистана. Всех их разместили в бункере одного из капониров, вход завесили маскировочной сетью. Охрану обеспечивали офицеры КГБ. Пищу в бункер, как и в предыдущий их прилет, приносил гв. пр-к Ярошенко. Во время нахождения Кармаля в Баграме, был сделан дубль записи его обращения к афганскому народу.
26 декабря. С утра убыла в Кабул 9 рота (гв. ст. л-т В.Востротин) и ПТВ (гв. к-н Ажисламов, гв. ст. л-т А.Савостьянов). На въезде в Кабул колонну встретили военные советники. К вечеру колонна добралась в район Дар-Уль-Аман. В казарме, где расположился мусбат, для роты выделили два помещения на втором этаже. В одном разместили солдат, во втором офицеров и прапорщиков роты и приданного ПТВ.
Подразделениям была выдана форма афганской армии и личный состав был переодет. Переодевание шло с большим трудом, поскольку выданная форма была маленьких размеров, а десантники в роте достаточно рослые.
Сотрудники группы «Гром» доставили в расположение «мусбата» двух будущих министров нового афганского правительства - Гулябзоя и Сарвари.

Баграм. Около 13.30 на ВПП начали приземляться истребители. Выяснилось, что перелетела 2-я эскадрилья 115 иап. Летчики в гражданской одежде. Командир эскадрильи м-р Прибытков. В составе эскадрильи 12 самолетов МИГ-21бис. Прибывшие ранее самолетами АН-12 техники приступили к размещению истребителей на стоянку.
Кабул. Узел связи. С утра п-к Е. Чернышев представил офицерам разведроты сотрудников КГБ во главе с А.Рябининым («зенитовцы») и довел, что предстоят совместные действия по захвату комплекса зданий радио и телевидения рядом с узлом связи. Для проведения рекогносцировки на местности офицеров роты проводили в складское помещение рядом с узлом связи. Подобрали гражданскую одежду: костюмы, обувь, зимние пальто и шляпы. Вся одежда была одного цвета и покроя! Не повезло гв. л-ту Девятовскому – не нашлось обуви соответ-ствующего размера. Пришлось ему «знакомиться с местными достопримечательностями» в кроссовках рязанского производства при костюме и шляпе. На машинах с офицерами КГБ несколько раз объехали район объекта с разных направлений, изредка останавливаясь и стараясь не привлекать внимания.
Комплекс зданий радио и телецентра размещался вдоль центральной улицы через узкий проезд южнее американского посольства. Территория обнесена невысоким заборчиком с двумя въездами- воротами. На каждом въезде с внешней стороны ограждения вплотную к нему размещено по танку. С тыльной (западной) стороны до роты танков. Во внутреннем дворе оборудованные позиции огневых средств (две БМП и крупнокалиберные пулеметы). По данным офицеров КГБ внутри комплекса зданий имелась казарма для размещения личного состава подразделения охраны общей численностью около 60 чел. Вооружение – стрелковое оружие. Режим несения службы - дежурные силы и средства.
По возвращении на узел связи совместными усилиями по памяти составили схему объекта, прилегающей территории и маршрутами подъезда. Пока гв. ст. л-т С.Локтев составлял схему, командир роты уточнил задачу роте при захвате объекта. Уничтожение огневых средств на прилегающей к объекту территории возлагалось на десантников. Им же поручалась охрана объекта и его удержание после захвата в случае подхода резервов противника. Группа сотрудников КГБ (8 человек) должна была выдвигаться в хвосте колонны роты на БТР и действовать внутри здания. Было рассмотрено несколько вариантов действий: в пешем порядке (через забор узла связи) или на автомобилях, с последующим подходом бронегруппы, и на БМД. После длительного обсуждения было принято решение выдвигаться к объекту на БМД. Замыслом боя предусматривалась одновременная атака объекта с двух направлений: со стороны узла связи и американского посольства. Заполночь завершили выработку решения на захват объекта: рассчитали время выхода к объекту по разным маршрутам, определили позиции боевых машин, состав группы гранатометчиков и порядок взаимодействия в ходе боя. 

К вечеру 26-го декабря перемещение частей и подразделений было прекращено. 

Руководители операции «Агат» согласовали дату проведения операции- 27 декабря – пятница. В мусульманском календаре пятница – выходной день. Ожидалось, что значительная часть афганских военнослужащих будут отсутствовать на службе, высшее руководство примет участие в назначенном Х.Амином торжественном ужине во дворце Тадж-Бек. 

Части 108-й мсд завершали выход в установленные районы северного Афганистана, 5-й мсд сосредоточились головой колонны в Кушке.

Начался отсчет последнего дня правления Х.Амина.