ОСОБАЯ ПАПКА
 Материалы и документы по Афганистану
Письмо ЦК КПСС по Афганистану 10 мая 1988 года 
Для служебного пользования
Ровно десять лет назад, в апреле 1978 года, в Афганистане, одной из самых отсталых стран Азии, произошел революционный переворот. Его совершила сравнительно небольшая группа военных -членов Народно-демократической партии Афганистана, выступившей под марксистско-ленинскими лозунгами. Афганские революционеры честно, искренне стремились преобразовать свою страну. Но, взяв власть в свои руки, они повели дело по неосуществимому максималистскому курсу: в феодальном обществе с глубокими пережитками родоплеменных устоев и господством мусульманской религии во всех сферах жизни общества они выдвинули задачу радикальных социалистических преобразований, для которых не было ни социальной, ни экономической базы, ни поддержки масс. В Афганистане революция объективно могла быть только национально-демократической по своим задачам и постепенной их реализации. Только в этом случае она могла быть воспринята в стране, опереться на широкий фронт прогрессивных сил, возглавляемый Народно-демократической партией Афганистана.
Положение с самого начала осложнялось еще и острыми разногласиями между двумя фракциями в НДПА, враждовавшими между собой еще в период, предшествовавший революции, и иной раз больше, чем с силами, противостоящими революции. В обстановке политической дезориентации и внутрипартийной борьбы вскоре был устранен с поста президента и убит генеральный секретарь НДПА, популярный лидер Тараки. Захвативший власть в партии и стране X. Амин, человек с авантюристическими наклонностями, сомнительным политическим профилем и внешними связями, своими жестокими репрессиями деморализовал партию, еще больше изолировал революцию от народа.
Это создало благоприятные условия для активизации контрреволюции, которая сразу же установила связи с силами международного империализма и реакции. При поддержке извне начали формироваться боевые отряды мятежников, опиравшихся на политически отсталых крестьян и ремесленников. Враждебную позицию заняло мусульманское духовенство, которое подвергалось преследованиям со стороны режима Амина. Возникли волнения среди племен, с интересами и историческими традициями которых правительство не считалось. Возник многотысячный поток беженцев в Пакистан, отчасти в Иран.
На территории Пакистана возникли военные лагеря мятежников, превратившиеся в военно-политическую базу афганской контрреволюции, откуда засылались все новые и все более крупные вооруженные отряды в Афганистан. Через Пакистан мятежникам в возрастающих масштабах пошло американское, а также китайское и другое оружие, различная помощь от западных и мусульманских стран.
В то же время новая власть оказалась неспособной откликнуться на чаяния широких народных масс и заручиться их поддержкой. Земельная и водная реформы, преобразования в социальной области носили половинчатый характер и не учитывали особенности афганского общества. Допускались грубейшие ошибки и левацкие извращения в социально-экономической сфере, в отношении религии, отталкивавшие народ от революции.
Вскоре стало ясно, что правительство не в состоянии обеспечить контроль над положением в стране, тем более что и в вооруженных силах революция не имела твердой поддержки, а дезертирство приобрело массовый характер.
Афганское руководство (Тараки, а затем и Амин) более десяти раз обращалось к Советскому Союзу за помощью войсками для подавления контрреволюции. Ответ последовал не сразу. Тогдашнее советское руководство некоторое время колебалось. В конце 1979 года решение об этом было принято. Сыграли свою роль опасения, что вмешательство империалистических сил в Афганистане может создать угрозу безопасности наших южных границ.
Решение было принято в условиях, когда в расстановке сил в афганском обществе было много неясного. Представление о реальной социально-экономической и военной обстановке в стране тоже было недостаточно определенным. Не хотелось бы говорить, но надо: у нас не было в то время правильной оценки даже географического своеобразия этой труднодоступной страны. Это отразилось
12
на операциях наших войск против небольших высокомобильных отрядов, когда мало что можно сделать с помощью современной военной техники.
Совершенно не были учтены к тому же важнейшие национально-исторические факторы, прежде всего то, что появление вооруженных чужеземцев всегда встречалось в Афганистане с оружием в руках. Так было в прошлом, так произошло и при вступлении наших войск, хотя они пришли в Афганистан с честными и благородными целями.
Во главе афганского правительства встал в то время Б. Кармаль, чьи первые действия на этом посту давали надежду на то, что он будет в состоянии решить стоящие перед страной проблемы. Однако в его политике не появилось ничего такого, что могло бы изменить к лучшему отношение у значительной части афганского народа к новой власти. Более того, интенсивность внутриафганского конфликта продолжала нарастать, а наше военное присутствие ассоциировалось с насаждением в стране порядков, чуждых национальной специфике и чувствам афганского народа, не учитывающих многоукладности экономики, других его особенностей - племенных, религиозных.
Нельзя не признавать, что по существу была сделана ставка на военное решение, на подавление контрреволюции силой. Не использовались в полной мере даже существовавшие возможности по нейтрализации враждебного к нам отношения со стороны населения. Критически надо отнестись и к некоторым сторонам деятельности нашего советнического аппарата в Афганистане. Им многое делалось для оказания помощи в укреплении НДПА и народной власти. Но нередко наши люди, действуя из лучших побуждений, пытались перенести на афганскую почву привычные для нас подходы, подталкивали афганцев к тому, чтобы копировать нас. Все это не шло на пользу дела, порождало у афганских руководителей того времени иждивенческие настроения в отношении Советского Союза как в области ведения военных операций, так и в экономической сфере.
Между тем война в Афганистане продолжалась, и наши войска оказались вовлеченными в широкие боевые действия. Сложилась ситуация, выход из которой с течением времени становился все более трудным. А боевые действия - это боевые действия. Наши потери убитыми и ранеными -и ЦК КПСС не считает вправе это скрывать - росли, приобретали все более тяжелый характер. Всего мы потеряли в Афганистане к началу мая 1988 года 13 310 человек убитыми; 35 478 советских солдат и офицеров были ранены, многие из них стали инвалидами; 311 человек пропали без вести. А недаром говорят, что каждый человек - это особый мир, и со смертью человека этот мир исчезает навсегда. Тяжка, невосполнима поэтому потеря каждого, тяжка и священна, коль он пал, выполняя свой долг.
Афганские потери, естественно, были намного больше, в том числе и среди мирного населения.
Нельзя не учитывать и экономический фактор. Если противник в Афганистане получал оружие и другое снаряжение на сотни миллионов, а потом и миллиарды долларов, то советско-афганская сторона вынуждена была нести адекватные затраты. Нам война в Афганистане обходится в 5 млрд. рублей в год.
Суровая реальность военно-политической обстановки в Афганистане требовала прежде всего объективного, глубокого анализа. Он был сделан нами вскоре после апрельского (1985 г.) пленума ЦК КПСС. Его результаты были изложены товарищем Горбачевым М. С. на закрытой встрече советского руководства с тогдашним афганским руководством во главе с Б. Кармалем в октябре 1985 года.
С советской стороны мнения и оценки высказывались с полной откровенностью. Мы сказали, что считаем ошибочной оценку афганской революции как социалистической, что она является национально-демократической со всеми вытекающими из этого последствиями для понимания расстановки классовых сил и определения политической линии, стратегии и тактики борьбы. Подчеркнули, что политика, которая в то время проводилась афганским руководством, была во многом ошибочной, поскольку не учитывала действительного характера революции, специфики афганского общества, уровня его развития, роли мусульманской религии и духовенства, многонационального состава населения, наличия многочисленных племен, слабо связанных с центральной властью.
Афганским руководителям было прямо сказано о серьезных перекосах и перегибах в тогдашней политике НДПА, проявившихся, в частности, в выдвижении социалистических лозунгов, для которых еще не созрели условия, в игнорировании многоукладности экономики, значительной роли в ней
13
частного сектора. Особо подчеркивалась ошибочность копирования в афганских условиях социально-экономического опыта Советского Союза.
Мы призвали афганских руководителей решительно пересмотреть, перестроить свою политику, скорректировать структуру государственной власти и стиль работы в массах, считать своей важнейшей задачей расширение социальной базы нового строя.
Сказали при этом, что не можем и не будем бесконечно вести войну за афганцев, им надо самим браться за дело, укреплять вооруженные силы. В то же время было заявлено, что оружие для афганских вооруженных сил будет поставляться Советским Союзом и дальше.
Советскому командованию было дано указание по возможности не ввязываться в непосредственные боевые действия, перенести акцент на службу прикрытия, охрану коммуникаций и оборону важных стратегических пунктов. Это привело к снижению потерь в наших войсках. Б. Кармаль и его коллеги по руководству заверили, что они все хорошо понимают и примут в кратчайший срок действенные меры к претворению в жизнь высказанных им соображений. Однако практически, кроме разве косметических подкрашиваний, ничего в этом направлении не делалось, ничего не менялось, сколько-нибудь заметного просвета в положении не было. Разговоры о земельной реформе так и остались разговорами. Правда, репрессии против духовенства и племенных авторитетов были прекращены, но реальных шагов, способных привлечь их на сторону правительства, предпринято не было. Ничего значительного не делалось и по укреплению афганских вооруженных сил. Иждивенчество слишком сильно, глубоко поразило к тому времени верхний эшелон власти.
Ситуация продолжала ухудшаться, все сильнее затрагивая непосредственно международный престиж Советского Союза и социализма в целом, наше политическое лицо: афганский вопрос единственный, по которому наша политика, особенно в условиях перестройки, оставалась весьма уязвимой на международной арене. Мы не встречали понимания даже со стороны многих наших друзей.
Мировая общественность осуждала наши действия в Афганистане. На сессиях Генеральной Ассамблеи ООН резолюция с таким осуждением принималась подавляющим большинством голосов, включая голоса очень многих неприсоединившихся стран. Подрывалось доверие к Советскому Союзу, к его миролюбивой политике. Нам переставали верить.
Отрицательное влияние войны в Афганистане начало осуществляться и внутри нашей страны. Да и какое иное влияние могла оказать гибель советских людей в чужой стране. Многие наши ребята действительно совершали чудеса храбрости и героизма в афганских горах и ущельях, честно выполняли свой воинский долг. Но это не приносило утешения их родным и товарищам.
XXVII съезд КПСС был единодушен в том, что необходимо вывести советские войска из Афганистана. Такое принципиальное решение было, конечно, делом очень сложным. Но наш народ ждал слова правды и надежды. Он его услышал с трибуны съезда. С тех пор взятый новый курс последовательно проводится в жизнь, разумеется, с таким расчетом, чтобы не нанести еще большего ущерба нашему престижу и самому Афганистану.
Политбюро ЦК КПСС стало систематически заниматься афганскими делами. Была создана Комиссия Политбюро по Афганистану, рассматривающая на регулярной основе все аспекты, все детали афганской ситуации. Свои соображения и предложения она оперативно докладывала Политбюро. В 1986 году произошла смена руководства в Афганистане. Пост Генерального секретаря НДПА, а затем и президента Республики Афганистан занял новый деятель - Наджибулла, человек, готовый искать решение проблемы и понимающий чаяния своих соотечественников. С первых дней он приступил к осуществлению совершенно новой политики, призванной положить конец войне, -политике национального примирения. О необходимости проведения такой политики мы говорили афганским друзьям еще в октябре 1985 года во время обмена мнениями в Москве. Наджибулла и многие его коллеги осознали, что действительно надо вместе с нами вести дело к выводу советских войск, другого пути нет - военного решения вопроса просто не существует.
Новое афганское руководство развернуло работу по укреплению вооруженных сил, местной администрации, расширению массовой базы народной власти. Афганские товарищи начали по-настоящему чувствовать собственную ответственность за свои дела.
14
Руководство страны взялось также за решение социально-экономических проблем, обратившись к реальным нуждам всего народа. Позиции государственной власти стали соответственно крепнуть. Но процесс этот развивается, конечно, не быстро: слишком сильны наслоения прошлого, да и сейчас не все делается так, как надо.
Надо отдать должное т. Наджибулле и его коллегам: они проявили незаурядное мужество, решительность и последовательность, предложив и проводя в жизнь линию на прекращение военных столкновений там, где это возможно. Они выступили с заявлением о готовности при условии прекращения войны разделить власть с теми, с кем только что велись и даже еще продолжают вестись военные действия. Они предложили создать коалиционные органы власти в центре и на местах, выразив готовность сотрудничать в их создании со всеми политическими группировками, в том числе с теми, которые возглавляют мятежников внутри страны и за рубежом, а также со старой, еще дореволюционной афганской эмиграцией.
Тов. Наджибулла заявил, что, сохраняя за собой посты президента и главнокомандующего, он и афганское руководство готово предоставить посты премьер-министра, председателя Верховного суда, председателя народного совета (парламента), 50 процентов министерских портфелей, а также пост заместителя министра обороны и посты губернаторов целого ряда провинций представителям оппозиции. Иначе говоря, предложена подлинная коалиция на равных в интересах скорейшего прекращения братоубийственной войны.
Разумеется, политика национального примирения требует от руководства НДПА, от всей партии глубокой перестройки мышления, готовности и умения работать в совершенно новых условиях, суметь увидеть во вчерашних врагах сегодняшних партнеров по примирению и управлению страной.
С нашей стороны правительству Наджибуллы, его политике национального примирения оказываются самая активная поддержка и помощь - как идейно-политическая, так и материальная, чтобы афганский крестьянин, ремесленник, рабочий, солдат и его семья могли ощутимо почувствовать, что Советский Союз их не бросает.
Следует особо подчеркнуть: политика национального примирения была начата в таких обстоятельствах, когда противник продолжал получать во все возрастающем количестве самое современное вооружение, включая американские ракеты «Стингер» и английские «Блоупайп». Повышавшееся ожесточение военных операций со стороны мятежников, несмотря на призыв правительства к прекращению огня в интересах национального примирения, антиафганская деятельность ряда государств извне неизбежно вносили ограничения в фактические результаты политики национального примирения.
И все же в 1987 году и в первые месяцы 1988 года тысячи мятежников прекратили военные действия. В настоящее время в 13 провинциях Афганистана нет советских войск. У части руководителей антиправительственных сил стали проявляться колебания и сомнения в отношении целесообразности продолжения войны. Усилились разногласия и соперничество между лидерами «Альянса семи» (союза семи главных группировок вооруженной оппозиции, которые и организуют войну против правительства и народов Афганистана) в Пешаваре, вскрылась неоднородность, политическая и религиозная, всей оппозиции. Некоторые идеи национального примирения восприняли эмигрантские круги в Западной Европе, включая бывшего короля Захир Шаха.
Стали заметными признаки усталости Пакистана от войны, основная база которой, как и масса афганских беженцев, находилась на его территории. Не могут не задумываться в Исламабаде и насчет того, что война в Афганистане мешает Пакистану объективно наладить необходимые отношения с Советским Союзом, к чему во влиятельных пакистанских кругах есть интерес.
В общем контексте улучшения отношений между Советским Союзом и США афганский вопрос также приобрел несколько более спокойное звучание.
Таким образом, складывались предпосылки для того, чтобы двинуть вперед женевский процесс - афгано-пакистанские переговоры через личного представителя Генерального секретаря ООН Диего Кордовеса по вопросам урегулирования отношений между двумя странами. Переговоры эти велись с 1982 года, но долгое время ни одна, ни другая сторона не возлагала на них больших надежд. Положение стало меняться год-полтора назад, примерно в то же время, когда правительство Наджибуллы объявило политику национального примирения.
15
Сильнейший импульс прогрессу женевских переговоров дали Заявления Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева и президента РА Наджибуллы от 8 февраля 1988 года, в которых содержалась программа урегулирования, справедливого для всех заинтересованных сторон, и предлагались конкретные развязки наиболее сложных проблем.
С этого момента женевский процесс вступил в свою заключительную фазу. Но именно теперь он приобрел особенно драматический характер, поскольку противники урегулирования резко усилили свою деятельность, начали выдвигать в последнюю минуту все новые и новые препятствия.
То пакистанцы потребовали, чтобы еще до подписания соглашений в Афганистане было сформировано «переходное» правительство с преобладанием оппозиции, и заявили, что с правительством Наджибуллы они соглашение не подпишут.
То американцы выдвинули требование о прекращении советских поставок оружия правительству Афганистана, что означало бы наш отказ от договорных обязательств перед этой страной, с которой мы сотрудничаем с 1921 года.
То Пакистан усилил свои настояния насчет того, чтобы одновременно с подписанием соглашений был решен вопрос об афгано-пакистанской границе по «линии Дюранда», произвольно проведенной англичанами сто лет назад, рассекшей надвое пуштунский народ и не признававшейся прежними правительствами Афганистана, в том числе и королевским.
От Политбюро ЦК КПСС и Советского правительства, от руководства Республики Афганистан потребовались в эти дни величайшая выдержка, твердость в отстаивании принципиальных позиций в сочетании с тактической гибкостью, высокой маневренностью. Надо сказать, что большую роль сыграли при этом прямые советские контакты с американцами и пакистанцами, положительный вклад Индии (как сказал сам Р. Ганди, «мы действовали тихо, но конструктивно»), апелляция к мировому общественному мнению в интересах быстрейшего заключения соглашения.
В конечном счете неоправданные домогательства были отведены. Исключительное значение для окончательного согласования параметров будущих соглашений имела встреча М. С. Горбачева с президентом Наджибуллой 7 апреля в Ташкенте.
14 апреля 1988 года состоялся торжественный акт подписания Женевских соглашений министрами иностранных дел всех заинтересованных сторон.
Женевские соглашения полностью опубликованы в печати. Что самое существенное в их содержании? Они в принципиальном плане решают главный вопрос афганской ситуации -прекращение вооруженного и иного вмешательства в дела Афганистана извне. Советские войска выводятся, и одновременно прекращается вмешательство со стороны Пакистана и Соединенных Штатов. Выполнение обязательств будет контролироваться с помощью механизма наблюдения, созданного Генеральным секретарем ООН.
Пакистан взял на себя безоговорочное и безусловное обязательство прекратить всякое вмешательство в дела Афганистана, не создавать на своей территории военных баз и лагерей враждебных Афганистану сил, не обучать, не вооружать, не финансировать их, не перебрасывать через пакистанскую территорию оружие, снаряжение и боевые отряды в Афганистан, не осуществлять какие-либо другие меры по дестабилизации там внутренней обстановки.
Это, пожалуй, важнее всего: открытая ныне граница между Пакистаном и Афганистаном юридически закрывается - та самая открытая граница, все горные проходы через которую на протяжении десяти лет использовались для переброски в Афганистан боевых отрядов мятежников и оружия для них. Таким образом, главная военная база необъявленной войны против Афганистана подлежит демонтажу.
Мы взяли на себя обязательство о начале вывода наших войск из Афганистана 15 мая 1988 года. Половина этих войск, согласно женевским документам, будет возвращена домой к середине августа 1988 года.
Важное значение имеет обязательство СССР и США в принятой ими Декларации о международных гарантиях воздерживаться от любых актов, которые могли бы способствовать нарушению этих обязательств сторон.
Большое политическое и гуманитарное значение имеет договоренность об обеспечении для всех беженцев свободного и беспрепятственного возвращения в Афганистан в качестве полноправных
16
граждан, пользующихся всеми гражданскими, политическими, экономическими, социальными и культурными правами, включая свободу религии. По поступающим данным, первая реакция беженцев на это соглашение в целом благоприятная.
Практическое осуществление потребует, конечно, определенного времени, ведь речь идет об обратном переселении миллионов людей. Здесь окажут свою помощь Верховный комиссар ООН по делам беженцев и его аппарат.
Если обобщить все это вместе, то Женевские соглашения создают международно-правовую основу для вывода советских войск из Афганистана и для прекращения вмешательства во внутренние дела Афганистана с пакистанской территории. Их подписание укрепляет также международно-правовые и политические позиции нынешней структуры власти во главе с Наджибуллой.
Но все это еще не означает, что Женевские соглашения решают все аспекты афганской проблемы. Остается пока так называемый «иранский угол»: на территории Ирана находится немалое число афганских беженцев, функционируют некоторые контрреволюционные организации, имеются военные лагеря для боевой подготовки мятежников, которые обучаются там, оснащаются иранским оружием и перебрасываются в Афганистан для боевых действий. Все это в значительно меньших масштабах, чем в Пакистане, но все-таки есть.
Правительству Ирана неоднократно направлялись предложения присоединиться к женевскому процессу. Однако каждый раз следовал отрицательный ответ. Сейчас иранское правительство выступило с осуждением Женевских соглашений, отказалось их признать. Нам же до недавнего времени иранцы в качестве метода «решения» афганской проблемы предлагали не больше и не меньше, как... поставить у власти в Кабуле правительство, составленное из деятелей фундаменталистско-шиитското направления и способное проводить такую же политику, как нынешнее правительство самого Ирана. Что и когда произойдет с «иранским углом» афганской проблемы, сказать трудно. Пока ясно только одно: в самой афганской оппозиции иранские «планы» значительной поддержки не встречают.
Другой нерешенный аспект - внутренний. Продолжает действовать «Альянс семи». Правда, в соответствии с женевскими договоренностями Пакистан не должен после начала вывода советских войск разрешать ему оставаться на своей территории. Но «Альянс» может перебраться непосредственно в Афганистан или в Иран.
На территории Афганистана действует немалое число вооруженных отрядов мятежников, причем некоторые из них довольно крупные, состоящие из сотен, а то и тысяч людей. Многие из них также пока не склонны складывать оружие.
В этих делах главное будет зависеть от того, удастся ли в более или менее обозримом будущем начать общеафганский диалог и сформировать коалиционное правительство, в котором наряду с Народно-демократической партией Афганистана приняли бы участие другие политические силы страны, включая хотя бы часть влиятельных группировок оппозиции. Шансы на это есть, и правительство Наджибуллы будет, естественно, прилагать максимум усилий для претворения их в жизнь. Но гарантии успеха, особенно быстрого, нет. Возможно, создать коалицию удастся не очень-то скоро. Нельзя исключать, что в этом случае в стране какое-то время могут продолжаться военные действия между силами правительства и оппозиции.
А тем временем должны начать складываться результаты тех мероприятий, которые афганское руководство проводит в последнее время в социально-политической области и формировании президентской гвардии, оснащенной всем, чем нужно. С другой стороны, среди «Альянса семи» усиливаются раздоры и несогласия.
На Западе много говорится сейчас о намерении США и дальше поставлять оружие оппозиционным группировкам. На этот счет надо сказать следующее.
В ходе женевских переговоров американцы хотели связать нас, требуя своеобразной «симметрии»: если они прекратят поставки вооружений мятежникам, то и мы должны не направлять больше оружия правительству Афганистана. Такую постановку вопроса мы решительно отвели, ибо тогда нам пришлось бы отказаться от своих обязательств перед правительством Республики Афганистан, от соглашений, заключенных десятилетия назад.
17
Женевские соглашения не запрещают, но и не разрешают США поставлять оружие своим клиентам. Если же они пойдут по пути продолжения таких поставок, то осуществить это будет непросто: снабжать мятежников оружием можно только через территорию Пакистана и Ирана. Пакистан связан Женевскими соглашениями и не может теперь переправлять американское оружие в Афганистан, не нарушая своих обязательств. Через Иран, с которым у американцев развивается конфронтация, это тоже будет затруднительно. Советский Союз, решая вопрос о выводе своих войск из Афганистана, не поступается интересами своих афганских друзей.
Заключение Женевских соглашений имело в мире поистине колоссальный резонанс. Он складывается в нашу пользу. Люди увидели, что означает новое политическое мышление Советского Союза, убедились в том, что слова у нас не расходятся с делами.
Надо, однако, постоянно помнить о том, что сам факт подписания Женевских соглашений - это еще не все. У Женевских соглашений есть не только сторонники, но и скрытые и явные противники, которые могут попытаться сорвать их реализацию. За претворение в жизнь духа и буквы Женевы, за фактическое выполнение договоренностей придется еще побороться. Нам важно проявлять необходимую активность и бдительность. ЦК КПСС, Советское правительство это хорошо понимают и будут соответственно действовать.
Заключение Женевских соглашений - это завершение крупного этапа в развитии афганских дел и одновременно начало нового этапа.
В новых условиях афганским товарищам надо будет многое переосмыслить, понять заново, найти отвечающие новым условиям формы работы в массах. Здесь, естественно, возникнет много теоретических и практических вопросов.
Но исходная основа для работы у них есть. За годы после революции в стране созданы политическая и государственная система, вооруженные силы, общественные институты. Численность НДПА выросла с 12 тысяч до 200 тысяч членов. Ее единство, умелая тактика, способность укрепить связи с массами, убедить в правильности своей политики, наладить отношения сотрудничества с другими политическими силами - все это будет иметь решающее значение на новом этапе. Созданы молодежная организация, насчитывающая 220 тысяч человек, профсоюзы, женская организация.
Но, конечно, необходимо, чтобы за всеми количественными показателями стояла соответствующая качественная сторона. Долгое время положение в НДПА улучшалось медленно. В последние два-три года дело пошло лучше.
Самое же главное - экономика. Разрушенную войной страну предстоит поднять на ноги. Это огромная задача. И никто, кроме самого афганского народа, не в состоянии ее решить. Но наш долг -помочь афганцам. Для этого потребуется с нашей стороны экономическая помощь и научно-техническое содействие.
Растет международный авторитет Афганистана. Недавний визит президента Наджибуллы в Индию означает серьезный успех на этом направлении.
Наша помощь Афганистану в укреплении и развитии его национальной экономики - это завет В. И. Ленина. Еще при заключении советско-афганского договора 1921 года В. И. Ленин прозорливо указывал в послании афганскому эмиру Аманулла-хану: «Российское Советское правительство и Высокое Афганское государство имеют общие интересы на Востоке, оба государства ценят свою независимость и хотят видеть независимыми и свободными друг друга и все народы Востока. Оба государства сближают не только вышеуказанные обстоятельства, но и в особенности то, что между Афганистаном и Россией нет вопросов, которые могли бы вызвать разногласия и набросить хотя бы тень на русско-афганскую дружбу. Старая империалистическая Россия исчезла навсегда, и северным соседом Высокого Афганского государства является новая, Советская Россия, которая протянула руку дружбы и братства всем народам Востока и афганскому народу в первую очередь».
С того момента отношения Советского Союза с Афганистаном десятилетиями строились на принципах мирного сосуществования и доверия. Провозгласив (на основе советско-афганского договора 1931 года) нейтральный статус и строго соблюдая его, Афганистан дал нам возможность в самое тяжелое время в Великой Отечественной войне не беспокоиться о значительном участке нашей южной границы.
18
Продолжалось наше сотрудничество и в послевоенное время, причем с советской стороны Афганистану оказывалось существенное содействие в модернизации его экономики и социальной инфраструктуры.
Не прекращалось наше экономическое сотрудничество с Афганистаном и в последнее десятилетие, когда на его территории велись военные действия.
Всего наша страна оказывает содействие Афганистану в создании свыше 270 народнохозяйственных объектов, из которых более 130 уже введено в эксплуатацию. В число этих объектов входят автотранспортные предприятия, элеваторы, высоковольтные линии электропередач, станции спутниковой связи, учебные заведения по подготовке национальных кадров и ряд других. За годы сотрудничества в СССР получили профессиональную подготовку около тысячи афганцев; более 80 тысяч рабочих подготовлено советскими специалистами в ходе строительства и эксплуатации объектов в самом Афганистане.
Предприятия советско-афганского сотрудничества обеспечивают более 60 процентов всей продукции фабрично-заводской промышленности страны, 100 процентов добычи газа, производства изделий крупнопанельного домостроения, карбамидов, сбора цитрусовых и маслин, государственной выпечки хлеба, около 60 процентов выработки электроэнергии.
Устойчивый и широкомасштабный характер приобрели советско-афганские контакты и сотрудничество по линии научных, культурных, молодежных, женских и профсоюзных организаций. Эти связи постоянно обогащаются и углубляются.
Тем не менее нынешний уровень советско-афганского экономического, торгового, научно-технического сотрудничества не может отвечать потребностям, когда стоит задача ликвидации экономических последствий десятилетней войны.
Большую роль тут призваны сыграть необычные, неординарные формы и методы взаимодействия. Уже сейчас установлены прямые связи советских республик, отдельных областей со всеми 30 провинциями Афганистана; города связываются с городами, министерства с министерствами, предприятия с предприятиями. За этим большое будущее. А сотрудничество с частными предприятиями? Создание совместных предприятий? Тут все еще только-только начинается. Важно, чтобы все это сохранилось и получило дальнейшее развитие и при реализации программы национального примирения в Афганистане.
Если с афганской стороны в новых условиях будет проявлена заинтересованность в использовании наших советников, нам надо будет пойти навстречу. Важно только, чтобы это были действительно люди, способные глубоко и реалистически оценивать обстановку и давать полезные советы.
Сотрудничество наше с мирным Афганистаном будет многоплановым, поступательно развивающимся по всем направлениям экономики, торговли, науки и техники. Его надо так организовать, чтобы иметь дело не только с государственным сектором, но и с другими самыми различными слоями многоукладного афганского общества, в том числе с купцами и частными предпринимателями.
Конечно, мирное экономическое сотрудничество с Афганистаном будет требовать от нас значительных затрат. Мы на это должны пойти, тем более что расходы в течение одного месяца на мирное сотрудничество намного меньше, чем затраты на одну неделю военных действий. Расходы на мирное сотрудничество непременно окупятся как политически, так и экономически. Имеются все объективные возможности для этого, чтобы придать нашим экономическим связям с Афганистаном взаимовыгодный характер.
Задача, таким образом, триединая: помочь в налаживании нормальной хозяйственной жизни; сохранить традиции, накопленный капитал многих десятилетий советско-афганского экономического сотрудничества; придать этому сотрудничеству новый импульс, вывести его на новые формы, направления, рубежи.
Советские люди принимают близко к сердцу судьбы афганского народа.