"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Статьи » Танкисты

Янин Игорь Васильевич. Командир танка 3 танковой роты ТБ, сержант. Погиб 22.6.1984г.





Последнее письмо

    Экипаж танка гвардии сержанта Игоря Янина закончил все работы по замене двигателя. Ребята устало присели отдохнуть. Июньское солнце безраздельно властвовало на безоблачном афганском небе. Из всей четверки не было лишь командира, который утром заступил дежурным по роте.
– Фу-у, наконец-то доделали, – облегченно выдохнул механик-водитель, снял панаму и вытер пот со лба.– Сейчас немного подтяну гайки и заведу движок. Так что, орлы, летать будем на нашем «слоне»...
– А вот и командир!..– удивленно произнес оператор-наводчик, неожиданно увидев Янина.
– Да я на минутку. Одним глазком взгляну, как вы тут... Отлучился, пока ротный ушел в штаб.
– Все нормально, командир, – успокоил сержанта механик-водитель.




    Игорь залез на танк, решив посмотреть, как обстоят дела с ремонтом. Янин неплохо разбирался в технике, потому что до армии жил в районном центре Колышлей Пензенской области. Что такое небольшой райцентр в среднем Поволжье? Это практически деревня с точки зрения быта. К тому же, живя в России, надо уметь делать все: чинить кран, точить топор, ремонтировать трактор, налаживать телевизор. Все это Игорь умел делать, и делал с легкостью. К тому же перед призывом в армию колышлеец учился в Пензенском инженерно-строительном институте. Не каждый выпускник из района сможет поступить в областной вуз. Янин дружил с техникой. А кроме того, его открытость, умение дружить, напористость располагали к себе других людей (Игорь потихоньку писал стихи, играл на гитаре, пел). Порой, казалось, за что бы ни брался этот мальчишка с берегов Суры, все ему давалось без особых усилий. Офицеры заприметили талантливого паренька сразу, поэтому уже в первый год службы он стал сержантом, командиром танка. Ведь Янин мог сплачивать вокруг себя сослуживцев, а значит, руководить подчиненными.
– Ну что, хлопцы, молодцы! – произнес командир, как только спрыгнул с брони. – Не зря вы возились с этим движком на солнцепеке. Ладно, я пошел, а то ротный будет шуметь.
    70-я гвардейская отдельная мотострелковая бригада, куда был приписан танковый батальон, охраняла международный аэропорт, что 12 километрами южнее Кандагара. Важный стратегический объект, который построили американцы в пятидесятых годах, – словно приманка для вооруженной афганской оппозиции. Если моджахеды не могли издалека обстреливать его, то пытались заблокировать все подступы. Поэтому пехотинцам при поддержке танков изредка приходилось зачищать «зеленую зону», где скрывались противники новой власти. Поля, сады, дувалы, рощи – все это душманы умело использовали, маскируясь под простых крестьян-дехкан. При зачистке «зеленки» моджахед, изображая местного жителя, брал в руки кетмень, и солдаты его не трогали. Стоило им пройти дальше, мятежник тут же поднимал гранатомет и стрелял в прошедших шурави.
    Оппозиция регулярно получала подкрепление из-за рубежа. А рядом с этой южной провинцией Афганистана, за кордоном на пакистанской территории, находился один из учебных лагерей, где обучались навыкам убивать «неверных»  новобранцы священной войны. Умереть в борьбе с «кафирами» – это, значит, попасть в рай. По крайней мере так объясняли неграмотным мусульманам инструкторы в лагерях, финансируемых на деньги западных стран...
    Янин прошел автопарк и взглянул вокруг. Уже в мае, когда здесь появились первые абрикосы, парень из России смог увидеть удивительную красоту чужого края. Он даже не представлял, что такое может быть. Вокруг столько зелени,какие-то диковинные цветы. А уж фруктов – море. Сюда бы на экскурсию в мирное время! В июне, конечно, все смотрелось не так, как месяц назад. Но все же он не переставал удивляться красоте природы, глядя на южные деревья, виноградники, холмы и луга.
    Ехавшие навстречу танки быстро вернули его к реальности. «Ездили на полигон повышать мастерство!» – подумал Игорь и быстрым шагом направился дежурить.
    В свободную минуту решил написать письмо родителям. Вдали от дома так хочется общаться с близкими. Как заботливый сын он любил писать домой. В своих письмах не жаловался на тяготы службы, не сетовал на опасности. Не было ни одного плохого слова о своих товарищах. Он лишь упоминал о частых командировках на танках. Что это были за командировки, он не объяснял. Не писать же обо всех восьми боевых операциях, в которых он участвовал. Родители теперь и так места себе не находят, думая о сыне в воюющем Афганистане. Взяв ручку и тетрадь, сержант стал выводить в мелких клеточках красивым почерком:
«Привет из Афганистана! Кандагар, 19.06.84 г.
Здравствуйте, мои дорогие мама и папа!
    Сейчас стою дежурным по роте. Появилось свободное время, и я сразу решил написать. Теперь постоянно находимся в нарядах. Дежурным по роте заступил сразу из караула. Сегодня сдаю, и смотришь, опять куда-нибудь заступлю. Ну,



ничего, так жить тоже можно, и время летит быстро.
Сегодня первый день «стодневки». Сто дней осталось до осеннего дембельского приказа, а следующий наш. До него 285 дней. Много это или мало? Прорвемся!
    Ну а в общих чертах у меня все нормально. Служба движется вперед. Сейчас быстрее бы Новый год. А там уже и дембельская весна. Собирай чемодан и сиди, жди отправки в родимые края.
    Что-то от вас всех давненько не было писем, но будем думать, что это временное явление. Я месяца через три буду писать вам чуть ли ни через день, а скоро уходим из бригады туда, где с письмами туго. Их отправляют на вертолете. Ну, пока и все. Передавайте всем огромный привет. До свидания. Целую. Ваш сын Игорь. 13 ч. 23 мин.».
В обратном адресе значилось привычное: в/ч пп 71176.
    Хорошо, когда есть земляки. На следующий день после развода Янин зашел в хлебопекарню, где служили ребята из Пензенской области, и взял для экипажа пару горячих буханок. В который раз сержант вдохнул запах свежеиспеченного хлеба. Такого даже дома ни разу не видел. Но в последнее время его и друзей, как выражался командир, «очень тянет на вафли». Почти каждый день они ходили в магазин, чтобы купить лакомство. Не конфеты, не печенье, а именно вафли. Московские, с шоколадной прослойкой. Дома Игорь за собой такого не замечал. Он пришел в парк, забрался в танк и положил буханки, завернув их в газету.




    В клубе уже собрался весь комсомольский актив. В мае Янина отметили нагрудным знаком «Комсомольская доблесть». Поэтому надо быть в курсе всех политических (и не только) событий. Как говорится, положение обязывает. Выступали начальники. Как обычно, в таких случаях тянет спать, глаза так и закрываются. Но нельзя, от обязаловки никуда не денешься.
    В воскресенье в Ленинской комнате солдаты смотрели «Утреннюю почту» (еще в апреле сюда привезли новый цветной телевизор). Были такие минуты, когда Игорю казалось, что он дома. Вместе с родителями смотрит телевизор...
После обеда пошел в парк. Все разошлись по машинам, и никого не видно. Из экипажа Янин остался один. Остальные в командировке. Игорь взобрался на броню, открыл люк и залез внутрь. Решил написать другу:
«Привет из Афганистана!
Кандагар, 20.06.84 г.
Здорово, Володя!
    Извини за долгое молчание. Но оно, как всегда, было вынужденным. Почему-то по всей бригаде не было конвертов. Так найдешь один, а смотришь, домой уже давно не писал. Так вот все и не доходило. А вчера зацепил у офицеров пару конвертов и сразу же пишу. У меня пока все в порядке. Замучили лишь наряды. Только сменишься со столовой, заступаешь в караул, оттуда в наряд по роте и т.д. Скоро уже уходим в «зеленку». Посмотрим, куда встанем... Осталось 96 дней до приказа «осенников». Доживем и мы».
    В «зеленку» пришлось ехать на следующее утро. Кроме аэропорта бригада была вынуждена охранять другие объекты, а также зачищать близлежащую территорию от вооруженной оппозиции. В одном из кишлаков в сорока километрах от Кандагара засела банда, которую надо было уничтожить. В операции участвовали два мотострелковых батальона. До середины 1980 года советские войска пытались воевать традиционными способами вдоль дорог и долин, доступных для танков. Однако опыт показал, что такие действия малоэффективны, и армия перешла к боевым действиям мобильными группами по точным разведданным против конкретных отрядов моджахедов. Действия стали более успешными и проводились по следующей схеме: выдвижение в район боевых действий, окружение (блокирование) объекта, прочесывание района и уничтожение живой силы, вооружения, сооружений мятежников.




    Танки и боевые машины выставлялись на ключевых участках местности с таким расчетом, чтобы можно было вести огонь прямой наводкой по предполагаемому расположению противника и в то же время находиться вне зоны эффективного огня противотанковых гранатометов. Интервалы между машинами в этом случае могли достигать 200 – 300 метров. По такой схеме командование решило действовать и на этот раз.
    Когда танковый взвод приблизился к кишлаку, БМП, БТРы и «зенитки» уже вовсю обстреливали окопавшихся душманов. Лезть в «зеленку» на танке было нельзя. Сорокатонные машины буквально вязли на рисовых полях. Поэтому под прикрытием огня танков внутри блокированного района бой вели пехотинцы.
    Экипаж сержанта Янина как можно ближе подобрался к кишлаку и подавлял огнем противника. Было заметно, что моджахеды выбрали неплохие позиции, прежде чем обнаружить себя. Пулеметы, безоткатные орудия и гранатометы стреляли изо всех укромных мест: камней, дувалов и высохшей речушки. Заряжающий танка едва успевал загонять в бойницу осколочно-фугасные снаряды. И вновь «Огонь!» слышалось в несмолкающем грохоте за броней.
    Из-за полуразрушенного дувала вылезли двое в чалмах с гранатометами. Едва оператор-наводчик засек новые цели, как через несколько секунд экипаж почувствовал два оглушительных удара по броне. Один явно угодил по баку.
– Горим! – закричал командир. – Всем выбираться наружу!




Увидев раненого оператора-наводчика, Янин схватил его обеими руками и стал вытаскивать. Выбраться было не так-то просто. Противник не переставал обстреливать подбитый танк. Отвечать приходилось автоматными очередями. С трудом раненого удалось вытащить. Но едва командир передал из рук в руки оператора-наводчика, как почувствовал, что теряет силы. «Зацепило!» – мелькнуло в голове Игоря.
    После боя, в котором душманы были побиты, пострадавших солдат доставили в госпиталь. У Игоря Янина рана оказалась смертельной...
    Спустя несколько дней родители узнали, что их сын, командир танка гвардии сержант Янин Игорь Васильевич, эвакуируя раненого товарища из боевой машины, проявив стойкость и мужество, был тяжело ранен и умер 21 июня 1984 года. В этом году советские войска понесли самые большие боевые потери в Афганистане. Они составили 2060 человек. Большинству погибших не было и двадцати, как Игорю Янину.
    За мужество и героизм, проявленные при выполнении служебного долга, гвардии сержант Янин награжден орденом Красной Звезды (посмертно). А на родине героя одна из улиц поселка Колышлей названа его именем.


Источник: http://www.penza-veteran.ru/examples/index1.php?ELEMENT_ID=424
Категория: Танкисты | Добавил: val-64 (19 Май 2009)
Просмотров: 2455 | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]