"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума ·
Страница 1 из 212»
Модератор форума: Ratobor, val-64, Vikont, NIKITA 
Форум » Форум » Форум для общения » ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА - ВСПОМНИ, ЧТО БЫЛО ВЧЕРА! (Но все познается в сравнении...)
ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА - ВСПОМНИ, ЧТО БЫЛО ВЧЕРА!
RatoborДата: Вторник, 22 Фев 2011, 10:48 | Сообщение # 1
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Мы ушли... А вы что думали? Война закончилась?...

Лучше быть, чем казаться
 
ПетровичДата: Среда, 23 Фев 2011, 14:29 | Сообщение # 2
Майор
Группа: Шурави
Сообщений: 3
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Президент РФ поздравляет военнослужащих и ветеранов ВС с Днем защитника Отечества. Центральный театр Российской Армии. 22.02.2011. 20.15.
Прикрепления: 7677803.jpg(140Kb)
 
СаперДата: Среда, 23 Фев 2011, 20:20 | Сообщение # 3
Командир инженерно-сапёрной роты 88
Группа: Шурави
Сообщений: 35
Награды: 2
Репутация: 2
Статус: Оффлайн
С таким отношением к народу, к ветеранам- война еще впереди. "они" у власти уже более 12 лет, и к каждому празднику 9 мая ветеранам "дают" квартиры!!! Что будет к этому дню победы? Я не говорю про нас "афганцев", "чеченцев", о нас потихоньку забывают!!!!
 
71176zДата: Понедельник, 02 Май 2011, 20:54 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Этот материал был размещен в форуме artofwar.net.ru в память о МАКСИМЕНКО ВИКТОРЕ НИКОЛАЕВИЧЕ Пт Ноя 23, 2007 23:25
Разве поздно говорить о нас - не убитых на войне и выживших после нее?
"афганский синдром" – это обострение всех человеческих качеств"...

Quote
ЭТОТ ЧЕЛОВЕК БЫЛ ТВЕРЖЕ СВОЕГО КАМНЯ!
"...Душа, не стремись к вечной жизни, Но постарайся исчерпать то, что возможно..." (Пиндар. Пифийские песни (III, 62-63))

- обманувший бога смерти;
- подчинившийся лишь богу войны;
- человек, спускающийся тяжелым, но ровным шагом к страданиям, которым нет конца;
...Кто-нибудь интересовался, как живут люди, обманувшие смерть - вернувшиеся не убитыми? Трагедия "не убитого" начинается вместе с познанием - презрение к богам, ненависть к смерти и желание жить стоят несказанных мучений, вынуждая бесцельно напрягать силы...
"...Несмотря на все невзгоды, возраст и величие души заставляют говорить их , что все хорошо..." - это и есть формула абсурдной победы. Перед тем, кто открыл абсурд, всегда возникает искушение написать нечто вроде учебника счастья. Но боль делает день бесконечным - поэтому вокруг сдавшихся больше, чем побежденных...

Я уже говорил об этом, но сейчас просто нет других слов:
"...Когдa память наполняется земными образами, когда непереносимым становится желание счастья, бывает, что к сердцу человека подступает печаль: это победа камня, это сам камень..."!
Этот человек был "тверже своего камня"!
"Сизифиада" это жизнь как война или это человек, заковавший смерть страданиями, которым нет конца?

Сизиф — сын Эола и Энареты, супруг плеяды Меропы, отец Главки, дед Беллерофонта, строитель и царь Коринфа. У Гомера — хитрый, порочный, корыстолюбивый человек, который за свои грехи наказан после смерти. В Аиде он был принужден вкатывать на гору тяжелый камень, который, едва достигая вершины, скатывался вниз, и всю работу приходилось начинать заново. Позднейшая мифологическая традиция дает различные версии причин наказания Сизифа (он разгласил намерения богов, грабил путешественников, или выдал Асопу, куда Зевс спрятал похищенную им дочь Асопа Эгину, и т.д.). О хитрости Сизифа имеется много легенд. Наиболее распространен миф о том, как Сизиф обманул демона смерти Танатоса, заковал его и держал в плену. Несколько лет люди не умирали. Танатоса освободил Арес. И после своей смерти Сизиф сумел обмануть богов и оказался единственным из умерших, вернувшимся на землю. Он запретил своей жене совершать после своей смерти погребальные обряды и приносить жертвы. В Аиде он попросил разрешения возвратиться на землю, чтобы наказать жену за нарушение священных обычаев. Боги отпустили Сизифа, но назад он не вернулся, и за ним пришлось посылать Гермеса...

Олег АФОНИН. писал:

Quote
...Ушел из жизни наш товарищ, председатель Правления Подольского Союза ветеранов Афганистана г. Киева, Доцент Киевского национального университета строительства и архитектуры, кандидат философских наук, кавалер орденов «Красной звезды» и «За мужество» ІІІ степени, награжденный многочисленными медалями
МАКСИМЕНКО ВИКТОР НИКОЛАЕВИЧ.
Его знали тысячи людей. И все, кто знал – уважали и восхищались его умом, отзывчивостью, добродушием, неуёмным оптимизмом, энергией и жаждой жизни.
Смертельное эхо войны, настигло в расцвете творческих сил, оборвав жизнь, не позволив реализовать планы, надежды, начатые дела. А их было так много.
Боль утраты переживает каждый, кто был близок к Виктору.
Прощение с Виктором Максименко будет проходить в помещении «Музыкального театра детей и юношества» по ул. Межигорская, 2 с 9 до 11 часов 31 января 2007 г., отпевание состоится в церкви богородицы Пирогощи. Похоронят усопшего на городском кладбище Берковцы.
Виктор Максименко: «Я не герой. Я обыкновенный человек со своими принципами, взглядами и убеждениями" - статья о Викторе Максименко опубликованная в газете «Киевский вестник» 15 февраля 2005 года
15 февраля 1989 года последний советский солдат покинул территорию Демократической Республики Афганистан. Сотни тысяч парней, едва окончивших школу, пронесли все тяготы и лишения армейской жизни, видели смерть друзей и сами несли ее врагу. Что они думали тогда и какие мысли приходят к ним сегодня? Об этом мы решили поговорить с доцентом кафедры философии Киевского Национального университета строительства и архитектуры, кандидатом философских наук, председателем правления Подольского Союза ветеранов Афганистана, председателем районного отделения Украинской партии справедливости "СВІЧА" (Союз Ветеранів, Інвалідів, Чорнобильців та "Афганців"), кавалером орденов Красной Звезды и "За мужество" III степени Виктором Николаевичем МАКСИМЕНКО.

"Народ, который жил много тысячелетий назад на черниговской земле, где-то в глубине своей генетической памяти сохранил знания о тех временах, когда здесь бушевал океан, буйно расцветали тропические деревья, бродили мамонты. Этот голос прошлого говорит и во мне. Иногда его отклик так тих и сдавлен тесным воротом рубахи, что еле слышно – жив ли в тебе еще свободный дух казачества, взращенный славными делами предков. Я вправе назвать себя сыном этой земли: украинской крови, вольного слова и дела".
Это отрывок из эссе Виктора Максименко о своей жизни. Так же горячо, как и свою Родину, Виктор Николаевич любит жизнь во всех ее проявлениях, людей, учиться и делиться своими знаниями с другими. Но всегда его путь был усеян ловушками, капканами, засадами и прочими сетями, которые "враг рода человеческого" разбрасывает на наших тропах. Но "нечистый" был посрамлен этим невысоким хрупким юношей (Виктор продолжает видеть себя именно таким) с огромной силой духа и воли. Но давайте по порядку.

Биография.
Жил-был обыкновенный мальчик
Виктор родился в 1964 году в черниговском селе Ивановка – самом центре партизанского края, в месте боев соединения Федорова. Его дед был связным у партизан. Так что Витя с самого детства был причастен к теме ветеранов, их делам и проблемам. Но когда ему было десять лет и он учился в четвертом классе, умер отец. И семья – мать и четверо детей – переехала в город Щорс, той же Черниговской области. Можете представить, сколько испытаний выпало на долю этой женщины – в те времена одной поднять на ноги четверых! Это, наверное как раз та ситуация, когда русская, украинская, вообще славянская женщина не может бросить своих детей на произвол судьбы. Это заложено генетически. (В те времена даже в самом страшном сне невозможно было увидеть выброшенных на мусорник младенцев.) Старший брат пошел учиться в техникум, и Виктор (он был вторым по старшинству) выбирает свой нелегкий путь – поддерживать семью, а не нагружать ее своей персоной. Тем более что ему уже исполнилось четырнадцать лет, а это, сами понимаете, какие расходы на быстро растущий организм: одежда, обувь, усиленное питание. И он поехал поступать в Херсонское мореходное училище. Но, конечно, не поступил: конкурс был 14 человек на место. Вернулся домой. И был принят в профессионально-техническое училище по специальности "Столяр-плотник". Заканчивая его, кроме профессии получил среднее образование. Параллельно занимался активной комсомольской деятельностью: был членом бюро комсомола, членом обкома. И со всеми нашими теперешними "боссами" он в то время часто, как говорится, "пересекался".
"Хочу заметить, - говорит Виктор Николаевич, - что комсомол – это не худшая школа для воспитания личности. Все нравственные идеалы формировали данного человека. Я говорю о себе в третьем лице, потому что у меня две даты рождения: 1964 - когда я фактически появился на свет, и 1984 – когда я был смертельно ранен. Так вот того, первого человека, формировал именно комсомол. А еще я очень интенсивно читал и это мне много дало. Но необходимо признать, что это же и сделало меня утопистом. Потому что нравственные идеалы, моральные, общечеловеческие ценности я переношу и на социальную действительность. Это проявлялось уже в те годы.
Я никак не могу понять природу человеческого греха, порока. Существует принцип Сократа: плохо то, что не знаешь, а если знаешь, то не будешь поступать плохо. Мне и до сих пор непонятно, почему люди делают плохо, если знают, что нужно делать хорошо. И когда мне начинали это объяснять какими-то человеческими мотивациями и слабостями, я не верил. Потому что для меня всегда был неприемлемым определенного рода индивидуализм. Для меня существовало общечеловеческое, гуманистическое первенство".
Окончив ПТУ, Виктор поступает в Киевский инженерно-строительный институт, занимается в секции альпинизма "спортивным скалолазанием". Выигрывает чемпионат Украины, а позднее - Советского Союза в этой дисциплине среди юниоров. Он имел очень хорошие перспективы - замечательно учился, был кандидатом в мастера спорта, чемпионом Украины и Союза, но... научную и спортивную карьеры оборвала армия и Афганистан.
Война.
Жил-был обыкновенный воин.
Уже на ДВРЗ (там находился сборный пункт призывников) его команда знала, что их отправляют в дружественную нам ДРА для оказания интернациональной помощи героическому афганскому народу. Виктора с удовольствием забрали бы в любую лучшую спортивную роту, он мог бы защищать цвета СКА или даже ЦСКА, но уходить от предназначенного он не захотел. Тем более что считал: настоящая служба - это именно служба. А ту войну, напротив, войной не считал. И это первое, что особенно подчеркнул Виктор Николаевич. "Староста моей институтской группы, - объясняет он свою мысль, - был ветераном Афганистана. Так вот, на первом общем собрании ему вручали медаль "За боевые заслуги". Вокруг аплодировали, мне же это ни о чем не говорило. Для меня на то время главными были только учеба и спорт. Тогда я уже не занимался политической деятельностью - был несколько разочарован комсомолом. Во-первых, потому что не были реализованы его основные идеи, а во-вторых, - не смог реализовать в нем сам себя. Я не хотел анализировать действительность, и поэтому, ввиду всего выше сказанного, я просто шел служить в армию". И когда встал вопрос о том, куда идти, тренер Виктора - Жанна Романовская, любя и боясь за своего подопечного, говорила: "Давай мы тебя спрячем где-нибудь во Львове на базе СКА". Она знала не понаслышке, что такое война - у нее отец был инвалидом войны. Но сам Виктор Николаевич, тогда, естественно, просто Витя, этого не знал и не понимал. Он просто (опять это злополучное слово) шел служить и защищать свою Родину. Два месяца провел в Ашхабадском учебном подразделении (за это время они прошли курс, который проходят обычно за полгода). Но это, все же, был спецнабор - студенты университетов, институтов, сельскохозяйственных академий. (Тогда была отменена отсрочка от призыва студентам вузов, ибо война требовала новых жертв.)
"Я собирался учиться, - продолжает Виктор Николаевич, - не собирался идти служить. Но Родина призвала - и вперед. Кстати сказать, из нашей команды двое не вернулось, четырнадцать стали инвалидами, и только шестерым повезло вернуться живыми и здоровыми".
Виктор оказался в Афганистане в конце августа 1983 года, когда там шли самые ожесточенные бои. Это был период становления "демократической республики". И наши войска не выполняли (как об этом сразу стали кричать американцы и различные "правозащитники" типа Елены Боннер) полицейские функции. Они действительно старались помочь этому народу. А отдельные гарнизоны стояли в пустынях, местах, не пригодных для жизни. И чем это все закончится, не знал никто.
"Моей главной задачей, - вспоминает Виктор Николаевич, - было сопровождать караваны с продовольствием, боеприпасами, оружием, горючим. Для наших войск и для афганских. Мы действительно стояли там исключительно для помощи. И были не только сдерживающим фактором, но и благотворителями для этих несчастных людей. Тогда я не понимал, что при помощи оружия невозможно сделать человека счастливым. Есть анекдот, в котором говорится, что поймал Серый Волк Красную Шапочку и стал делать ее счастливой. Грустный, жестокий анекдот, но это произошло и с афганским народом".
Всего через три месяца Виктор становится заместителем командира взвода (служившие меня поймут). А затем, не имея ни опыта, ни практики ведения боевых действий в горных условиях, используя лишь спортивные (правда, чемпионские) навыки, расставлял охранение высоко в горах. В одном из сопровождений Виктор получил тяжелое ранение, потерял сознание. А очнулся только через... три месяца. "Кандагар – проблески, Кабул – не помню, Ташкент - проблески", - только это и смог вспомнить Виктор об этих девяноста днях. Только проблески и все. Приходить в себя понемногу стал только по дороге в Ростовский госпиталь. А там... Слепой, без какой-либо связи с внешним миром – весь тот период, пока был ранен, его родным ничего не сообщали.
"Когда пришел в себя, - опять переживает те времена Виктор, - то оказался абсолютно один. Мысли посещали разные. Чувства были самые нехорошие из существующих. Жить, в прямом смысле, не хотелось. Вплоть до того, чтобы взять тазик и вскрыть себе вены. Были и такие мысли. Но в один из дней открылась дверь и в палату вошла МАМА. Потом открылась дверь и вошла ТРЕНЕР с огромным мешком писем от моих ребят. И это было прекрасно... Так началась моя вторая жизнь".
Одиночество и самореализация.
Живет необычный Доцент
Диагноз был поставлен однозначный и бесповоротный – полная слепота на всю жизнь. Друзья привезли Виктору в санаторий самоучитель по Брайлю (азбука для слепых, в которой буквы представлены в виде различных комбинаций из выпуклых точек). Кроме этого был магнитофон с записями киевских бардов, потому что Виктор очень любит бардовскую песню (некоторые из записей он хранит и поныне). Ну и, наконец, - книгу Эриха Марии Ремарка "На западном фронте без перемен". Вот по этой книге он и учился читать.
И за 45 дней, проведенных в санатории в Саках, Виктор Николаевич овладел еще и этой наукой. Вернулся в сентябре, уже зная, что слепой, и полностью был готов к слепой жизни. Определенные азы ее он уже получил, но и до сих пор так и не научился, например, ходить самостоятельно, без поводыря. Запахи тоже не различает. И самое главное – у Виктора, кроме всего, была очень тяжелая травма головы, и малейшее изменение состояния может привести к потере сознания, а то и к смерти. И он это знает. И живет! (Нам бы, здоровым, такую волю к жизни.)
"Я не считаю инвалидов какими-то ущербными людьми, - делится Виктор Николаевич. - У них есть определенные функциональные недостатки, которые ограничивают их поле деятельности. Тогда я еще не мог с этим смириться, ведь надеялся на выздоровление. И благодаря моим наставникам я попал в Москву в клинику Федорова. Ответ - отрицательный. Поехал к профессору Гундаревой. Она очень жестко, больно для меня, но честно посоветовала записаться в Украинское товарищество слепых (УТОС). Но я не успокоился. Поехал в Уфу в Башкирию к Мулдашеву, он меня 4 раза оперировал, но безрезультатно. После этого я понял окончательно – слеп навсегда".
Но переезд в Киев и учеба в КНУСА стали еще одним переломным моментом в жизни Виктора. Все люди, с которыми сталкивала его судьба, видели и знали, что такое война. И проявляли огромное участие в его судьбе. Во-первых, в столицу, ближе к сыну, приехала мама. Дети к тому времени выросли и разъехались, осталась только младшая дочь, и они вместе с ней ухаживали за сыном и братом. "Вообще же, люди в основном помогали, взволнованно вспоминает Виктор. - Никогда не устану благодарить моего тренера Жанну Романовскую, декана Николая Осетрина, проректора Юрия Атькова, ректора Анатолия Гугня и всех-всех людей с добрыми сердцами, которых я повстречал на споем пути. Да, были определенные нюансы, конечно, в основном, с военными. Но они люди тоже подневольные есть приказ, дай выполнение. Так я лишился своего армейского архива по требованию военкома. Но люди в основной массе мне помогали".
Я не представляю себе, насколько трудно молодому парню, кроме грязи, пота и крови почти ничего не видевшего в этой жизни, оказаться в такой ситуации. Как это осознать своим неокрепшим мозгом? Как не отчаяться в такой ситуации, имея горячее юношеское сердце?
"Впервые я понял это, - вздыхает Виктор Николаевич, - когда однажды ехал в троллейбусе. Потом таких случаев было много, но этот первый я запомнил очень хорошо. Женщина сказала: "Уступите место калеке". И вот это ощущение "калецтва" очень долго преследовало меня. Это было очень болезненно в двадцать лет, и возвращение к нормальной жизни тоже трудно давалось". Но, как это ни покажется странным, Виктор считает ранение началом своей новой жизни. Раньше его ощущения строились на том, что он видел (а видел он в свои 20 немало – объездил весь Советский Союз). Сейчас же он сам стал выстраивать свои отношения с миром.
"Когда я потерял зрение, мне пришлось заново формировать этот мир внутри себя, - объясняет Виктор Николаевич. - Это было и сложно, и не сложно. Несложно потому, что я много читал, а внутренний мир создается за счет понятий, которые формируют мораль, нравственность и так далее. Внутренний мир более стабильный. Я, например, не представляю себя толстым, лысым или седым мужиком. Ведь объективное представление о себе мы можем получить только с помощью зеркала. А я в последний раз смотрелся в него, когда мне было двадцать. Таким я для себя останусь навсегда. Но и не только по отношению к себе я такой. Я и в отношениях с жизнью позиционирую себя как двадцатилетний".
"Переосмысливаю ли я войну? – переспрашивает Виктор Николаевич. – Конечно да. Я слегка уже затронул эту тему, но коль вопрос стоит конкретно, то и отвечу на него более полно. Я берусь утверждать – человеческое счастье невозможно построить на крови; заставить кого-нибудь быть счастливым против его воли не только аморально, но и бессмысленно. Посмотрите, что делают Штаты. Югославия, Ирак, Афганистан – каждый народ они насилуют. И при этом утверждают, что их ценности полезны для грузинского или украинского народов. Но ведь у них разные моральные мерки: одни для американцев, другие – для граждан третьего мира. А нам приходится со стыдом признать: Украина – именно такая страна. Они не понимают, что материальные блага не могут сделать счастливым. А моральные, духовные – да. Сколько миллионеров стают наркоманами и самоубийцами? А сколько счастливых художников, хоть и бедных? В нашем народе сильны как раз вера, духовность и нравственность".
Виктор Николаевич – доцент кафедры философии КНУСА, читает лекции по философии, ведет спецкурсы по религиоведению и психологии. И своей главной задачей считает: научить нынешнее поколение, как сформировать в себе внутренний стержень, заложить те нравственные принципы, которые помогут навсегда оставаться людьми. Научить, как самореализовать себя в этом мире.
Кстати, о самореализации. Сейчас в Киеве создано общество ученых "Ассоциация "Гомер". Там в основном слепые, но есть люди и с детским церебральным параличом, и другими, не менее тяжелыми болезнями. Но они нашли себя. Не сломались и не сломились. Это кандидаты и доктора наук, доценты и профессора. И они играют немаловажную роль в формировании нашей науки и общества. По вопросам самореализации инвалидов Виктор Николаевич пишет уже докторскую диссертацию, тем более, что знает об этом не понаслышке, а из собственного опыта. И он неоднократно предлагал выйти со своими предложениями на "круглые столы" Министерства труда и социальной защиты, академические советы различных вузов, но ответ получал один: "Заседания закрытые. Спасибо. До свидания". Они не хотят видеть при деле людей с ограниченными возможностями. Тем более – на руководящих постах. Хотя министр внутренних дел Великобритании - "человек с тросточкой", то есть слепой.
"Я себя нашел, - заявляет Виктор Николаевич. - Кроме научной и преподавательской работы, будучи слепым, стал председателем Союза ветеранов Афганистана Подольского района. То есть, реализация моих внутренних возможностей, нравственных и моральных идей проходит только через деятельность. (Авторское отступление. За время нашего разговора в квартиру по делам зашло человек десять, раз двадцать звонил телефон и еще пару десятков звонков нужно было сделать самому Виктору Николаевичу.) Я считаю, что дети-инвалиды должны учиться в обычных школах. Для них тогда быстрее наступает момент пусть не полной, но адаптации к нашему социуму". "Если говорить о войне, - возвращается Виктор Николаевич к причине своей инвалидности, - то на ней люди не становятся хуже. Но и не делаются лучше. В них обостряется все им присущее, и поэтому мы имеем столько проблем с теми 19-20-летними парнишками. Они шли воевать не полностью сформировавшимися, и этот процесс у них продолжался на войне. А война - это всегда грязь и насилие над личностью. Поэтому важно, чтобы эту работу выполняли профессионалы. И пока у нас не будет своей высококвалифицированной армии, мы будем постоянно находиться под угрозой попасть под влияние армии чужой. И не важно, американской, российской или польской. Или же наши солдаты будут служить под их знаменами. И куда их пошлют в следующий раз, не знает никто".
"А как нас приняло общество? – с болью вспоминает Виктор Николаевич. – Мы были для него неприемлемыми, потому что мыслили совершенно другими категориями. Мы знали, что такое свобода и смерть, что такое дружба и плечо товарища. А нас считали психически больными. В Днепропетровске даже был создан медицинский центр по изучению так называемого "афганского синдрома". Но еще раз повторю: "афганский синдром" – это обострение всех человеческих качеств".
"А если бы знали тогда, что все обернется для Вас именно так – вечной темнотой?", - спрашиваю я напоследок. - "Пошел бы служить в любом случае. Я был воспитан на таких традициях и принципах, как долг, честь, дружба, защита Родины. Ведь мой дед в тридцать девятом воевал с белофиннами, был ранен. В сорок третьем – его призвали, и он опять пошел. Не спрашивал: "Куда? Зачем?". Собрал вещмешок и пошел. Хотя после своего первого ранения наверняка понимал, что за ним может последовать второе, а то и смерть".
Студентки Виктора Николаевича Максименко пишут ему влюбленные стихи, в которых описывают... его глаза. И в этих трогательных строках нет абсолютно никакой неискренности. Молодые девчонки, наученные Виктором формировать в себе нравственное и моральное, видят, в первую очередь, его духовные глаза. И их ярчайший свет закрывает собой все несуществующее, преходящее и невечное.

Виктория Сб Ноя 03, 2007 14:48:

Quote
Долго собиралась с мыслями. Прошло уже более полугода как Виктора не стало. Его отношение к смерти, к войне это было своего рода воспитательные лекции для меня. Сам же для себя он все давно решил. Более того, смерть в его понимании была не соперницей и той, которая пришла у него что-то брать, а чем-то вроде (может, звучит грубо) старой подруги. «Не везет мне в смерти, повезет в любви». Хотя тему эту он затрагивал редко, иногда от его откровений у нас, обычных, волосы дыбом вставали. Ритуал его земной кончины был тщательно обсужден с его очень близкой подругой. Он знал, чем и как все закончится, но при этом физическую смерть не считал финалом жизни. Виктор часто повторял: «Я – Бог!», а еще, в последние месяцы жизни, часто обращенная в никуда фраза «Я устал от жизни». И сейчас по прошествии некоторого времени понимаю – это было освобождением. Пришла ласковая подруга, взяла его за руку и освободила от мучений. Виктор устал спасать других, ему нужна была тоже помощь, но вот земные люди ничем помочь ему не могли. Он будто блудный сын вернулся туда, откуда с таким трудом вырвался.
Весной 2006 года ночью у Виктора начался приступ посттравматической эпилепсии. Все такие приступы заканчивались реанимацией; глубокое шоковое состояние, временный паралич конечностей. Никто и никогда не мог предугадать, когда случится следующий, тем более, чем все закончится. А мне три раза выпадало видеть такое, и никого не было рядом, только он и я. Я в рассудке, но способная только на примитивную помощь вызвать скорую и ждать ее приезда, и он – рядом и одновременно где-то очень далеко. Это была третья скорая за ночь. Все остальные «отделались» большой дозой магнезии. Мне-то понятно, что дело совсем плохо. Нервы уже на пределе. Виктор в каком-то недосягаемом для моего осознания измерении, протягивает руку, спрашивает: «Почему ты сидишь?», мой ответ «Я жду Скорую». И опять его вопрос «Почему ты сидишь?» и мы как две поломанные куклы повторяем одно и то же. А он продолжает задавать тот же вопрос, слыша и не слыша одного и то же ответа. И мне страшно, больно, я чувствую себя ничтожной. Захотелось реветь, слезы наворачивались на глаза. Будто ребенок маленький, жалобно так – спрячьте, защитите от всего того, что вижу сейчас. А потом откровение, возможно один единственный миг в жизни, когда осознала, как я сильна и беспомощна одновременно, как бессмысленно сопротивление, но сила моя позволяет понять это и принять, не сломавшись и не потеряв человеческого обличия. Это был ИХ диалог Их борьба, а другие были просто лишними и то, что волей случая мне пришлось быть свидетелем, возможно недоразумение.
Тогда спасли, но это лишний раз убедило его не боятся смерти и Виктор постоянно в этом убеждал и меня. Я поверила. Я не испугалась.
Сейчас все по иному. Вот – ползучие, а есть такие как он. Памятник, дележка имущества, уже и видно кто чего стоит. А его не замарали примитивными жизненными благами, потому что такие люди ВСЕ знают.
«То, что гусеница считает смертью, Мастер называет рождением бабочки» Ричард Бах

Небольшой рассказ, который вы прочтете ниже, был надиктован Виктором Николаевичем Максименко.
Виктор служил в Кандагаре 1983-1984 гг., командир первого отделения 3 взвода 7 роты 3 горнострелкового батальона 70 отдельной мотострелковой бригады, гвардии сержант, кавалер ордена «Красной звезды» и «За мужество» III степени. Война отобрала у Виктора зрение и здоровье. 29 января 2007 года, спустя двадцать три года и семь дней после происшествия на Нагаханском повороте, смерть все-таки пришла за ним, но уже в мирное время, в Киеве. Виктора не стало. Но сохранилась тетрадь с его записями, а еще этот небольшой очерк.

Quote
Небольшой рассказ, который вы прочтете ниже, был надиктован Виктором Николаевичем Максименко

Виктор служил в Кандагаре 1983-1984 гг., командир первого отделения 3 взвода 7 роты 3 горнострелкового батальона 70 отдельной мотострелковой бригады, гвардии сержант, кавалер ордена «Красной звезды» и «За мужество» III степени. Война отобрала у Виктора зрение и здоровье. 29 января 2007 года, спустя двадцать три года и семь дней после происшествия на Нагаханском повороте, смерть все-таки пришла за ним, но уже в мирное время, в Киеве. Виктора не стало. Но у меня сохранилась тетрадь с его записями, а еще этот небольшой очерк. Мне не хотелось, что бы имя доброго и светлого Человека забывали. Вспомните и про Витю Максименка за третьим тостом.

Виктория А.

Эпизод из книги О. М. Кадыгриб «Шурави», который служил с Виктором в этот период:

Quote

...Заканчивался январь. На календаре 22 число . Прошел час после выставления, прошла одна из колон. В «зеленке» была относительная тишина, которая нарушалась единичными выстрелами. Солдаты отогревались в теплых лучах солнца. Обманчивую тишину разорвали несколько несильных взрывов, произошла перестрелка. Сразу же эфир наполнили разговоры: рапорты сержантов и приказы командиров. Чаще всего использовали в речи цифру 300, которая означала наличие в подразделении раненых. Взволнованный голос командира одного из взводов роты докладывал старшему, что в результате обстрела есть жертвы. Новость взволновала все заставы. Ведь не исключено, что зацепило кого-то из товарищей или друзей. Со стороны позиции роты в сопровождении, в направлении Элеватора помчался на полной скорости броник и в то же время один из вертолетов, который кружился над горами, быстро начал снижаться. Раненых и убитых во время сопровождения забирали вертолеты прикрытия – Ми-8 . За считанные минуты броник примчался к вертолету, который приземлился на бетонке рядом с заставой. Ни на мгновение не остановились лопасти, пока раненых бойцов с бетеера переносили в черево вертолета. Поднимая пыль, он взял разгон и скрылся за горами.

История оказалась трагической. Пострадало трое бойцов от своей же мины, которая упала на крышу строения, где они вели наблюдение. К счастью (если будет уместно использовать здесь это выражение) никто не погиб. Но ранения оказались страшными.

Одним из потерпевших оказался Витя М.. Взрывной волной ему повредило глаза: «вывернуло» их в середину. Первые потери заставы в этом году. Эти ребята служить не вернулись. Сочувствовали их горю, проклинали преступление неумелого остолопа-минометчика, судить которого требовали по военным законам . Очень жаль было Виктора, для которого уже не будет счастья видеть ни природу, ни своих будущих детей. Думал, как к этой перемене отнесется девушка, про которую парень с такой любовью рассказывал в бригаде. Сколько горя сразу для десятков людей! Война, к сожалению, не прощала ошибок, и расплачивались за них ребята своей кровью и увечьями. Однако, застава числилась относительно спокойной и не такой опасной для жизни как другие...
ст. 45- 46 ...



Этот человек был "тверже своего камня"!

Читайте рассказ В ПАМЯТЬ О ВИТЕ

Сообщение отредактировал 71176z - Понедельник, 02 Май 2011, 21:20
 
71176zДата: Понедельник, 21 Май 2012, 10:18 | Сообщение # 5
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Встреча однополчан у Патрушева Владимира Михайловича ("Патрик") 17-20.05.12.

На встрече я не увидел ни одного, кого бы война не догнала.
Она меня сбила на самом взлете в 20-ть лет, но я встал с колен как раз к тому моменту, когда она стала косить остальных, кто дотянул до 50-ти...


Это очень печально...подниматься с колен посреди кладбища или больничной палаты...


Саморганизация процесса встречи, как всегда, была на высоком уровне.
Я многое вынес со встречи и рад тому, что есть возможность нам всем встречаться...

Нам есть, что рассказать и главное - у каждого из нас была своя война и по-настоящему началась она,.. когда мы вернулись домой...
Вести ее каждому из нас пришлось в одиночку: там - мы боролись со мертью за будущую жизнь, вернувшись - вынуждены бороться за будущую благополучную смерть.
Война - это смертельный вирус и мы его подцепили...
Это, увы, факт...


Сообщение отредактировал 71176z - Понедельник, 21 Май 2012, 21:18
 
RatoborДата: Понедельник, 21 Май 2012, 23:03 | Сообщение # 6
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Quote (71176z)
мы боролись со мертью за будущую жизнь, вернувшись - вынуждены бороться за будущую благополучную смерть.
Война - это смертельный вирус и мы его подцепили...
Это, увы, факт...

Кому-то эта мысль покажется заумной философией, а мне послышался стук сверху, типа, не спи - замёрзнешь... За последний незавершившийся отчётный год - операция, инфаркт, скоро снова операция.... Не знаю, Андрей, что ты хотел сказать словами "...вынес со встречи...", а только приятно посмотреть на всех вас. Патрик посвежел, как будто помолодел, ребята все в тонусе. Молодцы! Я как будто рядом с тобой посмотрел на эти прекрасные виды. Наверняка ощущение, будто подзаряжаешься...А вирус, словно набирает силу и распространяется по телу... Спасибо за добрый посыл на сайте!


Лучше быть, чем казаться
 
71176zДата: Вторник, 22 Май 2012, 12:33 | Сообщение # 7
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Цитата Ratobor
приятно посмотреть на всех вас. Патрик посвежел, как будто помолодел, ребята все в тонусе. Молодцы! ...А вирус, словно набирает силу и распространяется по телу... Спасибо за добрый посыл на сайте!


Я хотел сказать, что я не увидел среди тех, кто был на встрече, ни одного, кого бы война не догнала - страшные болезни, трагедии и потери в жизни...
Кажется, что это есть у всех, кто живет на этой планете.
Хотелось бы верить, что однажды, выжив на войне, человек в праве рассчитывать на лучшую долю?
Но, выжив на войне, мы и здесь продолжаем жить там, где другие продолжают умирать - в онкологических и кардиологических центрах, на операционных столах под радиохирургическим скальпелем...
Аркаша Горохов, например, перенес инсульт, был "овощем", встал, научился говорить заново (по специальной методике), ему недавно был поставлен новый страшный диагноз... - глядя на него, разве можно в это поверить?

А Серега Мамзин - сапер. Кто его помнит, никогда не скажет , что это тот сапер-качек, которого каждый вечер можно было встретить на спортгородке...
Мы все вспоминали его вторую саперную собаку, ленивую (словно обкуренную), но очень талантливую в поисках мин. Серега брал эту суку двумя руками за загривок и с раскачки закидывал на броню БТР - она ни в какую не хотела запрыгивать!..
Серега перенес тяжелейшее заболевание, операции...
Но остался тем жизнерадостным сапером, которого мы знали 30-ть лет назад.


А Шилест Александр?

При посадке в вагон, проводник проверила у всех билеты и только у него одного, потребовала показать инвалидное удостоверение!
http://youtu.be/7SFX1xin9Lk

Мы не меряемся толщиной наших историй болезней, мудреностью наших диагнозов и часами, которые нам осталось прожить - мы просто живем, живем с огромным грузом прошлого за спиной, который не имеем право сбросить...
Мы как шерпы, которые тащат на себе груз тех, кто налегке покоряет Эверест...

Будем жить!

Для тех кому это интересно:
http://fotki.yandex.ru/users/pp71176z/album/191697/
фото со встречи
видео
http://youtu.be/XpLcVqM8j1Q
http://youtu.be/hSJuT3wwfhU
http://youtu.be/TJWB9DQjxDo
http://youtu.be/1LbXj94LKKQ
http://youtu.be/A4utTM1VPtI


Сообщение отредактировал 71176z - Вторник, 22 Май 2012, 13:38
 
71176zДата: Вторник, 22 Май 2012, 13:08 | Сообщение # 8
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Quote (Ratobor)
Я как будто рядом с тобой посмотрел на эти прекрасные виды. Наверняка ощущение, будто подзаряжаешься...


Я не знаю, как в моей голове родилась эта идея. Догадываюсь, что эта атака на реальность родилась из паники перед накопившимся ворохом разного рода проблем.
Стать рациональней или перестать чувствовать эмоции социального пренебрежения невозможно - пока еще не найдено лекарство от размышлений.
Я не претендую на открытие этого самого "лекарства от размышлений", но задуманное и частично реализованное восхождение 08.05.12 на сегодняшний день для меня является таковым.
http://youtu.be/hJjJrZpyfic
Я не смог бы подняться и на два метра по этому склону без постронней помощи. Мой друг детства Игорь Петровский тащил меня в гору и страховал на спуске. Я взошел на эти 700 метров на его плечах.
Я понял - помощь ВСЕГДА должна быть АДРЕСНОЙ - из рук в руки.
http://youtu.be/jtq6SNNSD-I
Помогают всегда ровно настолько, насколько верят.
Мой друг верил в меня, а я боролся за его веру в меня.
http://youtu.be/3hr1j3TXPgw
http://youtu.be/kDaduke6G9s
И это есть часть моей жизни.
Теряя веру в себя, мы теряем веру в людей, которые нам не верят...
http://youtu.be/7mtiLL-RaEE - фильм о моем восхождении на гору.
Помогайте друг другу, окружающим. Верьте в себя и боритесь за веру людей, которые верят в вас.
Вера в людей, вера в друг друга - основа лекарства от размышлений.

http://youtu.be/l2ugsWeX-fw
тренировка 01.03.12.
После противопехотной мины под Кандагаром - почти тридцать лет спустя, для себя вдруг открыл, что "ограниченные возможности", на самом деле, формируются мной самим. Понятно, что есть реально "нереальные" для меня вещи. Но это не значит, что не надо пробовать, верно?
Понял, что все связано с протезами и накопившейся усталостью от людей, которых всегда стеснялся и боялся напрягать своим видом...
Но вот, в Испании, попробовал одеть шорты и понял,.. что сам себя ограничивал надуманным и не верным отношением к самому себе...
Так мир медленно распахивается и дверь, оказывается,.. в голове...
И отсутствие ног здесь ни причем...
...Прав был Гольдштейн, описывая разницу между "функциональными реакциями, или реакциями, направленными на преодоление угрозы и катастрофическим поведением, возникающим в результате невозможности преодолеть эту угрозу"...
Между миром, сформированным нашими реакциями и миром, сформированным нашими действиями - огромная разница...
"Катастрофическое поведение" - пусть, если это даже так называется, такая "катастрофическая жизнь" меня устраивает...

Катастрофическое поведение:
один день из жизни 27.02.12. - http://youtu.be/UCpnGfzNWPg
http://youtu.be/Vlt_Z-BUjlY - 26.04.12. Дождь подарил лишь 20 минут движений с мячом...
http://youtu.be/gz3_wCSLMyY - 23.02.12. Первые удачные попытки финта левой рукой...
Факт - мы есть то, что с нами происходит, а не то, что мы думаем по этому поводу...


Сообщение отредактировал 71176z - Вторник, 22 Май 2012, 13:31
 
АринаДата: Вторник, 19 Июн 2012, 23:58 | Сообщение # 9
Рядовой
Группа: Шурави
Сообщений: 2
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Здравствуйте, уважаемые создатели сайта и его пользователи. Сразу хочу сказать вам огромное спасибо за тот подвиг (и это не высокопарность), который вы совершили.
Я обращаюсь к вам с просьбой. Я пишу рассказы. Я не состою в членстве союза писателей, не печатаю книги и не получаю баснословных гонораров. Пишу для себя, своих детей, друзей и просто случайных читателей, заглянувших ко мне в блог.
Я хочу доступным языком рассказать людям, что такое война. Война в мирное время. Поэтому прошу поделиться воспоминаниями или просто указать на ссылки сайта, где есть эти воспоминания. Мой рассказ - не коммерческий проект. Я просто хочу знать, что будет завтра. А для этого мне нужны ваши воспоминания о том, что было вчера.
Для меня война не пустой звук. Мой дед погиб 2 июня 1942 года под Ленинградом. Отец мужа, гвардии капитан, разведчик, погиб в мирное время в 1980 году. У нас в семье чтят их память.
Поэтому прошу не отказать в моей просьбе.

Были несколько случаев не очень приятного общения с афганцами (фамилий называть не буду), когда ко мне отнеслись, мягко говоря, прохладно. Поэтому у меня начинает вырабатываться стойкий иммунитет к такого рода высокомерию. Дескать, что женщина может написать о войне?

Но, я уверена! Во всяком случае меня так воспитала моя бабушка (Земля ей пухом!). ХОРОШИХ ЛЮДЕЙ ГОРАЗДО БОЛЬШЕ. Поэтому я обращаюсь к вам за помощью.

Еще раз вам спасибо и низкий поклон!!!

Добавлено (19.06.2012, 23:51)
---------------------------------------------
71176z,

Quote (71176z)
Я понял - помощь ВСЕГДА должна быть АДРЕСНОЙ - из рук в руки. Помогают всегда ровно настолько, насколько верят. Мой друг верил в меня, а я боролся за его веру в меня. И это есть часть моей жизни. Теряя веру в себя, мы теряем веру в людей, которые нам не верят... Помогайте друг другу, окружающим. Верьте в себя и боритесь за веру людей, которые верят в вас. Вера в людей, вера в друг друга - основа лекарства от размышлений.


Замечательные слова!


Сообщение отредактировал Арина - Среда, 20 Июн 2012, 00:00
 
RatoborДата: Среда, 20 Июн 2012, 19:19 | Сообщение # 10
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Quote (Арина)
Поэтому прошу не отказать в моей просьбе.


Ответил на мэйл...


Лучше быть, чем казаться
 
ЛунаДата: Понедельник, 18 Май 2015, 13:54 | Сообщение # 11
Зам.командира ИСР по п/ч, 83-84
Группа: Администраторы
Сообщений: 337
Награды: 11
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
35 лет прошло с того дня, когда авиакатастрофа оборвала жизни парней из разведроты нашей бригады. Что же произошло в тот далёкий апрельский день 1980 года? Вот информация сайта "Авиация в локальных конфликтах"  http://skywar.ru/Poteri1980

9апреля 1980 г. катастрофа вертолета Ми-8Т 3-й вэ 280-го овп (Кандагар).
Взлет звеном Харитонов-Ашуров, Харин-Мухитдинов. На борту вертолета в
район БД перебрасывалось отделение 70 ОМСБр из 6 человек. Это был
первый боевой вылет к-на Харина Г.И. в ДРА. При взлете с аэродрома
Кандагар, днем 9:54 в ПМУ, с десантом на борту, сразу после отрыва и
набора нескольких метров высоты, не имея запаса скорости (V=70 км/ч) -
заложил крутой вираж. При угле встречи с преградой 60 град. столкнулся
с землей. Погибли командир экипажа, борттехник и десант в составе с-т
Новиков А.П., мл.с-т Сафончик В.В., рядовые Бердыев Т.Х., Гарифулин
Т.Т., Мичков Е.И., Расков С.В. и один афганец-наводчик. Правый летчик
л-т Семёнов В., который не будучи пристёгнутым, при ударе был выброшен
через лобовое стекло блистера чудом остался жив.


9.4.1980 г.       Из доклада Маршала Советского Союза С. Л. Соколова министру обороны СССР Маршалу Советского Союза Д. Ф. Устинову
9.4при взлете на перехват караванов на аэродроме КАНДАГАР потерпел
катастрофу вертолет Ми-8 280 овп с десантом. Погибли 8 советских и 1
афганский военнослужащий. Один человек в тяжелом состоянии доставлен в
госпиталь (л-т СЕМЕНОВ).
  Маршал Советского Союза С. Л. Соколов


Прикрепления: 3571683.jpg(50Kb) · 7502073.jpg(18Kb) · 1286268.jpg(23Kb) · 0448055.jpg(46Kb) · 6722989.jpg(50Kb)


Равнодушие страшнее войны.
 
ЛунаДата: Среда, 20 Май 2015, 23:22 | Сообщение # 12
Зам.командира ИСР по п/ч, 83-84
Группа: Администраторы
Сообщений: 337
Награды: 11
Репутация: 3
Статус: Оффлайн



Лукинов В.А. гл.7 "Кандагар:как всё начиналось... Взгляд лейтенанта"

" Мы же пока "копим" силы, а точнее, "пробуем": командованиепериодически посылает бригадных разведчиков на точечные задания в зоне
ответственности. Разведке, для усиления, выделяют пулеметчиков из
подразделений. От нашей роты летает рядовой Залудяк. С интересом
расспрашиваю его о подробностях. Слушаю с уважением, теперь он -
обстрелянный и бывалый воин, а я хоть офицер, но пока - салага. Кстати,
Юрий Залудяк стал первым представленным к боевой награде из нашей роты
в Афганистане.

Вскоре, произошло событие, заставившее меня впервые задуматься о превратностях судьбы, роке, Его Величестве случае на войне.  
Пулеметчик 2 МСР ряд. Юрий Залудяк.
         Где-то в середине апреля, нашего Залудяка, по какой-топричине на вылет не взяли. Может не его очередь была, кто знает? И
вертолет с разведчиками разбился. Ошибка пилота: не набрав высоты,
заложил крутой вираж, задев лопастями бетонку. Погибли все, кроме
штурмана, вылетевшего через стекло и получившего тяжелые увечья.
Трагическая, нелепая смерть! Событие потрясло всех. Это были первые
серьезные потери в бригаде...
У Олега в этом вертолете погиб сержант, отличный парень.Он долго добивался перевода в разведроту. Это был его первый вылет...
Сержант погиб, Залудяк спасся - мистическая рокировка Судьбы. Случай это, или промысел божий?
Прикрепления: 7892345.jpg(53Kb) · 0628583.jpg(51Kb) · 4041548.jpg(42Kb) · 0076051.jpg(64Kb)


Равнодушие страшнее войны.
 
trakДата: Пятница, 05 Июн 2015, 17:09 | Сообщение # 13
Лейтенант
Группа: Шурави
Сообщений: 40
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
По поводу этого упавшего вертолёта. Я и старшина разведроты Коля Мостовой как раз в это время были на Ариане, и наблюдали всю эту трагедию своими глазами. Группа загрузилась в вертушку, машина поднялась, немножко повисела в воздухе и села обратно, так у вертолётчиков положено. Пару минут постояли, потом разбег небольшой и начали подниматься с боковым креном.... и рухнули на землю. Коля стал белый - белый, а потом сказал что он тоже должен был лететь с группой, но дали команду отбой

На <Одноклассниках> есть ребята из разведроты, возможно они могут рассказать больше. Удачи и здоровья всем.


ТБ 2 тр старшина
янв 1980 - окт 1981
 
ЛунаДата: Вторник, 09 Июн 2015, 10:06 | Сообщение # 14
Зам.командира ИСР по п/ч, 83-84
Группа: Администраторы
Сообщений: 337
Награды: 11
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Кокаран (июнь 1984г.) 4 мср.

31 год назад 21 июня 1984 года при сопровождении колонны 4 мср 2 мсб в районе Кокарана понесла очень серьёзные потери. Попробуем восстановить события того сопровождения из разных источников. Возможно откликнутся ещё участники  и очевидцы того боя. дополнят и уточнят детали, фамилии раненых и т.д.

Вот как описывает это сопровождение лейтенант Казакпаев С. (зкрпч 4 мср) в своём дневнике:

21  Июня.  Вчера рота заступила опять в полном составе в наряд по бригаде. Я, как и прежде, заступил помощником дежурного по части.
Дежурство наше в целом прошло спокойно. Уже перед самой сменой я узнал из
разговоров в штабе, что завтра мы выезжаем на сопровождение колонны, которая
стоит в пустыне уже три дня. Задачу, которую мы выполняем обычно в составе
батальона, сейчас предстоит выполнить лишь одной нашей роте. Из пустыни до
«Голубых куполов», где я обычно стою с экипажем на сопровождении колонн,
прикрывать колонну будут подразделения из третьего мотострелкового батальона.Вечером комбатсобирает офицеров и сержантов нашей роты в штабе батальона и объявляет порядок
действия на завтрашний день. Каждому ставится конкретная задача по прикрытию
колонны. Первым при выезде из Кандагара на «Черной площади» будет прикрывать
колонну наш ротный командир на одном БТРе. Далее, в нашей ротной колонне,
выезжающей для прикрытия основной колонны, БТРы будут выстраиваться в следующем
порядке: после БТРа командира роты, следовал БТР первого взвода, и далее, в
таком же порядке, еще пять бронемашин с экипажами. На трех из них старшими были
офицеры - лейтенанты Смольников, Самунин и я. На двух БТРах старшими были
сержанты – заместители командиров взводов. Мне было поручено прикрывать колонну
на своем обычном месте, на самом конце выставляемых блоков, где я  стоял с экипажем во время сопровождений.   Когда комбат закончил постановку задач испросил о том, есть ли вопросы по боевой задаче, Смольников спросил:- А кто будетподдерживать наш вход в зеленку? Ведь минометной батареи нет.- Батареи нет,придется самим обеспечивать вход в зеленку из КПВТ и ПК. ( На бронетранспортере
БТР-60ПБ имеются два спаренных пулемета: крупнокалиберный пулемет Владимирова
танковый и пулемет Калашникова танковый). Вернувшись вканцелярию, мы еще долго обсуждали офицерским составом  роты предстоящее сопровождение.Нет прикрытияартиллерии, нет  саперов. Выставляемохранение  не на всех опасных для колонныучастках. Очень  многое будет завтразависеть от нас, наших умений и навыков. Получается так, что каждый наш взвод будет выполнять задачу, преждевыполнявшуюся в сопровождении ротой. Но приказ есть приказ, обсуждению не
подлежит и, несмотря на тревожащие нас мысли, решили:  будем действовать по обстановке.3августа. Сегодня, 3 августа после длительной, затянувшейся инезависящей от меня паузы, наконец, смог продолжить вести записи в своем
дневнике. Собственно говоря, не продолжить, а начать заново, уже в новой
тетради.  Лежу в окружном военномгоспитале города Ташкента, лечусь от последствий тяжелого ранения. До сих пор
вести записи в дневник, я не мог физически, да и сейчас это делать получается
довольно сложно, прилагая большие усилия, но попытаюсь восстановить все, что
произошло со мной, и я запомнил сам и то, что мне рассказали те, кто был
свидетелем происходивших за эти дни событий.Итак,  утром 22 июня мы выехали на сопровождениеколонны, идущей к нам в бригаду из Советского Союза. Сидя на броне БТРа и
обдуваемый утренней свежей прохладой усиленной еще и движением  боевой машины, думал о предстоящем сопровождении.О тех трудностях, которые ожидают меня, роту при выполнении этой боевой задачи,
которую,  честно говоря, мы в составебатальона выполняли с большим трудом. Все время,думая о предстоящем сопровождении, в какой-то момент я вспомнил, что сегодня
самый продолжительный и самый знойный календарный день в году, день летнего
солнцестояния. Еще подумал, что сегодня день начала самой кровопролитной войны
в истории человечества. В этот день, 43 года назад, началась Великая
Отечественная война советского народа с фашистской Германией. Я за все это время, что служу здесь вАфганистане, часто думал и допускал мысль, что со мной  может что-то произойти трагическое.  Более того, я мысленно готовился к любойучасти ожидающей человека на войне. Говорят, что у человека бывает порой  предчувствие перед тем как что-то случается сним, но у меня ничего подобного не было. Правда, накануне было какое-то
тревожное состояние от необычности и сложности задания, но потом водоворот событий
увлек меня и в этот день я и не предполагал, какие испытания мне готовила
судьба,  на сей раз. Как и напрошлых сопровождениях, как обычно, мы миновали город и приступили к установке
охранения. Происходило это так: когда наша колонна приближалась к месту
установки очередного охранения, БТР, который должен был обеспечить безопасность
колонны в этом месте, вырывался вперед примерно на 500 метров и, ведя огоньиз пулеметов по зарослям зеленой зоны, становился на свое место. Затем бойцы
покидали БТР и быстрым шагом заходили в зеленую зону где, растянувшись в
цепочку,  занимали свои позиции в глубинезеленой растительности. Установив двапервых БТРа на свои места, комбат привычно свернул с бетонки на грунтовую
дорогу, ведущую влево, вверх, в гору, туда, где находился его
командно-наблюдательный пункт, возле старого, уже не работающего склада ГСМ. О
том, что  здесь когда-то был склад  ГСМ, напоминали огромные пустые цистерны,уложенные в ряд и наполовину зарытые в землю.Мы жепродолжили движение дальше, устанавливая остальные точки охранения. Последнимместом, где выставлялось охранение, была моя зона ответственности, в километре
от, так называемых между нами, «Голубых куполов».Поливаязаросли зеленки огнем из пулеметов, мы подъехали к своему обычному месту и
остановились. Наш пулеметчик, рядовой, Пискун продолжал обстреливать зеленый
массив из КПВТ. Я подал команду солдатам своего экипажа: «К машине». Солдаты,
во главе с младшим сержантом Ермолиным, начали покидать через люки БТР. Пулемет
затих, расстреляв ленту, и пулеметчик начал их перезаряжать.  Отстегнув, изатем сняв шлемофон, я вылез из командирского люка и сел наверх БТРа,
рядом  с башней. Оглядел справа, налевоокружавшую нас местность. Справа отдороги, с той стороны, где я сидел, то приближаясь к дороге, то удаляясь от
нее, темнели заросли зеленой зоны. Слева от дороги была пустынная местность,
тянувшаяся пологим склоном от видневшихся вдали гор до дороги, на которой мы
стояли.  Напротив нашего БТРа, наобочине,  слева, зияла огромная воронкаот взрыва фугаса.  Когда-то, давно, в этомместе душманами был подорван БТР, каркас которого лежал рядом с воронкой.
Посмотрев далее влево, в сторону гор, и на выходивших назад из БТРа своих
солдат, которые, заканчивая последние приготовления, готовились зайти  в зеленую зону, я поторопил их.  Когда же яснова  повернул голову вправо, всторону  зарослей зеленой зоны, то увиделнепредсказуемую картину, от которой, немного даже,  растерялся в первую минуту. Там, гдезаканчивалась растительность на границе зеленой зоны, чуть впереди и справа, на всем протяжении, полукругом,стояли душманы, изготовившиеся к стрельбе. Стояли они в полный рост, и было их
достаточно много. Я отчетливовидел их лица, особенно того, кто прицелился в лобовую броню нашего БТРа из
гранатомета. Их было  примерно полсотни,и они пока не стреляли. Мои солдаты, в это время уже закончив подготовку,
должны были двинуться в зеленку. Видимо, этого и ждали душманы, чтобы
перестрелять их, когда они выйдут из-за БТРа на ровное место.Конечно, это ясейчас расписываю все долго,  а всепроисходило какие - то доли секунд. Поняв их замысел, и чтобы предупредить
своих подчиненных об этом, я громко крикнул:- Духи справа.Пискун – огонь! Не дожидаясьпулеметной очереди, я вскинул автомат и, не целясь, дал очередь в сторону
душманов и провалился в люк БТРа. Других быстрых движений в этот момент я
сделать не смог бы.  Вывалиться из БТРавправо, значит оказаться под стволами душманов, равносильно стопроцентной
гибели, влево сползти или назад, значило быть еще несколько секунд,
подставляясь под возможный огонь душманов. Поэтому, проваливаясь в люк БТРа, за
спасительную, хотя бы от пуль, броню, я все же рассчитывал, что успею что - ни
будь предпринять.      Но не успел ядо конца опуститься в командирское кресло БТРа, как  кумулятивный снаряд, выпущенный изгранатомета, пробил лобовую броню БТРа. Снаряд прожег броню и прошел между мной
и водителем,  осыпав нас   обоих осколками, сразил наповал рядового Пискуна, нашего пулеметчика, стоящегосзади между нами,  заряжая пулеметы.Он упал на меня уже мертвым  ипридавил  к сиденью. Я, одновременно сэтим, почувствовал тупые удары в правую ногу выше колена.Еще несколько выстрелов из гранатомета сотрясли наш БТР сзади с правогоборта. Эти выстрелы я не услышал, а, скорее, почувствовал своей  правой стороной спины. Дело в том, что, упавна меня сзади, уже мертвый наш пулеметчик, прикрыл меня от осколков последующих
выстрелов гранатометов. Не берусь утверждать точно, но характер моих ранений
дает мне право предполагать, что уже мертвый пулеметчик придавив меня своим
телом, прикрыл всю левую половину моей спины. Осколки большой частью достались
мертвому пулеметчику, но часть из них все-таки попала в меня в незащищенную
правую половину спины. Скорее, автоматически, интуитивно, в состоянии какого-то шока, отзлости и ненависти к душманам, которые убили Пискуна, подбили БТР, я столкнул с
себя тело пулеметчика, бросился к пулеметам. Мельком успеваю заметить стонущего
водителя, значит, жив.  Поймав воптическом прицеле край зеленки, открываю огонь по кустам и веду ствол влево,
не прекращая огонь. Вскоре в прицеле вижу душманов и даю по ним длинную
очередь. Не успел я еще расстрелять ленту, снаряженную погибшим пулеметчиком,
как меня, буквально, выкинуло  из сиденияпулеметчика, и я почувствовал страшную режущую боль в животе и правой руке. Это
душманы произвели еще один выстрел в правый борт БТРа, ближе к двигателям
боевой машины. Упав на днище БТРа, рядом с Пискуном, я потерял сознание.Сколько времени я был без сознания, не знаю, но очнулся  оттого, что в БТРе  стало невыносимо жарко: он горел. Я попробовалсдвинуться с места, но у меня ничего не получилось. Тогда я повернул голову в
сторону водителя и увидел, что рядовой Махтунзянов смотрит на меня. Наши
взгляды встретились, и он увидев, что я жив, радостно, как мне показалось,
кивнул головой и попытался перевернуться на живот, чтобы оказаться между
сидениями. Ему это удалось сделать, и вскоре мы оказались с ним лицом к лицу.     Я, с большим трудом повернув голову назад,увидел, что БТР горит со стороны двигателей.- Фарид, надо уходить, сгорим – крикнул я водителю.Он меня понял, и я четко услышал, как он сказал:- Давайте вы первым, я за Вами.Силы  покидали меня, страшныеболи в спине, в животе,  ноге и руке недавали возможности даже  сдвинуться сместа. Я, еще немного полежав, превозмогая жуткие боли, с трудом развернулся и
пополз к левому боковому люку, в сторону, противоположную от стрельбы душманов.Пламя подбиралось уже к запасному боекомплекту пулеметов, и это менязаставило ускорить свое продвижение. Прилагая огромные усилия, я залез на
коробки с патронами и высунулся в боковой люк. Мои солдаты лежали на краю глубокой воронки от старого взрыва фугаса ивели бой с душманами. Я четко видел их, расстояние между нами было метров двадцать. Меня заметили и они. Я видел, как младший сержант Ермолин, отложив всторону свой автомат, что-то сказал, склонившись к уху рядом лежащего солдата.
Затем он прошел по воронке чуть влево и оказался прямо напротив меня.  Немного выждав, он под прикрытием огня изавтоматов своих товарищей  выскочил изворонки и бросился ко мне. БТР прикрыл его от душманов, но ему стоило больших усилий вытащить меняиз люка. Взвалив меня к себе на спину, он пробежал простреливаемый участок и
прыгнул в воронку. Я, видимо, сильно ударился о землю, во время его прыжка и
падения, так как потерял сознание. Пришел я в себя только через некоторое
время. Ребята уложили меня на самое дно воронки, где уже лежало несколькочеловек, убитых и раненых солдат. Те из солдат, кто был способен держать в руках
оружие, во главе с сержантом, вели тяжелый и неравный бой с превосходящими по
численности  душманами. Я попросил рядомлежащего солдата подозвать ко мне сержанта Ермолина. Буквально через минуту он
был возле меня, осматривая мои раны. -  Андрей, я потерплю,надо срочно спасти Фарида, - шепнул я ему на ухо, когда он наклонился ко мне, -
он еще жив. Ермолин, кивнув мне головой, бросился опять на свое место. Я видел, какон приказал бойцу, находившемуся рядом, вытащить водителя. Видел я и то, как
боец, не успев выпрямиться в рост, скатился вниз ко мне, уже без признаков
жизни. Это был рядовой Голпаков, который прибыл к нам недавно из Союза. Узнав в
погибшем Голпакова, я подумал еще: «Как же так? Ведь у него сегодня день
рождения». Об этом мне при выезде из бригады говорил Ермолин, они еще
готовились отметить это событие здесь, на сопровождении. Купили вчера в
магазине газированные напитки, печенье, конфеты. Подавив в себе возникшую волну
острой жалости к погибшему солдату, я громко крикнул:- Ермолин, ко мне!Увидев склонившегося надо мной сержанта, я, еле сдерживаясь от боли,приказал ему повторить попытку спасти водителя. Услышав «Есть» я, видимо,
державшийся из последних сил, вновь потерял сознание. Очнулся я от ощущения, что кто-то, пытаясь снять с меня одежду,задевает мою рану на животе и невольно причиняет боль. Это был Ермолин, который
пытался перевязать меня.- Где Фарид? - спрашиваю я.- Мы не успели, БТР взорвался, вон - же догорает, - ответил Ермолин. –Давайте, помогу Вам. Помочь он мне не успел, видимо, что - то случилось, его
позвали ведущие бой солдаты, и он ушел. Ермолин, осматривая мои раны, расстегнул мою одежду, оголил  живот и правую ногу, и теперь я сам, где-тоглазами, а где-то на ощупь рукой начал оценивать свое состояние. Правая нога выше
колена кровоточила и была усеяна многочисленными рваными ранами. На животе, в
районе печени, я нащупал рукой входное отверстие раны. По тому, как порой
становилось тяжело дышать, и каждый вдох отдавался в правой стороне груди, я
решил, что, видимо, задето и легкое.  Наблюдая со дна воронки за отстреливающимися солдатами, я видел, что скаждой минутой напряжение боя нарастало. Ребята отстреливались, не подпуская к
себе душманов, бросали гранаты.  Бой нина минуту не затихал. Два бойца, выполняя приказ сержанта, снаряжали патронами запасныемагазины автоматов и подавали их стреляющим солдатам и сержанту. Кроме
Голпакова, погибшего на моих глазах, на дне воронки лежало еще три человека.
Среди них, наверное, есть и живые, думаю я, а ребятам сейчас не до них.  Я от боли часто теряю сознание и когдаприхожу в себя, вижу, что ряды защитников редеют. Не вижу я и поле боя, мне со
дна воронки виден только самый верх нашего БТРа и хорошо просматривалась
бетонка, ведущая в то направление, откуда мы прибыли.  БТР уже полностью был охвачен пламенем и отнего шел густой черный дым.Вскоре, наблюдая за стрелявшими ребятами, которые вдруг оживленноначали показывать друг другу в ту сторону, где находились другие подразделения роты, я понял, что к нам идетпомощь. И, действительно, вскоре я увидел, что по бетонке со стороны города к
нам на большой скорости мчится БТР. «Куда его несет? - подумал я, - лучше бы
зашел  со стороны пустыни». Но БТР,поливая огнем зеленку, приближался. Он подъехал и, став под прикрытием
горевшего БТРа, стал вести огонь по душманам. Длилось это недолго, прикрытие
было ненадежным, его подбили из гранатомета, и он запылал. Все, кто не
пострадал от выстрелов гранатомета, покинули БТР и присоединились к нам в
воронку. Ко мне сразу же, пригнувшись, кинулся лейтенант Самунин.- Как ты, замполит?Я ему попытался ответить, но у меня ничего не получилось. Он осмотрелменя, хотел перевязать, вынув свой индивидуально перевязочный пакет. Но в это
время душманы, видимо, предприняли очередную попытку наступления на нас, слышны
были их крики и он, сунув мне пакет, бросился к отстреливающимся солдатам. Я неразвернутым пакетом попытался закрыть рану на животе. Черезнекоторое время пакет, лежавший на ране, упал и я, подняв его, почему-то не
обнаружил на нем крови. Я еще раз положил пакет на рану и посмотрел – крови не
было. Видимо, кровь на ране свернулась.Бой продолжался, солдаты отстреливались, некоторые получали ранения,кто-то погибал. Погибшие и раненые иногда скатывались вниз ко мне. Недалеко от
меня на склоне полулежал раненый, рядовой Усенов. Его ранило в живот и он,
закрыв рану обеими руками, стонал и просил пить. Солнце палило беспощадно и
стояло в зените. От погибших солдат уже дурно пахло.  Этот запах, смешанный с запахом гари,пороховых газов, смрада от горевших БТРов и людей, витал вокруг, страшно
хотелось пить и мне.  С появлением лейтенанта Самунина с бойцами, у меня появилась вера, чтомы сможем противостоять душманам, и все обойдется. Теперь я уже  не думал о том – удержатся ли солдаты, смогутли отбить атаки душманов.От жары и боли я временами терял сознание. Как долго я находился безсознания, не знаю. Но как только приходил в себя, видел стреляющих солдат и
лейтенанта, руководившего боем. Я до сих пор не могу понять, чтопроизошло с лейтенантом Самуниным. Я видел, как он вел огонь из автомата, как
он сменил пустой магазин. Я очень отчетливо помню, как он посмотрел на меня. Мы
встретились взглядами.  Затем он поднялсяво весь рост, выскочил на дорогу и, поливая огнем из автомата в сторону душманов,
что-то громко стал кричать им. «Зачем он выскочил на дорогу?», - думал я в тот
момент, наблюдая за его действиями. Из-за грохота стрельбы не было слышно, что он выкрикивал.  Но я догадался, что он матерился. Вероятно, унего произошел психологический срыв, возможно, сказался сильный стресс от
многочасового боя, сопровождаемого картиной погибших и раненых товарищей.
Это,  видимо, был своеобразный, отчаянныйпорыв, вызванный, безысходностью и безнадежной ситуацией боя.   Стоящего в полный рост Самунина расстрелялибуквально через мгновение, и он упал на бетонную дорогу. Его гибель совершенно
потрясла меня.  После гибели Самунина у менявдруг пропала вера в благополучный исход боя. В моем сознании, воспаленном
болями и жаждой, начали возникать различные варианты исхода боя. Самый страшный
из вариантов это то, что душманы одолеют горстку стрелявших бойцов и возьмут
меня в плен в таком состоянии. Только не плен, думал я, только не этот позор,
который я уже один раз испытал. Лучше погибнуть вместе со своими солдатами и
разделить участь Стаса Самунина. Я завидовал ему и тем солдатам, которые лежали
вокруг меня, заполнив почти все дно нашей воронки.  Помимо всего прочего, у меня сильно болелживот, и мучила жажда. Все это вызвало в моем нездоровом состоянии решение, которое вскорепереросло в навязчивую идею. Надо, пока еще есть силы, покончить с собой. Мне
все равно не выжить после такого ранения. Я чувствую, что силы меня покидают. И
пока я могу еще двигать руками, мне надо застрелиться. Не смогу я этого сделать,
как когда-то мысленно представлял себе, в окружении врагов взорвать гранатой
себя и окруживших врагов. В тот момент, если он наступит, я могу оказаться в
беспамятстве. Рядом лежал автомат убитого солдата. С большими усилиями я дотянулся донего, он был заряжен. Я, уткнув ствол в подбородок, начал прощаться с жизнью.
Что случилось в следующий момент, я не совсем понял. Возле меня оказался
Ермолин, который только что отстреливался наверху. Он вырвал автомат в
последние минуты, когда я уже хотел нажать на курок. Мне кажется, это раненый
Усенов, увидев, что я собираюсь покончить с собой, окликнул Ермолина.  Сержант наклонился ко мне, и как мнепоказалось, зло прокричал: - Не смей, лейтенант, этого делать, не смей, слышишь?!- Я хочу пить, - тихо повторял я только одну фразу. Ермолин вернулся на свое место и опять приступил к стрельбе. Я то терялсознание, то приходил в себя. И когда сознание возвращалось, внимательно,
следил за ведущими бой солдатами. Меня в тот момент больше всего на свете
волновало, как закончится наш этот бой. В очередной раз, когда я пришел в сознание, то обнаружил, что числострелявших солдат сильно сократилось. Отстреливался Ермолин и двое солдат, и еще один искал патроны средиубитых и раненых.   Раненый в животУсенов, полулежа, своими красными от крови руками, из последних сил снаряжал
пустые автоматные диски  патронами. Всеэто  привело меня в уныние, значит, скорозакончатся еще и патроны. Тревожная мысль, что меня могут взять в плен, опять появилась в голове.Я руками начал лихорадочно искать оружие по сторонам и нашел.   Над самойголовой обнаружил лежащую снайперскую винтовку. Она была тяжелой, и мне стоило
больших усилий подтянуть ее и примостить на себе. Когда дуло уперлось в
подбородок, я не смог дотянуться до курка, и опять был обнаружен за этим
занятием  Усеновым. Он окликнул Ермолинаи тот, опять оставив свой автомат, бросился ко мне. Вырвав винтовку, он отбросил ее от меня. И затем убралот меня подальше всякое оружие, которым я мог бы  воспользоваться в дальнейшем. Быстро проделаввсе это, он, уходя, успевает  ещеосмотреть мои раны.-  Лейтенант,потерпи, скоро все закончится, - крикнул он мне, возвращаясь на свое место
среди ведущих бой солдат.Сознание мое отключалось все чаще, и я уже не все четко помню, что былодальше. Хорошо помню свою третью попытку покончить  с жизнью. После того, как все оружие было отменя убрано, я увидел в гранатном подсумке у лежащего рядом убитого солдата
гранату и запал от нее. Я  с трудомдотянулся до подсумка и, вытащив из него гранату, запал, с еще большим трудом
завернул запал в гранату. После того, как я вытащил чеку, приведя гранату в
боевое положение, начинаю понимать, что от взрыва пострадают мои солдаты.  Решаюсь, собрав последние силы перевернуться на живот и подорватьгранату под собой.  Перевернуться наживот  не получилось, и я вновь  увидел возле себя Ермолина, который, вырвавгранату с зажатым рычагом из моих ослабевших рук, кидает ее в сторону душманов.
Затем я вижу, как он отстегивает у убитого солдата  фляжку и ползком покидает воронку. Что былодальше, я ничего не помню, видимо потерял сознание…. Пришел я в себя  оттого, что почувствовал во рту так давноожидаемую спасительную влагу. Открыв глаза, я увидел, что Ермолин держит в
одной руке гроздь винограда, а второй выдавливает мне в рот виноградный
сок.  Где он достал виноград? Выдавиввиноград в начале мне, а затем  раненомуУсенову, Ермолин возвращается к бровке, возобновив огонь из своего автомата.Наверное, от виноградного сока мне стало немного легче и, находясь всознании, услышал разрывы снарядов там, где находились душманы. По обочине
дороги к нам приползли  бойцы роты воглаве с санинструктором роты, сержантом Ченикайло.Он сделал мне несколько уколов прамидола. Затем меня положили на плащ –палатку, и четверо  бойцов понесли  вдоль дороги. Огонь нашей артиллерии всеусиливался,  разрывы становились всечаще. Бойцы долго меня несли. В одном месте мне послышалось, что солдаты,
несущие меня, бредут по воде,  и я тихоскомандовал:- Ребята, стойте!  Набери  мне в каску воду, я пить хочу.- Вам нельзя, товарищ лейтенант, пить, – хотел  помешать этому находившийся рядомсанинструктор.     - Я вамприказываю!   – собрав в себе последниесилы, крикнул я.                  Боец, что был ближе всех к воде, снял каску и, набрав воды,  поднес к моим губам. Мне кажется, ямоментально осушил всю каску. Затем я помню, как меня погрузили в БТР.  Во время погрузки я вновь потерял сознание.Очнулся я уже во время выгрузки меня из БТРа, который привез меня  на НП батальона.Поставив мне очередной обезболивающий укол,  наш батальонный врач  - старший лейтенант, перевязал мне раны. Я лежал с закрытыми глазами,когда услышал разговор нашего врача с подъехавшим на НП комбатом:- Что с Казакпаевым? – спросил комбат.- У него проникающее ранение в живот, он умирает, товарищ            капитан – ответил медик.Наш батальонный врач был неплохим специалистом и, я думаю, говоря  вслух такое при мне, он, наверное, полагал,что я нахожусь без сознания.  Но,           услышав все это, я точно помню, чтослова его о смерти меня нисколько не тронули, видимо, сказывалось действие
укола и все пережитое. - Быстро его на мой БТР – приказал комбат и, обращаясь видимо кводителю, приказал – вези его в госпиталь на самой большой скорости. Меня положили в десантный отсек БТРа и повезли. Скорость быладействительно максимальная. Меня бросало из стороны в сторону, и я думал, что
умру от болевого шока. От очередного удара о какой-то предмет я вновь  потерял сознание, и все остальное помню  смутно и только урывками.


Равнодушие страшнее войны.
 
ЛунаДата: Вторник, 09 Июн 2015, 10:51 | Сообщение # 15
Зам.командира ИСР по п/ч, 83-84
Группа: Администраторы
Сообщений: 337
Награды: 11
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Вот как этот бой описан у Александра Кадыгриба:

Это страницы из моего дневника и рассказ товарища 7 роты. Это событие Вам знакомо, можете прокомментировать?
     
      22 июня 1984. День десятый.
      Вчера, от прибывших из батальона ребят, узнал об ошеломляющем
разгроме боевой группы на сопровождении. За все время пребывания
"шурави" в провинции Кандагар ничего подобного раньше не случалось (во
всяком случае, я не слышал). Напротив Кокарана, сразу за Голубыми
куполами (на позициях, которые всегда закрывал мой взвод, где я лично
был 10 июня!) душманы уничтожили боевую колонну одной из рот 2
батальона. Рота фактически перестала существовать: пять убитых (из них
два офицера) и 27!!! раненых. Кроме того, два БТРа полностью сгорели и
еще три имели значительные повреждения.
      Рота пошла без пехотного сопровождения, "зеленку" не зачистили. В
том месте, где произошел обстрел, бетонка делает небольшой поворот
вправо. Дорога сделана по всем инженерным правилами, а именно - левый
край немного приподнят относительно правого. Пулеметы "броников" с
полностью опущенными стволами не простреливали арык, который находился
в 20-30 метрах от бетонки и таким образом попадал в "мертвую зону"
действия оружия, что и стало одной из причин разгрома.
     
     
      Из рассказа Игоря Лузгина, бойца 7 роты.
      Рота ехала из расположения 1 батальона. Поскольку раньше "духи"
не рисковали нападать на боевые колонны, командир решил проскочить
опасные места без сопровождения при поддержке вертолетов и артиллерии.
Нагаханский поворот рота проскочила без проблем, и выкатились на
Кокаран. Здесь их ожидала засада. Операция была спланирована грамотно:
группа душманов засела в арыке, а, напротив, на высоких скалах,
затаились снайперы. Едва лишь первый БТР скатился по виражу,
одновременно в машины попали две гранаты: в первый и четвертый по
счету. Мгновенно на "броники" обрушился шквал огня. Уцелевшие бойцы
выпрыгивали из подбитых машин и занимали позиции под колесами.
Пригодились и несколько неубранных сгоревших наливников, вблизи от
насыпи дороги. Завязалась ожесточенная перестрелка. Она продолжалась
несколько часов. С нашей стороны жертв было намного больше. Кого-то
зацепили осколки гранаты, кого-то - пули автоматчиков или снайперов.
Многих пули настигали в пустыне с правой стороны дороги, когда они
спасались от взрывов боеприпасов в пылающей броне. Прятаться ребятам
было просто негде: с одной стороны плотный огонь засады, а из гор -
снайперов. Раненые умирали от потери крови на глазах товарищей
бессильных им помочь.
      Когда мы прорвались к месту боя, открылась отвратительная картина
нашего поражения. Стоны раненых истекающих кровью, вонь от пылающих
БТРов, везде засохшие бурые пятна, обрывки бинтов и одежды, остатки
амуниции и оружия и все это пересыпано слоем разнообразных гильз.
Большинство бойцов имели ранения. Вместе с взводами ДШБ мы прижали
"духов" и те начали отходить. Из-под днищ машин выползали уцелевшие
бойцы.
      Я шел к одному из "броников". Навстречу, оставляя за собой две
бурые полосы, сочившейся из ран крови, полз на руках лейтенант. Вместо
обеих ног ниже колен торчали окровавленные ошметки. Он успел обхватить
мои ноги руками и умер через мгновенье от потери крови. Как рассказали
ребята из первого батальона, это был взводный одной из рот, ехавший в
бригаду, чтобы перевести деньги своей жене по поводу рождения первого
ребенка. Накануне он отказался лететь на вертолете...


Равнодушие страшнее войны.
 
Форум » Форум » Форум для общения » ХОЧЕШЬ ЗНАТЬ, ЧТО БУДЕТ ЗАВТРА - ВСПОМНИ, ЧТО БЫЛО ВЧЕРА! (Но все познается в сравнении...)
Страница 1 из 212»
Поиск: