"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 195 196 »
Цапков Валерий Владимирович:
Шоколадная медаль ...

Город Кабул -это солнце и пули..." Р.Киплинг "Брод через реку Кабул" "Когда литераторы рассуждают о военных делах, это в большинстве случаев "разговор о солдатах на бумаге"; когда военные рассуждают о литературных произведениях, это в большинстве случаев - повторение чужих мнений, услышанных в пути." Чжан Чао "Тени забытых снов"


ГЛАВА 1. Визг тормозов, вопль ишака и яростный мат водителя в миг отрезвили Олегова, в то время как внезапный удар головой о ветровое стекло из-за резкого торможения ''Урала" всего лишь разбудил. Он очнулся весь потный, тряхнул головой, сгоняя сонную одурь, и огляделся. Водителя в кабине уже не было, утренний ветерок, залетев через распахнутую дверцу, приятно освежил усталую кожу лица. Расстояние до впереди идущего ''Урала'' с каждой секундой увеличивалось, наконец он исчез, свернув за нависавшую справа над дорогой скалу. Колонна растянулась, от Хинджана до Пули-Хумри дорога плавно шла под уклон, машины мчались, невзирая на запреты и инструктажи, в два раза быстрее положенных сорока километров в час. Вылезая из кабины, Олегов потерял равновесие, зацепившись рукавом за дверную ручку, и упал на землю, больно ударившись коленом о камень. Он чертыхнулся, проклиная водителя за неудачное место для остановки, поднялся, отряхиваясь от пыли, и замер... В желудке неприятно похолодело, от обиды на судьбу на глазах выступили слезы. Ручеек крови прокладывал себе путь по пыльному асфальту, неторопливо наполняя трещины и ложбинки, кратчайшим путем ведущие на обочину дороги от середины, где, уткнувшись толстым волосатым брюхом в ребристое колесо ''Урала'', лежал, еще подрагивая, ишак, а рядом с ним, нелепо подогнув руку под себя, мальчишка лет десяти. Водитель машины оглянулся по сторонам, внимательно всмотрелся в гребень нависавших над дорогой скал, перешагнул через лежавший рядом лопнувший мешок с мукой, и , стараясь не запачкаться в крови, приложил ухо к груди мальчишки. Послушав, он поднялся, зло сплюнул и повернулся к Олегову. - Вот сука! За полгода до дембеля! Ну-ка, старлей, помогай, а то вместе на зоне топать будем! Моментально сообразив, что от него требуется, Олегов бросился вперед, чувствуя при этом облегчение. - Ты - бачу, а я - ишака, - деловито скомандовал водитель.—Да не трясись, ему уже ничего не нужно! Бережно подхватив под руки, Олегов поволок теплое тело на обочину, голова мальчика запрокинулась и болталась, его черные глаза с налитыми кровью белками, как казалось Олегову, угрожающе поглядывали на него. Он положил тело в небольшую ложбинку между камнями, осторожно, как будто стараясь не ушибить, положил на голову мальчишке, прямо на лицо, плоский камень, чтобы голова не была видна с дороги. Бегом вернувшись к машине, он помог водителю столкнуть тушу ишака под откос, лопнувшее брюхо оставляло желто-красный след на асфальте. - Поехали! Олегов торопливо вскочил на подножку и, еще не успев толком сесть на свое место, захлопнул дверку. Водитель же, глянув на дорогу - никто их пока не догонял, - неторопливо направился к машине, но, пнув ногой лежавший на дороге мешок с мукой, заметил торчащий из него сверток, поднял его, и только после этого залез в кабину. ''Урал'' взревел и тронулся с места, быстро набирая скорость. Поглядывая на дорогу и придерживая руль левой рукой, солдат развернул сверток, пачкая при этом мучной пылью кожаное сиденье рядом с собой. На пе ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 45 | Добавил: NIKITA | Дата: 16 Янв 2021 | Комментарии (0)

Неизвестный герой Афганской войны

К 100-летию со дня рождения советского военного дипломата Сергея Крахмалова Владимир Винокуров Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – профессор кафедры дипломатии и консульской службы Дипломатической академии МИД России, вице-президент Лиги военных дипломатов, доктор исторических наук.


Сергей Крахмалов был известен не только как боевой генерал, но и как разведчик. Фото из архива автора Его имя малоизвестно широкому кругу читателей, но его хорошо знают те, кто находился или находится ныне на дипломатической службе. Знают не только как боевого генерала, прошедшего горнило двух войн – Великой Отечественной и Афганской, – но и как опытного военного дипломата и разведчика, работавшего на самых важных направлениях советской дипломатии, как человека, обладающего сильной волей, организаторским талантом и огромным трудолюбием. Родился Сергей Петрович Крахмалов 26 сентября 1920 года в с. Посудичи Погарского района Брянской области. Окончил сельскохозяйственный техникум (1938), Тамбовское училище имени 1-й Конной армии (1940), Военную академию бронетанковых и механизированных войск (1947), Военную академию Генерального штаба ВС СССР (1957). В Красной армии с 1938 года. Активный участник Великой Отечественной войны: командир взвода курсантов Борисовского танкового училища, первый помощник начальника штаба 203-го кавалерийского полка 76-й кавалерийской дивизии, начальник штаба 85-го отдельного танкового батальона, помощник начальника оперативного отдела управления командующего бронетанковыми и механизированными войсками Северо-Западного фронта, командир отдельного танкового батальона. С 1947 по 1949 год – преподаватель тактики в Ленинградской высшей офицерской школе самоходной артиллерии. С 1949 года – в Главном разведывательном управлении ГШ ВС СССР: помощник военного атташе при посольстве СССР в Иране (1950–1954), военный, военно-воздушный и военно-морской атташе при посольстве СССР в Объединенной Арабской Республике (1958–1963), военный, военно-воздушный и военно-морской атташе при посольстве СССР в Иране (1968–1970), военный и военно-воздушный атташе при посольстве СССР в Афганистане (1980–1985). Неоднократно выезжал в краткосрочные зарубежные командировки в Ливию, Эфиопию, Ирак. С 1985 года – в отставке. Награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны I степени, тремя орденами Красной Звезды, орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени, медалями. Умер 1 июля 2010 года, похоронен на Троекуровском кладбище. Сергей Петрович оставил нам богатое наследие. Он является автором воспоминаний «Записки военного атташе», которые, по существу, являются настольной книгой для каждого военного дипломата. О военно-представительской деятельности Посмотрим, как опытный военный дипломат относится к представительской функции военной дипломатии, в частности, к обеспечению визитов государственных и военных деятелей страны: «18 мая 1968 года в Тегеран прибыла с ответным визитом наша военная делегация во главе с маршалом М. 3ахаровым. Визит в страну начальника Генерального штаба для военного атташе является испытанием на прочность. Не дай бог, если начальнику что-нибудь не понравится». В книге мы можем найти также разъяснение технологических деталей нанесения визитов советских военных кораблей: «Ранним утром 5 июля 1968 года к месту встречи между островами Хормуз и Ларак прибыл отряд кораблей в составе крейсера «Дмитрий Пожарский», противолодочного ракетного корабля «Стерегущий» и танкера «Полярник» под общи ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 41 | Добавил: NIKITA | Дата: 14 Янв 2021 | Комментарии (0)

Спецназ ГРУ: Пятьдесят лет истории, двадцать лет войны .
..Козлов Сергей Владиславович
Автор В феврале 1984 году в составе 173ооСпН  был направлен в ДРА в г. Кандагар. .
ЦЕНА МИНОМЕТА

25 сентября 1985 года я получил задачу провести разведку маршрута, проходящего приблизительно в 50-40 километрах на северо-запад от Кандагара. Район этот назывался у нас “Краем непуганых идиотов”. Духи там могли запросто пойти на “броню” в психическую атаку. Мы должны были патрулировать район разведки и препятствовать любому передвижению противника, а также досматривать мирные транспортные средства. Именно так была поставлена задача мне и командиру звена капитану А.Асташкину перед вылетом. Наш начальник разведки старший лейтенант С.Кривенко предупредил меня, чтобы я был осторожен с этим летчиком, так как он трусоват. Я поблагодарил его, не придав его словам особого значения, а напрасно. И вот мы над районом, где вечером придется работать. Высота 2500 метров. Много не разглядишь, но мои разведчики засекают в бинокль автомобиль “Симург”, мчащийся по дороге на большой скорости. “Духи”, видимо, не ожидали, что рано утром в небе может появиться советская “вертушка”. Я знаками показываю Астакину, что надо снизиться для атаки, но он реагирует вяло. Ору на него, чтобы он пошевеливался. Мы медленно снижаемся. Асташкин говорит, что машина быстрее не может (как будто я не знаю, как может пикировать МИ-8мт когда за штурвалом нормальный летчик). Совершенно очевидно, что машина “духов” уйдет в кишлак, прежде чем мы снизимся для атаки. Одно дело бить машину на дороге и досматривать ее под прикрытием “вертушек”, совсем друroe лезть в кишлак группой из десяти человек средь бела дня. Духов мы упустили. Позже на аэродроме после моего доклада наш комбат Т. Мурсалов спросил: “Что же ты, Саша? А мог бы “Красную звезду” получить. Мы бы ходатайствовали”. На что Саша спокойно ответил: “Мне вторая ни к чему”. Этой фразой было все сказано - летчик “лег на грунт”. После этого я напрягся, но видимо, недостаточно. И снова мы в воздухе. Около 18.00. зашли с севера на двух тысячах и упали на “бреющий”, идем меж гор. Перед вылетом комбат уточнил задачу: “Если кого-то встретите на дороге (имеются в виду транспортные средства “духов”) - бейте, собирайте трофеи и домой. Раз уж нашумели, то не до засады”. Идем на пределе высоты .Горы, глушат звук, поэтому нас слышно только когда видно. “Духам” деться будет некуда когда они нас увидят. Выходим к дороге с севера. По ней ползет грузовик из тех, что в Афгане зовут “барбухай”. Услышав и увидев нас, моджахеды начинают разбегаться от машины, пытаясь укрыться в глубоком сухом русле, проходящем параллельно дороге. Я оборачиваюсь, вижу ошалевшие глаза Асташкина, - который вопрошающе кивает: “Что делать?” Ору: “Мочи!” В критической ситуации даже самый последний трус становится отчаянным. Ему ничего иного не остается, кроме как “мочить”. Асташкин отрабатывает НУРСами по машине, я молочу по “духам” из курсового ПКТ. Вслед за нами ведомый и два “крокодила” - Ми-24. Через Асташкина передаю, чтобы ведомый с “двадцатьчетверками” встали в “карусель” на прикрытие, а сами идем на посадку для досмотра машины. Ох уж этот Асташкин! Он сажает вертолет не как обычно в 300-400 метрах от автомобиля, а приблизительно в п ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 39 | Добавил: NIKITA | Дата: 12 Янв 2021 | Комментарии (0)

Операция по очистке острова Даркат
Из воспоминаний Симонова Сергея, в 1982-83 г.
бойца ДШМГ КВПО на сайте ДШМГ:

 

"Бой у реки Пяндж" Весна, самый конец марта 1983 г. все благоухает, цветет вишня, уже зеленая трава, а в мае она уже пожухнет. В долине у такой крупной реки как Пяндж чувствуешь себя туристом, дикарем, который приехал с удочкой на рыбалку. Разведка донесла, что у границы, где-то в районе одной из застав "Московского" пограничного отряда, концентрируются боевики и наша ДШМГ прикрывала этот участок границы. Так же как работали всегда при блокировании, группа растянулась позициями вдоль нашей границы, причем одна позиция была в поле видимости другой и так по всей цепи, мешали видимости только камыши. Пограничные наряды, патрулируя свой участок, из-за реки махали нам автоматами, что-то кричали, но мы ничего не слышали. Наша позиция оказалась у самой реки, в районе острова Даркати. Повсюду вокруг нас были заводи, река разлилась и оказались незатопленными участки, представляющие возвышенность. Вот на такой незатопленной возвышенности, острове и находилась наша позиция. Это конечно хорошо, ведь духам при нападении пришлось бы преодолевать по грудь в воде. Пытались рыть яму (окоп), но на глубине в 50 см стояла вода, и от этого пришлось отказаться. Из камыша, а он там в два человеческих роста, сделали навес от солнца. Благодать, мы чувствовали себя как дома. Глушили гранатами рыбу, вот это я понимаю рыбалка, варили двойную, тройную уху, а жирный наваристый бульон черпали кружками и пили, это не сухпаек. Когда одни, а нас на позиции было пятеро, двое новенькие (пришедшие вместо убитых и раненых), прапорщик Карасев, я и Макар (расчет пулемета ПКС), пока кто-то был в боевом охранении, другие купались и загорали. Это неестественная на войне идиллия продолжалась аж неделю, но вот неожиданно закончилась. Поступила команда - выходить в определенный квадрат, там нас уже будут ждать борты (вертолеты). В это время, мы уже были в новой форме, камуфлированная со множеством карманов, вот в них я еще зашкерил патронов. Летели вдоль границы, внизу за рекой проплывали заставы пограничного отряда "Московский". Все мы были в непонятках, ведь летели вдоль нашей границы, как будто на базу. Впереди показался кишлак. Борты зашли вдоль всего кишлака. Кишлак был блокирован в считанные минуты. Немного пройдя в сторону кишлака, мы нашли естественное укрытие в виде небольшого, глубиной 50-60 см, арычка. Видимость была отличной, первые дома кишлака были как на ладони. Где-то уже началась редкая стрельба. То ли наши палили, для перестраховки обстреливали кишлак, то ли по нашим палили из кишлака. Впрочем, мы тоже сделали несколько выстрелов в проемы окон. Сейчас трудно вспомнить, когда все началось, поздно вечером или рано утром. Духи предприняли попытку прорыва, и то что они шкерились в кишлаке стало ясно сразу после того, как в отдалении, но в поле нашей видимости, началась отчаянная непрерывная пальба. Тут же по цепи передали, немедленно выдвигаться на помощь нашим. Оставив вещмешки в арычке, выдвинулись с одним боекомплектом, пригибаясь, стреляли на ходу по линии камыша, который шел от кишлака, потом оказалось - это был арык, по которому духи пытались вырваться. Мы соединились с нашими, это была позиция второй или третьей застав нашей ДШМГ. Неожиданно стрельба по всему периметру стихла, и память опять не дает вспомнить, то ли это было вечером, тогда мы просидели всю ночь как на иголках, то ли рано утром, но через несколько часов открылась картина. В 20-ти метрах от позиции лежало три трупа духов. Когда все закончилось, обходя местность, мы подошли к трупам. У одного в закоченевшей руке была зажата граната. Выдернуть чеку не успе ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 44 | Добавил: NIKITA | Дата: 07 Янв 2021 | Комментарии (0)

Противостояние
Автор:Александр Афанасьев

Пролог. Ближнее Подмосковье.
Конец ноября 1987 года
И ты, сын его Валтасар не смирил сердца своего, хотя знал все это, но вознеся против Господа небес, и сосуды дома Его принесли к тебе, и ты и вельможи твои, жены твои и наложницы твои пили из них вино и ты славил богов серебряных и золотых, медных, железных, деревянных и каменных, которые не видят, не слышат, не разумеют; а Бога, в руке которого дыхание твое и у которого все пути твои, ты не прославил. За это и послана от Него кисть руки и начертано это писание. И вот что начертано: мене, мене, текел, перес. А вот и значение слов: Мене – исчислил Бог царствие твое и положил конец ему; Текел – ты взвешен на весах и найден очень легким; Перес – разделено царство твое и дано мидянам и персам. Дан., 5, 22-25



Аэропорт «Внуково» базируется очень удачно – как раз в развилке, между Киевским и Минским шоссе и ширина этой развилки – примерно шесть – семь километров. По центру этой развилки проходит также старое, Боровское шоссе, обнимающее территорию Внуково и ведущее дальше, к знаменитому писательскому поселку Переделкино, а оттуда – к недавно отстроенной МКАД. Раньше это шоссе считалось чуть ли не стратегическим, сейчас же оно потеряло свое значение – обычная дорога между Минским и Киевским шоссе, которым пользуются дачники, также и те, кто знают местность и не хотят стоять в заторах. Заторы были и тогда, хотя на порядок меньше… Небольшой, темно-зеленый, отчаянно завывающий не совсем исправной коробкой передач УАЗ – буханка свернул с «Минки» в районе Ямищево, довольно бодро покатил по направлению к Зайцево, с ходу преодолевая нанесенные на дорогу за ночь снежные заструги – снег в этом году рано выпал, и сразу много. Вообще-то заструги эти скопились не только за ночь – дорога вела только к дачным участкам, ее и не чистили всю зиму или чистили один-два раза. Но у этого УАЗа, помимо кучи недостатков было и одно неоспоримое достоинство. То, что для другой, обычной машины считалось непроходимым препятствием, для «буханки» являлось легким недоразумением, ради которого не стоило даже подключать полный привод. Номера на «буханке» были короткие, армейские… Вел машину среднего роста, крепкий на вид старший лейтенант в замызганном зимнем обмундировании, судя по погонам и нарукавному знаку принадлежащий к доблестным войскам связи. У этого лейтенанта были документы на имя Александра Александровича Морозова, выправленные как положено, и даже если бы при проверке кто-то решил позвонить в часть, где служил старший лейтенант Морозов – там ему подтвердили бы на коммутаторе, что старший лейтенант Морозов действительно проходит службу в этой части. С рулем старший лейтенант Морозов обращался довольно умело, зря не газовал и машину берег… В кузове, сидя на каких-то ящиках и оборудовании непонятного назначения трясся еще один человек, судя по погонам – прапорщик. Чуть постарше на вид, намного здоровее телосложением, аккуратные усики, измазанные солидолом руки – все говорило о том, что перед вами «рабочая скотинка» Советской Армии, человек, который не геройствует, а день изо дня нудно тянет лямку опостылевшей службы. Сейчас прапор смолил сигарету без фильтра, а на его лице застыло выражение – «да пошли вы все!». Документы – на имя Павловского Петра Ивановича – у него тоже были в порядке. И, тем не м ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 36 | Добавил: NIKITA | Дата: 04 Янв 2021 | Комментарии (0)