"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 170 171 »
Осипенко Владимир Васильевич
Привилегия десанта Записки офицера ВДВ
Глава первая Служу Советскому СоюзуУчилище Попал в ВДВ — гордись!Не попал — радуйся. Народная мудрость — Вот это дыра! — воскликнул Витя Марченко, когда мы, трое киевских кадетов,[1] вышли ночью из поезда на станции Рязань–1. Вдоль по улице, ведущей к Рязанскому воздушно–десантному училищу, стояли какие–то убогие деревянные домишки. Да уж — не Крещатик!Начальник учебного отдела училища спросил без обиняков:— Вас сразу выгнать или подождать первого замечания?Кажется, нам не очень рады. «Нет уж, давайте до замечания. Зря что ли сутки в поезде тряслись?» Но вскоре оказалось, что в поезде мы ехали, а «трястись» стали в кузове ГАЗ–66, когда нас троих повезли в учебный центр Сельцы.— Вот это люди! — сказал, увидев нас, Сергей Капустин, калининский кадет. — А я, как дурак, приехал по телеграмме!Ему было отчего расстроиться. Оказалось, что уже две недели как он, не догуляв положенный после Калининского суворовского училища отпуск, примчался в РКПУ[2] и попал на чужой праздник жизни. Завершился отбор и в строю из «абитуры» остался только один из восемнадцати претендентов на высокое звание курсанта десантного училища! Им, «счастливчикам» и «везункам», подробно, на живых примерах, втолковывали, куда они попали. Мол, «ВДВ — не шутка, дорогая». Втолковывали заодно и кадетам — совсем некстати подвернувшимся под горячую руку Паши Грачёва.Кто плохо усваивал днём, ночью корчевал пни или мыл туалеты. Я удостоился чести вымыть скворечник на двадцать посадочных мест уже на третью ночь. Это как–то сразу не очень понравилось, но я не стал показывать виду и доставлять тем самым радость своему отделённому командиру. Утром в туалете было чисто, как в Эрмитаже, только пахло хлоркой так, что резало глаза.— Ну, ты понял, кадет? — спросил сержант Иванов.— Чего? — включил я «тумблер дурака», уклоняясь от попытки обрушить на свою сонную голову поток педагогических выводов. Таких тумблеров ещё не было у некоторые моих новых однокашников, они ныли и грозились бросить всё к чёртовой матери.А вот, кто никогда не ныл, — это «партизаны». Их отчислили ещё месяц назад, а они вырыли землянки и жили недалеко от лагеря, надеясь, что кто–то не выдержит, напишет рапорт, а их возьмут на освободившееся место. Или что приедет Маргелов и даст команду всех зачислить. Ведь было такое три года назад! В землянках у них порядок образцовый. Написали свой распорядок дня и выполняют неукоснительно. Ждут и надеются. Наблюдают со стороны, как с нас сдирают, образно говоря, «гражданскую» коросту. Ладно, с гражданских, но мы–то уже это проходили, кто в армии, кто в кадетке.Как нас драли! Песня! И кто — вчерашние солдаты–срочники, назначенные командирами отделений! Самый старший — командир взвода, курсант–стажёр, третьекурсник — обращался на «вы» и всегда «товарищ», но от этого было ещё хуже. Из всего многообразия человеческих желаний через неделю остались два: спать и есть. В столовой съедали всё до крошек, а засыпали, едва приземлившись на пятую точку. А если при этом можно было снять сапоги, то это уже было близко к блаженству. Подготовка к прыжкам — отдых, сам прыжок — праздник. Но праздники, как водится, редки. Всё остальное — жёсткая проверка «на вшивость» (или «толщину кишки», кому как нравится).До присяги дошли не все. Кто сам накатал рапорт, кому предложили, а кого, предварительно поставив в позу прачки, «ускорили» в неблизкие десантные гарнизоны — «пыльную» Фергану или «дикий» Киривобад.Первый курс — «Приказано выжить!» Нагрузки учебные и физические запредельные. Стараемся больше всех, а получается, как всегда. Командир роты старший лейтенант Грачёв и командир взвода лейтенант Лебедь в четыре руки пытаются вылепить из нас подобие командиров, а преподаватели — инженеров. Получается слабо. Хронически ничего не успеваем. Постоянно хочется есть, но я умудрился набрать за год 10 килограммов. На хлебе и бигусе (такой гадости из квашеной к ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 14 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

Михаил Слинкин -
Война перед войной

АННОТАЦИЯ: Молодой переводчик Дмитрий попал в Афганистан незадолго до ввода туда наших войск. Прибыв в Кандагар вместе с военными советниками. Дмитрий оказался в самой туше революционных событий. На его долю выпали и смертельно опасные приключении в Кабуле, заполненном вооруженными моджахедами, и военный госпиталь, куда он попал с приступом малярии, и события декабря 1979 года, когда советские спецназовцы штурмом взяли дворец Амина…

КАНДАГАР
«Эти Кандагарские горы населены свирепым народом но имени агваны, или потаны. Они очень крепки телом и несколько белее цветом кожи, чем индийцы, великие грабители, привычные к тому, чтобы вырезать целые караваны». Ричард Стил — английский путешественник, побывавший в Кандагаре в 1615 году. I Силы американского спецназа 28 января приступили к штурму здания военного госпиталя в афганском городе Кандага.[1] По меньшей мере шесть раненых боевиков террористической организации «Аль-Каида», находившихся здесь на лечении, забаррикадировались в госпитале после ухода талибов[2] из города в декабре 2001 года. ИТАР-ТАСС — 2002 — 28 января II Занесло Дмитрия в Кандагар в конце семидесятых ветром апрельского переворота, который тогда было принято называть Апрельской революцией. А раз революция — значит, афганцы братья навек. И потекла в Афганистан братская помощь от великого северного соседа. Уже в мае 1978 года в Кабул для защиты революционных завоеваний прибыла внеочередная партия спешно собранных по всему Союзу военных советников, которых не смогли, однако, так же быстро обеспечить переводчиками со знанием языка дари.[3] Для Дмитрия и переводческой братии военного контракта в Кабуле это не сулило ничего хорошего — новые люди, дополнительная работа и, весьма вероятно, длительная командировка куда-нибудь в провинциальную глушь. Как в воду глядели: всего через два дня Дмитрий сидел на боковой скамеечке военно-транспортного самолета, совершавшего перелет по маршруту Кабул — Кандагар, и отвечал на бесконечную череду вопросов впервые попавших на Восток шестнадцати «интернационалистов» в званиях от капитана до подполковника. Кандагарский аэропорт встретил прибывших сухим зноем, который ничуть не смягчался плотным и горячим, как из печки, ветром со стороны пустыни Регистан. Вокруг расстилалась обрамленная далекими горными хребтами безжизненная степь цвета грязной охры, накрытая голубым, без единого белого облачка куполом неба. Невдалеке виднелась одноэтажная гостиница, а за ней — городок персонала аэропорта и военных летчиков. Возникшие было у Дмитрия иллюзии, что поселят группу на все готовое в гостиницу, быстро развеял ожидавший ее полковник — старший военный советник Кандагарского армейского корпуса. Особой радости от встречи он не выказывал, полагая не без оснований, что новые подчиненные рьяно возьмутся за работу, пытаясь оправдать оказанное им доверие партии и правительства, и этим внесут ненужную суету в его тихую и размеренную жизнь с необременительными обязанностями время от времени делиться передовым советским опытом с афганскими военными. Кроме того, прибывшую ораву нужно было разместить, обеспечить хоть какой-то мебелью и решить другие бытовые вопросы, которые раньше попросту не возникали, так как состав группы советников в Кандагаре уже многие годы оставался неизменным — десять-двенадцать человек, включая чад и домочадцев, мирно проживавших в трех виллах. Ворошить налаженный быт и уплотнять аборигенов — чревато скандалами, а их полковник не любил. Поэтому он принял самое простое решение, предложенное афганским комендантом: разместить прибывших в двух виллах, стоявших на отшибе и использовавшихся как загоны для отары овец какого-то не очень важного местного начальника. Овечек выселили, мусор убрали афганские солдаты, а все остальные заботы оставили новичкам, выделив на устройство быта два дня. Обиженные такой встречей офицеры, поругивая полковника, закатали рукава и принялись устранять следы пребывания прежних четвероногих жильцов. Дмитрию же, как единственному общавшемуся с афганцами на их языке, была поручена роль снабженца. Два дня, взяв за горло жуликоватого коменданта и не отпуская его о ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 29 | Добавил: NIKITA | Дата: 18 Июл 2019 | Комментарии (0)

Маленькие рассказы о моём друге Серёге Зеленском.
Сергей Купцов. Командир 1 взвода 1 танковой роты, 70 гв. ОМСБр (Кандагар) 1981-1983 гг.


Офицерская разведка.
И они пошли. Крадущей походкой, след в след. Мои друзья десантники Сергей Зеленский и Юра Воронов. Ночь подкралась незаметно и, как бывает только в южных широтах, стремительно спланировала на город. Серёга уже полгода командовал первой десантно-штурмовой ротой, а Юру Воронова перевели к нему заместителем из пехоты. Они уходили на разведку прилегающей местности и для установки сигнальных растяжек. Мы стояли на окраине Кандагара, блокировали город по периметру. Его уже второй день прочёсывли ХАДовцы и Цирандой. Перед этим пять дней бригада была в рейде. Зачищали «зелёнку». Два часа назад мы сменили свои позиции. Было тревожно. С тыла в темноте угадывалась улица. Спереди к нам вплотную подступали дувалы, какие-то строения, гранатовые сад, виноградники. Посреди виноградника, пирамидой Хеопса, мрачно высилась сушилка. Темень. Ни огонька. Когда луна, а особенно в полнолуние, всё видно, почти как днём. Можно даже читать! Но луны не было. Только время от времени, то слева, то справа от нас раздавались приглушенные расстоянием шипящие звуки и вспыхивали осветительные ракеты. Мы, офицеры, поужинали на скорую руку сухим пайком и пили чай, когда разговор зашёл о предыдущей ночи. Вспомнили, как мелкая группа духов пыталась той ночью просочиться в город. Наткнулась на наш секрет. Решила прорваться и завязалась ожесточённая перестрелка. Утром мы увидели, что они даже своего одного убитого не забрали. Но на той позиции была сравнительно открытая местность, а тут… И тогда Серёга сказал: «Надо ставить растяжки». В общем-то, дело обычное. Но это днём, когда тебя свои страхуют со всех сторон. Конечно, правильно было бы вызвать опытных бойцов, поставить задачу. Но нужно знать Серёгу! Сказал, что пойдёт сам. Взял с собой только Юрку. Глупо? Наверное. Ведь случись что, рота сразу бы осталась и без командира, и без его заместителя. За такой поступок его даже наказать должны были примерно. Казалось, что это безрассудство и глупое геройство. Но я знал, Серёга как раз и не исключал такого поворота событий и не хотел рисковать людьми. Всё обошлось. Серёга с Юрой вернулись. А две растяжки ночью сработали: раздался свист, начали взлетать сигнальные ракеты. Может, собака, может человек, не понять. Постреляли в ту сторону бойцы немного, всё тихо. А утром проверили, - нет ничего. Сняли оставшиеся растяжки и после обеда стали вытягиваться в колонну для следования в бригаду. Закончился ещё один рейд
..База на трёх границах. Вечер. Сидим в офицерской палатке одной из рот ДШБ. Дуемся в карты, нарды, шахматы. Чаи гоняем. Вдруг заходит незнакомый офицер и форма на нём незнакомая. Потом я узнал, что называют эту форму «песчанкой» Офицер представляется, как командир отдельной роты специального назначения армейского подчинения. Со словами «принимайте на постой!» начали знакомиться. И только потом, когда спецназ разместился в ДШБ и переночевал, после обеда следующего дня я узнал у Серёги, что полетят они все вместе на вертолётах к пересечению трёх границ Афганистана, Ирана и Пакистана. По данным разведки в том районе находилась большая перевалочная база душманов с оружейными складами, подпольным госпиталем, командным пунктом. Прошла ещё ночь. Ранним утром, в сумерках, ещё до того как проснулась бригада, со стороны аэропорта «Ариана» раздался нарастающий гул переходящий в басовитый рокот. Это надо было видеть! Незабываемое и впечатляющее зрелище! Всё небо заполнили вертушки: и транспортные, и вертолёты огневой поддержки. Они шли волнами. Я смотрел во все глаза. Какой-то необъяснимый, распирающий душу восторг от этой мощи! И где-то там летели наши ребята из десантно-штурмового батальона, Серёга Зеленский, кабульский спецназ и парашютно-десантный батальон из Витебской дивизии (стояли в Лашкаргахе, по нашему – «Лашкарёвка»). Они вернулись на следующий день. Операция прошла успешно. Трофейное оружие брали только в единичных экземплярах, как образец, - это чтобы вертолёты не перегружать. Остальное подрывали там на месте. ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 73 | Добавил: NIKITA | Дата: 14 Июл 2019 | Комментарии (0)

Иванов Виталий Иванович
Аннотация:
Рассказ основан на воспоминаниях участника боевых действий в Афганистане
ст.лейтенанта Александра Короткова.

Живым и павшим в Афганистане 1979 - 1989 гг. - ПОСВЯЩАЮ !
НА ПЕРЕКРЁСТКАХ
АФГАНСКОЙ
ВОЙНЫ.

Глава первая : Ш И Н Д А Н Д.
Отпуск закончился, Сашка отправился на вокзал. Новенькая форма сидела на нём как влитая. На плечах, отражаясь в солнечном свете, сияли золотом первые в его жизни офицерские погоны, c лейтенантскими звездочками. Настроение было на самой высокой точке.
Четыре года учёбы в ВВКУС - остались позади, впереди ждала настоящая служба, а не занудный, повседневный казарменный быт училища.
Во внутреннем кармане кителя лежало направление к новому месту службы - в Туркeстанский Военный Округ. Шёл - 1983 год.
Родители провожать - не пошли, Саша сам настоял на этом. Не хотел, чтобы мать опять плакала, простились дома. Отец обнял сына, похлопал по плечу ,,Ну с Богом, сынок,, и отвернул взгляд в сторону, от того, что слёзы накатились на глаза. А он не хотел, чтобы кто-нибудь видел эти слёзы. Отец всегда говорил Сашке, с самого его мальства : ,,Запомни сын на всю свою жизнь-мужчина никогда не плачет, мужчина только огорчается,, и Сашка помнил эти слова.
В штабе Турк.ВО.всё покатилось как снежный ком. ,, Штабные ,, собрали всех новоиспечённых лейтенантов в отдельной комнате .Разговор был недолгим. Лейтенант Александр Коротов направлялся для дальнейшего прохождения службы в ДРА, конкретно - в артполк на должность командира взвода, в батарею управления, которая базируется в Баграме.
Вот такие пироги, ни дня не прослужил в Союзе и на тебе - сразу на войну.
Сказано-сделано, вопросов нет. Родина - приказала, мы ответили - есть!
Конечно на ,, пересылке ,, с ребятами выпили ,, на посошок ,,. Утром, ещё не совсем протрезвевших загрузили в автобус - и на военный аэродром 'ТУЗЕЛЬ'.
Таможня, допитие излишков спиртного, которое нельзя провезти, разинутый зёв Ил-76- го. Загрузились в Ил-76. Досвиданья - Союз! Здравствуй-Афган!
Прибыли. И опять ожидание. На Кабульской пересылке, таких как Сашка собралось много. Там он и познакомился с лейтенантом из ВДВ- Николаем Мезенцевым. Тот прибыл одним днём раньше .
Из Кабула пришла ,,разнорядка,, Лейтенант Мезенцев - должен убыть в расположение 15-й отдельой бригады СпН. которая дислацируется в Джелалабаде. А Сашке, всё переиграли. Сказали, что у артиллеристов - связистов хватает, а вот в Шиндандском разведбате есть вакансии. Вот туда он и направляется.
Майор, который отдавал ему документы сказал: ,,Батальон там воюющий и без связиста им просто- хана.,,
На войне люди сходятся быстро, там особая обстановка. Но так же быстро, война и разлучает. Сашка и Мезенцев устроились в закутке - перекурить. Курили молча, а кругом всё кипело как в муравейнике. На взлётку опять заруливал спецсамолёт, который летал в Союз, неся в своём грузовом отсеке-горе и слёзы для матерей и отцов, жён и детей. Одним словом -,,груз 200,,-погибшие.
Война, есть война, но привыкнуть к этому - трудно.
Сашка посмотрел на Мезенцева.
- О чём подумал ?
- Да вот, об этом. Чёрт возьми!
- И я тоже.
- Ладно, давай не будем о грустном. Бог даст - поживём ещё.
- Да разве я против, ну будем живы-лейтенант. Обязательно будем!
Они крепко пожали друг другу руки. Один отправлялся в Шинданд, Другой - в Джелалабад. Духи,, почему-то называли его по старому - Джалалькот.
Да, война бросает людей по всему Афгану, что будет дальше? Кто его знает, но каждый верит в свою счастливую звезду. Верит в свою удачу на этой войне. А как оно будет на самом деле, одному Богу известно.
День подходил к концу, в Афгане темнеет быстро. Да и усталости поднакопилось ого-го!
Лейтенант - Александр Коротов добрался на конец-то до места своей новой службы в 650-й разведбат 5-й мотострелковой дивизии -,,представление,, прошло быстро.
Командир батальона - подполковник Воробьёв, смотрел на вновь прибывшего-хмуро и как-бы мимо него.
Сашке сразу же бросилось в глаза, что командир либо был болен, либо был с большого ,,бодуна,, Выглядел так, как-будто н ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 73 | Добавил: NIKITA | Дата: 04 Июл 2019 | Комментарии (0)

Геннадий Бочаров
БЫЛ И ВИДЕЛ...
. (Афганистан,1986 год)
ОТ АВТОРА
В историю Демократической Республики Афганистан 1986 год (по мусульманскому летосчислению — 1365-й) вошел как год особый, во многом определяющий.
В течение короткого, а по историческим меркам — мгновенного отрезка времени здесь произошли важнейшие события. Это прежде всего практические меры по расширенико социальной базы Апрельской революции.
Это — укрепление органов народной власти в провинциях, выборы в которые недавно завершились.
Это — создание проекта первой конституции страны, гарантирующей права всех граждан.
Это — согласованная с правительством ДРА миролюбивая акция СССР по возвращению на Родину шести полков из ограниченного контингента советских войск в Афганистане.
В этот же период были организованы небывалые по своим масштабам поездки по стране журналистов крупнейших мировых телеграфных агентств, газет, теле- и радиокомпаний. Республика как бы распахнула окна, раскрыла двери, пригласила весь мир взглянуть на ее проблемы, увидеть достижения, ощутить ее боль — непрекращающуюся войну, которую ведут против ее народа силы империализма.
Эти события мне и хотелось отразить в предлагаемой читателю книге.
КАБУЛ — МОСКВА
КОРПУС
Приземление в Кабульском аэропорту пассажирских самолетов непохоже ни на какое другое. В момент выхода лайнера на посадочную глиссаду к нему пристраиваются боевые вертолеты. Пассажиры смотрят в иллюминаторы и видят, как небо вокруг их самолета начинает сверкать яркими бесшумными вспышками. Это защита самолета от атаки ракетами класса «земля — воздух». Особенность ракет — их способность самонаводиться на тепловые источники в небе. Такими источниками являются двигатели самолета, на котором вы летите. Чтобы дезориентировать ракету, вертолетчики окружают самолеты, идущие на посадку, а также поднимающиеся с полос, более сильными источниками тепла. После трагедии с самолетом авиакомпании «Ариана» подобная защита стала постоянной. Тогда, как известно, погибли 52 пассажира. Самолет был сбит ракетой.
Наше приземление происходило по той же схеме: вер, толеты выпускали тепловые имитаторы целей и вели самолет почти до самой полосы. В салоне рядом со мной сидели сотрудники крупнейших телекомпаний США — Эй-би-си и Си-эн-эн (кабельное телевидение). Таким образом, вертолетчики в афганском небе были вынуждены защищать от американских ракет, купленных на американские деньги, не только нас, пассажиров разных стран, но и самих американцев.
В остальном — обычное приземление.
В последний раз я был в Кабуле зимой 80-го года. Тогда стояли сильные морозы, город был завален тяжелым снегом, вершины Гиндукуша сияли белыми чистыми гранями. Теперь— плюсовая температура, яркое солнце и ни одной снежинки. Конечно, это удручает всех, особенно жителей провинции — нет снега, не будет урожая. Трудности, порожденные такой зимой, видны сразу. Например, с наступлением вечера многие кварталы Кабула погружаются почти в полную темноту. Несколько раз я проезжал по Майванду, самой оживленной и торговой улице города,— и не видел ни одной горящей электрической лампочки. Я не узнавал улицу. Не узнавал и горы вокруг Кабула — без снега они выглядели пыльными фанерными шатрами. Сотрудник МИДа сказал, что министерство энергетики и общественных работ готовит специальное постановление о режиме пользования электроэнергией, так как уровень воды в реках Логар, Кабул и Панджшир упал до минимума.
«Электростанции Махинар и Наглу,— добавил он,— работают на самой низкой мощности».
В мечетях Кабула и провинций молятся о снеге или дожде.
Тем временем многие владельцы дуканов [1]приобрели автономные генераторы с двигателями внутреннего сгорания. Их мощность невелика — от одного до пятнадцати киловатт, но для освещения вполне достаточно. Генераторы стоят прямо на земле и гремят у входов в дуканы.
Дневной Кабул очень отличается от того, каким запомнился шесть лет назад. Город стал чище. Поубавилось людей, большую часть дневного времени проводящих на улицах во ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 33 | Добавил: NIKITA | Дата: 01 Июл 2019 | Комментарии (0)