"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 164 165 »
Дембельский аккорд
Кривенко Виталий Яковлевич
Глава из книги  Гибель Пипка


Хасан всю дорогу оправдывался перед нами за свои запарки, но мы прекрасно знали его характер, с него как с гуся вода, при первой же возможности он снова прыгнет за руль, и еще не раз куда-нибудь заедет. Правда, он извинялся за то, что я получил из-за него по зубам. Но я был на него не в обиде, если б ротный на него нарвался, то Хасану пришлось бы намного хуже, ротный его по броне бы размазал. БТРы наши пристроились к колонне, комбат объявил, что колонна простоит здесь до рассвета. Мы настроились спокойно поспать часика три, и уже почти расположились, как вдруг услышали стук по броне. Я выглянул из люка, напротив нас стоял БТР комбата. — Гараев здесь? — спросил комбат. — Да здесь, — ответил я. — Может переводчик понадобится, разведчики какой-то караван накрыли, надо разобраться, тут не далеко, пара километров. Поднимайтесь, и поехали за нами, — приказал комбат. Хотя, чего нам подниматься, мы ведь еще не укладывались. «Вот суки, не дадут поспать спокойно», пробубнил я себе под нос, и запрыгнул в люк. — Туркмен, прыгай за руль, поехали за комбатом. — А че такое? — спросил Туркмен. — Разведчики какой-то караван где-то тормознули, на разоборки надо ехать. — А почему мы? Мы ведь и так только подъехали, — возмутился Хасан. — А это Хасан, как раз из-за тебя. Переводчик комбату понадобился. — Во второй роте есть два таджика. — А вот комбату ты нравишься. Туркмен запустил движки, и мы двинулись вслед за комбатовским БТРом. Минут через двадцать мы подъехали к месту. Здесь стояли друг за другом три барбухайки и легковая тойота с кузовом, рядом с ними пара БМПшек с разведвзвода, какая-то БРДМка и пара БТРов, но явно они были не с нашей колонны. Видимость была более — менее хорошая, луна хоть была и не полная, но освещала не плохо. Рядом метрах в ста простирались горы и вверх по ним уходила дорога теряясь в темноте. Та самая горная дорога через перевал, по которой наша рота позавчера спускалась к кишлаку, в котором мы производили проческу. Наш БТР остановился возле БРДМки. Машина комбата проехала чуть дальше и остановилась возле барбухаек. Мы похватали автоматы, и вылезли на броню, комбат спрыгнул с БТРа, и позвал Хасана. Я тоже спрыгнул на землю и отправился следом за ними. Возле кабины первой барбухайки лежали три мертвых духа накрытые одеялами.
Проходя мимо БРДмки, я увидел водилу, и остановился: — Слушай, зема, откуда ваша машина? — Шакалов с Особняка привезли. Мы в Герате у советников торчали, а тут х-ня такая, — ответил тот. — А что тут случилось? — спросил я. — О-о, да тут такие заморочки! Короче, разведчики бомбанули благотворительный караван, троих замочили, а караван разграбили. А те, оказывается, направлялись в Иран, агитировать беженцев возвращаться на родину. Ну и везли им вещи всякие, вроде деньги тоже, но бабки не могут найти. Духи кричат, что деньги были, а разведчики говорят, что никаких денег не видели. Короче хрен поймешь, что у них там. Но духи каким-то образом, связались с ХАДовцами и нажаловались им. — А БТРы чьи? — ХАДовцев, мы с ними приехали. Мы слышали что-то подобное, про этих беженцев. За время боевых действий много афганцев подались в Иран и Пакистан, а недавно в правительстве Афгана организовали мероприятие по их возвращению на исконную родину. Собрали пожертвования в виде вещей и денег и снарядили группы из представителей коренного населения, которые должны были этих беженцев уговорить вернуться. Вот на одну такую группу наши разведчики и нарвались. Да, залет капитальный, удастся ли замять такой скандал, сказать трудно. К нам подошел Туркмен, и спросил: — Что здесь происходит? — Пошли послушаем, сейчас сам все узнаешь, — ответил я, и мы направились в сторону разборок. Там стояли выстроенные в одну шеренгу разведчики с летехой. Комбат построил их, а сам при помощи Хасана болтал с духами, мирных духов было на первый взгляд человек около десяти, трое из них что-то кричали и размахивали руками, то и дело тыкая в сторону бойцов разведвзвода. Ту ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 26 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

В.КОЖЕВНИКОВ

ОПАЛЕННЫЕ КАНДАГАРОМ
Есть люди, которые обладают большой притягательной силой. Всякий раз, общаясь с таким человеком, невольно задаешь себе вопрос: в чем же секрет этой самой притягательности? И всегда приходит на ум один и тот же ответ: это люди яркой, необычной судьбы. Один из них — делегат IX съезда Белорусского союза офицеров полковник в отставке Владимир Петрович Белоусов.


Бросок на юг
Внизу рыжеватые квадратики полей, изумрудные пятнышки лесов, белесые полоски дорог. Замерло сердце. Владимир сделал шаг в пустоту, тотчас засвистел ветер, а сверху раздался хлопок раскрывшегося купола парашюта. Больше двухсот раз испытывал он эти острые ощущения и предположить не мог, что настоящий экстрим ожидает его впереди. Он служил в Закавказском военном округе в звании подполковник. За плечами была учеба в Военной академии связи. Новое назначение было совершенно неожиданным: предстояло занять должность военного советника в одной из южных стран. В какой именно — Владимир узнал лишь перед посадкой в самолет. А служить ему предстояло в Афганистане. Он интересовался новостями из этой страны и был наслышан об общевойсковых операциях против вооруженных формирований оппозиционной Исламской партии Афганистана, об афганских душманах. Первое, что бросилось в глаза по прилете: персонал Кабульского аэропорта состоял исключительно из мужчин. Затем за окнами автобуса, который, оставляя за собой клубы пыли, одиннадцать часов трясся на ухабах, проплывали полуразрушенные кишлаки. На улочках этих кишлаков военных было больше, чем гражданских. Владимир ловил их косые взгляды, и его не покидало ощущение, что даже лояльные к правительству афганцы были не очень-то заинтересованы в присутствии военных из СССР. Детали афганского быта Служба в Кандагаре началась с облачения в афганскую военную форму без погон — так полагалось одеваться военным советникам. И это было не единственным их отличием от военнослужащих Ограниченного контингента советских войск, или, проще говоря, ОКСВ. Советские «армейцы» в вилаяте (провинции) Кандагар жили в построенных самостоятельно из подсобных материалов лагерях. Афганские же — в казармах, в которых спали на земляном полу, застеленном циновками, а военные советники — в старом общежитии для строителей. Если у «армейцев» был паек, то советникам предстояло обеспечивать себя продовольствием самостоятельно. Магазина Военторга в Кандагаре не было, ближайший — в Кабуле. А поскольку на прилавках кандагарских продовольственных магазинов зачастую было хоть шаром покати и цены запредельные, за продуктами приходилось летать в Кабул. Неподалеку от казармы, где разместили военных советников, стояла 70 бригада Советской армии.
Там была своя пекарня, но отовариваться там хлебом советники не могли — приходилось покупать у местных лепешки, испеченные, как правило, в антисанитарных условиях. Иногда отправляли в кишлак таджика-переводчика, который закупал там различные фрукты. Особенно пришелся по душе местный виноград, но советники, наученные горьким опытом, сначала выдерживали его с полчаса в растворе марганцовки. Пить воду из открытых источников во избежание опасных инфекционных заболеваний не рекомендовалось. Как объяснил военврач, славяне не обладают соответствующим иммунитетом. Поэтому воду привозили на самолете из Ташкента. Оставляло желать лучшего и снабжение электроэнергией. Иногда сидели без света по неделе. Шли к летчикам, просили у них авиакеросин. А чтобы лампа не взорвалась, умельцы из числа афганцев приготавливали из этого керосина мудреную горючую смесь, в состав которой входила поваренная соль.
Тревожные сводки До приезда в Афганистан Владимир не предполагал, что служить советником не менее опасно, чем в войсках ОКСВ. Оказалось, что даже опаснее. Понятно, что основная задача военных советников в Афганистане — вместе с другими военными специалистами участвовать в становлении народной армии этой страны. Это в общих чертах. А фактически им приходилось быть полномочными представителями советского государства в афганских вилаятах и районах. Вилаят Кан ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 62 | Добавил: NIKITA | Дата: 14 Мар 2019 | Комментарии (0)

Душман
Илдус Казанский

В основу сюжета романа легли военные действия в Афганистане, происходившие в конце 1980-х – начале 1990-х годов. Герой романа Артур Мухачёв по прозвищу Душман, добровольно призвавшийся на войну, проходит трудный путь военных передряг и бандитских разборок. Попав по воле судьбы в историю с приключениями, он сумел развернуть целую сеть событий как в Афганистане, так и в Союзе. Автор заранее приносит извинения, если события, описанные в романе, совпадут с реальностью. В оформлении обложки использована фотография из архива автора.

Глава 1. Война
Старшина прибил половую доску на место, отодвинул письменный стол обратно в угол и, затолкав долларовые пачки в приготовленный рюкзак, сел на обшарпанный стул, откинувшись на его высокую спинку. Его натренированное крепкое тело под потной гимнастёркой мгновенно расслабилось и он, глядя на валявшийся на столе штык-нож, пытался пропустить через голову, с чего всё это началось.
Когда-то двадцатилетний парень Артур Мухачёв, учащийся Казанского физкультурного института, кандидат в мастера спорта по боксу с внушительными накаченными комплектациями, добившийся до этого отсрочки в призывном пункте по разным причинам, вдруг непонятно для окружающих бросает все свои начинания и уходит в воздушно-десантные войска, где через полгода учебки в сержантской школе попадает в район боевых действий Афганистана. Он, конечно, мог доучиться, сделать карьеру в боксе, отмазаться вообще от этой армии, но одна серьёзная причина заставила пойти на такой шаг, о которой знал только он и могла догадываться она.
Именно она, Сабина Листьева, поступив на первый курс института физкультуры, стала причиной всех бед, возникших в жизни молодого человека. Любовь, впервые посетившая Артура, всё перевернула в душе наизнанку. Встречи, совместно проведённые вечера после незамедлительного знакомства развивали его страсть к ней всё больше, что, казалось, нечем было усмирить эту пылающую в сердце любовь.
Прошло около месяца с того дня, как они завели дружбу, не заходившую дальше поцелуев.
Вдруг объявился парень с приличным видом, оказавшийся после разбирательств давнишним другом его любимой.
Выяснив отношения мирным путём, Сабина дала понять, что отдаёт предпочтение своему раннему ухажёру, который поступил учиться в Екатеринбургский политехнический институт и приехал на побывку домой, в родной город и к любимой девушке.
В свою очередь и она, зная его много лет, обожала его и заявила, что это у неё с Артуром было всего лишь мимолётное развлечение.
Не хрена себе, скажу, развлечение! Пацан тут на глазах худеет, на других девчат и смотреть не желает, а она, вертихвостка, развлекается.
Отодрать бы, конечно, её хором в отместку, да рука не поднимется на такое. Слишком он её сильно любил, чтобы напакостить.
Поэтому и свалил в армию, чтобы подальше с её глаз долой. Она, конечно, знала о его чувствах к ней, но насильно мил не будешь.
На том и разошлись, как два корабля в море, каждый гребя в свою сторону.
Сторона, куда «грёб» Артур, оказалась охваченной настоящей войной, где убивали каждый день.
Он знал, куда едет. Ему предложили ещё в военкомате проходить военные действия в спортроте, выбивая призы в боксёрском ринге. Не захотел.
Тогда обиженный военком определил в команду в Афган.
Он не отказался.
По прохождении курса молодого бойца и учёбы в сержантской школе двумя лычками на погонах его направили в военную часть командиром отделения, расположившегося под Кабулом.
Командир взвода, молодой лейтенант Георгий Заридзе, прослуживший в зоне боевых действий больше трёх месяцев, выглядел уже как бывалый воин, не раз участвовавший в огневых операциях. Откровенный в своей гостеприимности и выделявшийся его черными густыми усами, он встретил новичков в своём поубавившемся после очередных стычек с духами взводе с распростёртыми руками, в одной из них держа автомат.
– Ну, вояки! Добро пожаловать на войну. Я командир вашего взвода Георгий Заридзе. Прошу меня внимательно выслушать. Больше повторять не стану. Это касается вас, как выжить в данной обстановке, – с улыбко ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 76 | Добавил: NIKITA | Дата: 04 Мар 2019 | Комментарии (0)

АЛЕКСАНДР КАРЦЕВ
Шелковый путь (записки военного разведчика)
Книга первая Посвящается Сергею Карпову.

 
С завистью к его офицерской молодости.
Солдату маршрута Кабул - Джабаль-Ус-Сирадж. Солдату и поэту.
Глава 1. Экзамен
Она летела рядом, буквально в нескольких сантиметрах. Красивые карие глаза были задумчивы и равнодушны. Гибкое, стройное тело было восхитительно! Она не обращала на меня ни малейшего внимания. По крайней мере, так казалось. Но я не обольщался на этот счет: чем-то я все-таки был ей интересен. Ведь иначе её не было бы рядом со мной, да и шерсть у неё на загривке поднялась совсем не случайно. Гравитация делала свое дело - до воды оставалось не более полуметра. Впервые в жизни я жалел, что не умею летать. Взмахнул бы руками, да и вернулся обратно. На палубу пограничного катера. Хотя и не люблю пограничные катера, вернулся бы. Просто, еще меньше, чем пограничные катера, я люблю пограничных собак. Особенно таких, как та, что летела сейчас рядом. Даже если она и казалась такой равнодушной... Экзамен был бездарно провален. Катер должен был появиться не раньше, чем через два часа. За это время я ушел бы далеко за Днестр. Но вмешался нелепый случай - жене одного из пограничников срочно понадобилось на другой берег. Катер казался песчинкой в днестровском лимане, я не тянул и на микро-песчинку. По всем вселенским законам мы не могли встретиться. Кроме какого-то одного закона, о котором я видно забыл. Через Днестр переправлялся по стандартной схеме: одежда лежала в водонепроницаемом пакете рядом с увесистым булыжником. Пакет привязан к телу веревкой. Узел "Прощай, мама". Альпинисты хорошо знают этот узел. Как только появился катер, короткое движение, и одежда с камнем ушла на дно. Меня подняли на борт. Подошел старший прапорщик. Он был немногословен. - Документы? Более забавного вопроса я и не ожидал услышать. Нужно было что-то ответить в том же духе. И в голове уже рождалась шутливая фраза: "Вы знаете, офицер, документы, шифры, оружие и наркотики утонули. Я не виноват..." Но в это время за моей спиной раздался звонкий девичий смех. На мостике стояла миловидная, светловолосая девушка. Вопрос о документах вызвал у нее взрыв веселья. До пограничников, похоже, тоже стала доходить неуместность вопроса. И в этот момент я совершил глупость. Необъяснимую, бессмысленную. Я прыгнул за борт... Взыграло детство в одном месте. Решил произвести впечатление на девушку. Прыжок действительно был красивым. Недаром столько лет занимался плаванием. Но еще более красивым был прыжок пограничной собаки. Профессиональный, классный прыжок. Вот тогда-то я и захотел вернуться обратно. Захотел научиться летать. Но рожденный ползать, как известно... Я шмякнулся о воду как старая, разбитая калоша. Я лежал в воде как старое гнилое бревно. Рядом мило плескалась овчарка. Ей было приятно поплавать после длинного рабочего дня. И лишь изредка она бросала равнодушный взгляд в мою сторону. Ждала, когда я пошевельнусь. О, моя попытка бегства или сопротивление при задержании были бы для нее настоящим праздником. Она мечтала об этом всю свою жизнь. Или, по крайней мере, с утра (возможно, утром ее не слишком сытно покормили). Но я превратился в бревно, у меня не было рук - только ветки, не было ног - только корни, не было мыслей. Я был всего лишь бревном. Я даже не думал о жуках - короедах. Меня снова подняли на борт. Шуток больше не было. Кроме одной - на руки надели наручники и пристегнули их к ограждению. Катер подходил к берегу. Незаметно подкрадывались сумерки. Наступал час волка. А волка, как известно, кормят ноги. То есть лапы. Или зубы. Не помню. В любом случае пора было делать ноги и показывать зубы. И все-таки здорово, что я уже не был бревном. Мокрым, гнилым. Противно! Я - волк! Приятно познакомиться, волк. Для вас просто волк. Да, тоже очень приятно! И что это я так переживаю из-за какой-то овчарки. Собаки - не самое страшное в жизни. Вы когда-нибудь были волком? Спали в лесу? Чутко прислушиваясь к каждому шороху. Ведь каждый шорох таит опасность, и каждый встречный может быть не только дичью, но и врагом. Если после ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 68 | Добавил: NIKITA | Дата: 01 Мар 2019 | Комментарии (1)

 
15 февраля - День вывода войск из Афганистана.
День памяти воинов-интернационалистов

Россияне каждый год отмечают эту дату — 15 февраля, день вывода войск из Афганистана. В 1989 году правительством Советского Союза был окончательно выведен ограниченный контингент войск с территории данного государства. Эта страшная война, о которой вначале молчали, принесла горе и боль во многие семьи.

Почти десятилетие

Афганская война для советского народа длилась десять лет. Для наших военных она началась в 1979 году, 25 декабря, когда первые солдаты были заброшены в Афган. Тогда об этом не писали газеты, и солдатам, проходившим службу в Афганистане, было запрещено сообщать родным, где они находятся и чем занимаются. И только в 1989 году, 15 февраля, территорию этой восточной страны окончательно покинули советские войска. Это был настоящий праздник для нашей страны.

 

В страшной и кровопролитной войне была поставлена жирная точка. И в Советском Союзе, а позже и в Российской Федерации и государствах – бывших республиках Страны Советов, стали отмечать 15 февраля. День вывода войск из Афганистана — не только повод отдать дань памяти тем, кто погиб в той страшной войне. Это еще и знак того, что необходимо заботиться о тех, кто прошел бессмысленную и никому не нужную войну, которая длилась почти 3 тысячи 340 дней. Дольше, чем Великая Отечественная.

 

Судьбоносный апрель

Мировая прогрессивная общественность давно призывала Советский Союз вывести своих военных из Афганистана. Все громче такие требования стали раздаваться и внутри самой страны. Переговоры длились долго и упорно. В апреле 1988 года была достигнута определенная ясность. В этот день в Швейцарии при непосредственном участии представителей Организации Объединенных Наций министры иностранных дел Пакистана и Афганистана подписали так называемые Женевские соглашения. Речь в них шла о том, чтобы окончательно урегулировать нестабильную ситуацию в Афганистане.

По этим договоренностям Советскому Союзу предписывалось вывести ограниченный контингент своих войск в течение 9 месяцев. Это было поистине судьбоносное решение. Сам вывод войск начался в мае 1988 года. А окончательная дата завершения афганской войны наступила в 1989 году. 15 февраля — день вывода войск из Афганистана, день, когда последний советский солдат навсегда покинул территорию данной страны. Это знаменательная дата в истории нашего государства. Со своей стороны, Соединенные Штаты Америки и Пакистан, согласно Женевским договоренностям, должны были прекратить оказывать любую поддержку моджахедам. Правда, это условие все время нарушалось.

 

Инициативы Наджибуллы

В конце 1987 года лидером Афганистана стал Мохаммад Наджибулла. Он выработал весьма прогрессивную программу прекращения боевых действий. Предлагал перейти к диалогу и прекратить стрельбу, освободить из тюрем боевиков и тех, кто был противником режима. Он предлагал всем сторонам искать компромисс. Но оппозиция на такие уступки не пошла, моджахеды хотели воевать до победного конца. Хотя рядовые бойцы всячески поддерживали вариант перемирия. Они бросали оружие и с радостью возвращались к мирному труду.

Стоит отметить, что инициативы Наджибуллы совсем не радовали США и другие западные страны. Они были нацелены на продолжение боевых действий. Как рассказывает в своих воспоминаниях генерал-полковник Борис Громов, его подразделения только с июля по декабрь 1988 года перехватили 417 караванов с оружием. Они направлялись моджахедам из Пакистана и Ирана. ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 348 | Добавил: NIKITA | Дата: 14 Фев 2019 | Комментарии (1)