"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 173 174 »
Афганский разлом
Роман Максимов


 
Демократическая Республика Афганистан.
Лето 1985 года. Ведение активных боевых действий между правительственными силами Афганистана и ограниченным контингентом советский войск в Афганистане с одной стороны и многочисленными вооруженными формированиями афганских моджахедов («душманов»), пользующихся политической, финансовой, материальной и военной поддержкой ведущих государств НАТО и консервативного исламского мира с другой стороны. Рядовой ОКСВА Сергей Никитин попадает на Баграмский полигон, где происходит его становление, как воина-интернационалиста. Он видит весь негатив службы в Советской Армии; на себе испытывает жестокую дедовщину; двойные стандарты в отношениях между офицерским составом и военнослужащими срочной службы; стирание всех граней между жизнью и смертью, которая, впоследствии, становиться обычным повседневным явлением для молодых, еще не окрепших душ восемнадцатилетних ребят. Он попадает в самое пекло сражения, в ущелье Панджшер, где теряет своих сослуживцев, друзей, с которыми еще вчера делил армейский сухпаек и мечтал о счастливой после армейской жизни… Вот тут то и начинается настоящий ужас и страшная реальность Афганской войны
Глава 1 «Не думайте, что Я пришел Нарушить закон или пророков; Не нарушать пришел Я, Но исполнить». ( Евангелие от Матфея) Солнце медленно, словно нехотя, клонилось к закату, когда на пыльной, утоптанной гусеницами бронетехники дороге, ведущей в Баграм, появилась колонна БМП. Серые, от многочасового пути, машины разрезали вечернюю тишину тупым лязганьем железа; клокотанием мощных двигателей; выбрасывая в воздух клубы ядовитого выхлопного газа. С высоты колонна напоминала огромную извивающуюся змею, которая ползла на свой коварный промысел, но отличалась от пресмыкающегося тем, что вместо ядовитых зубов несла в себе не менее смертельный боекомплект. Сергей Никитин сидел в десанте рядом с дембелями, которые то и дело затягивались какой то вонючей травкой, пуская тяжелый, густой дым, забивающийся Сергею в нос и глаза. В БМП душно, как в парной (люки открывать не разрешали на протяжении всего марша), а тут еще эти двое с удовлетворением пускают дым тебе прямо в лицо! Постепенно Никитин почувствовал легкое головокружение и какое-то странное чувство расслабленности, словно неведомая сила, плавным движением своих невидимых рук, сняла всю дневную его усталость. «Что за черт? – подумал Сергей,– наверное наркотик курят, бляха-муха…» И что удивительно, ведь рядом, в башне сидит офицер – лейтенант, – и хоть бы что! Только изредка поглядывает на него, Сергея, ухмыляясь своими маленькими губками, над которыми еле заметно проступает темная, редкая щетина. «Сам поди наркота», – думал рядовой Никитин, крепко уцепившись за деревянную лавку, что бы не ударится головой о железную стойку десанта – пошла ухабистая дорога. Мытарства молодого бойца оборвала команда жидкоусого лейтенанта, – – Стоп машины! Водитель-механик коробочки (так называли солдаты между собой БМП) Олег Яловец, одно призывник Сергея, с украинского города Черкассы, плавно нажал на тормоза и тяжелая, запыленная боевая машина пехоты, медленно остановилась. «Ну, поди приехали» – подумал Сергей и хотел было уже подняться со своего проклятого места, как вдруг почувствовал сильный удар в броню, как раз в том месте, где находился задний люк для высадки десанта. Не удержав равновесие, Никитин грузно падает на опешевшего дембеля, при этом попадая своей бритой головой ему в переносицу. Секунда – и уже «молодой» на себе ощущает тяжелый кулак «дедушки Советской Армии», профессионально влепивший в Сергеево левое ухо. Весь десант спешно выскакивает наружу, выяснять причину случившегося. Первое, что пришло в голову Никитину, когда потирая больное ухо он выкарабкивался из душного БМП, была одна отчаянная мысль: «Подбили, суки…Из гранатомета влупили!» Кое-как выбравшись и оглядевшись вокруг, Сергей вскоре понял причину свалившего его с ног мощного удара в люк бронемашины. Дело в том, что следовавшая чуть позади БМП, по общей команде «Стоп!» не остановилась, продолжая ехать вперед, так, как водитель «коробочки», – тоже ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 79 | Добавил: NIKITA | Дата: 13 Сен 2019 | Комментарии (0)

  • В.ХОТЕЕВ. .

Мой ангел-хранитель носил камуфляж

А.Давыдов-
командир инженерно-саперной роты

окт84-86
(переведен ком.взв. спецминирования)

Из пекла Кандагара вернулся сапёр Александр Давыдов -Ты! Откуда? - Из Кандагара. - Не может быть! Господи! Живой! В штабе округа Александр встретился со своим бывшим командиром. Тот глазам не сразу поверил. Ему тоже Афган был знаком не понаслышке, а Кандагар, пожалуй, самая горячая точка этой войны. За два года в инженерно-саперной роте, которой командовал капитан Давыдов, погибло 24 солдата и два офицера, остальные получили ранения или контузии.

НА ЗАНЯТИЯХ ПО РАЗМИНИРОВАНИЮ В АФГАНСКИХ ГОРАХ «Счастливая» мина Александр Давыдов был командирован в Афганистан в сентябре 1984 года. В том, что его отправят сюда, не сомневался - саперы были очень необходимы. Первое впечатление тяжелое - дикая жара, спёртый воздух, полуразрушенные города и бедные кишлаки. Из Кабула его сразу перебросили на самый юг - в Кандагар. Вначале Александр еще считал военные операции, в которых приходилось участвовать. За полгода их было восемнадцать, а потом сбился со счёта, но один день навсегда врезался в память. 15 марта 1986 года, когда к концу подходил срок афганской командировки, Давыдов занимался зачисткой складов боеприпасов. Вместе с механиком-водителем под завязку загрузили БТР минами и другим взрывоопасным имуществом, отправились в путь и на дороге налетели на мину. Раздался взрыв. К счастью, не всё сдетонировало в машине… - Когда через люк летел из БТР, трижды перевернулся в воздухе, а потом ударился о землю, - вспоминает Александр Владимирович. - Когда очнулся, услышал страшное шипение за спиной. Подумал: какая-нибудь кобра. Не мог понять, что произошло, где нахожусь. Обернулся и увидел наш БТР. Его буквально в дугу согнуло взрывом. А воздух шипел, вырываясь из тормозной системы. Ровно такой же кульбит совершил, вылетев через свой люк, и мой водитель. Контуженые, на четвереньках мы подползли друг к другу. Месяц провели в госпитале и снова занялись разминированием. Как после такого взрыва мы остались живы, представить не могу. Считаю, что второй раз родились. За проявленное мужество Давыдов был награжден орденом Красной Звезды. Когда вернулся из Афганистана, родным про подрыв не рассказывал. Всю жизнь он хранит листочек с молитвой, который дала ему бабушка Мария. Он и в Афгане был с ним. Бабушка внука с войны дождалась. На войне как на войне Будни саперов мы теперь видим почти каждый день в новостях по телевидению. Наши военные разминируют сирийские города, спасают мирных жителей от гибели и увечий при подрыве на минах, самодельных ловушках. Взрывчаткой могут начинить даже детские игрушки. С «народным творчеством» в этой области советские бойцы сталкивались еще в Афганистане. - Например, перед нами бетонированное полотно дороги. За ночь душманы умудрялись под бетоном прокопать траншею, заложить в неё взрывчатку, сформировать электрическую цепь. Были и более хитроумные ловушки - веревки с прищепками и т.д. Предотвращать подобного рода опасности нам помогал профессиональный опыт, - рассказывает Александр Давыдов. - Минных полей не было. Это другой театр боевых действий. Встречались единичные боеприпасы, натыканные с различной густотой на дорогах, горных тропах. Все, что касалось мин промышленного производства любой страны, было для нас как семечки щёлкать. Большую опасность и трудность при разминировании представляли самоделки.

Помощниками и на ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 66 | Добавил: NIKITA | Дата: 11 Сен 2019 | Комментарии (2)

Спецназ ГРУ в Кандагаре. Военная хроника 
Автор:Александр Шипунов

 
«Ни о чем не жалею»
В период с лета 1985-го по осень 1986 года проходил срочную службу в 3-м отдельном мотострелковом батальоне, который дислоцировался в провинции Кандагар Демократической Республики Афганистан.
3-й омсб – это условное закрытое наименование 173-го отдельного отряда спецназа, который вошел в ДРА в феврале 1984 года и с первых месяцев пребывания в Афганистане постоянно наносил моджахедам весьма ощутимые удары, громя их караваны и исламские комитеты, при этом имея минимальные потери.
Я служил в роте минирования отряда и именно о своей роте, о ее становлении, о разной роли офицеров в этом процессе хочу рассказать.


О роте минирования и ее роли
Рота минирования была сформирована летом 1985 года. До этого в отряде была группа минирования. Незадолго до создания роты из-за возросшего объема задач, связанных с разминированием транспортных путей, в штат отрядов спецназ, воевавших в Афганистане, ввели инженерно-саперный взвод, а после этого было принято решение свести оба взвода в одну роту.
Основным видом боевой деятельности нашего отряда были засады. Основная задача подрывников – увеличение огневой мощи разведгруппы. Как эффективная работа подрывников во время боевого выхода увеличивала возможности группы, так и грамотная работа роты минирования увеличивала результативность всего отряда.Зона ответственности 173-го отряда имела географические особенности, позволяющие проводить засаду на автотранспорт противника в классическом ее варианте, что давало возможность минерам отряда в полной мере демонстрировать свой профессионализм. Грамотный специалист путем подрыва групп мин мог остановить несколько автомобилей одновременно, задать направление отхода противника и уничтожить его.
Исходя из сказанного выше, разведчик-минер в спецназе – это в первую очередь боец, дополнительно получивший углубленную подготовку по минноподрывному делу.
Извилистый путь в отряд
Воинскую специальность разведчика-минера я шесть месяцев постигал в 1071-м отдельном учебном полку специального назначения в городке Печоры Псковские, что на границе с Эстонией.
Наука эта давалась мне легко, учился я с интересом. Поэтому командир учебного взвода лейтенант Павлов решил оставить меня в роте в качестве сержанта. О таком предложении мечтали очень многие. Но не я. Сам я родом из Хабаровска. На момент призыва в армию имел первый спортивный разряд по парашютному спорту и более двухсот прыжков. Поэтому моим желанием было попасть в ближайшую к дому Уссурийскую бригаду спецназа, где я рассчитывал продолжить карьеру спортсмена-парашютиста. Однако командование роты настаивало на своем, а я оставался при своем. Поэтому на собеседовании у комбата, что называется, «включил дурака». После этого командиру учебной роты старшему лейтенанту Дикареву комбат высказал свое искреннее удивление тем, что на ответственную должность сержанта учебной роты он хочет назначить человека либо глупого, либо не желающего исполнять эту должность. И первое, и второе командиру учебного батальона было не нужно.
Долг платежом красен. И вот уже в аэропорту Пулково я ожидаю свой рейс на Ташкент.
Вопрос, почему из десяти узбеков – выпускников учебной роты – ни один не поехал с нами в город Чирчик, перестал быть загадкой сразу по прибытии в него. Здесь формировался новый 467-й отдельный учебный полк спецназа, сержантом учебной роты минирования которого я стал.
Создание весной 1985 года в городе Чирчик учебного полка для батальонов спецназа, воевавших в Афганистане, было важным событием, которое серьезно повысило качество прибывающего на войну контингента. Большим преимуществом для курсантов Чирчика было то, что с первых дней будущие бойцы отдельных «афганских» отрядов проходили службу в климатических условиях, максимально приближенных к афганским, в подразделении, специально созданном для нужд этих отрядов. Полк дислоцировался в бывших казармах 15-й отдельной бригады спецназа, недавно ушедшей в Джелалабад. Дух идущей рядом «настоящей» ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 114 | Добавил: NIKITA | Дата: 08 Сен 2019 | Комментарии (0)

Суконкин Алексей
Охота за «Тайфуном


Андрею – бывшему командиру отряда специального назначения, человеку с железной волей и доброй душой.
У России только два союзника: Армия и Флот
Сходство персонажей книги с действительно существующими лицами, а так же сходство событий или наименований объектов считать случайным совпадением.
Пролог. Защита и нападение. Разные уровни
Вся наша жизнь или скудная и однообразная или яркая и насыщенная определена всего двумя примитивными действиями. Этими действиями являются нападение и защита.
Насколько живущее в нашем мире существо умеет приспосабливаться к окружающей среде, настолько оно, и приспособлено к выживанию. Не последнее место в умении существа приспосабливаться к окружающей среде стоит за мастерством нападения и защиты. В еще большей степени это относится к коллективным объединениям живых существ: к семействам, стадам, прайдам и общинам – насколько сильно это объединение, настолько и больше у него шансов потеснить с плодородного места менее сильное, и тем самым выжить. Обрекая слабое объединение на смерть. Другого не дано. Наш мир жесток и в нем есть место под солнцем только сильным. Теория Дарвина в принципе не плохо характеризуетВооруженный ножом в большинстве случаев зарежет специалиста по борьбе. Вооруженный пистолетом во всех случаях застрелит специалиста ножевого боя. Правило это абсолютное. Оно практически не содержит исключений. Чем-то это правило отдаленно напоминает «пищевую цепочку», в которой сильные поедают слабых. Немного искажает это правило то, что иногда можно видеть как несколько менее сильных особей могут забить более сильного. В таком случае исход дела решается за счет лучшей согласованности действий слабых, но более организованных существ.
Некоторые общности людей образуют государство. Это уже совершенно другой уровень отношений, где есть правила, традиции, законы и различные социальные устои. Государство свою суть определяет своим государственным строем и государственной политикой. Государственный строй бывает разный: монархия, конституционная монархия, республика, кооперативная республика, федеративная республика. Это разные направления развития государственности. Но любой государственный строй ставит свою политику так, чтобы в любом случае защитить свою территориальную, и тем более экономическую неприкосновенность. Защита интересов государства обеспечивается средствами куда более мощными, чем клювы, клыки, камни и пистолеты.
В основе такой защиты, конечно, лежит дипломатия. С её помощью урегулируется большинство возникающих между различными странами конфликтов. Ибо слово – это мощное оружие. Диалог между высшим руководством конфликтующих сторон позволяет выявить точки взаимного непринятия и выработать стратегию уступок и компромиссов, которые в большинстве случаев позволяют гасить конфликт в зародыше.
Но возникают ситуации, когда диалогом добиться взаимопонимания невозможно в силу различных причин или тайных помыслов одной из сторон. В этом случае в дело вступает правило, которое очень доходчиво озвучил известный Чикагский гангстер Аль Капоне, как-то сказавший: «хорошее слово, подкрепленное пистолетом, всегда убедительнее, чем просто хорошее слово». Этот аль-капоновский «пистолет» есть в каждом уважающем себя государстве. «Пистолетом» являются вооруженные силы государства – организация, специально созданная для отражения агрессии или именно для осуществления агрессии против других стран. «Пулями» этого «пистолета» являются снаряды, бомбы и ракеты. «Подкрепление пистолетом» осуществляется обычно в форме простой демонстрации этого «пистолета». Другими словами говоря это есть демонстрация своей силы.
Сама по себе демонстрация силы, без её применения, в большинстве случаев позволяет очень хорошо сбить спесь с забывшихся политиков, возомнивших себя всемогущими богами. Можно привести ряд убедительных примеров.

Категория: Проза | Просмотров: 66 | Добавил: NIKITA | Дата: 02 Сен 2019 | Комментарии (0)

ПОЕЗДКА В ЛЕНИНГРАД
Ильяс Дауди



Москва лето 1987 года. Друзья - Сидор, Руст и Костёр в конце ноября 1986 года вернулись с Афганской войны и, вступив в мирную жизнь, начали налаживать быт.
Сидор – кавалер ордена «Красной Звезды» и двух медалей «За Отвагу», пользуясь преференцией ветерана войны, поступил на рабфак исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. 
Руст, пройдя череду госпиталей в Афганистане и Ташкенте, встал на протезы и восстановился на первый курс экономического факультета Московского института стали и сплавов, откуда призывался в армию.
А Костёр, отмеченный двумя орденами «Красной Звезды», выбрал военную стезю и поступил в Московское высшее военное общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР.
По предложению Руста, в дни студенческих и курсантских каникул, друзья решили навестить в Ленинграде, Маму, погибшего Стрелы - Людмилу Васильевну. Она приезжала к Стреле на Присягу в Сурхандарью, и угощала всех шестерых - Костяна, Монгола, Стрелу, Руста, Костра и Сидора, купленными в базарной чайхане - самсой и пловом.  
Поездка осложнялась тем, что записная книжка, содержавшая домашние - телефон и адрес Стрелы, была утрачена раненым Рустом, вместе с разрезанным медиками, маскхалатом перед хирургической операцией в госпитале Шинданда.
Как бы то ни было, трое друзей - Руст, Сидор и Костёр, тронулись в путь. Сев в поезд Москва-Ленинград и, проговорив в пути всю ночь, они, утром прибыли на Московский вокзал.
Город встретил их пасмурной погодой. На площади перед вокзалом, выстроясь в ряд, стояло два десятка такси с горящими зелёными огоньками. Одетые в модные комплекты джинсов и курток «MONTANA» и «USTOP», купленные в афганских дуканах, и белые кроссовки ROMIKA, с яркими спортивными сумками, наперевес - трое друзей, привлекли внимание тщедушного, со вздёрнутым носом, в потёртой кожаной куртке и нелепой оранжевой кепке, таксиста.
- Куда ехать?! – спросил он, с прищуром, цвиркнув в сторону. 
- Полюстровский проспект - нехотя ответил Руст, отметивший моветон таксиста.
Название проспекта, было единственное, что он помнил из адреса Стрелы после перенесённой тяжёлой контузии. Дом и квартира, по отрывочным воспоминаниям, были, то ли 5 и 20, то ли наоборот, а может, и ни то, и ни другое.
- Какой дом? - спросил таксист.
- Давай пока на Полюстровский, а там будет видно. Начнём с дома 5! - дал целеуказание Костёр.
Таксист, посмотрел с опаской, и указал на свою белую Волгу ГАЗ-24. Руст сел вперёд, Сидор и Костёр на заднее сиденье.
Когда, спустя более получаса, езды по широким проспектам и улицам Ленинграда, такси въехала в безлюдную заброшенную промышленную зону, со старинными, с царских времён, буро-кирпичными домами, ожидавшими переселения и сноса, у друзей, в унисон, возникло, недоумение.
- Ты куда нас везёшь?! - с напором, спросил Сидор.
- Так срежем, путь будет короче - ответил таксист, заметно егозя.
Проехав немного, он остановил машину у телефонной будки и, сообщив, что «забыл дома выключить» - газ или какой-то электроприбор, срочно вышел «на минутку позвонить». Он снял трубку и, начав с кем-то говорить, повернулся спиной. Через некоторое время, он повернулся и, пристально посмотрев на друзей, провёл реляцию.
Подвоха, никто не ждал, пока четверо крепких молодцев, скоро-вышедших из подъезда и, быстро обежавших вокруг такси, резко, не открыли передние и задние двери, и не приставили к горлу каждого из друзей, финские ножи:
- Деньги и ценности, выкладывай быстро! Иначе порежем на ремни! - прогорланил один из налётчиков. 
Паузы не было, друзья мгновенно мобилизовались и, резко схватив за руки и, затянув в салон такси, Сидор, Костёр и Руст начали жестоко бить и душить налётчиков.
Четвёртый гопник, сунувшийся в салон через водительскую дверь, безуспешно старался воткнуть удары, по молотившим его корешей, кулаками и головами - Костру и Сидору, а затем взялся разжимать руки Руста, стиснувшего в клещи и, заставившего хрипеть от удушья, третьего подельника.
Таксист с ужасом наблюдал за происходившим из телефонной будки. Избиение вн ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 69 | Добавил: NIKITA | Дата: 31 Авг 2019 | Комментарии (0)