"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 148 149 »
  ВЯЧЕСЛАВ МАРЧЕНКО
           ОФИЦЕРСКИЕ ЗВЕЗДЫ       

 

 
   Лето 1977 года. Казахстан, Советско-китайская граница.                          
    Лейтенант Владимир Есипенко спал чутко. Услышав рядом с собой голос сержанта, он открыл глаза и произнес:
   - Встаю.
   Мгновенно сбросив дремоту, он вскочил на ноги, оделся, достал из-под подушки свой пистолет, и, вложив его в кобуру, посмотрел на часы: они показывали ровно шесть часов.
    - Значит так, Козлов, -  отхлебнув из кружки  несколько глотков несладкого, чуть теплого чая, обратился лейтенант к младшему сержанту,- я уезжаю на левый фланг дозором, а ты в мое отсутствие остаешься на посту за старшего, что это значит, я, надеюсь, ты понимаешь?
   - Так точно, - невыразительно отозвался младший сержант, прибывший на заставу совсем недавно из инженерно-саперной роты,  в виде усиления, в связи с нехваткой на заставе сержантского состава. 
   Вчера лейтенант провел с ним тщательный инструктаж и сейчас он еще раз предупредил сержанта о том, чтобы он в отсутствие на посту офицера, по всем возникающим вопросам строго действовал согласно «Инструкции по охране Государственной границы». В завершении он еще раз напомнил сержанту о главном:
    - Связь со мной за перевалом, скорее всего, пропадет, поэтому до семнадцати часов, если я не вернусь к этому времени, по моему маршруту вышлешь  тревожную группу. В мое отсутствие через каждый час докладывай на пограничную заставу о положении дел на посту. Сменишь в восемь часов часового. У вернувшегося наряда, как положено, примешь оружие  вычищенным – ясно?
   - Так точно.
   - В свободное от службы и сна время, - продолжал лейтенант,- без дела никому не болтаться – отремонтировать забор по периметру поста и навести на конюшне  тщательный порядок, вернусь – проверю! Вопросы?
   - Никак нет.
   - Вам все понятно, товарищ младший сержант?
    - Так точно. 
   - Смотри, чтобы на посту все было нормально, - строго взглянув в глаза сержанту, предупредил его лейтенант и вышел из помещения. Там, возле входа,  рядовой Корнев – не высокого роста, щупленький солдат-первогодка, в ожидании офицера держал за повод широкогрудого неспокойного коня по имени Каток. Лейтенант проверил на нем подпругу, похлопал ладонью по его могучей шее и, ухватившись рукой за холку, вскочил в седло. Каток тут же, с места, пошел крупной рысью.
   С самого утра стоял зной, поднявшееся над горами яркое солнце уже осыпало землю своими горячими лучами, вовсю припекая плечи Владимира.
   «День сегодня будет жарким», - подумал он, взглянув на сверкавшую снежную вершину под огромным солнечным сиянием. Тут же он перевел свой взгляд на широкую долину, распластавшуюся между длиной вереницей гор, там вдали виднелись многочисленные казахские юрты и отары овец.
   Левый фланг Государственной границы, которую  охранял лейтенант Есипенко,  был протяженным – девятнадцать километров, и все холмистая равнина, справа и слева тянулась бесконечная цепь скалистых гор Джунгарского Алатау, покрытых густым кустарником и высокими деревьями. 
   После полутора лет срочной службы в песках Средней  Азии эта местность очень нравилась лейтенанту и казалась ему сказочно красивой. Он был счастлив, что после окончания училища попал служить именно сюда - на горный участок границы, он мечтал об этом. И теперь, почти ежедневно уезжая верхом на коне то на левый, то на правый фланг поста, лейтенант с удовольствием любовался красотой гор, наблюдал, как чабаны перегоняют с места на место отары овец, с наслаждением вдыхал аромат диких трав… Швейцария, да и только!
&nbs ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 84 | Добавил: NIKITA | Дата: 12 Фев 2018 | Комментарии (0)

 Бикбаев Равиль Нагимович 
 Как мы победили смерть  

 
От автора:
Знаешь, уважаемый читатель, на войне трагичное и смешное всегда идут под руку. Достоинство это или недостаток русского, советского, российского солдата, не мне судить, но он всегда даже в самом страшном событии старается видеть и смешную сторону. Я думаю, что эта сторона нашего национального характера, свидетельствует о великолепной психической устойчивости наших ребят. Умеем мы оценить юмор в любой ситуации, посмеяться и над собой и над другими. А с другой стороны, давно и не мной, было сказано, что не от великого веселья, карась на сковородке пляшет. Я постарался, написать рассказы о смешных случаях на войне в Афганистане, как получилось судить вам. Итак, хотите, верьте, хотите, нет, а дело было так…….
Филиппок
Нам рано на покой, и сердце не замрет, оркестр полковой, вновь за душу берет. Строевая песня.
Нет, я не был добровольцем. С моей точки зрения все добровольцы или романтики или наемники. Разумеется, кроме тех, кто воевал в Великой Отечественной Войне. Для меня с романтикой было покончено, в первый день прибытия в учебку, когда вместо беретов, как на гражданке сладко замирало сердце, когда представлял себя, отважным десантником в прославленном голубом берете, нам, курсантам, выдали «вульгарные» общевойсковые пилотки. Служба в армии делает все возможное, чтобы выбить из солдата романтизм, кстати, правильно делает, самые плохие солдаты, которых я знал, были романтиками, а когда романтический идеал, быстро умирал, они становились или нормальными бойцами, или ломались и превращались в чмо.
В общем, с романтикой было покончено и в Афганистан, я совсем не рвался. Полно было таких, кто в военкоматах просил их направить в Афган, были и такие, кто заваливал рапортами командование, и просил туда перевода. Думаете, рвались выполнять интернациональный долг? Не смешите меня! Просто мальчикам хотелось испытать себя и получить толику военных приключений, и они не понимали, что война, это не приключение, а дерьмо. Я в Афганистан не хотел. Но судьбу не выбираешь, она тебя выбирает. Впрочем, обо всем по порядку.
В учебке, хорошо известная всем десантникам Советского Союза, как Гайжунайская учебная дивизия ВДВ, меня определили в первое отделение, первого взвода, первой роты, первого батальона триста первого учебного парашютно-десантного полка. Готовили из нас командиров отделений, для десантно-штурмовых бригад. Был я в учебной роте, самым известным курсантом, и когда ротный с командиром первого взвода обсуждали мои успехи, то скупая, чистая как картофельный самогон (если кто не знает, страшная мутная гадость), слеза стекала по щеке отца — командира, а лицо, после того как он эту слезу утирал носовым платком, озарялась счастливой улыбкой, он знал, что через шесть месяцев, этот «подарок», достанется кому-то другому.
Как вы наверно поняли, в учебке я не блистал. Кто первым сдохнет, на кроссе, кто на стрельбище бьет в белый свет, как в копеечку, так что даже мишени смеются, кто не сделает на турнике, подъем переворотом, кто на строевой чеканил шаг, как беременная верблюдица, ну конечно я. А если добавить, что во время братской помощи литовским колхозам в уборке урожая, я напился картофельного самогона до полной потери сознания, то не блистал, это еще мягко сказано. От гауптвахты и дисциплинарного батальона, меня спасало, только не желание командира роты, портить показатели роты в боевой и политической подготовке. Впрочем, я был лучшим на политзанятиях, и знал в отличие от многих моих сослуживцев, что Бенилюкс, не крем, а три европейских страны, и входят они в состав НАТО. Еще писал статейки в стенгазету, о примерной и доблестной службе наших курсантов, вероятно, эти рассказики рецидив тех былых времен. Но эти добродетели в глазах моих первых командиров не стоили и ломаного гроша.
Много раз душевными и добрыми словами, поминали моих предков, необыкновенно тактичные и воспитанные сержанты, и печально глядя на меня, деликатно, в матерной форме, предрекали мне мрачное будущее в строевых частях. Я, им верил.

После окончания учебки, за особые «отличия» в боевой учебе, мне присвоили высокое звание ефрейтора, все остальные курсанты получили банальные звания млад ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 86 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Фев 2018 | Комментарии (0)

ШКОДА ВАЛЕРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ
Неполная дееспособность
Автор: Родился 27 марта 1969 года.
Проходил службу в Афганистане в 1987-1988 годах
(гвардии рядовой, 56 гвардейская десантно-штурмовая бригада
— город Гардез, провинция Пактия)



Рассказ
Боевому товарищу Юшкову Андрею, посвящаю


СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР Постановление от 7 мая 1985 года № 410 О МЕРАХ ПО ПРЕОДОЛЕНИЮ ПЬЯНСТВА И АЛКОГОЛИЗМА Совет Министров СССР постановляет: ... Активизировать деятельность трудовых коллективов, административных органов по устранению причин и условий, порождающих пьянство и алкоголизм; ...Запретить продажу алкогольных напитков в торговых предприятиях вблизи производственных предприятий, учебных заведений, в местах массовых гуляний и отдыха трудящихся и в мелкорозничной торговой сети; ...Продажу винно-водочных изделий в рабочие дни производить с 14 часов. Запретить продажу спиртных напитков лицам, не достигшим 21 года... Скрытые от пассажирских глаз динамики вдруг ожили и наполнили салон воздушного судна божественно приятным женским голосом: — Товарищи пассажиры, наш рейс Ташкент — Свердловск окончен, экипаж корабля прощается с вами и желает вам всего наилучшего. Просьба до полной остановки самолета не покидать своих кресел. Благодарю за внимание... Не обращая внимания на дежурные призывы стюардессы и медленно ползущий по бетонке лайнер, пассажиры суетливо вставали со своих мест, торопясь первыми пробраться к выходу, по пути с интересом поглядывая на молодого, крепкого парня в десантной форме, с легкой задумчивой улыбкой на загорелом лице. Тучный профессор протянул Максиму мягкую, большую ладонь и, глядя на него сквозь толстые линзы больших квадратных очков, на прощание сказал: — Если захочешь учиться, запомни: у тебя льготы. Поступать будешь вне конкурса, а на экзаменах я тебе помогу. Ты ветеран, Максим, и никогда об этом не забывай, — уважительно обратился он к сидящему возле иллюминатора двадцатилетнему парню. — Ты свой долг Родине отдал. Теперь она тебе обязана... В общем, свой телефон я тебе оставил. Надумаешь учиться, звони, не стесняйся. — Спасибо, Николай Иванович! — ответил Максим. — Обязательно позвоню, но только через год. Отдохнуть хочу немного, свыкнуться с новой жизнью. — Это правильно, после твоей мясорубки отдых просто необходим, такого повидал... — задумчиво протянул профессор. — Ну, будь здоров! — поправив очки, сказал он и, перекинув через руку серый плащ, направился к выходу. Расставшись с соседом, Максим повернулся к иллюминатору и стал рассматривать медленно ползущий по летному полю желтый автобус. На улице ласково светило солнце, а на душе было радостно и очень светло, там вновь пели птицы, неожиданно замолчавшие два года назад... Покидать свое место он не торопился, слишком приятно было просто сидеть и наслаждаться мирной, гражданской жизнью. Все еще не верилось, что его мечта выжить и вернуться домой стала реальностью. Как-то неправдоподобно быстро случился его дембель. Не верилось и в то, что еще позавчера на кабульской “пересылке” он менял оставшиеся “афошки” на советские рубли. Все произошедшее с ним казалось сном, бесцеремонно вырвавшим безусого парнишку из безоблачного советского детства и моментально, без подготовки и предупреждения, перенесшим его в совершенно другой мир, где никто не предлагает тебе никакого выбора. Непонимающе глядя на толкающихся в проходе людей, он хотел радостно крикнуть: “Ну, куда вы все так торопитесь, люди! Насладитесь этой солнечной минутой вместе со мной!” Максим искренне удивлялся суетливому, спешащему жить народу и внутренне чувствовал: не вписывается его сознание в этот когда-то родной мир. Ему казалось, что все происходящее в данную минуту — неправда, тоже сон, только уже приятный. Вот если бы сейчас в самолет зашел комбат и сказал Максиму: “ Не понял, Веденеев! Ты чего тут паришься? Ну-ка, бегом в ружпарк за оружием, и через пятнадцать минут наблюдаю тебя на броне...” — вот это было бы по- настоящему, по-десантному! Это был бы уже ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 110 | Добавил: NIKITA | Дата: 30 Янв 2018 | Комментарии (0)

Подушков Дмитрий Леонидович

Исповедь самому себе


Опубликовано 25/01/2018,

1987-1988 гг. - служба на должности командира разведгруппы в батальоне специального назначения в Афганистане в г.Кандагаре. За результативные боевые действия награжден советским боевым орденом “Красная Звезда” и высшим афганским боевым орденом “Красное Знамя”.

"Настоящие записи были начаты мной еще в Афганистане в 1988 году и закончены в основном в 1989. После этого я к ним не возвращался, считая. что они потеряли актуальность. Но последние события в Афганистане и в мире позволяют надеяться, что кому-либо они могут показаться интересными. Афганская война стала катализатором многих процессов в СССР, смею утверждать и т.н. "перестройки" и множества локальных конфликтов... Сегодня в сводках снова: Кандагар, Кабул, Герат и т.д. Эта публикация - мой долг перед погибшими однокашниками. Лично для меня Афганистан на самом деле стал поворотным пунктом в жизни. Сейчас я написал бы наверное все по-другому, но сил нет возвращаться в прошлое, хотя и вспоминаю то время часто - лучшее время. Думаю, вся возможная ценность этих бессистемных записей в том, что они написаны по горячим следам. Но это именно эволюция души - жизнь души на войне. Какой-либо хроники, в общем-то, и нет... С благодарностью ко всем читателям." Вале Зубову, Сереже Черному, Игорю Семину, Сереже Лежневу, Вале Довгуле, Валере Польскому ... Моим дорогим однокашникам по факультету разведки специального назначения ГРУ ГШ Рязанского воздушно-десантного командного училища выпуска 1985 года, погибшим при исполнении воинского долга в Афганистане посвящается..... "Нет... Ты ничего не имеешь права забывать. Ты не имеешь права закрывать глаза на что-либо и не имеешь права забывать что-либо, или смягчить что-либо, или искажать". Э.Хемингуэй

Известная степень откровенности бывает, пожалуй, все же, только ночью... "Пиши, пиши..." - Ну что писать? Десять раз мог погибнуть, уже могло не быть. Подсознание не раз заглядывало за ту черту, но вот живу... Живу взаймы. Помнишь Ремарка? Только все наоборот - там до того, а здесь после того. Тот свет, который после ничего. Оказывается, та же жизнь, те же люди и никакого рая и ада... Так что нечего туда торопиться, совершенно нечего, там так же, как здесь - ни лучше, ни хуже. ...И был-то меньше многих, но успели снять кожу. И в этом обнаженном виде жить дальше. Или подождать, пока отрастет новая? Или не ждать? Или это была не кожа, а панцирь? А ты сейчас и здесь первозданен, как Адам... Мы были людьми - помню точно. Но что за звериный инстинкт гнал нас искать и убивать себе подобных? И почему ради груды металлолома нам приходилось оставлять на той земле души наших ребят? Шесть свечек перед иконой, олицетворяющей скорбь всех матерей мира - вот все, что я сегодня могу сделать для них. Зажечь в себе шесть кусочков света и тепла тех, кто в прежней жизни были людьми. Запомнить или забыть? Забыть боль и кровь, песок и слезы, вакханалию человеческих страстишек и неуемных желаний... Потушить в себе шесть крошечных огоньков, вычеркнуть все из памяти, завалить всем тем хламом, на который так богата наша жизнь. Не дразнить людей, не напоминать об их слабости (и силе), мелочности (и щедрости), тщеславии (и великодушии). А если все же дразнить? Ну, какая теперь разница, как все это началось? Мертвым мы мстить научились, забывая живущих. И какая разница, каким по счету был ты. Ты был брошен в эту мясорубку, потому что она вертелась и требовала человеческого мяса. И не было безумца, который взялся бы остановить ее. И все всё давно поняли, а она вертелась, и безумца не было. Самолет, на котором ты летел, сел на аэродром Кабула 17 сентября 1987 года. И с этого момента тебя уже ни на секунду не покидало чувство того, что ты находишься под постоянным прицелом чужих глаз, стволов, мыслей... Ты был старше тех, которые несли на себе основную тяжесть этой безумной войны. И в результате ты больше их увидел и понял, но это тоже будет потом. А тогда, всматриваясь впервые в очертания чужих гор, ты стал вдыхать в себя воздух, в котором столько всего было растворено! Эта уха была завар ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 136 | Добавил: NIKITA | Дата: 27 Янв 2018 | Комментарии (0)

Ильяс ДАУДИ

Как «ПЕСНЯ ходит на ВОЙНУ».


«А песня ходит на войну, а песня рушит доты.
Я тоже песню знал одну, как подданный пехоты.
На том гремучем рубеже, когда трясёт планету,
Она приходит - и уже, ни зла, ни страха нету.
В неё стреляет миномёт, её сечёт граната.
А песня - взлёт, и всё поёт, и всё ведёт солдата».
(С.Островой, «А песня ходит на войну»)
23 августа – памятная дата в истории сражений, переломивших ход Второй Мировой и Великой Отечественной, войн. В 1943 году – 23 августа ознаменовало победу Советской Армии в битве на Курской дуге, в 1942-м – 23 августа стал самым кровопролитным днём Сталинградской битвы. История не знала примера, чтобы отдельно взятый город перенёс такой натиск.
Ранним утром этого дня армада 14-го танкового корпуса Вермахта, прорвав оборону наших войск, с севера вошла в Сталинград. Лётчики Люфтваффе сбрасывали сотни тысяч зажигательных, фугасных и осколочных бомб на улицы города, стремясь уничтожить как можно большее количество людей. Бои шли за каждую улицу, за каждый дом, переходя из рук в руки по нескольку раз.
Каждый год 23 августа к Братской могиле на Площади Павших борцов города-героя-Волгограда, к Мемориалу «Вечный Огонь» и к мемориальному камню «Город-герой Сталинград» в городе-герое-Москве приходят ветераны Великой Отечественной Войны, жители Военного Сталинграда и благодарные потомки, чтобы почтить память погибших и возложить венки и цветы.
Прошло ровно сорок четыре года, и вновь 23 августа, уже 1986 года, стало знаковой датой в проведённой в Афганистане, крупной общевойсковой операции под кодовым названием «Западня», в которой уже внуки защитников Сталинграда, в составе Советских частей и соединений разгромили формирования афганских басмачей в иранском приграничье, с честью выполнив свой воинский долг.
23 августа 1986 года. Афганистан, провинция Герат, афгано-иранская граница - тактический воздушный десант подразделений 149-го гвардейского мотострелкового полка, высаженный на ближайшие, к опорным пунктам басмачей, господствующие высоты, вёл бои с отрядом Исмаил-хана. Цель войсковой операции заключалась в овладении крупнейшим на западе страны укрепрайоном и перевалочной базой «Кокари–Шаршари».
Солнце в зените. Жара выше 60-ти градусов по Цельсию. Раскаленные до багрового цвета непрерывной стрельбой, стволы оружий дымились, отдавая запахом жжёной сметаны. Боеприпасы были на исходе, а боекомплекты снаряжены последними патронами. Вода закончилась сутки назад. По вертолётам, сбрасывающим спасительные - боеприпасы и воду, били из гранатомётов и ДШК. Преобладающая высота, на которой были оборудованы опорные пункты басмачей, обеспечивала огневое господство над позициями подразделений, не давая поднять головы.
Четвёртые сутки, с восходом солнца и до наступления темноты, обеими сторонами вёлся массированный огонь. Под протяжное чтение сур из Корана, звучавшее по мощному громкоговорителю, басмачи вскакивали из укрытий, вставали в полный рост и выпускали снаряд гранатомёта или длинную пулемётную очередь. Так, бравируя собственным бесстрашием, они старались оказать психологическое воздействие и подавить моральный дух наших бойцов.
А в это время, стремясь преодолеть грохот автоматных очередей и созывающий глас муэтдина, на внутренней стороне бруствера, ответственно трудился неизменный спутник всех боевых походов - маленький японский транзистор SANYO. В эфире шёл концерт по заявкам радиослушателей, звучала популярная в 1980-е, песня «Снег кружится», авторов Л.Козловой-Танич, С.Березина в исполнении вокально-инструментального ансамбля «Пламя»:

Сегодня целый день идёт снег,
Он падает тихо кружась.
Ты помнишь, тогда тоже всё было засыпано снегом?
Это был снег нашей встречи.

Слышимость транзистора была приличной и досягаемой слуху шестерых бойцов. Стихи на мелодию «о кружащем, засыпающем белом-белом снеге», сразу же - с юморком, были с проецированы в афганскую реальность, на «белый-белый горный рельеф», выжигающее солнце, зной, жажду и схватку с бас ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 92 | Добавил: NIKITA | Дата: 22 Янв 2018 | Комментарии (0)