"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 185 186 »
Евгений ПОНИЗОВСКИЙ
АФГАНСКАЯ КОМАНДИРОВКА .

За иллюминаторами в ярком солнечном небе мягко плыла снеж­но-белая пена облаков. В салоне комфортабельного пассажирского лайнера "Аэрофлота" царили уют и дремотное спокойствие. Распо­лагали ко сну и удобные кресла, и приглушенный монотонный гул двигателей. А душа пела... И в песне этой на разные лады звучало только одно слово "домой..." - Товарищи пассажиры! Друзья! Сейчас наш самолет пересекает границу Союза Советских Социалистических Республик. Командир корабля и экипаж желает вам приятного полета, - зазвенел в динамиках мелодичный голос стюардессы. - Тем, кто возвращается до­мой, наш экипаж дарит песню, поздравляет и желает удачи. И хотя эту песню мы все слышали уже десятки раз, однако лучше ее, казалось, никогда не было. Это был один из редких моментов жизни, когда песня действи­тельно созвучна струнам души. Ну что казалось бы мы, пропыленные в дорогах, пропеченные солнцем и пропитанные гарью вояки могли понимать в музыке сердца? Однако ж, приятно было, что не очер­ствели внутри, как подошвы солдатских сапог, и способны еще видеть мир в розовом цвете... С тех пор уже утекло не мало воды, однако упрямая память раз за разом возвращает меня во времена далекой войны, войны в Афга­нистане.

Стреляют, слышите! - заорал водитель и повернулся к Стоцкому - попались мы, елки-моталки! Пока он вытирал пот с бледного лица, старший лейтенант при­слушивался. - Точно, стреляют впереди! Гулкое эхо катало между гор щелчки автоматных выстрелов, су­хую отрывистую дробь пулеметных очередей, пистолетные хлопки. Выстрелы были беспорядочны. Звуки боя то затихали, то разгора­лись с новой силой. Воздух в кабине КаМАЗа стал густым как желе, все чувства обо­стрились до предела. В голове Стоцкого мелькали обрывки воспо­минаний, вся жизнь крутилась, как ускоренное кино: семья, детство, море, жена... Все было ярким, теплым, солнечным и осязаемо чет­ким. Не было в этот миг ни следа черной краски в палитре пережито­го. Сердце щемило - жизнь так прекрасна, впереди еще столько хорошего и вот, на тебе, под самый конец службы так влипнуть. Глаза слезились от напряжения, заглядывая в каждую ямку на дороге, за каждый выступ угрюмых коричневых скал, за каждый чахлый кустик. А бой не прекращался, грохот очередей уже заполнял все вокруг, давил как каток, от него не было спасения. Машина чуть притормозила пе­ред последним поворотом. "Ну!" - выдохнул Стоцкий. И вот он пово­рот дороги, излом судьбы, прыжок в ужасную грохочущую бездну. А начиналось все так безобидно! * * * Совещание проходило как всегда в ленинской комнате. Сегодня молодежь мало что знает о масштабах пропаганды ленинских идей, а тогда разве что в курилках не было портретов вождей пролетариата и плакатов с их цитатами. Лучшая отдельная комната в казарме была отдана пропаганде, где от ярких щитов и плакатов на стенах рябило в глазах. Все офицеры батальона сидели за столами и, склонив головы, записывали громадье планов и задач, обрушиваемых на них коман­диром. Старательно пропуская мимо ушей все многообразие незаправленных солдатских кроватей, разбитых тумбочек, неубранных окурков и невымытой боевой техники, старший лейтенант Игорь Стоц­кий с умным видом рисовал в тетрадке неуклюжих чертей и не подни­мал глаз, чтобы не встретиться с разъяренным сверлящим взглядом комбата. Иначе не миновать глупых навязчивых вопросов типа "А что лично ты сделал для победы?" или "Почему не сделал?..", а там и выговорешник под горячую руку ни за что ни про что ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 3 | Добавил: NIKITA | Дата: Сегодня | Комментарии (0)

В ГОРАХ  БАДАХШАНА ВОСПОМИНАНИЯ КОМАНДИРА ПОЛКА

От автора Более тридцати лет прошло с той поры, как в Афганистан были введены советские войска. Хотя об Афганской войне, ставшей для Советского Союза последней, написано немало книг, все же не все достойные упоминания страницы прошедшей войны оказались в должной мере освещенными. Потомки должны знать о том мужестве и героизме, которые проявили воевавшие в Афганистане более 9 лет советские солдаты и офицеры. В Афганской войне на протяжении 3-х лет – с января 1980 г. по ноябрь 1982 г. сначала на должности заместителя, а затем и командира 860 отдельного мотострелкового Псковского Краснознаменного полка принимал участие и автор этих строк. В декабре 1979 г. наш полк был поднят по тревоге и совершил беспримерный для военной истории марш через Памир, пройдя без потерь в сложнейших зимних условиях 10 горных перевалов высотой от 2402 м до 4655 м. В Афганистане зоной ответственности 860-го полка станет большая часть провинции Бадахшан, граничащей с Советским Союзом, Пакистаном и Китаем. Размещенный в провинции Бадахшан несколькими гарнизонами, в отрыве от основных сил 40-й армии, 860-й полк окажется в довольно сложном положении. Однако, как во время марша через Памир, так и во время несения боевой службы в Афганистане, солдаты и офицеры 860-го полка продемонстрируют высокую воинскую выучку, стойкость и мужество. Благодаря этому полк заслужит репутацию одной из лучших частей 40-й армии.

860-ый отдельный мотострелковый полк В 1969 году приказом министра обороны СССР Туркестанский военный округ был разделен на 2 части. Воинские части, дислоцировавшиеся в Узбекистане и Туркмении, остались в составе Туркестанского военного округа, а части, находящиеся в Казахстане, Киргизии и Таджикистане вошли в состав вновь созданного Среднеазиатского военного округа. В это время в звании старшего лейтенанта я проходил службу на должности командира учебной роты в 372-м учебном мотострелковом полку, который дислоцировался в городе Самарканд Узбекской ССР. В августе 1969 года наш полк перевели из Самарканда в поселок городского типа Гвардейск Казахской ССР. Прослужив в Гвардейске один год, я был переведен в созданное в 1970 г. Алма-Атинское высшее общевойсковое командное училище на должность командира роты курсантов. Первый набор курсантов был произведен из различных военных училищ страны – Московского, Ташкентского, Омского и Благовещенского. Часть курсантов вторых курсов этих училищ перевели на второй курс Алма-Атинского училища. Спустя 3 года был осуществлен первый выпуск Алма- Атинского ВОКУ, где возглавляемая мною 3–я курсантская рота по результатам Государственных выпускных экзаменов заняла в училище первое место. В июле 1973 г. после успешного выпуска курсантов я был на ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 53 | Добавил: NIKITA | Дата: 26 Май 2020 | Комментарии (0)

Кандагарский дневник
ГЕОРГИЙ КИРЕЕВ 

Вместо предисловия Этот дневник пролежал в столе 20 лет. В октябре 2005 года я разбирал бумаги, и в руки мне попалась старая общая тетрадь почти вся исписанная еще чернильной авторучкой. Открыл первую страницу и увидел дату 13.10.1985 - Бог ты мой, так ведь с той поры прошло ровно 20 лет! Почему я так долго не заглядывал в него и нигде не опубликовал из него ни строчки? Когда я вернулся из Афганистана, уже шла горбачевская перестройка и гласность, так что причин военного или политического характера скрывать все что описано мной уже почти не было. А потому, когда я задаюсь вопросом, почему до сих пор не опубликовал кандагарский дневник, честнее всего будет сказать самому себе: было стыдно. За что?


Наверное, это будет трудно кому-то понять, ведь при желании нашу работу в Кандагаре можно даже представить в героических тонах. И все же стыдно. Стыдно перед собой и страной за бессмысленность и никчемность всего того, что приходилось там делать. Но сейчас я жалею, что не нашел в себе душевных сил опубликовать эту хронику раньше. Возможно, она стала бы еще одной каплей эликсира для отрезвления нашей нации. Сегодня же мой рассказ о тех днях уже давняя (по нашим стремительным темпам) история. Но есть в том, что происходило тогда, 20 лет назад, многое, что актуально для нас и сегодня. Сильнее всего у меня развита эмоциональная память, а потому я не очень доверяю себе, когда речь идет о фактической стороне дела, датах, именах. Зато хорошо помню, что я чувствовал в тот или иной момент моей жизни. Поэтому о всем, что предшествовало началу моего Афганского дневника, придется сказать скороговоркой, оставив многие события без датировки и оставив только то, за что я ручаюсь. Но сделать маленькое предисловие все же придется, иначе многое будет не понятно. Для тех, кто жил в том времени о некоторых сторонах нашей политики в отношении ДРА просто знать не полагалось. Для современного читателя же требуются пояснения, так как образ советского присутствия в Афгане связывается в основном с боями, перевалом Саланг, душманами и прочими атрибутами чисто военных событий. С чего же начался мой Афганистан, и как я вообще туда попал? Я хорошо помню, как сидел в своем кабинете первого секретаря Костомукшского горкома ВЛКСМ, был поздний вечер, горела настольная лампа, а на душе было чертовски тоскливо. Отношения мои с руководством явно не складывались. Несколько наивных и запальчивых выступлений на пленумах обкома комсомола и КПСС сделали из меня в глазах партийного руководства диссидентом местного значения, а потому друзья из обкома мне ясно давали понять, что карьера моя явно не сложится. Знали бы они, как уже тогда мне было тошно от того, чем я занимался, им даже не пришлось бы делать вид, что они за меня переживают. А работа моя мне действительно была уже в тягость. Прежде всего, потому, что стала совершенно очевидна несостоятельность всей системы, которой я служил. И все мои наивные ожидания, что я могу что-то изменить к лучшему в нашей стране разбивались о непрошибаемую стену. Но что делать дальше? Оставалось одно, плюнуть на все и уйти в школу учителем. Возможно, я бы и принял в тот вечер такое решение, если бы не раздался телефонный звонок, который, собственно говоря, и положил начало всем моим афганским приключениям. Кто звонил, я уже не помню, но звонок был из орготдела обкома комсомола. Содержание разговора передаю примерно, но точно помню (особенность моей памяти) что голос звучал так, словно мне звонили откуда-то из потустороннего мира. - Жора, ты как насчет того, чтобы ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 62 | Добавил: NIKITA | Дата: 23 Май 2020 | Комментарии (0)

Воспоминания заместителей командующего 40 армией
ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИК НИКОЛАЙ ПИЩЕВ.
Первый заместитель командующего 40-й армией.
https://i.mycdn.me/i?r=AyH4iRPQ2q0otWIFepML2LxRoe6tXyA_JOQEcGVZObCAmw

Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах» III степени. Николай Павлович поделился опытом эффективной работы агентурной и войсковой разведок в Афганистане. Тема, которая многие годы незаслуженно находилась в тени: – В боевых действиях, которыми мне приходилось руководить, дезинформация противника, соблюдение строгой секретности были важными элементами планирования и проведения боевых операций. Я прибыл в Афганистан 14 января 1987 года. Перед этим, во второй половине 1986 года, США поставили моджахедам около трехсот ПЗРК «Стингер». Из-за начавшихся потерь наша крылатая авиация была вынуждена поднять высоту полета, а вертолетчики – опустить ее почти до земли. Это спасало, но негативно влияло на точность выполнения задач. Надо было срочно перекрыть канал поставок переносных зенитно-ракетных комплексов из США. Установить контроль над всеми караванными дорогами в воюющей стране даже при огромном желании невозможно, поэтому было решено воздействовать непосредственно на поставщиков оружия. Продумали вариант, обсудили с представителями ГРУ. Вскоре в Конгресс США поступила информация о том, что, по данным советской разведки, США поставили в Афганистан триста единиц ПЗРК «Стингер». Затем часть этого оружия была передана афганскими моджахедами отрядам, воюющим в районе Персидского залива. В то время там как раз полыхал вооруженный конфликт между Ираном и Ираком. Вашингтон, естественно, активно вмешивался, накаляя ситуацию. Запущенная нами «утка» пришлась как раз вовремя. В марте в этом районе был сбит американский самолет. Как итог в мае в газете «Правда» было опубликовано сообщение, в котором говорилось о принятом Конгрессом США решении о запрете поставок оружия в страны, которые впоследствии могут применить его против Америки. По моим данным, США прекратили поставки ПЗРК в Афганистан, а моджахедам пришлось рассчитывать лишь на остатки ПЗРК из первой американской партии и искать новых поставщиков этого вида оружия. Приведу другой пример. Осенью 1987 года мы вели совместные боевые действия со 2-м армейским корпусом афганской армии в районе уездов Аргандаб и Даман под Кандагаром. В один из моментов поступила оперативная информация о том, что у наших союзников в ходе боя пропали 250 солдат и офицеров. Афганцы доложили генералу армии Валентину Варенникову, мол, это наша артиллерия ошибочно нанесла удар по афганским военнослужащим. Начались серьезные разбирательства. Но я и без них корил в первую очередь себя за происшедшее. Однако вскоре офицер разведотдела из состава нашей оперативной группы доложил агентурную информацию. Оказалось, что все 250 человек, якобы попавшие под «дружественный» огонь, просто перешли на сторону душманов. Наши разведчики узнали, что ночью в определенный день они будут находиться в районе кладбища в уезде Даман. В назначенное время по этому месту был нанесен мощный удар авиацией и артиллерией. Но чтобы окончательно раз ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 48 | Добавил: NIKITA | Дата: 21 Май 2020 | Комментарии (0)

За час до казни
Зверев Сергей
АННОТАЦИЯ

В Афганистане моджахеды похитили группу российских врачей. Бандиты не выдвигают никаких требований, это значит, что пленников захватили не для обмена или выкупа, а для демонстративной казни. Спасти захваченных россиян поручено группе майора спецназа Кирилла Переверзева. Совершив бросок в контролируемый душманами район, бойцы находят и освобождают заложников. Но на обратном пути они нарываются на засаду. Прорваться сквозь плотный огонь с обессилевшими пленниками на руках практически невозможно. Майор Переверзев решает использовать единственный козырь, который есть у российских бойцов…


Глава 1 Майор Кирилл Переверзев спал чутко. Иначе при его профессии было нельзя – можно вовсе не проснуться. Поэтому, когда он ложился, настраивал телефон на самый слабый звук. Знал – даже такой перезвон его разбудит. А жену не побеспокоит, и это хорошо. Так и случилось той ночью. Майор взглянул на экран телефона – шел второй час. Обернулся в сторону Лиды. Кажется, все в порядке – жена спала. Взял телефон, прошел в ванную, там включил прием. – Привет, майор! – услышал он голос командира полка полковника Дулова. – Крепко спишь – уже три минуты звоню. – Слушаю, товарищ полковник, – отвечал Переверзев. Объяснять, что эти три минуты он шел до ванной, потому что не хотел будить жену, он считал лишним. – Подъезжай в штаб, – сказал Дулов. – Есть срочный разговор. – Еду, – ответил Переверзев и пошел одеваться. Одевался он на кухне, опять же чтобы не беспокоить домашних. Двигался тихо, ни одна дверца не скрипнула. Но когда надевал китель, дверь открылась, и вошла жена. – Куда – в штаб или в часть? – спросила она. – В штаб. – А что случилось? – Пока не знаю… Он не закончил, но Лида отлично поняла мужа. Два прошлых раза такие вот ночные вызовы заканчивались командировками на театр военных действий. Один раз – в Сирию, второй – в страну, о присутствии в которой российских войск не упоминалось даже в прессе. – Но ведь ты только два месяца как вернулся из Сирии! – попробовала протестовать Лида. – Света так рада была, когда ты вернулся, так тебя ждала! И вот опять! Почему снова ты? Разве в армии никого больше нет? – В армии, может, и есть, – ответил Переверзев, застегивая последнюю пуговицу. – Да искать долго. Да ты не переживай, я вернусь. – Конечно, вернешься – чтобы вещи собрать, – жена усмехнулась. – Ладно, я буду ждать. Обняла мужа. Он зарылся в тепло ее волос, вдохнул такой родной, такой милый запах. Повернулся и направился в гараж. Спустя несколько минут он уже ехал к штабу. В штабе его ждал сюрприз: кроме полковника Дулова, здесь был и командир дивизии генерал Тихонов. Три офицера обменялись приветствиями, Дулов указал майору на стул. Сам сел напротив, комдив – во главе стола. Он и заговорил первый. – Ты, конечно, гадаешь, майор, что за ЧП случилось, – начал он. – И правильно гадаешь. Действительно, случилось, так уж случилось. Дело в том, что в Афганистане пропала группа наших врачей. Генерал замолчал, и Переверзев позволил себе вопрос: – Давно? – Три дня назад. – Может, просто связи нет? Я слышал, там связь неважная. – Связь там просто никудышная, – вступил в разговор полковник Дулов. – Но дело не в связи. Как ты думаешь, стали бы мы поднимать тебя среди ночи, если бы можно было подумать на плохую связь и ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 67 | Добавил: NIKITA | Дата: 18 Май 2020 | Комментарии (0)