"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 140 141 »
Федор СОБОЛЕВ, полковник запаса .
ОПЕРАЦИЯ МЕЛЬНИЦА

 

В октябре 1984 года лидеры Исламской партии Афганистана, Движения исламской революции Афганистана, Исламского революционного движения на совместном совещании в Пешаваре (Пакистан) приняли решение об усилении своей деятельности в приграничных среднеазиатских республиках, в т.ч. о создании антисоветского подполья и проведении других акций, обстрелов нашей территории с использованием крупнокалиберного оружия. 8 марта 1987 года боевики Ортобулаки реактивными снарядами обстреляли пограничный город Пяндж. На Памире подверглись артобстрелу из безоткатных орудий пограничная застава «Дашак» и начальная школа в кишлаке Нишусп Шугнаского района. Были жертвы среди мирного населения и потери среди пограничников. В апреле 1987 года была поставлена жесткая задача: при получении информации о готовящейся враждебной акции немедленно осуществлять превентивные меры. Разведотдел Тахтабазарского пограничного отряда, которым я тогда руководил, с конца 1986 года через свои оперативные средства вел наблюдение за главарем одной из мобильных бандгрупп. Он в своем окружении поделился планами проведения крупномасштабной акции на границе. В действительности в марте 1987 года в банду из Пакистана прибыл большой караван с оружием и боеприпасами. Собранные разведчиками сведения указывали на то, что караваном, кроме другого оружия, была доставлена десантная двенадцатиствольная реактивная установка и более 200 реактивных снарядов к ней.


(Один из разработчиков и руководителей операции - начальник штаба отряда подполковник Шейкин Виктор Николаевич)

Через короткое время были получены достоверные сведения о намерении главаря банды обстрелять советские приграничные населенные пункты, расположенные вдоль реки Мургаб. С учетом реальной угрозы проведения этой враждебной акции, чреватой многочисленными жертвами среди мирного населения, командование Пограничных войск приняло решение о десантной операции.
 

Деятельность разведки осложняло то обстоятельство, что бандитская группа была очень маневренной и не имела места постоянной дислокации. 17 мая 1987 года для проведения операции в Тахтабазар прибыли десантно-штурмовые маневренные группы (ДШМГ) Керкинского и Термезского пограничных отрядов (550 человек) и Марыйский авиаполк (28 вертолетов Ми-8 и Ми-24). Разведчики располагали сведениями и том, что реактивная установка находится в районе мельницы одного из селений Гормачского района Бадгизской провинции. Накануне операции мне как руководителю разведчиков не давало покоя то, что по сведениям нашей авиаразведки, мельница, где якобы находилась реактивная установка, почему-то располагалась не на главном русле реки, а на его ответвлении, что противоречило логике. Тщательно проанализировав собранные сведения, я убедил командование, ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 67 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

Игорь Черных
Афган. чёрные волки. воспоминания русского разведчика

 
Посвящаю книгу павшим разведчикам, отдавшим свои молодые жизни,
за процветание нашей Великой Родины России,
живым моим друзьям-«афганцам»,
моему сыну Святославу,
Шкатулову Петру и Максиму

Основано на реальных событиях
 
Я ОДИН… НО Я СТОЮ ЦЕЛОЙ СТАИ ШАКАЛОВ
Враги душманы нас разведчиков называли чёрными волками, за свою специфику, за ночные засады, засады на караваны, бесстрашие и охоту, как в стае. Мы, как волки, ходили след в след и чуяли неприятеля.
Волк – это и символ бесстрашия. В любой схватке волк борется до победы или до смерти. По мнению учёных, цвет шерсти является своего рода камуфляжем, который объединяет особь с окружающей средой. Волчья дорожка следов представляет собой практически ровный ряд. Разведчики, как и волки, охотятся в ночное время суток.




Посвящаю книгу павшим разведчикам, отдавших свои молодые жизни, за процветание нашей Великой Родины России. Живым моим друзьям Афганцам. Моей семье, моему сыну Святославу, Петру и Максиму.
Автограф


Посвящается дозорным волкам,
всем погибшим разведчикам в Афганистане,
и особая благодарность разведчикам: Ивченкову, Кислицину,
Бажану, Комарову, Волкову К., Антонову, Оводу, Меримукову,
Соловьеву и другим.

Как начиналось
Афганистан, 1979 г.
25 декабря 1979 года, в 15:00, боевые машины 781-го отдельного разведывательного батальона 108-й Невельской Краснознамённой мотострелковой дивизии первыми пересекли советско-афганскую границу по мосту через Амударью у города Термеза, прокладывая путь основным силам 40-й армии в глубь Афганистана. Так начался ввод советских войск, которые оказались вовлечёнными в самый крупномасштабный военный конфликт в послевоенной истории Советской армии.
Афганскую войну часто называют войной разведчиков, поскольку в ней, в основном, применялись характерные только для разведки разведывательно-ударные и разведывательно-поисковые действия. Другие распространённые виды боевых действий – наступление, встречный бой, оборона – там почти не применялись. Налёт, засада, рейд – вот рабочие инструменты афганской войны. Разведка в тех условиях была задействована постоянно – днём и ночью, в холод и в зной. Основная тяжесть разведывательных операций легла на войсковую разведку, которая включала 38 разведрот, дивизий, бригад, полков и 60 разведвзводов батальонов. Из-за сложной обстановки, большого пространственного размаха зон ответственности частей и соединений, этих сил явно не хватало. Но, именно на втором этапе афганской войны, с марта 1980 по апрель 1985 года, когда 40-я армия перешла к активным широкомасштабным боевым действиям, войсковая разведка вышла на первый план. Первые пули моджахедов теперь доставались разведчикам, которые получали бесценный боевой опыт, заставлявший менять тактику советских войск.
Разведка против моджахедов
***

Посвящается всем офицерам, прапорщикам
сержантам, которые прошли Афган,
ст. л. Шахов А., к-ну Грузинцеву В., ст. л. Береналиеву А.,
ст. л. Мирошникова А., ст. л. Кряппу А.

Открылся отсек самолета Ан – 24.
К нам ворвался раскалённый воздух Афгана,
И во сне четыре часа
До свидания, мама.
И вступила нога молодого бойца
На афганскую землю.
Мне всего восемнадцать
И усы не растут у юнца.
Пусть я юный, но горд я и смел,
Что я рапорт в Афган написал,
Отступить не посмел.
Пусть мне трудно и тяжко,
Автомат мой АКМС
Тяжело бьёт по ляжке.
Парашют здесь не нужен,
Здесь в округе война.
Я за месяц и ранен, контужен,
И в дозоре я первый иду.
Знает каждый, что смерть
Летает здесь на ветру.
Я голодный, шатает меня на ходу.
Вперёд, разведка, и я
С этой тропы не сойду.

Игорь Черных

Боевые операции 40-й армии, начатые весной 1980 года, выявили неготовность регулярных частей ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 54 | Добавил: NIKITA | Дата: 25 Июл 2017 | Комментарии (0)

Операция Байкал-79: наши в Афганистане
План операции «Байкал-79»
По воспоминаниям Ляховского, общий план операции в Кабуле, проводимой 27 декабря 1979 г., был разработан совместными усилиями представителей Министерства обороны и КГБ СССР. Он получил кодовое название «Байкал-79».



Планом операции предусматривался захват 17 важнейших объектов в афганской столице. Среди них - дворец Тадж-Бек; здания министерств, штабов, тюрьма для политзаключенных; радио- и телецентр; почта и телеграф… Одновременно планировалось блокировать располагавшиеся в афганской столице воинские части и соединения Вооруженных сил ДРА силами десантников и прибывающих в Кабул мотострелковых войск.

План операции был утвержден представителями КГБ и Минобороны. Руководство операцией осуществлялось из двух мест. С пункта управления «Микрон», развернутого на стадионе (здесь находились генералы Н. Гуськов, С. Магометов, Б. Иванов и Е. Кузьмин). И из советского посольства. Здесь генерал В. Кирпиченко и полковник Л. Богданов обеспечивали координацию всех действий. Они также отслеживали изменения обстановки в стране и постоянно находились на прямой связи с Москвой.

К началу операции в Кабуле находились специальные подразделения КГБ СССР («Гром» – более 30 чел., «Зенит» – 150 чел., рота пограничников – 50 чел.). А также значительные силы Минобороны СССР: воздушно-десантная дивизия, «мусульманский» батальон, подразделения 345-го отдельного парашютно-десантного полка, военные советники (в общей сложности около 10 тыс. чел.).

Наиболее сложным и важным объектом для захвата был дворец Тадж-Бек, где располагалась резиденция Амина. От успеха или неуспеха на этом объекте зависело очень многое. В этой операции участвовали объединенные силы Минобороны и КГБ: группа «Гром» («Альфа») – 24 чел.; группа «Зенит» – 30 чел.; «мусульманский» батальон – 520 чел.; рота десантников 345-го полка – 100 человек…

Накануне штурма

Вечером 25 декабря генерал Ю. Дроздов по результатам разведки объектов провел совещание с командирами разведывательно-диверсионных групп КГБ, определил место каждого при штурме Тадж-Бека. Все были готовы. Недоставало только плана дворца.

На следующий день советники при личной охране Амина, сотрудники 9-го управления КГБ СССР, провели разведчиков-диверсантов во дворец, где они все осмотрели, и Дроздов составил поэтажный план Тадж-Бека. В тот же день из советского посольства в расположение «мусульманского» батальона привезли двух, скрывавшихся в подполье, представителей будущего правительства Афганистана. Поздно вечером в район дворца Тадж-Бек прибыла рота десантников 345-го полка.

Дворец Тадж-Бек располагался на высоком, поросшем деревьями и кустарником крутом холме, все подступы к нему заминированы. Сюда вела одна-единственная дорога, охраняемая круглосуточно. Сам дворец тоже был труднодоступным сооружением. Его толстые стены способны были сдержать удар артиллерии. Если к этому добавить, что местность вокруг простреливалась из танков и крупнокалиберных пулеметов, то станет понятно, что овладеть им было очень непросто.

К началу операции «Шторм-333» спецназовцы из групп КГБ досконально знали Тадж-Бек и все пути подхода к нему. Сигналом к началу операции «Байкал-79» должен был послужить мощный взрыв в центре Кабула. Спецгруппа КГБ «Зенит» во главе с Б. Плешкуновым должна была взорвать так называемый «колодец» – центральный узел секретной связи с важнейшими военными и гражданскими объектами ДРА.

Утром 27 декабря по старому русскому обычаю перед боем мылись в бане, надели чистое белье и тельняшки. После этого Б. Иванов связался с Центром и доложил, что к операции все готово. Затем он протянул трубку радиотелефона Ю. Дроздову. Говорил председатель КГБ СССР Ю. Андропов: «Ты сам пойдешь? Зря не рискуй, думай о своей безопасности, береги людей». Аналогичный ра ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 106 | Добавил: NIKITA | Дата: 22 Июл 2017 | Комментарии (0)

Александр Ковалевский(Кобизский А. В.,)

Опасная командировка

Все персонажи и произошедшие с ними события в этой книге – вымышленные. Любые совпадения имен или фактов из жизни реально существующих людей – случайны.

Автор

На 1986-й человечество возлагало большие надежды. Год начался с мировой сенсации – по взаимной договоренности лидеры двух ядерных супердержав Рейган и Горбачев обратились с новогодними поздравлениями к народам США и СССР. Американский президент впервые в истории поздравил граждан СССР с Новым годом, а Генеральный секретарь ЦК КПСС – американцев. Пятиминутное поздравление Рейгана советского народа показывали в программе «Время»: «Добрый вечер! Я – Рональд Рейган, президент Соединенных Штатов. Я очень рад, что могу обратиться к вам по случаю Нового года». Рейган говорил как проповедник. Нашим телезрителям такое было в новинку. «Для нас священная истина, – сказал он, – что каждый человек – это единственное в своем роде творенье Божье с его особыми талантами и надеждами». Горбачев в своем обращении к американскому народу тоже говорил о надежде. Перефразировав название романа Стейнбека «Зима тревоги нашей», он заменил «тревогу» на «надежду».
Спецкор Агентства печати «Новости» (АПН) Илья Ладогин встречал 1986 год в ожидании предстоящей ему длительной загранкомандировки в Афганистан, где уже шестой год шла необъявленная война. В афганское бюро АПН его отправляли на целых два года, и столь длительная командировка в застрявшую в Средневековье азиатскую страну, где женщины ходили в парандже[1], а по их календарю должен был наступить только 1365 год, не вызывала у Ильи особого энтузиазма, но отказаться было нельзя. Нужно было сменить их спецкора в Кабуле, и, когда редактор международного отдела АПН пожаловался ему, что никто туда ехать не хочет, Илью черт дернул за язык сказать, что он мог бы поехать. Уже на следующий день его вызвали к главному редактору. Главный, крепко пожав ему руку, поздравил с предстоящей командировкой в Афганистан, мол, для Ильи как журналиста-международника это очень перспективно, если его там не убьют, конечно.
Илья и сам понимал, что загранкомандировка в Афганистан была для него шансом, поскольку получить назначение собственным корреспондентом в Лондон, побывать в котором он, как всякий уважающий себя битломан, мечтал, было практически невозможно. Илья «заболел» битломанией еще школьником, даже не зная тогда, что покорившие его мелодии – это «Битлз». Это было летом 1974-го, когда после окончания восьмого класса всех, кто перешел в девятый, на месяц отправили из Харькова на сельхозработы в село Хотомля. По вечерам на организованной между берез и сосен дискотеке все танцевали под магнитофон. Самыми любимыми медляками у Ильи были надрывно-пронзительная «Oh! Darling please be ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 101 | Добавил: NIKITA | Дата: 20 Июл 2017 | Комментарии (0)

А.А.ЛЯХОВСКИЙ
«Шурави» ушли — моджахеды продолжают войну
Провал планов оппозиции под Джелалабадом


 
Об Авторе Александр Антонович Ляховский — российский исследователь Афганской войны, генерал-майор. Публицист военно-исторической тематики, автор множества статей и пяти книг. Член Союза писателей России. Википедия
Родился: 5 февраля 1946 г., Тбилиси, Грузия
Умер: 3 февраля 2009 г.        Москва РФ

 
Сразу же после того как последние части ОКСВ покинули афганскую территорию, в стране было введено чрезвычайное положение. Объявлялось также о создании Высшего совета обороны РА и изменениях в составе правительства страны.
Оппозиция резко активизировала свои усилия по свержению вооруженным путем режима Наджибуллы. Однако, несмотря на многочисленные заявления, моджахеды не смогли сразу захватить власть ни в одном из ключевых районов Афганистана (Кабул, Джелалабад, Кандагар, Герат и др.). Основные силы мятежников сосредоточились в это время под Джелалабадом (город, расположенный на востоке страны, неподалеку от пакистанской границы) с целью его захвата и перевода туда «переходного правительства», но правительственные войска сумели удержать свои позиции и защитили провинциальный центр. Не добившись первоначально успеха, мятежники не отказались от своих планов и готовились к новому широкомасштабному наступлению на город: подтягивали сюда дополнительные силы и средства, продолжали интенсивные обстрелы жилых кварталов, аэродрома и позиций правительственных сил.
Вооруженные силы РА, со своей стороны, стремились сорвать готовящееся наступление. Подвергали формирования мятежников систематическим бомбо-штурмовым, артиллерийским ударам, нанося им чувствительный урон. Тем не менее ситуация под Джелалабадом оставалась напряженной. Защитники провинциального центра испытывали нехватку боеприпасов, ГСМ и продовольствия, которые доставлялись им только по воздуху. Попытки правительственных сил восстановить контроль над захваченными мятежниками участками дороги Кабул — Джелалабад (восточнее Суруби) успеха не приносили.
Постепенно активизировались действия мятежников и в других районах страны. Они стали подвергать систематическим обстрелам из тяжелого оружия гражданские и военные объекты в провинциях Кандагар, Герат, Гильменд, Фарьяб, Лагман, Газни, округе Хост. Совершали нападения на посты безопасности и автоколонны с грузами в провинциях Парван, Баглан и др. Ахмад Шах Масуд снова заблокировал ряд участков дороги Хайратон — Кабул в районе Южного Саланга, препятствуя провозу в Кабул военных грузов. Правительственные войска начали боевые действия с целью ее разблокирования.
Формирования оппозиции различной партийной ориентации усилили военные приготовления вокруг столицы и Кабульской провинции. На их вооружение поступали реактивные снаряды повышенной дальности стрельбы. Сам Кабул постоянно подвергается обстрелам, в результате которых гибли и получали ранения десятки мирных жителей. Обстрелы вызывали негативную реакцию жителей столицы, резкое осуждение Хекматияра, Сайяфа и других лидеров непримиримых. Одновременно высказывались мнения, что до тех пор, пока будет оказываться военная помощь со стороны США (их союзников) и СССР соответственно оппозиции и правительству РА, война в Афганистане вряд ли окончится.
Итак советские войска ушли, а война в Афганистане осталась. Боевые действия в некоторых районах даже ужесточились.
После 15 февраля 1989 г. советские поставки вооружения, боеприпасов и специального имущества в Афганистан были временно приостановлены. Правительственные войска расходовали созданные нами в ключевых районах страны трехмесячные запасы боеприпасов. Однако их хватило не надолго. Уже в первой декаде марта ввиду резкого обострения ситуации, особенно под Джелалабадом, Наджибулла обратился к советскому руководству с настоятельной просьбой возобновить эти поставки, так как, по его словам, «мы можем потерять Афганистан».
В связи с этим на заседании Политбюро ЦК КПСС 12 марта 1989 г. было принято решение возобновить эти поставки. Для оказания помощи по переброске различных материальных средств Министерству обороны СССР поручалос ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 86 | Добавил: NIKITA | Дата: 18 Июл 2017 | Комментарии (0)