"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » Проза
1 2 3 ... 182 183 »
Чириков Михаил Алексеевич
Правдивые записки молодого солдата .

Пролог Уже много написано книг о войне, и об Афганской войне в частности. Не хотелось бы повторять уже сказанное о героях и боевых походах, о драматизме психологического перелома, наступающего в душе человека, попавшего на войну. Время неумолимо бежит вперёд и стирает в памяти имена, даты, эпизоды и целые события из жизни. Безвозвратно. Навсегда. Навечно. Возможно, это и заставило меня взяться за перо и описать происходившие со мной события уже более двадцати лет назад. Они были разными эти события. Комичными, страшными, необъяснимыми, мистическими, но до сих пор остаются для меня самыми яркими в моей жизни. Однажды, ещё будучи школьником выпускного класса, я присутствовал на традиционной встрече ветеранов 86 стрелковой дивизии Ленинградского Фронта в канун Дня Победы. Встреча проходила в нашей школе, так как в ней был организован музей этой самой дивизии, силами энтузиастов взрослых и учеников. Встреча проходила по обычной схеме - выступление ветеранов с патриотическими речами, в основе которых лежал тезис - "любите Родину и защищайте её как мы". Во второй части можно было задавать вопросы. Я спросил тогда у совсем седого скрюченного дедушки с тремя орденами "Красной Звезды" на пиджаке - "Скажите, а что было самым страшным на войне?". Он немного задумался, а потом с тоской в голосе ответил - "Страшнее и тяжелее всего на войне - солдатский быт". Мы тогда недоумевали. Как это так? А атаки, а рукопашные, а взятие языка? Какой там к черту быт? Через несколько лет я его понял. Даже скорее не понял, а прочувствовал "от и до". Вот об этом я и постараюсь рассказать и буду предельно правдив и честен в своем повествовании. Читателя же прошу отнестись к моему первому опыту более чем снисходительно...

                                                                         

Призыв Призывался я на воинскую службу, как и все, без особой охоты, но и не совершая никаких действий и деяний дабы её успешно избежать. В голове стучала только одна мысль - "сам дурак, надо было поступать в институт!!!" На дворе стояла осень 1984 года. В воздухе пахло предстоящей зимой, безо всякого привкуса особых перемен в жизни страны. Народ был немного напуган резкими движениями по укреплению трудовой дисциплины, которые предпринял, нашедший тогда уже постоянное пристанище в Кремлёвской стене, товарищ Андропов. Его приемник К.У.Черненко ничем особенным тогда не выделялся. Но интригу всей этой осени придавал наш любимый питерский "Зенит", который уверенно шел к чемпионству в этом сезоне. Пройдя в Райвоенкомате медицинскую комиссию, а затем и призывную, я был определен по своему здоровью и социальному статусу для прохождения службы в мотострелковые части (ну не дорос я до супермена!). Это, с одной стороны радовало, в том смысле, что не на флот на три года, но и возмущало самолюбие пацана, которому хотелось романтики, военных приключений, героизма, в конце - концов. Я сам себя представлял в зелёной пограничной фуражке, или голубом берете десантника, но никак не в банальной пилотке и красными погонами на плечах. Кроме того, в душе была надежда на то, что моя гражданская специальность поможет мне попасть в авиацию, или войска связи. Я к тому времени уже успел год поработать и освоить модную тогда профессию слесаря КИПиА (слесаря по ремонту контрольно-измерительных приборов и автоматики). По тем временам это была достаточно интересная, и перспективная работа. Покончив со всеми формальностями и всяческими комиссиями, я получил повестку на призыв (с миской, ложкой, кружкой и парой белья), назначенный на 10 утра 30 октября. Я был вполне доволен, так как 28 октября мне исполнялось 18 лет, и было время, чтобы прийти в себя после празднования Дня Рождения - проводов, и начать отдачу "Долга Родине". Но было в этой повестке и кое-что для меня тревожное. В графе "номер команды" стояла четырехзначная цифр ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 63 | Добавил: NIKITA | Дата: 29 Мар 2020 | Комментарии (0)

О ГЕРОЯХ БЫЛЫХ ВРЕМЕН
Лейтенант, командовавший дивизией

Когда правительственные войска захватили в джунглях Боливии Че Гевару, в его вещах была обнаружена документальная книга советского писателя Александра Бека «Волоколамское шоссе» – о действиях 8-й гвардейской Панфиловской дивизии во время битвы за Москву.А когда в 1963 году у Фиделя Кастро спросили, кто из героев Второй мировой войны является его кумиром, он назвал всего лишь одно имя. И это был не знаменитый военочальник. Это был старший лейтенант Красной Армии Бауржан Момыш-улы.

И.В. Панфилов (1892–1941) и Бауржан Момыш-улы (1910–1982) Осенью 1941 года Момыш-улы был назначен командиром батальона 316 стрелковой дивизии под командованием Ивана Васильевича Панфилова. Дивизии, которая по правилам тактики могла оборонять лишь 12 километров фронта, предстояло сдерживать врага на участке 40 километров. Но Панфилов разработал тактику ведения боевых действий в условиях значительного численного превосходства противника. Именно эта тактика и была описана в книге Александра Бека. Подразделениям дивизии не нужно было занимать укреплённые участки обороны и дожидаться атаки в лоб. Вместо этого они наносили упреждающий удар по движущейся вражеской колонне и после непродолжительного боя уходили в сторону, заставляя врага себя преследовать и организуя на пути мобильные очаги сопротивления. Такие беспокоящие удары растягивали силы врага и сильно замедляли его продвижение. Лучше всех командиров воплощал эту тактику комбат Бауржан Момыш-улы. Недаром её назвали "спиралью Момыш-улы". Начав боевой путь в октябре 1941 комбатом, спустя месяц Момыш-улы уже командовал полком, а в феврале возглавил дивизию, при этом... так и оставаясь старшим лейтенантом. Лишь спустя несколько месяцев ему были присвоены внеочередные звания вплоть до полковника. Скончался Бауыржан Момыш-улы в 1982 году в возрасте 71 года. Звание Героя ему присвоили лишь в 1990 году.


Александр Альфредович Бек Волоколамское шоссе Повесть первая 1. Человек, у которого нет фамилии В этой книге я всего лишь добросовестный и прилежный писец. Вот ее история. – Нет, – резко сказал Баурджан Момыш-Улы, – я ничего вам не расскажу. Я не терплю тех, кто пишет о войне с чужих рассказов. – Почему? Он ответил вопросом: – Знаете ли вы, что такое любовь? – Знаю. – До войны я тоже считал, что знаю. Я любил женщину, я испытал страсть, но это ничто в сравнении с любовью, которая возникает в бою. На войне, в бою, рождается самая сильная любовь и самая сильная ненависть, о которой люди, этого не пережившие, не имеют представления. А понимаете ли вы, что такое внутренняя борьба, что такое совесть? – Понимаю, – менее уверенно ответил я. – Нет, вы этого не понимаете. Вы не знаете, как дерутся, борются два чувства: страх и совесть. Самые свирепые звери не способны так жестоко бороться, как эти два чувства. Вам известна совесть труженика, совесть мужа, но вы не знаете совести солдата. Вы бросали когда-нибудь гранату во вражеский блиндаж? – Нет. – Тогда как же вы будете писать о совести? Боец наступает вместе с ротой, в него бьют из пулеметов, рядом падают товарищи, а он ползет и ползет. Проходит час – шестьдесят минут. В минуте шестьде ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 27 | Добавил: NIKITA | Дата: 27 Мар 2020 | Комментарии (0)

Олейник Станислав Александрович
Те, о которых хотят забыть.

.. ..Вот уже почти семь месяцев подполковник Калинник Павел Александрович в этом удивительном, наполненном экзотикой и довольно частыми минометными и ракетными обстрелами, городе, название которому Кабул. До прибытия в Афганистан, Павел около года проходил специальную подготовку на Лубянке - центральном аппарате КГБ, и на специальной базе в подмосковных лесах В разное время, там проходили подготовку и другие сотрудники спецгруппы, заместителем руководителя которой он был. Спецгруппа имела прямое подчинение руководителю службы ВКР (внешней контрразведки) Кабульской резидентуры КГБ и, естественно, резиденту.



Это мартовское утро, как и все предыдущие, было обыденным. И молитва муэдзина, падающая из ретрансляторов громкоговорителей на спящие еще кварталы города, призывающая правоверных свершению утреннего намаза, тоже была уже обыденной. По ней можно было даже проверять часы - она начиналась ровно в 5.00. Но мир устроен так, что человек к чему-то привыкает сразу, к чему-то с большим трудом, а к чему-то особенному, порой, вообще не может привыкнуть. И вот этим особенным, как это было ни странным, для Павла были горы.... Нависая тяжелой свинцовой тяжестью над Кабулом, они казались рядом. Протяни руку и дотронешься. Но это была лишь оптическая иллюзия. Горы были, все же, достаточно далеко. Вот и в это, праздничное утро, 1 мая 1985 года, Павел вышел на балкон, чтобы наблюдать, как эти мрачные, отливающие холодной синевой горы, превращаются во что-то, трудно объяснимое... Вбирая в себя лучи восходящего солнца, они словно преображались. Ослепительно белые, похожие на тюрбаны шапки никогда не тающих снегов, словно оживали и, зажигаясь, отражали всю эту живительную, полученную от щедрого небесного светила силу, просыпающемуся древнему городу. Сочетание солнечных лучей с этим неповторимым творением природы - покрытыми вечными снегами скалами и каменными выступами, создавало иллюзию какого-то многоцветного контрастного волшебства. Но Павел спешил. Он не мог до конца любоваться красотой, которая вот-вот должна померкнуть, а горы вновь превратятся в мрачных, давящих холодом монстров. Он спешил на доклад к резиденту с важной информацией, которую получил вчера вечером...
 

.Ежедневно, рано утром и поздно вечером, он проходил мимо одного и того же осветительного столба на автостоянке рядом с домом. Там Павел, проверял возможное появление специальной метки, которую мог оставить агент-связник, находящийся уже длительное время в Пакистане. Вот и вчера, в предпраздничный день 30 апреля 1985 года, он шел по автостоянке к свой "пятерке" и, как всегда, посмотрел на этот столб. Он не поверил своим глазам. На уровне одного метра от его основания, мелом была нанесена арабская цифра "три". С трудом сдерживая спокойствие, прошел мимо, поприветствовал кивком головы возящегося у своей "тойеты" соседа по подъезду Равиля - подполковника ВВС ДРА, и подошел к своей машине. Ошибки быть не могло. Там стояла метка, которую мог нанести только агент-связник "Сафар". Он уже длительное время находится в Пакистане, и работает там, в фирме, поставляющей мясные продукты воинским частям, дислоцированных в северо-западном округе Пакистана. Совладельцем этой фирмы, был тоже агент Павла, "Джек". Павел связался по рации со своим начальником Горчаковым, и сообщил, что вечером, в 18.00, ждет в гости. Эта, заранее обусловленная фраза означала, что по истечении двух часов после указанного им времени, у него состоится встреча с агентом, для которой нужно прикрытие. В 20.00, когда уже практически стемнело, Павел свернул в узкую улочку в районе центрального военного госпиталя ДРА. Сбавив скорость, он скорее почувствовал, чем услышал, как неслышно открылась и закрылась задняя дверца. В зеркало заднего вида увидел, как темная фигура скользнула по сидению, и замерла. Не повышая скорости, Павел проехал до конца улочки, и выехал на автостраду, ведущую в аэропорт. Встреча с агентом прошла нормально. "Хвоста", прикрывающие Павла сотрудники спецгруппы, не обнаружили. Свидетельством тому было молчание постоянно ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 60 | Добавил: NIKITA | Дата: 25 Мар 2020 | Комментарии (0)

И. И. Поздеев
Афганистан  через сетку прицела
.Командир экипажа боевого вертолета Ми-24 Поздеев Иван Игоревич:
Включенный от взлета до посадки прицел проецирует сетку на лобовом стекле. . В Афганистане был дважды: первый раз - с мая 1980 года по июль 1981 года и второй - с июня 1988 года по январь 1989 года. Совершил там 354 боевых вылета, сбит один раз.

                                                       


Цхинвальский (город Цхинвали - столица Южной Осетии в Грузии)
292-ой вертолетный полк огневой поддержки 21-й отдельной десантно-штурмовой бригады Закавказского военного округа, где я проходил в то время службу, в декабре 1979 года был направлен в полевой лагерь «Герань» Кировобадского района Азербайджана. Как говорится, в армии вопросов не задают. Там проводили тренировочные полеты, жили все в одной огромной палатке-элинге из прорезиненного материала с металлическим каркасом в виде дугообразных труб. Довольно прохладно, отопление от керосиновой мотопечи, которая находилась вне эллинга и, надрывно тарахтя, нагнетала теплый воздух по огромному шлангу внутрь палатки. Включалась периодически. Для празднования Нового года большая часть личного состава убыла в Цхинвали к семьям. А небольшая группа была оставлена командиром полка подполковником Бочкаревым Геннадием Александровичем в Герани. Старшим был назначен заместитель командира 1-й эскадрильи капитан Поздеев И.И.. 5-го января 1980 года получили неожиданный приказ всем вернуться на базовый аэродром. Вечером 7-го января в полку была объявлена тревога. На сборе командир полка сказал, что то, чему мы до сих пор учились, нужно будет показать на практике. Утром следующего дня 12 экипажей боевых вертолетов Ми-24 1-й эскадрильи с наземным составом обслуживания на борту произвели перелет на аэродром Далляр. Там разобрали вертолеты и загрузили в транспортные самолеты. Самолетами были переброшены на аэродром Кокайды Туркменистана. Собрали и стали работать по Афганистану. Мы с группой летчиков должны были убыть им на смену через три Была доведена оперативная информация. Угроза размещения американских военных баз на территории Афганистана в непосредственном соприкосновении с границей СССР явилась причиной перебазирования. Демократическая Республика Афганистан - ДРА (РА с 1985 г.) расположена на Среднем ВостокеНе на замену, а на пополнение прибыли мы в Афганистан в мае 1980 года. Звенья, воевавшие там уже три месяца, отправлялись поочередно в Цхинвали в трехнедельный отпуск. Первые впечатления от Афганистана: слепяще-белое жаркое солнце, лунный пейзаж подстилающей поверхности, песок пустыни, горы с каменными грядами, редкие вершины со снегом, неглубокие быстрые реки, существовавшие за счет таяния снегов. Аулы с плоскими крышами глинобитных домиков, окруженные ровными массивными глиняными заборами. Красивые отдельно стоящие крепости с высокими дувалами и смотровыми вышками на углах, низкорослые малочисленные города, редкие аулы, черные и белые шерстяные палатки кочевников в пустыне возле источников воды. И еще: горячая обшивка фюзеляжа вертолета, запах краски и пороха в кабине. Обжигаясь, залезали в двадцатьчетверку по ступеньке и двум закрытым выемкам в фюзеляже. Температура на солнцепеке достигала 70 градусов. Радиообмен в эфире на фоне дроби автоматных и пулеметных очередей с бортов вертолетов. Вспухание вертолета при стрельбе залпом НУРС в крутом пикировании. А также полнейшая без каких-либо ограничений свобода в пилотировании вертолета. Жаркий климат, горно-пустынная, непривычная для нас местность создавали свои трудности. Мощность двигателей снижалась, возможность полной загрузки уменьшалась. Приходилось выбирать между боезапасом и топливом. Сложность в ведении ориентировки из-за однообразия, невыразительности ландшафта. Средний возраст полка составлял 25 лет. Я был уже старым, имел 28 лет за плечами и классификацию военного летчика первого класса. Большинство летчиков были с третьим классом. У каждого человека свои способности, которые он может проявлять в каком11 либо деле так же, как и в ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 54 | Добавил: NIKITA | Дата: 24 Мар 2020 | Комментарии (0)

Виктор Марковский Виктор Мильяченко
АФГАНИСТАН.Война разведчиков .

В книге использованы архивные материалы, отчеты о боевых действиях и потерях, боевые донесения и формуляры воинских частей, фотодокументы ЦМВС и личных архивов, консультации участников и воспоминания комсостава 40-й Армии. Автор выражает особую благодарность за конструктивное участие и поддержку при работе над книгой полковнику Л. Мельникову, майору А. Артюху, капитану В. Максименко, В. Паевскому, Е. Полякову, С. Тишкову, Е. Багодяжу, В. Козакову, а также А. Волкову и сотрудникам музея памяти «Шурави» города Екатеринбурга. «Выполняя интернациональный долг…» Афганская война стала наиболее масштабной для Советской Армии после Второй Мировой войны и, одновременно, самым сложным ее испытанием. «Ограниченный контингент», поначалу имевший целью «оказание народу и правительству Афганистана помощи и содействия в борьбе против внешней агрессии», вскоре оказался втянутым в вооруженную междоусобную борьбу, кипевшую в стране, и перешел к открытым боевым действиям.

 
Первые дни ввода войск: разведбатальон 5-й мсд идет по трассе от Кушки через перевал Мир-Али на юг. Первое время бронетехника разведподразделений была представлена БТР-60ПБ, БРДМ-2 и БМП-1. Афганская кампания только начинается, но придорожный указатель уже изрешечен пулями. Объемы операций быстро нарастали и в них оказались задействованными практически все части и подразделения 40 А, насчитывавшей в отдельные периоды до 120 тысяч человек и имевшей в своем составе, помимо сухопутных войск, воздушно-десантные и авиационные силы. Вместе с тем, боевые действия носили характер, далекий от представлений военной науки и предписаний боевых уставов. Тактика и стратегия регулярной армии часто оказывались бесполезными в противопартизанской борьбе, еще более усугублявшейся горно-пустынной местностью, непривычной для личного состава и сложной для применения техники. Противник выступал мелкими вооруженными отрядами, подвижными и быстро уходящими из-под удара. Первостепенной задачей становились поиск и обнаружение врага, требовавший отличных от традиционных приемов и самой структуры армейских частей. Наилучшим образом такой тактике отвечали уже имевшиеся разведывательные части и подразделения, а также осуществлявшие специальную разведку части и подразделения подчинения Главного разведуправления Генштаба (ГРУ ГШ), более известные как силы спецназа (СпН). Спецназ появился в Афганистане еще до ввода советских войск. В начале мая 1979 года в Чирчике под началом старшего офицера ГРУ подполковника В.В. Колесника началось формирование отдельного батальона СпН, задачей которого должна была стать охрана тогдашнего правительства ДРА, о чем-то неоднократно просило. Батальон комплектовался бойцами и офицерами ТуркВО и САВО, причем для соблюдения скрытности отбирали исключительно уроженцев Средней Азии, отдавая предпочтение спортсменам с хорошей физической подготовкой, обязательно владеющим языками пушту или дари. Общая численность батальона, прозванного «мусульманским», составила 538 человек, а его командиром назначили майора Л.Т. Халбаева, отозванного с обучения на Высших офицерских курсах «Выстрел». Батальон не был полностью «чистокровным»: разыскать подготовленных специалистов из числа узбеков и таджиков на должности механиков-водителей и операторов боевых машин не смогли во всей Советской Армии и их пришлось заменить бойцами славянских национальностей. Все лето, без выходных и праздников, шла интенсивная подготовка. Помимо физических тренировок, шли занятия по тактике и специальным дисциплинам — рукопашному бою, стрельбе изо всех видов оружия, подрывному делу и владению холодным оружием; К концу сентября учебу завершили, и после проверочного комплексного учения, батальон 10–12 ноября перебросили по воздуху в Афганистан. Обстановка в ДРА к тому времени стала критической, был убит глава государства Тараки и уже было принято решение о вводе советских войск (призванном, как позже указывал Л.И. Брежнев в интервью газете «Правда», «не допустить превращения Афганистана в империалистический военный плацдарм на южных рубежах нашей Родины». Орие ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 66 | Добавил: NIKITA | Дата: 21 Мар 2020 | Комментарии (0)