Ткач Б.И.



Борис Иванович Ткач
 (25 октября 1935 — 24 октября 2010)
 Советский военачальник, 
генерал-лейтенант,
в 
19801982 гг. — командующий 40-й армией в ДРА.
 

В 1954 году окончил среднюю школу.

С 1954 по 1957 год курсант — Харьковского танкового училища.

С 1957 по 1964 год — командир танкового взвода, роты 27-й механизированной дивизии Южной группы войск

В 1967 году окончил Военную академию бронетанковых войск

С 1967 по 1973 год — командир танкового батальона, начальник штаба, командир 276-го танкового полка, начальник штаба 81-й механизированной дивизии Дальневосточного военного округа. Принимал участие вДаманском конфликте с китайцами в 1969 году.

С 1973 по 1975 год — командир 79-й танковой дивизии Группы советских войск в Германии.

С 1975 по 1979 год — 1-й заместитель командующего 13-й армии Прикарпатского военного округа

В 1977 году окончил Военную академию Генерального Штаба

С декабря 1979 года 1-й заместитель командующего 40-й армии, части которой вводятся в Афганистан

С 23 сентября 1980 по 12 мая 1982 годы являлся командующим 40-й армии в Демократической Республике Афганистан. Руководил боевыми действиями в Афганистане. Разрабатывал многие крупномасштабные операции, в том числе операции «Удар» и «Удар-2».

« Из воспоминаний генерала армии В.И. Варенникова об Афганской войне:

«Вторым командармом стал Б.И. Ткач. Это был уже опытный генерал, в деле руководства армией не новичок, но такой армией и в таких условиях вообще еще никто не командовал. Ткач — тоже. И хотя боевые действия частей армии начались еще при предшественнике , но основной вал пришелся на Ткача и заменившего его В.Ф. Ермакова. Генерал Ткач фактически был «первопроходцем» всех крупномасштабных операций, а также обустройства наших войск в Афганистане. Дело было очень сложное, но он справился со своими задачами.

»

— В. И. Варенников. Неповторимое. 2003. Том 5./

С 1982 по 1985 год командующий 14-й армией в Одесского военного округа, затем первый заместитель командующего войсками Сибирского военного округа.

С 1985 года служил представителем главнокомандующего Вооруженных Сил стран Варшавского договора при Чехословацкой народной армии.

В 1991 году, когда Варшавский договор прекратил существование, уволился в запас.

Жил в г.Киеве.

С 1995 года был директором Киевского филиала Украинско-Нидерландской охранной фирмы группа 4 секюрити.

Умер 24 октября 2010 года в Киеве. Погребение состоялось 26 октября в Киеве на воинском участке кладбища Берковцы — 26.10.2010.

Награды

Украина

СССР

Иностранные награды

Орден Красного Знамени Афганистан

Из Воспоминаний 

Когда в Афганистане начались боевые действия, советско-афганская граница пересекалась, как правило, не с пустыми руками. На любой войне делаются деньги, на той тоже. Сначала робко, потом все наглее. Из Афганистана в Союз везли наркотики, оружие, обратно -- водку. Бывало, вспоминает Борис Иванович, идет наливная колонна -- сотни цистерн с горючим, и в них умудряются провозить пластмассовые ящики с водкой, привязав их к люкам. Это выяснилось, когда одну такую колонну остановили во время проверки на дороге, и пограничник, заглянувший в люк, совершенно случайно заметил плававшие в солярке водочные этикетки.

«Мы понимали, что этот процесс непросто остановить, -- рассказывает генерал Ткач. -- Поэтому, когда на заседании нашего военсовета выступил приехавший из Москвы главный прокурор Вооруженных Сил Союза генерал-полковник Руденко, мы попросили его ввести для 40-й армии законы военного времени. Руденко отказался, посоветовав нам «выжимать все, что требуется, из законов мирного времени -- как сок из лимонов». И мы выжимали. Арестовывали преступников: и контрабандистов, и мародеров, и тех, кто уничтожал мирных жителей. Были, конечно, и такие -- если на твоих глазах убивают всех товарищей, издеваются над ними, можно сойти с ума. Да и кто их, афганцев, поймет -- партизаны они или мирные крестьяне. Бывало, преследует такого «крестьянина» наш солдат. Догоняет, проверяет -- нет оружия. Отпускает его. А возвращаясь обратно, видит в арыке брошенную тем винтовку. Всякое случалось. Но никого из арестованных не судили в Афганистане. Выездных судов не было, всех отправляли в СССР. Весь Афганистан был поделен на восемь зон ответственности, каждой из которых руководили уполномоченный реввоенсовета по зоне (обычно кандидат в члены ЦК НДПА), наш партсоветник, по представителю от афганской (ХАД) и нашей (КГБ) спецслужбы, представителю от их и нашего МВД (афганское называлось Царандой) и наш военный советник. Сотрудничество это проходило по-разному, были среди афганцев очень преданные нам люди, а были и такие, о которых их же сограждане говорили: «Ему верить нельзя». Население в первый год встречало нас очень тепло. Старики варили плов, угощали нас. Сами-то мы питались, в основном, консервами, борщом, поступавшим в закатанных литровых банках, который надо было разводить водой, -- можете представить, насколько это было вкусно».

2 мая 1982 года генерал-лейтенанта Ткача на посту командарма заменил генерал-лейтенант Виктор Ермаков, а Бориса Ивановича направили командовать не менее знаменитой 14-й армией (тогда еще в Молдавию), а через два года перевели в Сибирский военный округ -- первым заместителем командующего. В 1985 году, когда окончательно спился наш советник в Чехословацкой Народной Армии генерал-полковник Семиренко, его заменили Борисом Ткачем. Намыкавшемуся по отдаленным гарнизонам и навоевавшемуся генералу (а особенно -- его семье) служба в Чехословакии -- достаточно важной для СССР точке, граничащей с НАТО, казалась раем. В этом европейском раю он и дослужил до распада в 1990 году Варшавского договора и вывода советских войск из Чехословакии. Конечно, можно было служить и дальше. Но Борис Иванович узнал, что его кандидатура, числившаяся в списке претендентов на командование одним из важных округов, не прошла. Михаил Горбачев вычеркнул ее со словами: «Что, у нас уже нет генералов--неукраинцев?». Действительно, в то время треть генералитета составляли украинцы.

И тогда Борис Ткач попросил о последнем назначении -- в Киев. Но в отставку. Ему было 55 лет, и просьбу его удовлетворили. В Киев он приехал за две недели до того, как Бориса Громова перевели оттуда в Москву. Боевой товарищ успел помочь бывшему командиру получить несколько лет пустовавшую и разгромленную квартиру. Все накопленные за десятилетия службы деньги ушли на ремонт и мебель, а через месяц после этого стало известно, что все сбережения советских граждан «сгорели». Борис Иванович был несказанно рад, что свои деньги успел «вложить».