"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 294 295 »
Скрипник Сергей Васильевич
Тридцатилетняя война, или Открывшиеся истины

Тридцатой годовщине вывода советских войск в Афганистан, всем погибшим и сгинувшим на этой войне, а также тем, кому посчастливилось выжить, посвящается


1. Когда-то, две с половиной тысячи лет тому назад, Геродот метко изрек, что во время мира сыновья хоронят своих отцов, а во время войны отцы своих сыновей. Хочу несколько перефразировать «отца античной истории», применительно к нашим сегодняшним реалиям. Во время войны, в основном, матери вынуждены оплакивать своих сыновей. Советский Союз конца 70-х голов прошлого века во многих отношениях был страной неблагополучной. Одним из разрушительных социальных пороков считались так называемые неполные семьи. По стране они исчислялись сотнями тысяч. Мужчины в условиях вялотекущего мира, когда практически не представлялось возможным никак и ничем себя проявить – не только на поле брани или в каких-то иных героических делах, но и в буднях своей цивильной профессии – спивались, бросали жен и детей, рано умирали. А мамы несли свой крест, в одиночку воспитывали сыновей, зачастую единственных, желали им доли лучше той, что была уготована их благоверным. И делали это вовсе не для того, чтобы те сгинули в пекле афганской войны. Во все времена слово «мать» считалось антонимом слова «война». Хочу опровергнуть расхожее заблуждение относительно того, что настоящих воинов воспитывали отцы. Это отнюдь не так. Подлинных защитников Отечества как раз пестовали матери, уча их добру, справедливости, милосердию. И без этих качеств человеку не стоит брать в руки оружие, ибо он его будет использовать исключительно во зло другим людям. А это, согласитесь, уже не защитник. И еще, благодаря нашим мамам, мы с их молоком впитали ненависть к своему основному ремеслу – войне. Кто говорит, что на войне не страшно – дилетант, не нюхавший пороху, в лучшем случае тыловая крыса – штабной паркетный шаркальщик или крохобор, чья «воинская доблесть» ограничена отъеданием на продуктовом складе. Кто говорит, что война это хорошо, – отпетый мерзавец, не знающий материнского воспитания. Парадоксально, но факт. Все профессии важны и горячо любимы теми, кто их постиг в совершенстве, если к делу своей жизни относиться с душой. Дворник, обладающий этим качеством, будет всегда вдохновенно махать метлой, не желая механизации своего труда. Золотарь будет отстаивать свое право на существование выгребных ям даже в условиях стопроцентной ватерклозетной ассенизации нечистот, поскольку обучен их виртуозному очищению. Утрирую. Конечно, чтобы расшевелить читателя, заставить его задуматься над парадоксом. Врачи, учителя, геологи, ученые, писатели, художники, в общем и целом – созидатели и исследователи, будучи людьми призвания, которое для них – возвышенная идея, всегда будут гордиться тем, что они делают, и стараться стать еще лучше. Мы, военные, тоже не лишены чувства гордости за свой ратный труд, но вот относиться к войне с душой никак не можем. На этом будут настаивать все честные служаки – и стратег-генерал, и рядовой окопник. Несмотря на то, что марксова теория, усовершенствованная Лениным, с коей на идеологическом вооружении мы тридцать лет назад вошли в Афганистан, подразделяет войны на наступательные и оборонительные, захватнические и освободительные, неправедные и справедливые, они все равно остаются войнами. Со всей их кровью и грязью. Кстати, именно афганская кампания поставила под сомнение истинность такой классификации. Тогда, три десятилетия вглубь нашей новейшей истории мы считали, что принесли на своих штыках свободу братскому народу, опутанному тенетами средневековых пережитков. А те, кого мы таким образом хотели облагодетельствовать, посчитали, что мы покушаемся на их многовековой уклад, что и есть для них высшее мерило абсолютной свободы, и объявили нам джихад с газаватом(1). Со временем ложный пафос в оценке миссий сторон, вовлеченных в это цивилизационное противостояние, осыпался, как старая штукатурка, а кровь и грязь остались. Итак, моя война началась тридцать лет тому назад, и по многим показателям не закончилась и по сей день. Невзирая на видимость, мнимость, иллюзорность мирной жизни, окружающей сегодня многих из нас.
... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 38 | Добавил: NIKITA | Дата: 27 Ноя 2020 | Комментарии (0)

Николаев Иван
"Панфиловцы"

Всё нижеизложенное - не воспоминания и не рассказ, а лишь попытка проанализировать услышанное. Я рассказываю эту историю вопреки своим правилам не говорить о том, в чём сам не участвовал, лишь по причине того, что верю, что кто-то должен рассказать об этом. Пусть исправят и простят меня те, кто там был. Я не являюсь ни свидетелем гибели Панфиловцев, ни участником последовавшей за этой гибелью операции "Возмездие". Всё, что мне известно, я узнал со слов тех офицеров Восточного ДШМГ, которые одними из первых прибыли на место гибели Панфиловской заставы, и с которыми я служил позже в одном том же подразделении почти два года спустя после случившегося. Я намеренно опускаю услышанные мною в Афганистане многочисленные слухи и кривотолки, достоверность которых вызывает сомнение, дабы избежать ещё большего искажения фактов. Всё, что написано ниже, - это даже не пересказ слов очевидцев, а скорее впечатление, сложившееся у меня от услышанного, перемешанное с описаниями более поздних событий, свидетелем которых мне уже пришлось стать. Сразу оговорюсь, что значение слова "застава" в погранчастях, находившихся в Афганистане, отличается от первоначального смысла этого слова. Пограничники в Афгане под "заставой" подразумевали мобильное стрелковое подразделение численностью от 40 до 60 человек, как правило, входившее в состав более крупного подразделения, такого как Мото-Маневренная Группа (ММГ) или Десантно-Штурмовая Маневренная Группа (ДШМГ или здесь сокращённо ДШ). Панфиловская застава была направлена в командировку в Афганистан из Панфиловского погранотряда (город Панфилов, Восточный Казахстан). Мне не известно, сколько времени застава провела в Афгане до случившегося, и насколько опытным был её личный состав. Однако, по некоторым слухам, в тот день в составе заставы было много молодых, только что прибывших из Союза солдат. Время. Вечер 22 ноября 1985 года. Временная грань, когда вечер переходит в сумерки, а затем стремительно в темноту. Место. Всё произошло в ущелье Зордев на севере провинции Бадахшан, что на северо-востоке Афганистана. На юге ущелье выходит к городу Бахарак (где-то в 90-100 км к югу от таджикской границы) и долине Джарм. На севере Зордев упирается в реку Пяндж недалеко от таджикского города Хорог. Точное название места практически не упоминалось, однако, я припоминаю, что Панфиловцы попали в засаду где-то в районе между кишлаками Ярим и Изван. Зордевское ущелье полностью заселено памирскими таджиками-ваххабитами.

мост у к. Джульбар, перейдя который вступили в последний бой Панфиловцы. Ребята погибли перед мостом, с той стороны откуда велась съемка. "Панфиловцы" Итак, 22 ноября 1985 г. часть Панфиловской заставы - 21 человек, в том числе два офицера, - отделилась от основной группы и начала движение в направлении одного из прилегающих ущелий. По официальной версии Панфиловцы шли для выставления засады. Однако, по словам начальника штаба Восточного ДШМГ, - реальные причины, по которым застава оказалась в месте, где она попала в засаду, никому неизвестны. Один из Панфиловских офицеров был однокурсником ДэШовского начштаба по Алма-Атинскому погранучилищу, и после его гибели начштаба долгое время пытался выяснить обстоятельства гибели заставы, однако, по его словам, ни официальное расследование, ни неофициальная информация не ответили на этот вопрос вразумительно. Никто не знает, почему был отдан приказ подразделению на передвижение на ночь глядя, когда уже начало смеркаться. Передвижение Панфиловцев не укладывалось в рамки здравого смысла и военной логики, поэтому многие объясняли такое поведение заставы ошибкой или беспечностью командира, что тоже лишено какого-либо подтверждения. Беспечность Панфиловцев, однако, подтверждает тот факт, что в момент, когда застава попала в засаду, у неё не было головного охранения. Это известно достоверно, ибо многие из тех, кто прибыл на место гибели заставы, говорили, что большинство тел было расположены очень близко друг к другу. Также говорили, что примерно половина заставы погибла в первые же минуты. Общая продолжительность боя мне неизвестна, однако, можно смело предположить, что перестрелка шла в течении ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 39 | Добавил: NIKITA | Дата: 24 Ноя 2020 | Комментарии (0)



Взрыв на Котляковском кладбище в Москве 10 ноября 1996 года


Фото Слева — памятник погибшим во время взрыва 10 ноября 1996 года.
Председатель Фонда инвалидов войны в Афганистане Михаил Лиходей, у чьей могилы на Котляковском кладбище и произошёл взрыв, был достаточно известным общественным деятелем. М. Лиходей занял этот пост летом 1994 года, сменив на нём Валерия Радчикова. Он получил известность скандальным разоблачением прежнего руководства фонда, легализовывавшего преступные доходы через фонд. Лиходей активно пытался привлечь внимание общественности и правоохранительных органов к деятельности Радчикова и добивался начала его уголовного преследования.
10 ноября 1994 года Лиходей вместе со своим охранником был убит в своём доме на Ореховом бульваре. Бомба мощностью в 450 грамм в тротиловом эквиваленте была вмонтирована в переговорное устройство в лифте. Убийцы взорвали бомбу командой с радиопульта, наблюдая за домом Лиходея с технического этажа соседней шестнадцатиэтажки. М. Лиходей был похоронен на Котляковском кладбище Москвы[2]. Убийца был арестован лишь три года спустя.
Спустя два года, 10 ноября 1996 года, у могилы Лиходея собрались многие его друзья и знакомые. Среди них был и новый руководитель фонда Сергей Трахиров. Самодельное взрывное устройство мощностью, по различным оценкам, от 2 до 5 килограмм в тротиловом эквиваленте было закопано в могиле и расположено таким образом, чтобы взрывная волна, отразившись от поверхности обелиска, нанесла максимальный ущерб собравшимся.
Во время собрания у могилы произошёл сильный взрыв. На месте скончались 14 человек и около 30 получили ранения различной степени тяжести. Среди погибших оказались Трахиров и вдова Лиходея, Елена Краснолуцкая, финансовый директор фонда. Взрывная волна разбросала осколки вокруг на 70 метров. На месте взрыва осталась воронка глубиной полтора метра, и шириной до двух с половиной метров. Убийц Михаила Лиходея по горячим следам найти не удалось, и дело было приостановлено.
18 января 2000 года адвокат В. Радчикова заявил: "Дело полностью сфабриковано, нет ни одного доказательства вины.... 21 января 2000 года Московский окружной военный суд оправдал Радчикова, Смурова и Анохина по всем пунктам предъявленного им обвинения, а в апреле того же года военная коллегия Верховного Суда России оставила решение суда в силе. 13 декабря 2000 года президиум Верховного суда всё же отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение. После этого Анохин исчез в неизвестном направлении.
31 января 2001 года в автокатастрофе на Минском шоссе разбился Радчиков. Водитель предполагаемого заказчика как убийства Лиходея, так и взрыва на его могиле, не справился с управлением, и машина на большой скорости врезалась в грузовой автомобиль.
23 августа 2001 года в Московском городском суде начались слушания по делу о взрыве. Единственным обвиняемым оказался Михаил Смуров. На полгода процесс прерывался, и приговор в отношении Смурова был объявлен лишь 28 мая 2003 года. Суд приговорил его к 14 годам лишения свободы как соучастника взрыва на кладбище. 18 ноября 2003 года Верховный суд России оставил приговор Смурову без изменения. Обвинение считало, что именно Смуров паял пульт управления взрывным устройством, но Смуров это отрицал: по его словам, у него выбивали показания, угрожали жене и "два дня били табуреткой".
13 ноября 2003 года был задержан Анохин. В декабре 2006 года Анохин был осуждён к 15 годам лишения свободы, а в мае 2007 года приговор в отношении него был оставлен без изменения.
Убийца Михаила Лиходея Александр Хинц, арестованный в 1997 году, в апреле 2004 года был приговорён к 15 годам лишения свободы, а в 2008 году Московский городской суд заочно приговорил выявленного заказчика убийства — Владимира Луковского — к 15 годам лишения с ... Читать дальше »

Категория: Публицистика | Просмотров: 64 | Добавил: NIKITA | Дата: 22 Ноя 2020 | Комментарии (0)

Мы родились для счастья!
Опубликовано 12 Ноября 2020 г

Но как объяснить матери, пропавшего без вести в Афганистане эту простую истину? Счастье, оказывается, как и горе для всех разное, но есть одно горе на всех и есть счастье одно на всех. Как же это так!? Помню бабушка рассказывала о дне победы 1945 года и это было со слезами на глазах счастье и горе - одно на всех!


Афганистан, как вырезка из газеты, наспех прочитанная и тут же в сортире использованная. Это наше горе и наше счастье - Афганистан. Затёртые до дыр слова о последнем не захороненном солдате и не оконченной войне - уже стали простым патриотическим штампом. Имя твоё неизвестно, подвиг твой бессмертен! Красиво и умно сказано. И та самая традиция молодожёнов возлагать цветы на могилу неизвестного солдата в то самое время, когда их союз может в будущем родить имя неизвестного солдата. Вдумайтесь! В минуту самого счастливого момента - рождения новой жизни, задумайтесь, и не сворачивайте со своего пути. Мы рождаемся для счастья! Хасенов Талгат Болатович, председатель Союза Ветеранов и Инвалидов Афганистана "Ардагер" г. Караганды и области, собрали с побратимами посильную материальную помощь на поиски пропавших без вести в Афганистане и передали мне. Признаюсь, я отказывался, так-как тех, кто пропал без вести из Казахстана в реальной перспективе в ближайшее время найти очень и очень трудно, точнее - почти невозможно! Таковы реалии поиска на сегодня. Разве, что случай... или проведение. Об этом я и сказал Талгату. Но в перспективе есть наработка в поиске о ребятах из других республик, точнее скажу: мы можем установить имя на сегодня одного погибшего в плену и попытка выкупа праха нескольких. Подтвердятся ли наши чаяния или нет - Бог весть (инша Аллах). На что Талгат ответил: "Мы все из Советского Союза и присягу давали ту самую, советскую! Пусть это будет наше подспорье вам в поиске. Эти слова меня тронули, потому как и я так чувствую! И все ребята, кто помогает, кто пытается быть счастливым помогая другим. И пусть для Вас побратимы не шаблоном по ушам сейчас прозвучат слова "Война не окончена, пока не похоронен последний солдат". А убитых в плену шурави, как вы знаете, моджахеды редко хоронили. В лучшем случае оставляли на месте. В худшем... пусть воображение, кто не знает, само дорисует. Описывать пересказы командиров, которые рассказывали, куда и что они сделали с трупом - я не буду. Пусть вот так, без подробностей. Но вот именно эти люди являются носителями информации и мы идём на диалог с ними. Мы говорим с ними и они рассказывают... и мы слушаем. Потому, что никто не расскажет правду, кроме них! И они этим пользуются. Дядя Саша Лаврентьев сам попался в плен. Чудом его вытащили. Но вот именно его приобретённый опыт открывает новые горизонты поиска. Всего не могу описать и рассказать, к сожалению пока. Но! Есть наработки и они внушают оптимизм. Мы общаемся с бывшими нашими пленными, освобождёнными МККК и другими организациями и вывезенными за рубеж СССР. Есть такие и их достаточно, которые вернулись на Родину и они рассказывают с кем были в плену, как и что происходило. Так, Римас Бурбас был в лагере Бадабер и сошёлся близко с Дудкиным Николаем Иосифовичем, который предположительно погиб в подавлении восстания. К сожалению Римас Бурбас недавно умер. Сердце. Мы хотим съездить и пообщаться с бывшим узником из Азербайджана, Таджикистана. Мы собираемся в Украину. Мы получили информацию из США, Канады. Есть география, место и время, и даже обстоятельства казней нам известны, но имена! Имена! Чтобы их восстановить нужно много трудиться. Про себя скажу, не знаю, как верно сказать, но если есть смысл жизни, то вот - он. Спасибо братцы!!! Не прошу п ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 44 | Добавил: NIKITA | Дата: 20 Ноя 2020 | Комментарии (0)

Кандагар Дмитрия Ляляева
Ляляев Максим Владимирович
Водитель БРДМ-2 в Афганистане 
( Герат,Шинданд, Кандагар,Отряд сопровождения колонн) .           
       

       
Публикую рассказ своего брата-близнеца Дмитрия, с которым вместе служили. Не знаю, как сейчас, но в 80-е близнецов в армии не разделяли. Шура--Александр Ишутин, пулемётчик Шиндандского отряда сопровождения колонн. Итак...


Это был наш первый рейс на юг. Дорога от Шинданда до Кандагара занимала три дня. Мы только что приняли от ушедших домой дембилей новенькую БРДМ со свежей пробоиной от пули 7,62 и... со спущенными колёсами. Колёса не имели ни пробоин, ни видимых проколов, но, тем не менее, неуклонно и планомерно спускали во время каждой длительной стоянки. Никто не мог объяснить сей феномен, но разбираться было некогда: утром автоколонны шли от Шинданда на юг. Ехать пришлось "на подкачке": открыв краны подачи воздуха в шины. Это позволяло поддерживать в них нужное давление, но почти начисто лишало БРДМ тормозов. А впрочем, как острят шофёры, "тормоза стесняют водителя". На Кандагар в этот раз отправилось три колонны "наливняков" - "КАМАЗов", гружённых бензином, керосином и соляркой. На каждые десять "КАМАЗов" полагалась одна БРДМ боевого сопровождения. На деле БРДМов не хватало, и пропорция в лучшем случае складывалась как 1/20. Ночь перед рейсом мы с моим пулемётчиком провели в машине, - чтобы утром не отстать от колонны. Мой пулемётчик Шура был замечательным человеком. Когда-то, в невообразимо далёком прошлом (полтора года назад) он был студентом МВТУ имени Баумана, но волею судьбы попал в Афганистан, в шиндандский отряд боевого сопровождения колонн. Мы составили с ним "экипаж машины боевой" (всего два человека: водитель и пулемётчик) и быстро подружились. Поначалу нам досталась старая машина (такие в отряде с чёрным юмором именовались "гробами"), которую приходилось часто чинить. И в то время, как я, обливаясь потом и матерясь, выдёргивал неподатливую и тяжёлую коробку передач (двоим там было не подлезть), Шура развлекал меня обстоятельным рассказом об устройстве ядерного реактора. ...Утром нас разбудил рёв моторов. "Камазисты" прогревали движки. Я завёл двигатель, накачал воздух в спущенные шины и пристроился в хвост колонне - так называемое "техническое замыкание": несколько "КАМАЗов", включая зенитку и машину техпомощи, шли в хвосте колонны, чтобы в случае надобности отремонтировать или взять на буксир вышедшие из строя автомобили колонны. Последней машиной замыкания всегда шла БРДМ. Первый отрезок пути - двести двадцать километров - прошли без приключений. На ночь остановились в Дилараме (колонны ходили только в светлое время суток). Развели костры на банках солярки, поужинали, переночевали и утром - снова в дорогу, на этот раз до недоброй памяти селения Кишкинахуд. Здесь совсем недавно, и месяца не прошло, во время ночной стоянки обстреляли нашу колонну, один солдат тогда погиб. Однако молодость берёт своё, как и прошлым вечером, мы сели ужинать, кто-то расторопный раздобыл у афганских мальчишек арбузы. И вот картина: сидим вокруг костра, лакомимся арбузами, и один из наших, что был при прошлом обстреле, говорит: "Вот так и пятого мая сидели, хавали (т.е. кушали), ничего худого не ждали, и вдруг ка-ак жахнуло!" И тут - жахнуло! Шесть фосфорных снарядов, сверкающих, как московский салют, ровнёхоньким рядком легли в сотне метров от ста двадцати гружённых топливом "КАМАЗов". Колонны немедленно ответили ожесточённым огнём - автоматы, зенитки, ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 58 | Добавил: NIKITA | Дата: 17 Ноя 2020 | Комментарии (0)