"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 267 268 »

О нашем афганском походе
Александр Проханов
Программа «Без вопросов» в эфире «Русской службы новостей».
Ведущий И.ПЕРЕСЕДОВ
опубликовано 3 марта 2014,


Фото А.Проханов  после одной из операций

И.ПЕРЕСЕДОВ: Наш собеседник Александр Проханов
И я, его собеседник и слушатель Илья Переседов. Очень у нас такая сложная и важная тема, которую мы решили сегодня обсудить, точнее, в первую очередь, Александр Андреевич решил по ней высказаться, это 25 лет прекращения боевых действий в Афганистане, и последующий вывод войск оттуда. Александр Андреевич, я знаю, что для вас эта тема очень вам близкая и знакомая.
А.ПРОХАНОВ: Я не случайный человек в этой теме. И вот эта, этот юбилей 25-летний был очень важный, потому что впервые за 25 лет государство и страна в целом стали переосмысливать афганский поход. Было снято заклятие с этой войны. Заклятие или проклятие, которое было наложено на войну, в то время, когда она ещё велась, когда наш контингент проливал кровь. Уже в спину этого контингента стреляли кинескопы либеральные. Уже перестроечная пропаганда уничтожала солдат, офицеров, называя эту войну преступной, кровавой, мерзкой. А всех тех, кто участвовал в походе, чуть ли не палачами. И вот эта ситуация вдруг стала меняться. Она стала меняться не только по отношению к афганской кампании. Вообще, если вы заметили, наше государство стало изменять свою точку зрения на себя самоё. Государство стало возвращаться туда, откуда оно было изгнано после 91- года. Государство стало брать под охрану, под опеку те тенденции, тех людей, носителей тех идеологий, которые связаны со сбережением, развитием государства, которое стало выдавливать из общественного центра людей, которые 30 лет со времён перестройки находились, по существу, почти в абсолютной власти. И вот что же произошло? Во-первых, прошел поразительный фильм на «России 1» под названием «Афган», где по существу была апологетика афганского похода, где объяснялись мотивы начала этой войны. Эта война называлась практически необходимой. А люди, которые её поносили, были названы предателями, включая и господина Горбачёва. Это была удивительная новая для наших времён. И министр обороны господин Шойгу собрал у себя в министерстве всех блистательных генералов этого афганского похода и наградил этих генералов медалью за участие в афганском походе, в том числе вашего покорного слугу. Я впервые увидел опять многих знакомцев, уже постаревших, уже состарившихся. Во всём блеске их одеяния: мундир и бесконечных наград. Почему-то вспомнились у Гумилёва туркестанские генералы, когда молодой поэт видел этих прошедших туркестанский поход, старых, застенчивых генералов. Это генералы афганского похода. И настало время поговорить об этой войне. Настало время вспомнить, почему эту афганскую войну назвали проклятой и преступной. Перестройка – это была пора, когда истреблялись с потрясающей последовательностью и мощью все основы, на которой зиждилось советское государство. И афганская война, которую вело государство, которую вела красная империя, она была самым уязвимым местом. И Советы в глазах перестроечников, в глазах Горбачёва, они, начав эту преступную войну, оказались под ударом. Под ударом мировой пропаганды антисоветской, под ударом антисоветской перестроечной пропаганды. Тогда гвоздили по партии, по армии, по самому понятию героизм, по всему советскому, по имперскому. И афганская война, она началась в одной стране, брежневской стране, а завершилась в другой стране, в горбачёвской стране. Когда, по существу, под улюлюканье либералов, афганские полки, афганские подразделения выходили из Афганистана с тем, чтобы раствориться в этом ядовитом рассоле перестройки. Тогда никто не удосужился говорить о причинах ввода этих войск в Афганистан. Называли этот ввод преступным. Тогда называли это ввод ошибочным. И под магией этих непрерывных мантр, она заворожила многих, в том числе участников самого афганского похода. А ведь Политбюро, которое состояло, конечно, из старых мудрецов, там не было ни одного тинейджера, оно руководствовалось мощнейшими имперскими мотивациями. Совсем недавно произошла Иранская, шиитска ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 105 | Добавил: NIKITA | Дата: 08 Дек 2019 | Комментарии (0)

Воронин Анатолий Яковлевич
 Ликвидация крахобора
На протяжении двух лет был советником спецотдела (разведки)
Царандоя Кандагарской провинции. 



Июль 1987 года начался с не совсем приятной для меня новости - запланированный на первую декаду месяца отпуск, откладывался на неопределенное время. Проблема, касавшаяся лично меня, судя по всему, в Кабуле никого не волновала. 
Именно эту мысль я высказал старшему советнику Денисову. Он пообещал выяснить причину столь нелояльного отношения к моей персоне, но руководство Представительства объяснило это тем, что в июле произойдет большая плановая замена оперативных сотрудников ряда провинций и центрального аппарата, в связи с чем, в Кабул прилетают их заменщики, которых надо не только проинструктировать, но и чему-то минимальному обучить. В свою очередь, количество дембелей прямо пропорционально числу новичков. А поскольку Аэрофлот не резиновый, и количество посадочных мест в рейсовом ТУ-134 для советников царандоя строго ограничено, принято волевое решение - отъезд большинства отпускников перенести с июля на август. Потерпят, ничего с ними не сделается. В принципе, мне было все равно когда ехать в отпуск, но проблема заключалась в том, что мы с женой запланировали совершить небольшой круиз в Москву, Ленинград, и Ригу, и она уже написала соответствующее заявление на отпуск с середины июля. Пришлось срочно писать письмо, и просить её, чтобы она переписала данное заявление на август. Коли уж высокое начальство не сподобилось выполнять свои обязанности в отношении подчиненного, пришлось мне не только "высиживать" целый месяц, но, и в определенной мере, проявить себя на ниве оперативного крючкотворства. А оно - это самое "крючкотворство", заключалось не столько в написании всякого рода справок и отчетов, сколько в умышленном сокрытии всего того, что приходилось ежедневно знать о реальном положении дел в провинции. Порой, ляпнешь сгоряча что-нибудь раньше времени, а из Кабула тут же следуют депеши, с требованием предоставить не только обновленную оперативную информацию, но и планы по её реализации. А вот с последним, было не все так просто. И не потому, что у провинциальных советников мозгов не хватало на изложение своих мыслей в докладных записках и справках. Зачастую, в реалии повседневной жизни вклинивался господин случай, и многие, ранее спланированные оперативные мероприятия, приходилось срочно корректировать исходя из складывающейся ситуации, и на согласование своих действий с высоким кабульским руководством, просто не было времени, а зачастую, и желания. Вот и сейчас, узнав от Амануллы, что со мной желает встретиться незнакомый мне доселе офицер вооруженных сил Афганистана, я неохотно дал свое согласие. Подобные встречи и ранее случались, но большинство из них сводились к разговору о том, как хреново живется человеку вдали от родного дома, и он просил посодействовать ему в продолжении службы по месту проживания семьи. Как правило, таким местом назывался Кабул, либо относительно спокойная провинция, где моджахеды не проявляли особую агрессивность в отношении госвласти и её представителей. Таким "ходокам" я сразу заявлял, что не в моей компетенции, вносить коррективы в их казенную жизнь, но, тем не менее, обещал посодействовать в удовлетворении просьбы. Бывало, что свои обещания я исполнял, но это только в том случае, когда проситель был стоящим офицером, не отлынивающим от службы, а просьба его действительно была связана с семейными проблемами, такими, как смерть близкого родственника, серьезная болезнь супруги, рождение очередного ребенка, и тому подобное. Но если в лице просителя я видел очередного сачка и труса, который к службе в царандое относился спустя рукава, то я палец о палец не ударял, чтобы ему в чем-то помочь. Завидев этого молодцеватого офицера в звании старшего лейтенанта вооруженных сил Афганистана, я почему-то подумал, что передо мной стоит очередной нытик, всеми возможными способами стремящийся удрать из Кандагара. Но я ошибся в своих предположениях. Старлей оказался коренным жителем Кандагара, и никуда он не собрался отсюда уезжать. Поблажек для себя он тоже не ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 48 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Дек 2019 | Комментарии (0)

Лобов Владимир Николаевич
Немного о военной хитрости

В Афганистане
Разговор о военной хитрости в Афганской войне следует, очевидно, начать с того, что, по мнению ряда исследователей афганских событий, руководство СССР было втянуто в эту войну в результате хорошо организованной политической хитрости и ее составной части — стратегической дезинформации — в рамках глобальной операции, имевшей конечной целью ликвидацию социалистического лагеря и развал Советского Союза. Это положение, а также многие другие вопросы, связанные с присутствием советских войск в Афганистане, требуют дополнительного исследования. Нас же интересует сравнительно узкий вопрос применения военной хитрости в общевойсковых операциях и боях, тем более что опыт ее применения интересен и важен для современной действительности.
Военная хитрость в общевойсковых операциях.
Для решения боевых задач командованием 40-й армии готовились и проводились общевойсковые операции. Эти операции подразделялись на самостоятельные и совместные. Самостоятельные операции проводились исключительно силами войск 40-й армии по планам и под руководством ее командования. Всего за время пребывания ограниченного контингента советских войск в Афганистане было проведено около 220 самостоятельных операций. Совместные операции проводились по планам, разработанным советским командованием, но при участии не только советских, но и афганских правительственных войск. Всего за время войны в Афганистане было проведено более 400 таких операций.
Наиболее сложными были совместные наступательные операции. Партизанский характер действий противника позволял душманам легко уходить из-под ударов. Поэтому крайне важно было скрыть подготовку к боевым действиям, ввести противника в заблуждение относительно истинного замысла боевых действий, заманить его в ловушку и вынудить принять [311] бой в невыгодных для него условиях. Это требовало немалой военной хитрости.
Примером, где достаточно удачно применялась военная хитрость, может служить Панджшерская операция, проводившаяся в долине реки Панджшер (провинция Парван) и прилегающих к ней районах в мае 1982 года.
Повышенный интерес к этому району у обеих противоборствующих сторон был вполне объясним. Долина реки Панджшер, простирающаяся в окружении гор Гиндукуша почти на 250 км, являлась одной из основных артерий, связывающих центральные провинции страны с Пакистаном. Именно этот район был избран центром крупнейшей оппозиционной партии — Исламского общества Афганистана, возглавляемого Рабани. Кроме того, там имелись большие залежи изумрудов, рубинов и лазуритов, добыча которых давала оппозиции необходимые средства для закупки вооружения и снаряжения за рубежом. Поэтому не удивительно, что долина реки Панджшер и прилегающие к ней горные массивы были избраны для размещения «Центральной партизанской базы», осуществлявшей подготовку вооруженных отрядов моджахедов, снабжение их оружием, боеприпасами, продовольствием и другим имуществом не только в самой долине, но и в прилегающих к ней провинциях.
К маю 1982 года основные силы противника, сосредоточенные в долине реки Панджшер, насчитывали более 5 тыс. Моджахеды, активно используя военную хитрость, построили оборону с учетом горного характера местности. Ее основу составляли отдельные опорные пункты, расположенные на господствующих высотах, в ущельях, и в других удобных для обороны местах. В ряде случаев опорные пункты создавались в крепостях и на окраинах кишлаков. Каждый опорный пункт оборонялся гарнизоном из 10–20 человек и оборудовался несколькими огневыми точками, выложенными из камня. Штабы и центры исламских комитетов располагались, как правило, в наиболее защищенных местах. Их охрана осуществлялась отрядами из 30–50 человек, вооруженных стрелковым оружием и переносными ракетными зенитными комплексами. Огневые позиции полевой артиллерии оборудовались на площадках вблизи расщелин или пещер и тщательно замаскировывались. Сами орудия и минометы постоянно находились в замаскированных укрытиях и выкатывались на площадку только для ведения огня. Такая оборона позв ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 38 | Добавил: NIKITA | Дата: 02 Дек 2019 | Комментарии (0)

Варенников Валентин Иванович
Неповторимое/Книга 5/Часть 7/Глава 4
Фрагмент
Падения и взлеты в боях за Джавару

В 1985 году был проведен ряд успешных операций, в том числе совместно с афганскими войсками, особенно вокруг Кабула, в районе Герата и Газни. А на начало 1986года Главный военный советник в Афганистане вместе с Генеральным штабом армии ДРА планировали проведение самостоятельной операции по овладению Джавара — крупной базой мятежников в округе Хост. Эти планы вызвали у нас большой интерес, тем более что база расположена на границе с Пакистаном.
Как оказалось, группировка для проведения операции создавалась в основном в районе Кабула, Джелалабада и Гардеза. Всего привлекалось шесть неполных афганских дивизий, часть сил оставалась нести службу в пункте постоянной дислокации. Предусматривалось привлечение большого количества артиллерии и авиации. Эти войска должны были в конце февраля 1986 года сосредоточиться против Парачинарского выступа в районе Алихейль—Секандархейль—Миразикалай, что в 7—10 километрах от государственной границы с Пакистаном. Затем двигаясь с севера на юг на этом же удалении от границы, выйти в течение недели в район Хоста (в прошлом назывался Матун), там привести группировку в порядок и начать наступательные действия в 20 километрах юго-восточнее Хоста, в горном массиве, с целью овладения базой душманов Джавара.
План проведения этой операции был утвержден министром обороны С. Л. Соколовым еще в конце января 1986 года, т. е. за месяц до ее начала. Формальное утверждение было сделано министром обороны ДРА генералом Рафи по согласованию с главой государства Кармалем еще раньше. В разговоре со мной главный военный советник генерал армии Г. И. Салманов сказал, что они уделяют этой операции очень большое внимание, так как от разгрома и захвата Джавары будет зависеть общая обстановка в округе Хост, что в значительной степени повлияет и на Гардез.
Но меня крайне удивляло время, избранное для такой операции. Даже силами 40-й армии мы старались в зимнее время действовать в основном поблизости от пунктов постоянной дислокации. Проводить же такую операцию с частями афганской армии, хоть они и окрепли, но в таком отрыве зимой и фактически два месяца, на мой взгляд, было рискованно.
Для того, чтобы иметь полное представление о районе, я на вертолете слетал в район Алихейля, облазил и посмотрел все прилегающие маршруты. Затем на самолете АН-26 слетал в Хост, покружил над горным районом, где будут проходить основные боевые действия, и провел консультации с местными жителями и афганским командованием в Хосте о погоде в феврале — марте в районе Алихейля, Хоста, Джавары. Все говорило не в пользу проведения этой операции. Учитывая такую ситуацию, я в общих чертах высказал свои сомнения и тревогу Григорию Ивановичу Салманову, однако он был настроен оптимистически. Тогда я позвонил Сергею Федоровичу Ахромееву:
— Изучив всю обстановку по предстоящей операции в районе Хоста, считаю, что ее надо перенести на полтора-два месяца позже и провести в конце апреля или в мае.
— Вы с Салмановым на эту тему говорили?
— Не только говорил, но и приводил доводы.
— Какие именно?
— Во-первых, здесь в феврале и марте идут дожди со снегом, часто бывают туманы; во-вторых, холодная, мокрая погода максимально снижает моральный дух солдат афганской армии; в-третьих, дороги здесь не просто грунтовые, а очень скверные, в непогоду ими вообще пользоваться нельзя; в-четвертых, коль маршрут проходит поблизости от государственной границы, душманы будут постоянно и непрерывно обстреливать колонны правительственных войск; в-пятых, авиация не сможет поддержать свои войска в связи с непогодой; в-шестых, эвакуация раненых и больных, а также подвоз необходимых запасов будут крайне ограничены. Все это я рассказал Салманову, но Григорий Иванович настроен операцию проводить. Он сказал, что «машина» уже запущена. Хотя я лично считаю, что даже если что-то уже и двигается, надо срочно остановить и переоценить обстановку.
— Хорошо. Я поговорю с Сергеем Леонидовичем (министром обороны. — Автор), — сказал Ахромеев.
— Заодно спросите его и о моем выезде в Москву на съезд.
Ахромеев помолчал, а затем говорит:
& ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 95 | Добавил: NIKITA | Дата: 30 Ноя 2019 | Комментарии (1)

Вхождение в Афганистан - 56 ОДШБр
Александр Елизарэ
Публикуется впервые
Еще каких-нибудь десять лет назад эти мемуары носили бы гриф секретности. К сожалению, самого автора воспоминаний, уже нет с нами. Написал их первый командир 56 десантно-штурмовой бригады гвардии полковник Плохих Александр Петрович. Получил я эти материалы для публикации и съемки документального фильма о 56 бригаде от его однокашника, гвардии полковника ВДВ в отставке Александра Войценко. Историческая справка: 56 отдельная гвардейская ордена Отечественной Войны 1 степени десантно-штурмовая бригада сформирована 26 сентября 1979 года на базе 351 гвардейского парашютно-десантного полка 105 гв. ВДД, на основании Директивы Генерального штаба и Директивы Командующего ВДВ.

Первый командир бригады гв. Полковник Плохих А.П.

Рассказывает гвардии полковник Плохих Александр Петрович. 4 сентября 1979 г. меня, командира 351 ПДП, встретил из отпуска в аэропорту города Ташкента начальник штаба полка майор Карпушкин М.А. и сообщил, что пришли по спецсвязи печати и штампы 56 ОДШБр, которая, очевидно, будет формироваться на базе 351 пдп. Кто будет командиром бригады, порядок формирования её и т.д. я узнал позже от своего командира 105 вдд полковника Королева П.В. 15 сентября 1979г. я был вызван в Москву в Главное управление кадров на беседу к Заместителю нач. ГУКа генерал лейтенанту Брюхову и 21.9.79 г. я был назначен Комбригом 56 ОДШБр, которую необходимо было сформировать к 1.12.79 г. А до этой даты 351 ПДП находился на повышенной боевой готовности. На базе полка также необходимо было сформировать Отдельный десантно-штурмовой батальон для Центральной группы войск в Венгрии, командир капитан Пархоменко И., а также добавить несколько сотен солдат и сержантов на укомплектование ОДШБр в Германию, где комбригом был Швец Н.Н. С середины октября 1979 г. начало прибывать молодое пополнение, последняя команда которых прибыла 29.11.79 г. Первого декабря 79 года я построил бригаду и объявил, что 351 парашютно-десантный полк снимается с повышенной боевой готовности и расформировывается, а с сегодняшнего дня существует гвардейская 56 Отдельная Десантно-штурмовая бригада (ОДШБр). Начинается увольнение личного состава в запас, отслуживших своё. Комплектование подразделений бригады шло всё это время. Занимались уставами, строевой подготовкой, материальной частью оружия. Ho главное ограничение успешной подготовки подразделений бригады было то, что офицеры и прапорщики подразделений полка и бригады были одни и те же. А во многих подразделениях было вообще по одному офицеру, только командиры рот, батарей. Офицеры только прибывали на доукомплектование. Началась передача бронетехники в другие бригады, получение 122 мм гаубиц, 120 мм и 82 мм минометов, АГС-17, ротных, ручных пулеметов, автоматов, вооружения, снаряжения и имущества.

Гвардии капитан Хабаров Леонид Васильевич, командир 4 батальона на Саланге.
.1.12.79 мне позвонил Командующий ВДВ генерал полковник Сухоруков Д.С., хотя с этого дня бригада переходила в подчинение Командующего ТУРКВО, и просил меня лично отправлять личный состав ОДШБр в Германию, что я и делал до 10.12.79. В старом аэропорту Ташкента лично проверял, чтобы у офицеров, солдат и сержантов была общевойсковая форма, эмблемы, не было ничего говорящего о принадлежности к ВДВ. Что и было сделано. В ночь с 10.12. на 11.12.79 г. в 3 часа ночи мне позвонил домой начальник штаба ТУРКВО генерал-лейтенант Кривошеев Г.В. и непринужденно спросил: «Где вы сейчас находитесь, товарищ полковник?» Я ответил вопросом на вопрос: «А где я должен находиться в три часа ночи? Конечно дома!». Он приказал немедленно прибыть к нему в штаб округа. Через 40 минут я был в штабе округа в Ташкенте. Меня встретил у входа его адъютант, так как у меня пропуска туда не было никогда. После встречи НШ спросил меня: «А почему вы спите? А что в это время делает бригада?» Я ответил, что сейчас ночь и по распорядку дня ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 105 | Добавил: NIKITA | Дата: 28 Ноя 2019 | Комментарии (0)