"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 288 289 »
Андрей Семёнов
Нашим мамам посвящается
Второй год"

Нам расшила погоны афганская осень, Сколько жизни осталось, сто лет или час? Не жалейте. Зачем? Мы прощенья не просим. Но, пожалуйста, помните, помните нас... Игорь ЯРЦЕВ 1. Черпак Советской Армии Кто это идет по полку такой красивый и важный? Кто это несет себя по передней линейке гордо задрав подбородок и не глядя под ноги? Кто это не по сроку службы лихо сдвинул шапку на затылок и она у него висит не пойми на чём почти вертикально? Это же я - младший сержант Сухопутных войск Андрюша Сёмин. Сегодня с утра, после того, как наш призыв буром попер на старослужащих, мы были уравнены в правах с черпаками, и теперь я щеголяю в ушитых галифе, подвернутых по-гусарски сапогах, шапку свою я заломил как можно фасонистей и бушлат мой не застегнут, как у духов, а запахнут и подтянут новеньким кожаным ремнем. Остаток ночи я специально потратил на то, чтобы ушиться к сегодняшнему утру, чтобы все видели и знали - я больше не дух! А если кто-то не согласен, что с сегодняшнего дня я - черпак Советской Армии, то я такому живо дам понюхать кулак, а не справлюсь сам - свисну Нурика, Кулика и Тихона, а вчетвером мы не то что любому накидаем - мамонта забьем. И иду я сейчас в полковую библиотеку, а то все по хозяйству да по хозяйству... Три месяца отлётывал я в наряд через сутки, а в ту ночь когда не стоял в наряде, вместо здорового солдатского сна два часа выстаивал под грибком вместо господина черпака, чтобы уставший за день от службы урод мог ночью восстановить свои силы. Три месяца я вместе со своим призывом исполнял прихоти своих "старших товарищей": таскал им сигареты, прикуривал, топил для них печку, убирал за ними в палатке и в столовой, ну и так... по мелочам еще много чего того, что не давало мне скучать и задумываться о смысле жизни. С сегодняшнего дня - баста! Мы взбунтовались после того как ночью Тихона чуть не убили черпаки, науськанные Геной Авакиви. Прошедшая ночь показала кто есть кто во взводе: Гена побоялся "воспитывать" нас собственноручно и натравил на нас черпаков. Следовательно, Гена трус и больше ничего. Черпаки, взведенные Гениными воплями о попрании привилегий старослужащих, без долгих размышлений принялись нас колошматить и били нас несколько часов, пока не отключили Тихону сердце. Следовательно, черпаки наши - дураки, без своей головы на плечах. А все вместе они - и деды, и черпаки второго взвода связи - перетрусившее стадо баранов, панически боящееся трибунала. Те минуты, которые полковой медик возился над синеющим Тихоном, для них показались вечностью и каждый из них прикидывал как бы половчее спихнуть вину на другого. А коль скоро так, коль скоро наши любимые дедушки и уважаемые черпаки проявили себя как чмыри и уроды, то "летать" для них мы больше не будем. Десять месяцев пребывания в "здоровом воинском коллективе" не смогли убить в нас ни гордости, ни чувства уважения к себе. И пускай они молят Господа Бога, чтобы мы не стали подравнивать с ними края. Сводить счеты, проще говоря. Сейчас мою свободу ограничивала красная повязка на рукаве и штык-нож на ремне. Они с головой выдавали мою принадлежность к суточному наряду, который не имеет права покидать расположение подразделения без очень веских причин и, если верить Уставу Внутренней Службы, нигде, кроме своей палатки, мне сейчас делать было нечего. "Ничего", - подбадривал я сам себя, - "если какой-нибудь шакал докопается какого хрена я потерял в библиотеке во время дежурства, скажу, что комбат послал меня разыскать командира взвода&quo ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 3 | Добавил: NIKITA | Дата: Сегодня | Комментарии (0)

Александр Андреевич Проханов
Дворец

Долго ли мне видеть знамя, слушать звук трубы?
Иеремия, VI, 21 Часть I

                                                     

Глава первая
Иногда, в редкие минуты одиночества и покоя, он пытался представить, откуда, из какой глубины возникла его душа. Из какого невнятного мерцающего тумана она вплыла в жизнь. По крохотным пылинкам памяти, по мимолетным корпускулам света он восстанавливал момент своего появления. Цеплялся за младенческие хрупкие образы, вслушивался в слабые отголоски, стремился различить, уловить ту черту, за которой из туманного, неразличимого целого возникло отдельное, ощутимое, чувствующее – он сам. Перебирая воспоминания, удаляясь в прошлое, в юность, в детство, он словно уносился вспять на тончайшем световом луче, врывался в дымное непроглядное облако, из которого вышел. Сверкающая бесконечность чудилась ему за этой мглой и туманом. Туда, в это необъятное сверкание, пройдя сквозь сумрак, вернется его душа. Танки в пустыне, скрежет песка и железа. Корма зарывается в белый горячий бархан. Прыгать с брони в раскаленное пекло, в песчаную жижу и бежать, хватая губами прозрачный огонь. Солдат, как ящерица, вьется на склоне, сволакивает на себя лавину песка. От подошвы в глаза – колючие брызги. И в броске, в кувырке, ослепнув от солнца, бить очередями в небо, в бархан, в белый жидкий песок. Все это там, вдалеке, в азиатском гарнизоне, где надрывается его батальон – водит машины, дырявит мишени, ведет рукопашный бой, вяжет из слег штурмовые лестницы. В казармах, в ружейных комнатах – запах пота и смазки, тусклый блеск остывающего после пустыни оружия. А здесь – мягкая тьма уютной московской квартиры, тихий шелест ночных машин, сочный свет фонарей, старомодных, как зонтичные соцветия. Безлистые деревья бульвара, окаймленные чугунной решеткой. И она, хозяйка этого дома, синеватого окна, картины в старинной раме, мохнатого густого ковра, бронзовых безделушек на столике, она наклонилась над ним, сыплет ему на лицо щекочущие душистые волосы, шепчет: – А вот так меня видишь?.. А вот так слышишь?.. Калмыков лежал, не отвечая, чувствуя на себе ее тяжесть, лениво и сладостно думал: в этом доме, малознакомом, со множеством таинственных мелочей, загадочных вещиц и предметов, он счастливо отделен от тревог и опасностей, освобожден от угрюмых забот, больных мыслей, грозных и жестоких предчувствий. – Когда я тебя первый раз увидела в музее, меня удивило, как ты смотришь картины. Ты медленно издалека приближался, словно картина тебя засасывала, ты как бы уходил в картину, растворялся в ней. Вот-вот исчезнешь, превратишься в того прохожего, который идет по мокрой дороге в Аверне, и мимо тебя, отражаясь в лужах, катит двуколка. Или окажешься среди красноватых камней на козьей тропе, где девочка танцует на шаре, и сидит на жаре атлет, и пасется белая лошадь. Или войдешь в хоровод, в красный бешеный круг, и тебя охватят неистовые танцоры. Когда я тебя увидела, я пошла за тобой по залам. Подглядывала, удивлялась… Он закрыл глаза: тут зеленый луг, сине-стальной от росы, и по травам, сминая их пятками, несутся танцоры, красное запущенное колесо, голошение, удары ног, выпуклые раскаленные мускулы. Зелень луга бледнела, наполнялась злой желтизной, рыжим сыпучим песком. Солдаты скребли руками барханы, падали и катились, ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 67 | Добавил: NIKITA | Дата: 23 Сен 2020 | Комментарии (1)

Григорий Покровский ( Грищенко Григорий Сергеевич)
Заложники

Уважаемые господа! В написании этого романа я ставил перед собой цель рассказать людям хотя бы частичку правды, показать читателю подлинное лицо войны, которое, к сожалению, некоторые авторы рисуют в розовых героических красках.


Война - это "грязная тётка", тем более, если она ведётся на территории чужого государства и с непонятной целью. Хочу обратить ваше внимание на то, как становятся заложниками своей жадности и глупости те, кто рвётся к власти, их жёны и дети, и все подданные своего и чужого государства . Участники этих событий могут сказать: "Григорий Сергеевич - это же было не так". Заранее соглашусь - это были не Петровы, а Сидоровы, и не летом, а зимой и не в той крепости, а в другой. Но то, что был снос кишлаков, гибель ни в чем неповинных людей, мародерство и другие преступления, бестолковщина, бомбовые удары авиации по своим подразделениям - никто отрицать не станет. Не верь, читатель, что только американский солдат расстреливает в Ираке и Афганистане мирных жителей и журналистов как кроликов на охоте, а наш белый и пушистый воин - истинный защитник бедных и обездоленных. К сожалению, у всех войн одинаковое лицо. Поверьте мне как очевидцу. Когда я опубликовал на сайте ARTOFWAR роман "Ася", один читатель написал комментарии: "Это же было, было, выскоблил добела". И это было, дорогие мои читатели. Роман " Заложники" основан на подлинных фактах. Великий писатель однажды сказал: " Самые лучшие сюжеты даёт нам жизнь". С уважением к Вам. Григорий Покровский.

" Восток дело тонкое, Петруха." Глава 1 Потрескивая тросами, кран поднимал огромную железобетонную плиту, которая повисла над крышей строящегося здания. На ней стояли двое рабочих. Они подхватили с обоих концов плиту. Один, показав крановщику большим пальцем вниз, стал её поворачивать. Плита медленно стала опускаться. - Паша, всё! - закричал рабочий и скрестил руки над головой. Бригадир подошёл к инженеру, стоявшему невдалеке. - Закончили, Роман Кузьмич,- сказал бригадир, - Завтра афганцы могут крыть крышу, а мы приступим к пробному пуску оборудования. По такому случаю и не мешало бы по сто грамм. Как говорят в народе: " Венец - работе конец, а на крыше венок - надо выпить чуток". - Ну что ж, коль положено, будем пить, - засмеялся инженер, - объявляйте конец рабочего дня. Шумная компания сидела в строительном вагончике. Вечерело, солнце уже скрылось за горизонт, но сумерки ещё не наступили. - Пора ехать домой, - сказал инженер, - быстро темнеет. Заканчивайте, мужики. - Посидим ещё немного, Роман Кузьмич, - зашумели ребята. - Последнюю бутылку допьём, - сказал бригадир, - и поедем. - Вот так всегда, - возразил инженер, - соберемся выпить по сто граммов, а потом и по бутылке мало. - А сами, почему не пьете? - спросил крановщик. - Сердце, Коля, что-то пошаливает. - Перестаньте, - сказал бригадир, - нас ещё один объект ждет. -Нет, Павел Иванович, это без меня. Я устал, надо подлечиться. Вагончик оставили, когда уже была полночь. Компания села в автобус. У всех было прекрасное настроение: скоро запустят объект, получат деньги и отправятся с семьями в отпуска. Водитель-афганец сладко зевнул. Тряхнув головой, окончательно разогнал дремоту. Освещая фарами, узкие улочки Мазари-Шарифа, автобус ехал к домам, где жили советники и советские специалисты. Вдруг водитель увидел арбу, которая стояла поперек улицы и мешала проезду. Старый афганец пытался поднять лежавший на земле как ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 53 | Добавил: NIKITA | Дата: 20 Сен 2020 | Комментарии (0)

Матанцев-Воинов Александр Николаевич
 Глава из книги Как США пожирают другие страны мира.
Стратегия анаконды .
Зарубежная помощь афганским моджахедам В период советско-афганской войны США и Великобритания проводили против СССР секретную операцию под кодовым названием «Фарадей»

 Непосредственными исполнителями задач были сотрудники британского спецподразделения SAS и разведывательного управления Министерства обороны США. Операция преследовала следующие цели: создание тренировочных лагерей (в том числе, на территории Пакистана и в Шотландии); засылку американских и британских диверсантов из частей спецназа для ведения разведки в районах Кандагар — Баграм — Кабул; организацию поставок оружия, боеприпасов и минно-взрывных средств; инструктирование афганских моджахедов по тактике диверсионной деятельности. В частности, инструкторы из SAS не только готовили «моджахедов» в пакистанских лагерях, но и сами участвовали в боевых действиях против советских войск

Схема помощи джихадистам (Yousaf, The Bear Trap) По сообщению американской газеты «The New York Times», уже в декабре 1982 года ЦРУ США получило от правительства США указание поставлять моджахедам тяжелое вооружение, в том числе безоткатные орудия, миномёты и противотанковые гранатомёты[120]. Против советских войск в Афганистане был объявлен джихад. К войне присоединилось большое количество арабских наёмников. Помощь шла через международные исламские организации. В их числе особое место занимала «Мактаб-аль-Хидамат»[122], основанная в 1984 году в городе Пешавар (Пакистан) Абдуллой Аззамом и Усамой бен Ладеном. Для ведения информационно-психологической войны и пропаганды, на территории Пакистана, недалеко от пакистано-афганской границы были созданы 11 радиопередатчиков «Радио свободного Кабула»[56]. Кроме того, при содействии со стороны правительства Пакистана на территории Пакистана были созданы: • информагентство «Эйдженси Афган Пресс» — директором стал гражданин Пакистана Мухтар Хасан, сотрудниками являлись пакистанские журналисты (Шабир Хуссейн, Ахтар Рашид, А. Х. Ризви и др.) • «Афганский центр документации». В 1985 году по инициативе американского сенатора Гордона Хамфри в Мюнхене была создана радиостанция «Свободный Афганистан», получавшая финансирование от правительственных структур США. Первоначально, радиостанция осуществляла вещание на языке дари в количестве 6 часов в неделю; в сентябре 1987 года радиостанция увеличила эфирное время вдвое, начав вещание на языке пушту в количестве 6 часов в неделю[124]. В начале 1983 года, после задержания на территории А ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 28 | Добавил: NIKITA | Дата: 17 Сен 2020 | Комментарии (0)

Сергей Москвин.
Разрешение на штурм
«Приобретение оружия для защиты ислама – религиозный долг каждого мусульманина. И если я найду такое оружие, я выполню свой долг».

Из интервью Усама бен Ладена еженедельнику «Тайм» 1999 год. 1. Отель «Макади», Шарм-эль-Шейх, Египет 2 мая – суббота 08.30[1]



Распахнувшиеся стеклянные двери выпустили из прохладной кондиционированной атмосферы вестибюля на обсаженную пальмами подъездную дорогу четырех человек: пожилую супружескую пару и стройную молодую женщину с десятилетним сыном. Седой пожилой мужчина в белой панаме, такой же белой футболке, голубых шортах и сандалиях на босу ногу промокнул носовым платком мгновенно вспотевший лоб и произнес: – Жарко. – Ну что ты, папа, совсем не жарко, – преувеличенно бодро возразила ему молодая женщина в ярком цветастом сарафане и огромной широкополой шляпе. – Вот часа через два действительно станет жарко. Но мы тогда будем уже на яхте. – Ох, Оленька, мы с папой и эту-то жару с трудом выносим. А ты говоришь, что будет еще жарче. Зря мы послушали тебя и согласились на эту экскурсию, – вступила в разговор женщина в брючном костюме и такой же, как у мужа, панаме на голове. – И совсем не зря, – твердо произнесла Ольга. – Вот увидишь, мама, как вам понравится. На море жара совсем не ощущается. Так что ты напрасно беспокоишься. А рыбалка на Красном море, да еще с яхты – это же так интересно! Ты же знаешь, как папа обожает рыбалку. Поэтому было бы просто глупо отказаться от такой интересной и недорогой экскурсии. – Кстати, тебе не показалось странным, что этот... Как его? – мать Ольги наморщила лоб. – Махмуд взял с каждого из нас на тридцать долларов меньше, чем стоит такая же рыбалка у наших гидов? – Вот в этом как раз ничего странного, – улыбнулась Ольга. – Все гиды всегда закладывают в цену экскурсий собственный процент. Поэтому стоимость любых экскурсий в городе всегда ниже, чем в отеле... Ольга не успела закончить объяснение, потому что подбежавший сын схватил ее за руку и заканючил: – Мам, ну когда мы уже поедем? Я устал. Здесь так жарко. Ольга перевела взгляд на сына и, нахмурив брови, осуждающе покачала головой: – Данил, что за тон? Ты же уже большой. Наберись терпения. Скоро приедет дядя Махмуд и нас заберет. А чтобы тебе не было жарко, отойди в тень, под пальму. Данил насупился и, повесив голову в расчете на сочувствие бабушки с дедушкой, поплелся к пальмам, высаженным по краю дороги. Мать с бабушкой посмотрели ему вслед и, переглянувшись между собой, понимающе улыбнулись. – Я, пожалуй, тоже подожду в тени, – заметил глава семейства, но выполнить свое намерение не успел. Как раз в этот момент на ведущей от автотрассы к отелю подъездной дороге появился белый, отблескивающий чисто вымытым кузовом микроавтобус с зеркальными тонированными стеклами. Тихо шурша шинами по асфальту, микроавтобус подъехал к отелю и остановился чуть в стороне от его центрального входа. Из машины тут же выпрыгнул подтянутый смуглый человек в светло-бежевой рубашке с короткими рукавами, черных, идеально отглаженных брюках и таких же черных, несмотря на жару, кожаных туфлях на толстой подошве. Обе наблюдающие за ним женщины мысленно отметили, что своим внешним видом он выгодно отличается от ранее встречавшихся им египтян, не стесняющихся расхаживать по городу в мятых брюках и запыленных резиновых шлепанцах. Одежда идеально сидела на его подтянутой фигуре. Определить его возраст было практически невозможно, так как глаза и всю верхнюю часть лица скрывали темные солнечные очки. Он направился к ожидающим возле отеля туристам. – Здравствуйте, – произнес мужчина по-русски с ужасным акцентом и, очевидно, извиняясь за свое произношение, улыбнулся. – Рыбалка? – уточнил он, изобразив жестами, что забрасывает спиннинг, и, не дожидаясь ответа объявил: – Я за вами. Незнакомец в темных очках выглядел куда импозантнее продавшего экскурсию Махмуда, но недавний разговор с матерью зародил в душе Ольги сомнения. – А где же Махмуд? – поинтересовалась она. – ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 58 | Добавил: NIKITA | Дата: 14 Сен 2020 | Комментарии (0)