"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 238 239 »
Александр КОЛОТИЛО
Ж И В О Й Г О Л О С
(Р а с с к а з)

1
Капитан Яковлев спешил. В расстегнутой шинели, в съехавшей на затылок фуражке, задыхающийся от быстрой ходьбы и тяжести вещей, он не шел – мчался вверх по лестнице. Вот она – дверь… На черном дермантине потускневшие шляпки гвоздей… Беленькая кнопка звонка… Рука, потянувшаяся к ней, подрагивала от напряжения, сердце билось неровно и учащенно. Вещи не поставлены, а брошены на бетонный пол площадки… Приглушенное дребезжание – и тишина за дверью… Опять звонок. Уже не тот – робкий и осторожный, - а требовательный и настойчивый. Палец вжимал и вжимал кнопку. До самого упора. И не было уже волнения. Его перебивало другое чувство. Более сильное. Оно с обычной легкостью просочилось в душу и начало быстро растекаться темным масляным пятном. Это было раздражение, уже рвавшееся через крепко сомкнутые уста жесткими и злыми словами. Хотелось кого-то ударить. Нет-нет, не ее. Она-то причем? Не ждать же целыми днями, не выходя из квартиры?!. А все-таки хотелось кого-то ударить. И капитан, подчиняясь этому подленькому чувству, в сердцах пнул ногой свой чемодан. Странное дело, но ему вроде бы стало легче. Яковлев устало опустился на ступеньку. Вытащил смятую пачку сигарет и, щелкнув зажигалкой, закурил. Затянувшись, отсутствующим взглядом уставился в окно над лестничной площадкой, в котором металась из стороны в сторону от порывов осеннего ветра верхушка тополя. Оголенные ветви скользили по залитому дождем стеклу. Отчаянно трепетал чудом уцелевший один-единственный пожелтевший листик, борясь из последних сил с налетающими порывами. Наблюдая за этой неравной схваткой, Яковлев подумал о том, что и его душу вот точно так же целых два года жестоко рвала и терзала война. Но не смогла убить в ней веру в возвращение, толкнуть в бездонный омут мрачного отчаяния. Гнула, но не сломала. И ему захотелось, чтобы этот листик не оторвался от своей ветви, от своих корней назло всему: законам увядающей природы, яростному ветру, дождю и холоду. «Господи, да соседи же…» - вскинулся вдруг Яковлев. Он рывком подхватился со ступеньки, шагнул к двери слева и позвонил. - Санька!.. Ты?! Живой, чертяка!.. Вернулся?! Елки-палки, это ж надо!.. Стой, стой, не входи!.. Я сейчас, сейчас… Сосед, капитан Вовка Кузнецов, открывший дверь и выплеснувший на друга каскад радостных восклицаний и вопросов, шутливо уперся ладонью в грудь Яковлева, собравшегося уже переступить порог, и метнулся на кухню: - Саня, сейчас!.. Минуточку, подожди минуту… Приезжий недоуменно остановился на пороге, прислушиваясь к тому, что делалось на кухне. Там Кузнецов чем-то гремел, уронил на пол, кажется, тарелку, еще что-то, затем раздалось подозрительное бульканье. Яковлев ничего не успел сообразить, как на порог вновь вылетел сияющий Кузнецов с большущим стаканом вина, наполненным до краев. Сунув его в руку друга, выпалил: - С возвращением, Санек! Давай до дна!.. Яковлев выпил вино, перевел дух и улыбнулся, протягивая обратно стакан хозяину: - Возьми, Володя. - Бей его об пол на счастье! Не жалей! - Об пол так об пол! – засмеялся Яковлев и что есть силы грохнул стаканом о бетон лестничной площадки.От удара зазвенели осколки стекла, посыпались вниз по лестнице. - Это кто здесь хулиганит? – распахнула дверь соседка по квартире справа. Ее полное лицо было сердито. Женщина, видно, хотела кого-то отчитать, но, увидев Яковлева и Кузнецова, сразу все поняла и тут же радостно затараторила: - А Наташа вас так ждала, Александр, так ждала!.. На пять минут выйдет в магазин, и то меня предупредит. А сегодня у Славика в школе утренник, и как раз вы приехали… Вот, возьмите ключи от квартиры, она их у меня оставила
Вечером у Яковлевых были гости. Сияющая от счастья супруга не присела ни на минуту, пока роль хозяйки не взяли на себя соседки. - Да отдохни ты, Наталья, - уговорили ее женщины, - на столе уже всего достаточно. Сядь рядом с мужем, мы сами… Вокруг Яковлева вьюном вертелся белобрысый сынишка Славка, то прижмется к нему, то потрогает красную эмаль ордена, то вдруг сорвется с места и бросится в свою комнатушку еще раз посмотрет ... Читать дальше »
Просмотров: 23 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

ЖИВАЯ ПАМЯТЬ АФГАНА

ЖЕСТОКИЙ ВЕТЕР «АФГАНЕЦ»
Геннадий Устюжанин

В1983 году Геннадий Павлович был командирован в республику
Афганистан советником ЦК КПСС при Народно-демократической партииАфганистана. Два года работы в воюющей стране оставили глубокий след в его сердце и памяти. Некоторые впечатления о жизни афганского народа, работе советнического аппарата, жизни советских и афганских военнослужащих легли в основу настоящей повести, которую
автор с волнением представляет на суд своим товарищам -«афганцам»
и читателям.


ГЛАВА 1

Вертолетная пара размашисто гребла лопастями винтов выцвет-
шее небо Кабула. Старший лейтенант Юрий Иванович Ольков,
прильнув к иллюминатору, с любопытством рассматривал с высоты
птичьего полета афганскую столицу. За неделю пребывания в ней он
несколько раз выезжал из штаба армии, чтобы посмотреть город. За
полузашторенными окнами «уазика», мчавшегося на приличной ско-
рости, мелькали дувалы, арыки, однообразные постройки. Здесь все:
и земля, и дома, и люди казались какими-то песчано-серыми, соста-
рившимися. «Город без красок»,– таким осталось впечатление о Ка-
буле у Олькова.
Теперь он то устремлял взгляд к горам, всматриваясь направо и
налево, то опускал глаза к жилищам в горах и долинах, то пробегал
взглядом по горизонту -- цельного города не вырисовывалось. Голу-
бые минареты мечетей да несколько десятков зданий европейского
типа, высившихся в центре, близ реки, как бы притягивали к себе
разбросанные по горной котловине более сотни кишлаков и кишлач-
ков. Кривые улицы, ручееобразные дороги и тропы растекались по
сторонам от центральных магистралей столицы. Они скатывались в
долины и распадки, карабкались на горы, где зачастую крыша одно-
го строения была двором, приютившегося выше жилища.
С высоты четко прорисовывались плоские крыши, высокие дува-
лы, редкие зеленые клочья садов и огородов на древнем выцветшем
лике земли.
Проплывавший внизу пейзаж не радовал глаз, не волновал сердце.
«И за эту выжженную богом и солнцем землю умирают люди?» –
мысленно спрашивал себя Ольков.
Вертолеты будто сносило в сторону. Их легкие тени уже скользили
по распластавшемуся внизу плату, такому же серому, пустынному и
уставшему.
За неделю, что Юрий Иванович пробыл в армейском штабе, он
понаслышался о коварстве здешних воздушных дорог, хотя они счи-
таются в Афганистане самыми надежными видами сообщения. Душ-
маны то обстреливают самолеты и вертолеты из пулеметов, то норо-
вят сбить ракетой. Говорили даже, что появились у них и зенитные
пушки.
«И где тут душманам прятаться? – размышлял Ольков, вглядыва-
ясь в пустынную местность. – На многие километры все видно, как
на ладони».
Человек в армейской одежде, но без погон, сидевший рядом с Юри-
ем Ивановичем, легонько толкнул его в плечо, прервал размышле-
ния.
– Что засмотрелся, старшой? Видать, новичок в Афганистане?
Ольков утвердительно кивнул.
– Так точно, новичок. Назначен взводным. Лечу к месту службы, в
Панджшер. Есть там поселок Руха, а в нем стоит наш полк.
– На бойкое место попали. Скучать не придется.
– Бывали там?
– Бывал. Да кто и не бывал там, знают, что такое Панджшер. Он,
как больное сердце в груди Афганистана, спазмы там, а боль отдает-
ся по всей стране.
... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 38 | Добавил: NIKITA | Дата: 13 Дек 2018 | Комментарии (0)


Автор:
Владимир ЧЕРНОМОРСКИЙ
Правда и ложь Афгана


 
Исповедь подполковника Службы срочного обеспечения армии (Rapid Equipping Force – ARF) Дэниела Дэвиса, опубликованную в Armed Forces Journal («Армейском журнале»), следовало бы перевести полностью. Вот только не позволяет формат, да и многое из того, что он говорит, русскоязычному читателю до боли знакомо. Если бы в свое время у некого подполковника Советской Армии в Афганистане была возможность опубликовать то, что он видел в той стране, то получилась бы практически та же картина. Пишет Д.Дэвис: «Моя служба в ARF была связана (в прошлом году) с посещением всех значимых мест, где наши солдаты сталкивались в врагом… Я покрыл более 9000 миль в Кандагаре, Кунаре, Газни, Хосте, Пактии, Кундузе, Нандагаре и других провинциях… И все, что я видел и слышал, не имеет ничего общего с бравыми официальными заявлениями военачальников США о положении там… Поначалу я искренне надеялся убедиться, что эти заявления – правда, что положение в Афганистане улучшается, его правительство и военные находятся на пути к самостоятельности. Я не ожидал каких-либо драматических перемен – только надеялся увидеть пусть минимальный, но последовательный прогресс. Вместо этого я стал свидетелем полного отсутствия оного практически на любом уровне».

Это была вторая командировка подполковника в Афганистан. Он там уже воевал в 2005-06 годах, до этого участвовал в иракской операции «Буря в пустыне», в 2008-09 годах вновь был в Ираке.


В свой последний тур он был направлен как инспектор ARF. В его задачу входило выяснить ситуацию, в которой находятся военные подразделения, их нужды. Выполняя ее, он встречался с разбросанными по стране военными патрулями, с представителями всех родов войск разного ранга, с афганскими военными и гражданскими лицами, включая старейшин деревень.

«Я видел невероятные трудности, испытываемые войсками в попытках умиротворения даже отдельных районов, – пишет он, – я слышал множество историй о том, что талибы контролируют каждый кусок земли за пределами видимости гарнизонов войск США или Международных сил (ISAF). И я не видел ни одного свидетельства того, что местные власти способны обеспечить нормальную жизнь людям. Многие афганские гражданские говорили мне, что не хотят иметь ничего общего с корыстными и коррумпированными местными властями. Время от времени я наблюдал, как афганские войска объединяются с мятежниками».

Подполковник рассказывает, как в Кандагаре, возвращаясь после патрулирования на базу, он услышал перестрелку. Зайдя на командный пункт базы, он увидел, что командир базы и его помощники наблюдают видеокартинку того, как талибы атакуют американский блокпост всего лишь в миле от базы. Две машины афганской полиции перекрыли дорогу, отрезав мятежникам путь к бегству. Но вот двое талибов на мотоциклах направились в сторону машин. Командир базы по рации сообщил это афганцам с тем, чтобы они остановили талибов. Ноль внимания – афганские полицейские «не услышали» несколько раз повторенное предупреждение, а картинка показала, как мотоциклы медленно проехали мимо машин и исчезли.

А вот рассказ о том, как минувшим январем в провинции Кунар возле границы с Пакистаном подполковник посетил 1-й эскадрон 32 кавалерийской (моторизованной) дивизии. Вместе с его патрулем он приехал на базу афганской полиции, два часа назад атакованную талибами. Через переводчика он спросил у капитана, командира базы, откуда была совершена атака. Тот показал рукой в сторону гор. «Что вы обычно предпринимаете в подобных ситуациях? – спросил он у командира. – Организуете погоню?» Когда фраза была переведена, капитан посмотрел на подполковника с удивлением и рассмеялся, а отсмеявшись, сказал: «Нет! Мы их не преследуем. Это же опасно!» А в дивизии подтвердили, что афганские полицейские редко даже выглядывают из своей базы, так что талибы вольны делать что хотят.

Беседовал Дэвис с афганским советником командования американской армии в Кунаре по вопросам культуры. ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 67 | Добавил: NIKITA | Дата: 11 Дек 2018 | Комментарии (0)

Афганистан: годы, пули, судьбы»
Владислав Шурыгин
Афганистан 80-х годов ХХ века — активно развивающаяся страна, которой СССР помогал шагнуть из средневековья в современность. Строящиеся плотины, заводы, школы, больницы. Страна на переломе. Страна за школьной партой, одновременно воюющая с бандами "душманов". Советский воинский контингент, дороги, гарнизоны, люди. Афганистан 2000-х — зона бедствия, нищеты и страха. Страна, охваченная непрерывной гражданской войной, страна героинового наркотрафика, руин заводов и больниц, страна, погрузившаяся в средневековое оцепенение. И есть что-то удивительное в том, что сын прошёл теми же дорогами и тропами, по которым за тридцать лет до этого, с камерой и блокнотом, прошёл его отец. Кабульские улочки и сухие ущелья Файзабада, поднебесный, утонувший в лазурите неба Саланг и иссушённый, как кость, Кандагар.

Парад
Я верю, что когда придет пора, Когда оставят Родину невзгоды, Грядет на Красной площади парад Седых солдат афганского похода. Пусть перед строем, отдающим честь, Протащат ржавый корпус "бэтээра", Его огнем изрезанную жесть, Подорванную на камнях Панджшера. Пусть караул торжественно замрёт, Пускай приспустит боевые стяги, Когда ввезут на площадь вертолёт, С дырявым баком, без винтов и тяги. Пусть затуманится Кремля прекрасный лик, Когда тягач с трудом ввезёт на площадь На ободах сожжённый "наливник". Пусть флага алый шёлк над ним полощет. И пусть ещё помедлят танков лязги, Пускай замрут войска недвижным строем, Когда покатят инвалидные коляски, И в них — безрукие, безногие герои. Тогда полки пройдут священным маршем. Им честь отдаст с высокого гранита Моей страны победоносный маршал. Крест золотой. Звезда из лазурита.
Александр Проханов



В выставочном зале Центрального дома архитектора прошла фотовыставка Александра и Василия Прохановых. Выставка была организована Московским отделением "Единой России" при поддержке Союза московских архитекторов. Под общим названием "Афганистан: годы, пули, судьбы" объединено более 150 фоторабот отца и сына Прохановых, многие из которых ранее не демонстрировались широкой публике. Три десятилетия разделяют снимки отца и сына. Афганистан 80-х годов ХХ века — активно развивающаяся страна, которой СССР помогал шагнуть из средневековья в современность. Строящиеся плотины, заводы, школы, больницы. Страна на переломе. Страна за школьной партой, одновременно воюющая с бандами "душманов". Советский воинский контингент, дороги, гарнизоны, люди. Афганистан 2000-х — зона бедствия, нищеты и страха. Страна, охваченная непрерывной гражданской войной, страна героинового наркотрафика, руин заводов и больниц, страна, погрузившаяся в средневековое оцепенение. И есть что-то удивительное в том, что сын прошёл теми же дорогами и тропами, по которым за тридцать лет до этого, с камерой и ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 68 | Добавил: NIKITA | Дата: 09 Дек 2018 | Комментарии (0)

ПАКТИЯ
Автор Гусев Генадий Юрьевич

На отрогах горных вершин
Бой кипит не день и не два,
То штурмуют десанта полки
Гульбуддиновские лагеря.

И как прежде рвётся вперёд,
Наводя ужас, страх на врага,
Слава наших гвардейских знамён,
Русский штык и лихая душа.


Вот уже неделю в Чарикарской долине не смолкая, грохотали орудия, рвались бомбы и снаряды, квадрат, за квадратом перепахивая вызревшие, сочные виноградники. Это советские и афганские войска проводили зачистку местности, уничтожая остатки банд Ахмад Шаха, чудом вырвавшихся из Панджшерского котла. Душманам приходилось, мягко говоря, несладко. Они, словно загнанные звери, смертельно огрызаясь, слепо тыкались в выставленное вокруг них огненное кольцо, пытаясь найти хоть какую-нибудь брешь в сплошных рядах наших войск, не теряя надежды живыми вырваться из западни.
По несколько раз в сутки моджахеды меняли места своей дислокации, проходя в условиях постоянного наблюдения и разведки за ними десятки километров. Банды душманов не имели ни времени, ни возможности, чтобы остановиться на отдых, "зализать" в каком-нибудь глухом ауле свои раны. Их день и ночь безостановочно "долбила" наша артиллерия и бомбила фронтовая авиация. Силы противника таяли, но надо отдать должное - враг продолжал упорно сопротивляться.
Несмотря на то, что летний период 1985 заканчивался, сезон боевых действий, наоборот, только разгорался. Противник нёс серьёзные потери в живой силе, исчисляемые в тысячах убитых и раненых и вынужден был непрерывно пополнять свои формирования новыми моджахедами, наскоро обученными в учебных лагерях Пакистана, Саудовской Аравии, Ирана и других стран, ориентированных на политику и финансовую поддержку США.
Наши части также несли потери. Убитых и раненых советских солдат и офицеров с места боя доставляли в крупные базовые города или населённые пункты, туда, где находились медицинские учреждения. Легко раненых лечили на месте, а тяжелораненых и погибших отправляли санитарными и транспортными самолётами в Союз.
Особенно тяжело приходилось местному населению. Малочисленный, слабо обученный медперсонал афганских больниц и госпиталей, нехватка стационарных лечебных учреждений усугубляли и без того ставшее, безусловно безвыходным, трагическим состояние народа, уставшего от бесконечной войны. Большую, бескорыстную помощь афганцам оказывали советские медики. Они, не страшась расправы над собой, часто выезжали к раненым и больным в кишлаки, контролируемые противником, принимали их на территории своих частей и подразделений, не смотря на жёсткие ограничения, действующие по законам военного времени в ДРА, спасли от неминуемой смерти своим мастерством и просто человеческим отношением десятки тысяч людей.
Как-то утром Иванов был срочно вызван на КПП (контрольно-пропускной пункт) полка. Подходя к въездным воротам, он увидел стоявшую за ними легковую "Тойоту". - Опять афганцы приехали что-нибудь просить,- подумал Николай. Последнее время в полк зачастил какой-то проходимец. Иванов сам точно не знал, кто он такой: то ли работает в администрации провинции Парван, то ли служит в царандое (правительственные войска). Недавно познакомившись с новым комполка, афганец стал ежедневно приезжать в часть, пытаясь, что-нибудь выклянчить: дрова, топливо, муку .... В каких целях и куда ему всё это, он толком не объяснял и соответствующие документы не предоставлял. Скорее всего, на халяву полученные у "шурави" продукты и другие материалы, шли в продажу на каком-нибудь рынке или в дукан г.Чарикара. В конечном итоге этот настырный афганец всем надоел, и встречаться с ним командование части перестало.
Однако Иванов ошибся, в помещении КПП его ждали два сухих, прожжённых солнцем бобо (старика). Говорить по-русски они не умели, видно было, что прибыли из какого-то дальнего кишлака. Солдат-переводчик (обычно это были таджики) доложил офицеру, что афганцы просят срочно оказать помощь раненой девочке. Ей, как говорил один из стариков, взрывом противопехотной мины оторвало ступню ноги.
Комсорг, решив убедиться в достоверности сказанного, вышел проверить так ли это на самом деле. Излишняя доверчивость, чувство жалости, которыми с избытком наделе ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 78 | Добавил: NIKITA | Дата: 06 Дек 2018 | Комментарии (0)