"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 184 185 »
Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
 
 
 
ГЛАВА 12
Первый отпуск
 
Первый отпуск. Долгожданный, выстраданный, и от этого почти нереальный.
            Я – живой, в Союзе, на ташкентском военном аэродроме Тузель, прохожу таможню. Таможня только-только организована, посему, свои куцые чемоданчики раскладываем прямо на бетоне.
            Таможенник, походя, мельком, просматривает наше барахло и, зевая, дает «добро». А чего там искать-то? Везти ребятам пока нечего. Чеками Внешпосылторга платить стали всего месяца три, поэтому все их банально пропили. В нашем бригадном магазинчике кроме икры да «Боржоми» особо не разбежишься. Отовариваться считалось лучше в Москве, в «Березке», если есть, конечно, на что. Поэтому, подарками везу только большой полиэтиленовый пакет развесного индийского чая из кандагарского дукана, да фирменную упаковку  черной осетровой икры в стеклянных баночках. Гостинец-то простой, но дефицит – бешеный.
            Хотя, вру, не только это. Но и о, ужас, - контрабанду, ужасную крамолу, лежащую в небрежно, для вида,  надорванном пакетике с галетами. Эта крамола – безобидный с виду брелок, в виде книжечки на цепочке с затейливой арабской надписью на корпусе. Цена ему – грош в базарный день, продают их афганские пацаны на каждом углу.
            Спрашивается, а где крамола-то? Может, в брелке – тонна афганского героина, о котором, правда, тогда и  слыхом не слыхивали? Нет, ребята, крамола, по взглядам таможни, в самой надписи! Надпись – вот угроза коренным устоям СССР! Там ведь что-то из Корана! Что именно написано, таможня не знает, но и дураку понятно, что надпись – идеологически вредная, подрывная, пропагандирующая религию, которая, как сказал классик – «опиум для народа».
            Отсюда, как ни крути, я – наркокурьер, хоть и в идеологическом смысле. Поэтому таможней брелки решительно изымались, чтобы затем, непостижимым образом, оказаться на ключах ташкентских таксистов.
            Таможня пройдена и до меня, наконец, доходит, что я – в ОТПУСКЕ!!! Впереди – золотые деньки! Все блага цивилизации: душ, телевизор, кафе и рестораны! И, главное, - неземные деликатесы: жареная картошечка, селедочка, грибочки и томатный сок! Я – «шальной». И, наверное, это заметно: окружающие странно как-то на меня поглядывают. Одурев от свободы и таких перспектив, я ощущаю себя сорвавшейся с цепи дворнягой, которая, наконец-то получила возможность все обнюать и пометить.
            В Ташкенте меня сразу же окружают разные темные личности. Ходят, канючат: « Что привез? Продай то, продай се». Словно я коробейник какой-то, купец Афанасий, из Индии. Смотрю с презрением. Мы – из разных миров. Что вы знаете о жизни, о ее истинной ценности? Гоняетесь за миражами! Какое там барахло, когда ты не знаешь ,будешь ли ты жить завтра? Чего стоит все золото мира, если вдруг кончаются патроны, а каждый из них – твой маленький улетающий шанс на жизнь?
            Настоящие, главные ценности – что ты жив и здоров, да надежные друзья, когда фляжка воды пополам и патроны поровну. А все остальное – муть наносная! Правильно говорят: кому – война, а кому – мать родна.
            Прилетаю в Москву. Стоит август 1980 года, только что отзвенели летние Олимпийские игры и олимпийский мишка на шариках, прощально и с сожалением ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 33 | Добавил: NIKITA | Дата: Сегодня | Комментарии (0)

АНТОЛОГИЯ ПУБЛИКАЦИЙ НАШЕГО САЙТА
Двойнев Владимир Владимирович
                            командир 2 взвода 9 мср февраль 1984 март 1986.
Рассказы о службе в Кандагарской Бригаде 1984-1986
ЧАСТЬ 1

Пересек советскую границу я 28 февраля 1984 года. На самолете прилетел в Кабул на пересыльный пункт. До убытия в Афганистан, в Ташкенте, в штабе Туркестанского Военного Округа, при получении направления, случайно встретился со старшим лейтенантом Гусейновым, офицером, которого я должен был заменить в 70 ОМСБр. Увидев мое Предписание в Кандагарскую бригаду и порядковый номер взвода и роты, он заулыбался, чуть важничая, с видом 'бывалого', по-отечески обнял меня и стал советовать мне, как принимать его бывший взвод. В частности, он рассказал мне, что в его взводе служит механиком-водителем Петр Тряпкин. Водитель он - классный и везучий. Непостижимо человеческому пониманию, чудесным образом, объезжающий на своем БТР-60пб мины и, ускользающий от выстрелов из гранатометов. Гусейнов настоятельно рекомендовал мне ни в коем случае его не отдавать никому, а желающие переманить к себе солдата в батальоне имелись. Я пообещал и, в дальнейшем свое обещание сдержал. Тряпкин Петр дослужил в моем взводе до своей демобилизации и, через полгода уволился живой и невредимый, не единожды проехавший на своей боевой машине рядом со смертельной опасностью. По рассказам бывалых офицеров и солдат, я понял, что Кандагар - это самая опасная провинция, ну сравнимая разве с Пандшерским ущельем. Направление для прохождения дальнейшей службы в этот военный гарнизон было совсем не похоже на экскурсионную поездку по древней и таинственной стране и для любого военнослужащего было серьезным вызовом и опасным испытанием. Но, отгонял дурные мысли прочь, ведь ничего изменить я тогда не мог. Конечно, слышал про другие гарнизоны, такие, как Герат, Кабул и т.п. более спокойные места и тайно мечтал, что вдруг повезет, (такие случаи бывали) и мне на пересылке поменяют место службы. На пересылке чуда не произошло, и я получил подтверждение в виде документа на убытие в 70 ОМСБр, дислоцировавшуюся в городе Кандагаре, на юге Афганистана. Делать нечего, я зашел в самолет и полетел в полную неизвестность: что там? Как пройдет моя служба - целых 2 года....? Самолет приземлился на Ариане, так называется Кандагарский аэропорт. Я и еще один офицер вышли по трапу на бетонное покрытие. Самолет был пассажирский и, кроме нас вышло еще несколько гражданских, в том числе и афганцев. Гражданские сразу куда-то исчезли. А мы двое, абсолютно без оружия, остались на площади перед зданием аэропорта, не зная, куда нам направляться. У меня в руках легкий чемоданчик с полевой формой одежды и теплым бельем, больше я ничего с собой не брал, понимая, что еду не на курорт и заблаговременно выложил в Союзе парадную и повседневную форму одежды. Не взял я новую купленную несколько месяцев назад гитару, оставил ее хозяйке дома, который мы, пять новоиспеченных лейтенантов - выпускников Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища, вскладчину снимали в поселке Азадбаш, на окраине города Чирчик, Ташкентской области. Куда я ехал - было не понятно, а загромождать свои руки лишним имуществом не хотел. Понятно, что в первую очередь еду на войну. А там уже как повезет, нужно будет куплю новую гитару, или заеду и заберу у хозяйки свою, когда представиться возможность. Сразу проинформирую вас, что гитару я потом не забрал. Не до того было. Да, и жаль было времени, когда я вернулся в Союз, ехать совсем в другую сторону за 20-ти рублевой гитарой, хотелось быстрее оказаться дома! Так вот стояли мы на площади Кандагарского аэропорта и думали, куда дальше? Вдалеке ходили чужие вооруженные бородатые люди, в здание аэропорта идти не хотелось, потому, что туда ушл ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 59 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

Николай Иванов
«Шторм» начать раньше…
Предисловие
27 декабря 1979 года, в 18 часов 25 минут по кабульскому времени – на 4 часа 35 минут раньше первоначального срока и на 5 минут раньше окончательного времени «Ч», началась операция «Шторм», известная как взятие дворца Амина в Афганистане спецподразделениями ГРУ и КГБ.
Это назовут вторым этапом Апрельской революции в Афганистане, а к названию операции, составляя донесение в Москву, разведчики добавят цифры «333», что означало успех в ее проведении.
Однако история раз за разом напоминает, что политика вершится все-таки не на сцене, а за кулисами. И в событиях вокруг Афганистана это проявилось как никогда отчетливо: здесь артисты практически вообще не выходили на сцену. К примеру, в начале 1978 года, когда об Афганистане и специалисты говорили крайне редко, из американского посольства в Кабуле посол подписывает и отправляет секретную шифрограмму:
«30 января 1978 г., № 0820.
Из посольства США в Кабуле.
Госсекретарю. Вашингтон. Немедленно.
Конфиденциально.
Тема: Афганистан в 1977 году, внешнеполитическая оценка.
…То, что Дауд по своей инициативе улучшил отношения с Пакистаном и Ираном, хорошо послужило в этом году интересам США…
С целью оказания поддержки усилиям Афганистана сохранить возможно большую степень независимости от советского давления, что является принципиальной целью политики США в этом районе, мы продолжаем демонстрировать наш дружеский и ощутимый интерес заметным американским присутствием в стране.
Элиот».
Как видно из телеграммы, кроме стратегических интересов американские политики оставались верны себе и в другом: чтобы не иметь лишних врагов в борьбе с СССР, надо сделать их своими, пусть даже «привязанными», друзьями. Даже таких незаметных на мировой арене, как афганцы.
Словом, 1978 год по отношению к Афганистану рассматривался в Америке как год дальнейшего теснейшего сближения.
Однако история распорядилась по-другому: режим Дауда через три месяца после отправления телеграммы пал. И уже 20 января 1980 года в ЦК КПСС поступила докладная записка из Академии наук СССР. Вернее, это были тезисы «некоторых соображений о внешнеполитических итогах 70-х годов», подписанные группой академиков во главе с О.А. Богомоловым. На тридцати двух страницах давался как перечень достижений советской внешней политики, так и недостатки в этой области.
Несколько страниц доклада посвящались Афганистану. Они интересны сами по себе уже хотя бы потому, что писалось все это, предвиделось и прогнозировалось, когда наши войска находились на территории ДРА всего 25 дней – 25 первых дней из 9 лет, 1 месяца и 21 дня войны.
«Введением войск в Афганистан наша политика, очевидно, перешла допустимые границы конфронтации в “третьем мире”. Выгоды от этой акции оказались незначительными по сравнению с ущербом, который был нанесен нашим интересам.
В создавшейся ситуации дальнейшее развитие процессов разрядки представляется маловероятным без решения афганского кризиса на компромиссной основе. Можно предполагать, что Вашингтон, продолжая показную пропагандистскую кампанию против “советской интервенции”, вместе с тем постарается максимально использовать присутствие советских войск в Афганистане для подрыва международных позиций СССР. В таком случае США рассчитывают получить редкостную возможность навязать Советскому Союзу затяжную изнурительную войну с афганскими повстанцами в исключительно неблагоприятных для него условиях, оставаясь сами в положении “третьего радующегося”».
Вот такой документ лег на зеленое сукно стола Леонида Ильича Брежнева в конце января 1980 года. Генсек познакомился с ним вначале бегло, потом перечитал еще раз. Однако никому ничего не сказал, не оставил никаких знаков на листах, не распорядился отвечать. Просто отложил в сторону – много сейчас советчиков развелось, попробовали бы они разобраться в том, что происходило на самом деле.
Однако через полгода, в июле, Брежнев потребовал запис ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 43 | Добавил: NIKITA | Дата: 17 Янв 2017 | Комментарии (0)

Олекса Белобров

Волчье правило

ПРЕДИСЛОВИЕ

Мне кажется, хорошую книгу от плохой всегда легко отличить. Когда ты читаешь хорошую, в твоем воображении, как на экране кинотеатра, разворачивается кинолента образов. Ты не читаешь книгу – ты ее видишь. А когда, кроме букв, ты не видишь ничего, книгу хочется отложить в сторону. В чем же секрет? «В сюжете», – возможно, скажете вы. Не буду с вами спорить, но добавлю от себя – в деталях.

У каждого, кто хотя бы раз побывал в Афганистане, была своя первая встреча с этой страной. Лучший, на мой взгляд, эпизод в знаменитом фильме «Девятая рота» – это момент, когда открывающаяся рампа военно-транспортного самолета запускает утреннее солнце внутрь и оно будит солдат, прибывших на войну. Первое, что они видят, это Ми-24, зависший над «взлеткой». Первое, что слышат – призыв муэдзина «Аллах акбар!».
В этой книге, правда, рампа на аэродроме открывается куда проще. Тем более что, положа руку на сердце, в советское время ни в Кабуле, ни тем более в Баграме на аэродромах нельзя было так просто услышать муэдзина. Слишком далеко авиабазы находились от мечетей. Да и вообще эта книга – скорее литературный антипод «Девятой роты». Казалось бы, очень похожа на сюжет блокбастера ситуация, в которой оказались герои «Волчьего правила». Но Хантер, Пол-Пот, Логин, Спец – это люди, которые живут и умирают не под фонограмму, а под звуки настоящей войны. Вот она, лязгая порванными гусеницами БМП, крича команды вперемежку с матом, стреляя в слепую ночь из гранатометов АГС-17, смотрит на вас. Звуки войны. И запахи. И слова. Все это есть уже на первой странице романа, который вы сейчас откроете – и сразу же попадете на войну. Она была тяжелой и несправедливой. Советский Союз всей своей военной мощью влез в страну, которая и так давно воевала сама с собой. Советские маршалы собирались, игнорируя негативный опыт Александра Македонского и британских военачальников, победить Афганистан. А может, нужно было, как в анекдоте, который мне рассказал сотрудник американской разведки, попробовать взять его в аренду? Янки, кажется, именно так и поступают.

Кстати, о шутках и анекдотах. Их тут предостаточно. Они такие же настоящие, «афганские», как и все остальное в этой книге. А в любой шутке, конечно, есть лишь доля шутки. Баба-Яга, которая в Афганистане превращалась в Василису Прекрасную, – это из анекдота о неустроенных женщинах, отправлявшихся в Афганистан на поиски своей судьбы. Но разве с мужчинами дело обстояло иначе? Разве это неправда, что тысячи офицеров и прапорщиков предпочитали тянуть свои афганские сроки дальше, потому что там, «за речкой», они, теряя товарищей, сумели найти себя?

Многие оказались в Афганистане не по своей воле. Отправка туда солдат и офицеров в качестве наказания или вместо тех, кто, пользуясь связями, отсиживался «в тылу», – и такая практика существовала в Советской Армии. Об этом вы тоже прочитаете в книге. Но, правду следует признать, именно этот контингент «афганцев» и дал несуществующей уже стране огромное количество героев и просто достойных людей. Когда я встречаюсь с ними (жаль, что это бывает редко!) и мы ведем разговоры о войне, я подмечаю, что они всегда или почти всегда уважительно говорят о своих противниках. Это же подкупает и в романе – точность. Уважительная точность в описании действий моджахедов против Советской Армии. Причем такая, что, будь на месте читателя какой-нибудь советский военный цензор, то он непременно искромсал бы ... Читать дальше »

Категория: Проза | Просмотров: 56 | Добавил: NIKITA | Дата: 16 Янв 2017 | Комментарии (0)

Меримский Виктор Аркадьевич
15 февраля 1919 — 6 мая 2003
С 1979 по 1984 год – заместитель начальника Оперативной группы МО СССР в Демократической Республике Афганистан


Загадки афганской войны



 
Глава 1 
Визит в Афганистан
1
В это августовское солнечное утро 1979 года, я, как обычно, приехал на службу в Главное Управление боевой подготовки Сухопутных войск.
Ничто не предвещало каких либо неожиданностей. Тем не менее, именно этот день внес резкие изменения в мою жизнь на многие годы.
Не успел я еще приступить к рассмотрению поступивших к нам вчера вечером документов, как раздался резкий и настойчивый звонок аппарата ЗАС. Обычно к нам начинали звонить после 9 часов утра, а этот звонок был значительно раньше.
Я снял трубку и сразу услышал голос телефонистки:
— Это 4–64, генерал-полковник Меримский?
— Да, это я.
— Прошу Вас не кладите трубку. С вами будет говорить маршал Советского Союза С. Л. Соколов.
Буквально через несколько секунд басовитый голос произнес:
— Виктор Аркадьевич, здравствуй дорогой. Чем сейчас занимаешься? Можешь ко мне приехать?
— Сергей Леонидович, здравствуйте. Неотложных дел у меня нет и через 5–10 минут я к Вам выеду. Какие-либо документы нужно с собой захватить?
— Ничего с собой брать не нужно. Я хочу с тобой посоветоваться. Жду тебя. До встречи.
За время многолетней совместной службы с Сергеем Леонидовичем Соколовым у нас сложились доброжелательные и откровенные взаимоотношения, несмотря на то, что мы занимали разные ступени на служебной лестнице.
Сергей Леонидович встретил меня посреди своего кабинета с улыбкой на лице. Усадил за стол и после обычных расспросов о здоровье, службе, семье и т. п. спросил:
— Что ты знаешь об Афганистане?
Вопрос для меня был полнейшей неожиданностью. Обычно, когда едешь к большому начальнику по экстренному вызову, то мысленно определяешь какие вопросы могут его интересовать и готовишься к ответу на них.
Я лихорадочно начал перебирать в памяти крупицы информации об этой стране и понял, что знаю о ней крайне мало. Я ответил:
— Сергей Леонидович, мои познания об этой стране весьма ограниченны. Мне известно, что в тридцатые годы Афганистан был базой отрядов басмачей, которые совершали налеты на наши среднеазиатские республики. Это из истории, а из газет — то, что несколько лет тому назад король был свергнут своим родственником Даудом, который, в свою очередь, был свергнут в ходе апрельской революции в прошлом году.
— Виктор Аркадьевич, пусть тебя это не смущает. Другого ответа я от тебя и не ожидал ибо Афганистан не мог быть предметом твоего внимания, так как по службе тебя ничего с ним не связывает. Но я хочу порекомендовать тебе внимательно ознакомиться с этой страной и происходящими там событиями.
— Сергей Леонидович, я не понимаю какова в этом необходимость.
— Я тебе объясню. Руководство Афганистана шлет нам непрерывные просьбы о поставке им оружия, боевой техники и различного военного имущества, якобы необходимого для повышения боеспособности своей армии. И даже, более того, поднимает вопрос о вводе наших войск в Афганистан.
Наши военные советники и посол так же подтверждают необходимость оказания военной помощи, но в гораздо меньших размерах.
Кроме того, получаемая нами информация о боевых действиях Афганской армии весьма разноречива. Поэтому принято решение направить в Афганистан нашу неофициальную военную делегацию во главе с Главкомом Сухопутных войск Иваном Григорьевичем Павловским, которая должна разобраться с этими вопросами на месте.
Ты включен в состав этой делегации. Подбери двух-трех ребят из своего управления и вместе с ними приступай к изучению обстановки в стране. Материалы возьми у наших операторов.
После возвращения И. Г. Павловского из командировки я приглашу всех членов делегации и конкретно поставлю задачу.
На этом наш разговор закончился и я вернулся к с ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 37 | Добавил: NIKITA | Дата: 15 Янв 2017 | Комментарии (0)