"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
1 2 3 ... 184 185 »
С.А. Казакпаев. 
КАНДАГАРСКИЙ ДНЕВНИК

Казакбаев Сержан Абдолдаевич родился 1 января 1961 года в селе Урыль Катон-Карагайского района. Закончил Урыльскую среднюю школу, затем Симферопольское высшее военно-политическое училище, Московскую военную академию.
С июля 1982 проходил службу заместителем командира роты по политической части в военно-строительном отряде в/ч 32610 Краснознаменного Среднеазиатского военного округа. В ноябре 1982 года назначен заместителем командира роты по политической работе в воздушно-десантную бригаду специального назначения города Капшагай Алматинской области.
С июля 1983 года по январь 1985 года в составе 70-й гвардейской мотострелковой бригады выполнял интернациональный долг в Демократической Республике Афганистан. Принимал участие в составе своей воинской части во всех проводимых в этот период боевых действиях. Был трижды ранен. Награждён орденами Красного Знамени и Красной звезды. 
О воинах, участниках Афганской войны, о подвигах, о патриотизме, о их высоких качествах, на документальной основе написал книги «Афганская правда», «Кандагарский дневник», которые вышли в свет в 2006 году в издательстве «Алматы». 
С июля 2001 года Сержан Казакбаев - начальник республиканской военной школы-интерната имени Б.Момышулы. У отличника образования Сержана Казакбаева много воспитанников, которые с честью служат в Вооруженных Силах Республики. 
Ему как члену Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка Российской Федерации в 2007 году присуждено звание генерал-майор.
В 2008 году 18 февраля за свои достижения огромный вклад в развитие экономики района Сержану Абдолдаевичу решением Катон-Карагайского районного маслихата IV сессии IV созыва № 4/44-IV присвоено звание «Почетный гражданин Катон-Карагайского района».
 

 
ВСТУПЛЕНИЕ
Дорогой читатель, сегодня, открыв эту книгу и решив ее прочитать, ты должен знать, что в ней отражены события уже ушедшей в историю афганской войны. Я не писатель и ни в коем случае не претендую называться им. Не претендую и я  на то, что раскрою в этой книге истину в последней инстанции об афганской войне. Более того, хочу честно признаться, что многое, рассказанное в те годы лейтенантом Казакпаевым, не совсем устраивает и нравится мне сегодняшнему Казакпаеву. Тем не менее, я счел необходимым оставить все в дневнике, так как это и было написано более двадцати лет назад.                                  
Читая дневник, можно обнаружить, казалось бы, не совсем уместные для художественного произведения слова, предложения и даже главы. Не судите строго, это написано  человеком,  только что начавшим взрослую жизнь, еще  не совсем сформировавшейся личностью.
Этот дневник вел молодой  лейтенант, заместитель командира роты по политической части, не предполагая, что его когда-нибудь будут читать как книгу. Все, что увидел, с чем соприкоснулся, и что испытал на войне лейтенант, записывал каждодневно в свой дневник. И по сему все изложенное в этой книге правда, увиденная на той войне одним из ее  очевидцев.
Когда я решил опубликовать свой дневник, близкие мне люди советовали прибегнуть  к помощи профессионалов, доверив выпуск дневника как книги,  писателям или журналистам. Я не последовал этим советам, потому что в таком случае утратился бы подлинный  текст и немного наивный, юношеский  стиль. 
Профессиональный писатель, безусловно, написал бы гораздо лучше, но мне кажется, многое, в том числе и важное в моей жизни, было бы утеряно с учетом и оглядкой на изменения, произошедшие за последние десятилетия. Аккуратно обращаясь с текстом, я все же поработал перед публикацией над некоторыми, на мой взгляд, коряво написанными лейтенантом главами и предложениями. Мне и самому сейчас очевидны неудачно отраженные моменты в дневнике, но повторяю, я хочу их оставить неизменными, так как они были искренне написаны в сво ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 11 | Добавил: NIKITA | Дата: Сегодня | Комментарии (0)

Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"

 
ГЛАВА 15
ЛАШКАРГА
            Всякий раз, когда горло зажмет наузадская горечь, я водки не пью, а вспоминаю Лашкаргу, как лекарство. Все же мудро устроен мир: всякие там Инь-Ян, и на каждую горькую пилюлю всегда найдется своя ложечка сахарку. Этой «ложечкой», в противовес  Нау-Заду, и  стала для меня Лашкарга или «Лашкаревка», как ее окрестили бойцы, на манер наших Малиновок и Смирновок.
            Там наша рота провела незабываемые деньки в феврале 1981 года. Расскажи кому – обзавидуются: сами себе хозяева, на «вольных хлебах», с персональной кухней и поваром, с дальней связью Р-145 «Чайка». А задача – вообще плевая: когда «жареный петух» клюнет, эвакуировать из города наших советников. Ешь, спи, да жирок нагуливай. Золотые деньки! В них спрессовалось все лучшее, что было со мной в Афганистане. Именно там я вплотную окунулся в жизнь и быт восточного города, в работу советников, посетил исторические места, побывал на торжественном приеме у губернатора, пожил в настоящем американском коттедже, да много еще чего!
            А главное, там мне открылись такие черты моего характера, о котором даже не подозревал! И, наверное, никогда бы не узнал, не случись Лашкарга. И все это – за двадцать три дня! Оглядываясь назад, я все больше, и больше убеждаюсь: Афган – лучшие мои годы! И потому , что был молод и потому, что вычеркни их – и ничего стоящего, в сущности не останется! Так себе, бутафория, серая обыденность: служба – дом, дом – служба. Все как у всех. И что дальше будет, тоже известно: юбилей, часы, награда. Речи, памятник, ограда. А тут есть, что вспомнить! События, эмоции, - все через край, на три жизни с избытком!
            Началось все с того, что нам вновь, как и год назад, доверили генерала – инспектировать блокпосты. Генерал был другой, не привередливый, боеготовность не проверял  ( у нас – отличные рекомендации )  и взял нас, не глядя.
            Вышли сокращенным составом: 7 БТР, 35 человек, в основном, из 2-го и 3 мсв. Игорь со своим взводом остался осваивать премудрости засадной тактики на бригадных сборах. Из офицеров:  ротный, я, Толик Жаров и командир 3 мсв Гена Яковенко. С нами: радийка Р-145 с офицером связи, топливозаправщик, Зилок с продуктами, водой, кухней ПАК-40 и персональным поваром для генерала. Красота!
            Но удалось дойти только до Гиришка. Там генерала внезапно вызвали в Кабул на вертушке, а мы покатили назад. На полпути получаем приказ: срочно прибыть в Лашкаргу для защиты и возможной эвакуации наших советников. Ждать дальнейших указаний.
            Подходим к Лашкарге. Внешне – все спокойно. Городок оказался уютным, компактным и вполне современным: с парком, стадионом и красивой мечетью. Встаем на полевом аэродроме и едем к советникам в коттеджный поселок, знакомиться.
   
     Лашкаргинские «бородачи». Февраль 1981.
        Встретили нас как родных, Узнаем обстановку. Положение – тяжелое. Власть держится только в городе. Штурма ждут со дня на день. На газонах, крышах коттеджей – мешки с песком огневых точек. Ночью, из-за реки – регулярные обстрелы. Изредка, по ней проплывают тела убитых, как назидание. Днем, как правило, тишина, духи боятся авиации. А за день до нас они даже захватили городскую тюрьму. Нашелся предатель – открыл ворота. ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 45 | Добавил: NIKITA | Дата: Вчера | Комментарии (0)

Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
ГЛАВА 14
БОЕВЫЕ БУДНИ
«Где вы, военные историки?»
            Так за боевой круговертью и пролетел незаметно год. Призрачная замена стала ощутимо ближе, а когда в штабах начали готовить списки округов, на выбор, -  почти реальной.  Служить, где пожелаешь, была одной из весомых льгот для офицеров той поры. Поговаривали даже, о первой партии «счастливчиков» уже к маю! Не веря в удачу, мы с Олегом записались в Прикарпатский ВО: захотелось сала, борща и галушек. Была еще надежда: всех «желтушников» обещали заменить в первую очередь.
            Новизна тех, уже далеких первых месяцев, давно прошла и приелась. Наступили боевые будни. Каждый день в бригаде кто-то где-то, да воевал.
 
У Адраскана. Пропускаем колонну через мост.
 
 Бригадные рейды стали редкостью, в основном – батальонные, а ротным выходам со счета бы сбились! Счет им, как модно стало позднее, никто не вел, в голову не приходило, мы же не летчики! Это -  больше для штабных, кабульских, оттуда и пошло: «столько-то операций, больших, малых…» Представляю, если в Отечественную, кто-то на полном серьезе спросил бы у бойца: сколько раз тот ходил в атаку?
            Главной батальонной работой стало сопровождение колонн через город и зеленку, все реже обходившееся без боя. Задачей рот – организация засад на предполагаемых путях прохождения караванов с оружием. По удаленным точкам работали небольшими группами на вертолетах. Позднее, к июню, для проведения ночных засад будут созданы боевые группы на основе усиленного саперами взвода, командирами которых станем и  мы с Олегом.
            Год изменил многое. Упростил, убрал ненужное, содрал «показушный» глянец, все поставил на место. Главное,- мы стали другими: «заматерели», набрались опыта. Войско образца «январь 80-го» исчезло. По сути, это были уже две разные армии, причем, первой бы при встрече, не поздоровилось. Казалось, изменилась сама походка! И не только у нас. Степенное достоинство бывалого вояки появилось даже у бригадных писарей! Появился тот небрежный «фронтовой шик», который так отличает «понюхавших пороха» ветеранов от салаг-новобранцев. И это обостренное чувство собственного достоинства, как всегда бывало с фронтовиками в России, многим потом попортит жизнь и службу на Родине. Изменилось  и  отношение  к низовому звену, стало проще и уважительней. Союзные самодуры-крикуны, привыкшие завсегда «брать горлом» и «звездой» на погоне, здесь не прижились. Оказалось, в Афгане, в условиях автономных действий малых групп , вечно шпыняемый взводный – главное лицо на войне! А при хроническом некомплекте взводных (ранения, гибель, болезни, отпуска), именно в грош не ставленные  сержанты, брали на себя основной груз боевой работы. И начальство смекнуло: случись чего, положит взводный по глупости и неумению людей, и тогда, какой бы ты ни был хороший и перспективный,  должности лишишься в два счета! Поэтому: учи, воспитывай и относись уважительно -  твоя карьера зависит теперь от него!
         А для меня  наступило золотое время, лучшее в Афганистане, да и за всю службу. Наконец-то я почувствовал себя офицером! Стал командиром и не только в своих глазах. Такое признание окрыляло. Я понял, чего стою! Безликий статист, надсмотрщик – прораб, добытчик ложек-поварешек, навсегда остался в Бабочино! Из «р ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 89 | Добавил: NIKITA | Дата: 20 Янв 2017 | Комментарии (0)

Лукинов Владимир Анатольевич
янв 80-авг 81 зкрпч 2 мср
авг 81-июн 82 зкрпч 1 мсб
"Кандагар: как все начиналось... Взгляд лейтенанта"
 
 
 
ГЛАВА 12
Первый отпуск
 
Первый отпуск. Долгожданный, выстраданный, и от этого почти нереальный.
            Я – живой, в Союзе, на ташкентском военном аэродроме Тузель, прохожу таможню. Таможня только-только организована, посему, свои куцые чемоданчики раскладываем прямо на бетоне.
            Таможенник, походя, мельком, просматривает наше барахло и, зевая, дает «добро». А чего там искать-то? Везти ребятам пока нечего. Чеками Внешпосылторга платить стали всего месяца три, поэтому все их банально пропили. В нашем бригадном магазинчике кроме икры да «Боржоми» особо не разбежишься. Отовариваться считалось лучше в Москве, в «Березке», если есть, конечно, на что. Поэтому, подарками везу только большой полиэтиленовый пакет развесного индийского чая из кандагарского дукана, да фирменную упаковку  черной осетровой икры в стеклянных баночках. Гостинец-то простой, но дефицит – бешеный.
            Хотя, вру, не только это. Но и о, ужас, - контрабанду, ужасную крамолу, лежащую в небрежно, для вида,  надорванном пакетике с галетами. Эта крамола – безобидный с виду брелок, в виде книжечки на цепочке с затейливой арабской надписью на корпусе. Цена ему – грош в базарный день, продают их афганские пацаны на каждом углу.
            Спрашивается, а где крамола-то? Может, в брелке – тонна афганского героина, о котором, правда, тогда и  слыхом не слыхивали? Нет, ребята, крамола, по взглядам таможни, в самой надписи! Надпись – вот угроза коренным устоям СССР! Там ведь что-то из Корана! Что именно написано, таможня не знает, но и дураку понятно, что надпись – идеологически вредная, подрывная, пропагандирующая религию, которая, как сказал классик – «опиум для народа».
            Отсюда, как ни крути, я – наркокурьер, хоть и в идеологическом смысле. Поэтому таможней брелки решительно изымались, чтобы затем, непостижимым образом, оказаться на ключах ташкентских таксистов.
            Таможня пройдена и до меня, наконец, доходит, что я – в ОТПУСКЕ!!! Впереди – золотые деньки! Все блага цивилизации: душ, телевизор, кафе и рестораны! И, главное, - неземные деликатесы: жареная картошечка, селедочка, грибочки и томатный сок! Я – «шальной». И, наверное, это заметно: окружающие странно как-то на меня поглядывают. Одурев от свободы и таких перспектив, я ощущаю себя сорвавшейся с цепи дворнягой, которая, наконец-то получила возможность все обнюать и пометить.
            В Ташкенте меня сразу же окружают разные темные личности. Ходят, канючат: « Что привез? Продай то, продай се». Словно я коробейник какой-то, купец Афанасий, из Индии. Смотрю с презрением. Мы – из разных миров. Что вы знаете о жизни, о ее истинной ценности? Гоняетесь за миражами! Какое там барахло, когда ты не знаешь ,будешь ли ты жить завтра? Чего стоит все золото мира, если вдруг кончаются патроны, а каждый из них – твой маленький улетающий шанс на жизнь?
            Настоящие, главные ценности – что ты жив и здоров, да надежные друзья, когда фляжка воды пополам и патроны поровну. А все остальное – муть наносная! Правильно говорят: кому – война, а кому – мать родна.
            Прилетаю в Москву. Стоит август 1980 года, только что отзвенели летние Олимпийские игры и олимпийский мишка на шариках, прощально и с сожалением ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 97 | Добавил: NIKITA | Дата: 19 Янв 2017 | Комментарии (0)

АНТОЛОГИЯ ПУБЛИКАЦИЙ НАШЕГО САЙТА
Двойнев Владимир Владимирович
                            командир 2 взвода 9 мср февраль 1984 март 1986.
Рассказы о службе в Кандагарской Бригаде 1984-1986
ЧАСТЬ 1

Пересек советскую границу я 28 февраля 1984 года. На самолете прилетел в Кабул на пересыльный пункт. До убытия в Афганистан, в Ташкенте, в штабе Туркестанского Военного Округа, при получении направления, случайно встретился со старшим лейтенантом Гусейновым, офицером, которого я должен был заменить в 70 ОМСБр. Увидев мое Предписание в Кандагарскую бригаду и порядковый номер взвода и роты, он заулыбался, чуть важничая, с видом 'бывалого', по-отечески обнял меня и стал советовать мне, как принимать его бывший взвод. В частности, он рассказал мне, что в его взводе служит механиком-водителем Петр Тряпкин. Водитель он - классный и везучий. Непостижимо человеческому пониманию, чудесным образом, объезжающий на своем БТР-60пб мины и, ускользающий от выстрелов из гранатометов. Гусейнов настоятельно рекомендовал мне ни в коем случае его не отдавать никому, а желающие переманить к себе солдата в батальоне имелись. Я пообещал и, в дальнейшем свое обещание сдержал. Тряпкин Петр дослужил в моем взводе до своей демобилизации и, через полгода уволился живой и невредимый, не единожды проехавший на своей боевой машине рядом со смертельной опасностью. По рассказам бывалых офицеров и солдат, я понял, что Кандагар - это самая опасная провинция, ну сравнимая разве с Пандшерским ущельем. Направление для прохождения дальнейшей службы в этот военный гарнизон было совсем не похоже на экскурсионную поездку по древней и таинственной стране и для любого военнослужащего было серьезным вызовом и опасным испытанием. Но, отгонял дурные мысли прочь, ведь ничего изменить я тогда не мог. Конечно, слышал про другие гарнизоны, такие, как Герат, Кабул и т.п. более спокойные места и тайно мечтал, что вдруг повезет, (такие случаи бывали) и мне на пересылке поменяют место службы. На пересылке чуда не произошло, и я получил подтверждение в виде документа на убытие в 70 ОМСБр, дислоцировавшуюся в городе Кандагаре, на юге Афганистана. Делать нечего, я зашел в самолет и полетел в полную неизвестность: что там? Как пройдет моя служба - целых 2 года....? Самолет приземлился на Ариане, так называется Кандагарский аэропорт. Я и еще один офицер вышли по трапу на бетонное покрытие. Самолет был пассажирский и, кроме нас вышло еще несколько гражданских, в том числе и афганцев. Гражданские сразу куда-то исчезли. А мы двое, абсолютно без оружия, остались на площади перед зданием аэропорта, не зная, куда нам направляться. У меня в руках легкий чемоданчик с полевой формой одежды и теплым бельем, больше я ничего с собой не брал, понимая, что еду не на курорт и заблаговременно выложил в Союзе парадную и повседневную форму одежды. Не взял я новую купленную несколько месяцев назад гитару, оставил ее хозяйке дома, который мы, пять новоиспеченных лейтенантов - выпускников Алма-Атинского высшего общевойскового командного училища, вскладчину снимали в поселке Азадбаш, на окраине города Чирчик, Ташкентской области. Куда я ехал - было не понятно, а загромождать свои руки лишним имуществом не хотел. Понятно, что в первую очередь еду на войну. А там уже как повезет, нужно будет куплю новую гитару, или заеду и заберу у хозяйки свою, когда представиться возможность. Сразу проинформирую вас, что гитару я потом не забрал. Не до того было. Да, и жаль было времени, когда я вернулся в Союз, ехать совсем в другую сторону за 20-ти рублевой гитарой, хотелось быстрее оказаться дома! Так вот стояли мы на площади Кандагарского аэропорта и думали, куда дальше? Вдалеке ходили чужие вооруженные бородатые люди, в здание аэропорта идти не хотелось, потому, что туда ушл ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 92 | Добавил: NIKITA | Дата: 18 Янв 2017 | Комментарии (0)