"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
« 1 2 3 4 5 ... 241 242 »
Вася Бёрнер
Зуб Дракона
О б авторе
Родился в семье офицера Советской Армии. Вырос в военном городке РВСН (ракетные войска стратегического назначения). В 1982-ом году поступил в БГУ им.В.И.Ленина. В 1983-ем во всех ВУЗах страны была снята бронь и все юноши призывного возраста были призваны в ряды СА.
Службу в рядах СА начал в Каракумах на полигоне г.Термез. КМБ (курс молодого бойца), три месяца обучение на гранатомётчика РПГ-7В (шайтан-труба). С полигона был направлен в г.Термез часть «Пятёрка». В марте 1984 с «Пятёркой» вошел в ДРА. На БТРах своим ходом вошли через границу и прибыли в г.Баграм. В Баграме 2 месяца подготовка, из нашего Третьего батальона сформирован горный батальон. Затем нас ввели в Панджшер.
Я входил в Панджшер с ручным пулемётом РПК-74 в звании рядовой, должность – пулемётчик. Где мой шайтан-труба, хрен его знает.
В составе Седьмой горнострелковой роты выполнил сначала 1-й разряд по альпинизму. Затем мастера спорта.
Сейчас, по прошествии лет, я рассказываю о моих братанах, о дружбе, о Пацанстве, о Ротном, об Армии и о Родине.
В октябре 1985 я был демобилизован. Вернулся к месту учебы. Закончил обучение в БГУ с Красным дипломом. Чего и вам желаю.
На сегодняшний день я полностью закончил сборник рассказов "Зуб Дракона". 50 глав на 500 страницах. Опубликовал 21 главу. Посмотрю на реакцию читателей.
Сейчас работаю над сборником рассказов "Руха". В этом сборнике рассказывается о бойцах и командирах горнострелкового батальона, воевавших в ущелье Панджшер против Ахмад Шаха Масуда 1984-1985 гг. Рассказы полностью документальные, проиллюстрированы большим количеством фотографий, содержат воспоминания прямых участников тех событий. События бурные, экшн, эмоции, движуха. Местами фарш, местами грех, местами смех. Всё, как в жизни. Уверен, что будет интересно.

Зуб Дракона. Вступительное слово
В этой книге не будет роскошных мундиров, подвесок королевы, за которыми друзья-мушкетёры поскакали за тридевять земель. Не будет придуманной человеком драматургии и сюжетной линии. Драматургия и сюжетная линия одна – война. Автор тот же – война.
По сути Вы читаете дневник. Этот дневник составлен солдатами и офицерами Горнострелковой роты из Третьего горного батальона. Мы собрались после войны у Командира роты и приняли решение восстановить события и написать подобие дневника. Меня назначили «писарем». Как умел, так я и написал. Не взыщите строго.

Записки советского солдата.
Глава первая. Вход в Панджшер
1984 год 2 июня. Чарикарская Зелёнка. То есть зелёная зона в районе города Чарикар. Если смотреть через иллюминатор вертолёта (а ещё лучше через иллюминатор космолёта), то долина, в которой расположен город Чарикар, выглядит как лужа разлитой зелёнки. За это и название – Чарикарская Зелёнка. Ну, или – Чарикарская Зелёная Зона. Если не лень выговаривать.

2 июня, по дороге, пронизывающей эту Чарикарскую Зелёнку, идёт колонна бронетранспортёров БТР-70В. Сверху на броне навязаны ящики с боеприпасами, вещмешки и на всём этом добре цыганским табором сидят солдаты. Все в бронежилетах, в касках, с оружием в руках. Это Гвардейская Седьмая Горно-стрелковая Рота выдвинулась из Баграма к новому месту дислокации, расположенному в Панджшерской долине. Что это за долина, что это за Панджшер, я ещё ни разу в жизни не видел. Но уже кое-что слышал. Для начала меня удивило само название «Панджшер». Что за манеры – напихать столько шипящих в одно слово. Да ещё подряд – череда одних согласных. Как же это можно произнести? Какое-то шипение сплошное, а не название. И вот первое, что я услышал - перевод этого сложного слова. Панджш, это – пять. Шер, это – лев. То есть, «Ущелье Пяти львов». Потом я услышал, что в этом ущелье самому Александру Македонскому не то дали звездюлей, не то надра ... Читать дальше »
Просмотров: 124 | Добавил: NIKITA | Дата: 26 Дек 2018 | Комментарии (0)

Эдуард Беляев.
Тайна президентского дворца.

 
Пролог
8 декабря 1979 года, в субботу, в Кремле состоялось заседание неофициального, «малого Политбюро», в которое входили старейшие и наиболее влиятельные члены бывшего руководства СССР. На нем уже в двадцать пятый, наверное, раз рассматривался вопрос о положении в Афганистане. Весь год, начиная с ранней разгульной весны, прошел под знаком неприкрытой заботы о южном соседе — мы крепко опекали руководителей почти дружественно настроенного к нам народа в силу того, что местные вожди слабо соблюдали правила личной гигиены в политике. В субботнем обсуждении приняли участие генсек Брежнев, председатель КГБ Андропов, министр иностранных дел Громыко, министр обороны Устинов, заведующий идеологическим отделом ЦК Суслов. Вот выдержки из стенограммы, долгое время находившейся под грифом «Совершенно секретно».
СУСЛОВ: Во главе афганского правительства стоит фигура, запятнавшая себя кровью своих же товарищей по партии. Вот если бы создать условия, при которых она уйдет с политической арены, уступит свое место другому, не запятнавшему себя ошибками первых этапов революции человеку…
БРЕЖНЕВ: Ты имеешь в виду Бабрака Кармаля?
СУСЛОВ: Да, его. Товарищ Бабрак Кармаль уже встретился здесь, в Москве, с Ватанджаром, Гулябзоем и Сарвари. Если бы наши части вошли в Афганистан, эти товарищи могли бы прибыть вместе с ними, а там, исходя из обстановки…
БРЕЖНЕВ: Юрий Владимирович, а возможна такая ситуация, что Бабрак Кармаль придет к власти без нашего участия? Имеется в виду, что без ввода войск?
АНДРОПОВ: Вполне. Амина смертельно боятся и рады бы избавиться от него при первом удобном случае. Поэтому я не исключаю, совсем не исключаю такого поворота событий, что Амин будет убран.
БРЕЖНЕВ: Наверное, разумно было бы пойти двумя путями. Первый: пусть наш КГБ держит под контролем самого Амина, и в случае чего товарищ Суслов быстро представит Бабрака Кармаля. И второй: все-таки какое-то количество войск мы вынуждены будем послать на территорию Афганистана. Дмитрий Федорович, у вас должен быть полностью проработан этот вариант. И у вас, Юрий Владимирович, свой вариант… Михаил Андреевич, действуйте в тесном контакте с Юрием Владимировичем.
Таким образом, день 8 декабря можно считать днем принятого решения о проработке двух вариантов. Первый — руками спецслужб КГБ устранить Амина (физически! — что и говорилось открыто) и поставить на его место Бабрака Кармаля. И второй — послать какое-то количество войск на территорию Афганистана для этих же целей. То есть для физического устранения Амина. Что интересно, документально это решение было оформлено загодя, накануне заседания. И принято без правок. (№ 312/2/0073 от 4 декабря 1979 года.)
10 декабря министр обороны Дмитрий Устинов встретился с начальником Генштаба маршалом Николаем Огарковым и проинформировал его о том, что Политбюро приняло предварительное решение о временном вводе наших войск в Афганистан и необходимо готовить ориентировочно 75–80 тысяч человек. (Общая численность «ограниченного контингента» на январь 1980 года составит 81,8 тысячи человек. Максимальная численность контингента была в 1985 году — 108,8 тысячи человек. В боевых частях — 73 тысячи человек. — Прим. авт.)
Председатель КГБ Юрий Андропов в отличие от министра обороны работал более оперативно. Он еще накануне высоких посиделок, 7 декабря, заслал генерала Крючкова, шефа Первого главного управления (внешняя разведка и спецоперации) КГБ СССР, в леса Подмосковья для приведения в «боевую готовность» будущих членов Политбюро. Не своего, разлюбезного, а другого, сходственного, которое пока не состояло с нами в кровном родстве: Политбюро Центрального Комитета Народно-демократической партии Афганистана, члены которого истомились в млении и изнурении, ожидая принятия атрибута священного круга — скипетра власти. Того самого условного посоха — приметы царского достоинства, — приготовленного специально для Бабрака Кармаля и сотоварищей, революционеров новой волны и старой формации.
12 декабря, в 9 часо ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 158 | Добавил: NIKITA | Дата: 22 Дек 2018 | Комментарии (0)

Воюшин Владимир Леонидович
Авианаводчик...Кандагар, 1987г.
После ночи всегда рассвет!
(Впереди целая жизнь.)


- 325-й левый разворот, крен 45, на курс 210 градусов, высота 6300!
- 325-й вас понял, парой левый разворот с креном 45 на курс 210, высота 6300!
Капитан Владимир Костин внимательно смотрел на индикатор кругового обзора, где после мерцающей развёртки экрана были видны две метки. Одна метка от условной воздушной цели, а вторая метка, чуть "жирнее", от пары истребителей, которую он наводил на цель. Шли плановые учебно-тренировочные полёты в авиационном истребительном полку, в котором проходил службу капитан Владимир Костин. На вертикальном планшете Зала боевого управления КП, сближались две линии от цели и наводимой на неё пары истребителей, наносимые стеклографом на плексиглас дежурным планшетистом, солдатом срочником.
- 325-й на курсе 210 высота 6300!
- 325-й включить "высокое", цель по курсу удалении 18!
- 325-й "обзор", цель вижу, сближение.
- 325-й цель по курсу удаление 15.
- 325-й подтверждаю. "Захват"!
- 326-й "Захват"!
- 325-му, после "пуска" выход влево!
- 325-й понял! "Пуск" первый, "пуск" второй!
- 326-й "пуск" первый, "пуск" второй!
- 325-му выход влево курс 90 высота 5000!
- 325-й выполняю, снижение до 5000! 326-й перестраиваемся..
- 328-й, я - "Чертёжник", разворот вправо на точку, снижение 5600!
Костин дал команду в эфир экипажу "цели".
Капитан Костин на рубеже передачи управления в зону ответственности посадки, снизив экипажи самолётов МиГ-23 до расчётной высоты, передал управление экипажами руководителю ближней зоны. Наведение истребителей было закончено и до окончания полётов оставалось 20 минут.
Капитан Владимир Костин служил в авиационном истребительном полку в Европейской части Советского союза и занимал должность Начальника командного пункта этого полка. В его подчинении было десять офицеров боевого управления, четыре прапорщика авиационных диспетчера и одиннадцать солдат срочной службы. Полк нёс боевое дежурство в системе ПВО страны. Поэтому на командный пункт полка, которым командовал Костин, возлагались серьёзные задачи не только по боевой подготовке, но и боевому суточному дежурству, задействованного в нём личного состава КП.
После разбора полётов дежурная машина КП остановилась в гарнизоне на специальном пятачке. Костин вышел из машины и направился домой. День закончился, сумерки медленно опускались на землю, окрашивая листья деревьев в тёмно-зелёный цвет; в конце главной улицы на востоке военного городка было видно наползающее тёмное небо с мигающими золотистыми крупинками звёзд. Свет вечерней зари догорал и медленно отступал на западе. На городок надвигалась летняя августовская ночь.
Дома Костина ждала жена и маленький сын. Он как всегда придёт домой чуть уставший, улыбнётся жене и возьмёт на руки сынишку. Впереди у него ещё целая жизнь - он помнит об этом и как прежде мечтает... Даже в его рисунках карандашом проявляются романтические сюжеты. Жизнь идёт!
Жизнь не просто шла, а даже кипела. Служба не была мёдом, да и в этом, как и в других полках, шла напряжённая учебно-боевая работа. Полк совершенствовал лётное мастерство, согласно курсу боевой подготовки, личный состав КП совершенствовал своё боевое управление экипажами. Шли полёты, полёты и ещё раз полёты... Кроме этого ещё политическая работа в полку не остывала. Полк имел свой политотдел и, разумеется, велась партийно-политическая работа на всех уровнях. Идеология ЦК КПСС пронизывала все сферы советского общества, в том числе и такой институт - как Вооружённые силы! Имела жёсткую направленную систему контроля в воспитании военнослужащих в духе коммунистической идеологии.
В кабинет группы руководства полётами заглянул Петрович, так уважительно называли майора Виктора Королькова.
- Володя, тебя просит зайти старший штурман полка!
- Опять голову будет морочить, всё уже отработано до мелочей. И политотдел тоже всё время наседает по поводу политической работы.
- Ты же п ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 88 | Добавил: NIKITA | Дата: 19 Дек 2018 | Комментарии (0)

Кривопалов Олег Владимирович 
(15 ОБрСпН, 40 Армия)
"Вывод войск из Афганистана. Май 1988 г. - февраль 1989 г."
Полковник Кривопалов О.В. Родился 5 февраля 1950 г. в городе Троицке Челябинской области. Окончил среднюю школу 23 в Челябинске. После окончания школы поступил в Свердловское высшее военно-политическое танко-артиллерийское училище. С 1972 года проходил службу на различных офицерских должностях в Туркестанском военном округе в частяж специального назначения ГРУ ГШ. В 1979 году окончил Военно-политическую академию, продолжил службу в спецназе ГРУ. С 1987 года по 1989 год принимал участие в боевых действиях в Афганистане - начальник политотдела 15-й ОБрСпН, с августа 1988 года - заместитель Члена военного Совета - начальника политотдела 40-й армии. После Афганистана проходил службу в Киевском военном округе. С 1991 года - уполномоченный представитель Кабинета министров Украины в Днепропетровской области. Полковник запаса с 1996 года. .   

       "Вывод войск из Афганистана. Май 1988 г. - февраль 1989 г."
Мне довелось выходить из Афганистана дважды: в первой колонне 18 мая 1988 г. и 15 февраля 1989 г. в последней колонне советских войск. Впечатления были очень яркими и в корне отличающимися друг от друга. В чем отличие, думаю, вам будет интересно прочитать? …Май месяц в том году показался нам очень жарким. В условиях стопроцентной влажности в районе Джелалабада в 8 утра температура в тени уже была плюс пятьдесят градусов, а влажность — сто процентов. Даже нашим ребятам, привыкшим к экстремальным условиям и высоким температурам, грозили тепловые удары. Особенно тяжко им приходилось на боевых. А откуда взяться тени в голых скальных горах, когда солнце в зените, а ты на вершине? Поэтому такие случаи, тепловые удары, и даже смерть от солнечных лучей были не единичны. И это было серьезной проблемой выживания. Человека не просто надо было срочно спасать, а оказывать немедленную медицинскую помощь. В таких случаях, если позволяли обстоятельства, пострадавшего спускали вниз, делали это как минимум два, а чаще три солдата. Почти бездыханное тело они передавали из рук в руки, поочередно занимая новую, «ступенькой» ниже, площадку и подхватывая ношу так, чтобы не упустить ее в пропасть, да и самому не свалиться. Внизу у реки его раздевали, укладывали на плащ-палатку и отливали водой. А если этого не могли сделать, то в часть возвращалось безжизненное тело. Как правило, «жертвой» солнца становились физически слабо развитые, неупитанные солдаты. А солдат десантник не может быть упитанным. Нормальный спецназовец – поджарый как волк, без лишнего грамма веса. В конце апреля 1988 года боевая деятельность спецназа сворачивалась. Все меньше групп выходило в засады и вылетало на боевое патрулирование. Все больше бойцы и офицеры проводили времени в парках боевой техники. Полным ходом шла подготовка к выводу бригады на территорию СССР. Первыми движение начали асадабадцы. 23 апреля, в третью годовщину гибели в Мараварском ущелье роты капитана Цебрука, однодневным переходом по маршруту Асадабад - Джелалабад пришла потрепанная колонна, под командованием подполковника Владислава Гилуча. Прибывшие, расположились лагерем на одной из площадок в предгорье за городком 154-го отряда. В ходе марша, который шел очень медленно, вскрылись технические неполадки побитой в боях техники, и поэтому командованию батальона с заместителями по техчасти предстояло до 15-го мая сделать невероятное – отремонтировать всю матчасть. В батальоне на тот момент осталось 46 единиц боевой техники (БТР-80 и БМП-2) и 74 автомобиля. В строю числилось 485 человек личного состава, из них 57 офицеров, 28 прапорщиков. Отсутствовали 18 военнослужащих, находящихся в госпиталях по причине ранений и болезней. Их эвакуацией централизованно занималась медслужба 40-й армии. К этому моменту все служащие СА уже были отправлены в Союз самолетами. Городок отряда спецназа, оставленный в Асадабаде, представлял собой жалкое зрелище: он был весь перепахан снарядами и минами. Торчали сгоревшие перекрытия строений и мазанок. Единственно сохранившиеся здания солдатской столовой и кухни были переданы по акту афганским властям. В автопарке ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 209 | Добавил: NIKITA | Дата: 17 Дек 2018 | Комментарии (0)

Александр КОЛОТИЛО
Ж И В О Й Г О Л О С
(Р а с с к а з)

1
Капитан Яковлев спешил. В расстегнутой шинели, в съехавшей на затылок фуражке, задыхающийся от быстрой ходьбы и тяжести вещей, он не шел – мчался вверх по лестнице. Вот она – дверь… На черном дермантине потускневшие шляпки гвоздей… Беленькая кнопка звонка… Рука, потянувшаяся к ней, подрагивала от напряжения, сердце билось неровно и учащенно. Вещи не поставлены, а брошены на бетонный пол площадки… Приглушенное дребезжание – и тишина за дверью… Опять звонок. Уже не тот – робкий и осторожный, - а требовательный и настойчивый. Палец вжимал и вжимал кнопку. До самого упора. И не было уже волнения. Его перебивало другое чувство. Более сильное. Оно с обычной легкостью просочилось в душу и начало быстро растекаться темным масляным пятном. Это было раздражение, уже рвавшееся через крепко сомкнутые уста жесткими и злыми словами. Хотелось кого-то ударить. Нет-нет, не ее. Она-то причем? Не ждать же целыми днями, не выходя из квартиры?!. А все-таки хотелось кого-то ударить. И капитан, подчиняясь этому подленькому чувству, в сердцах пнул ногой свой чемодан. Странное дело, но ему вроде бы стало легче. Яковлев устало опустился на ступеньку. Вытащил смятую пачку сигарет и, щелкнув зажигалкой, закурил. Затянувшись, отсутствующим взглядом уставился в окно над лестничной площадкой, в котором металась из стороны в сторону от порывов осеннего ветра верхушка тополя. Оголенные ветви скользили по залитому дождем стеклу. Отчаянно трепетал чудом уцелевший один-единственный пожелтевший листик, борясь из последних сил с налетающими порывами. Наблюдая за этой неравной схваткой, Яковлев подумал о том, что и его душу вот точно так же целых два года жестоко рвала и терзала война. Но не смогла убить в ней веру в возвращение, толкнуть в бездонный омут мрачного отчаяния. Гнула, но не сломала. И ему захотелось, чтобы этот листик не оторвался от своей ветви, от своих корней назло всему: законам увядающей природы, яростному ветру, дождю и холоду. «Господи, да соседи же…» - вскинулся вдруг Яковлев. Он рывком подхватился со ступеньки, шагнул к двери слева и позвонил. - Санька!.. Ты?! Живой, чертяка!.. Вернулся?! Елки-палки, это ж надо!.. Стой, стой, не входи!.. Я сейчас, сейчас… Сосед, капитан Вовка Кузнецов, открывший дверь и выплеснувший на друга каскад радостных восклицаний и вопросов, шутливо уперся ладонью в грудь Яковлева, собравшегося уже переступить порог, и метнулся на кухню: - Саня, сейчас!.. Минуточку, подожди минуту… Приезжий недоуменно остановился на пороге, прислушиваясь к тому, что делалось на кухне. Там Кузнецов чем-то гремел, уронил на пол, кажется, тарелку, еще что-то, затем раздалось подозрительное бульканье. Яковлев ничего не успел сообразить, как на порог вновь вылетел сияющий Кузнецов с большущим стаканом вина, наполненным до краев. Сунув его в руку друга, выпалил: - С возвращением, Санек! Давай до дна!.. Яковлев выпил вино, перевел дух и улыбнулся, протягивая обратно стакан хозяину: - Возьми, Володя. - Бей его об пол на счастье! Не жалей! - Об пол так об пол! – засмеялся Яковлев и что есть силы грохнул стаканом о бетон лестничной площадки.От удара зазвенели осколки стекла, посыпались вниз по лестнице. - Это кто здесь хулиганит? – распахнула дверь соседка по квартире справа. Ее полное лицо было сердито. Женщина, видно, хотела кого-то отчитать, но, увидев Яковлева и Кузнецова, сразу все поняла и тут же радостно затараторила: - А Наташа вас так ждала, Александр, так ждала!.. На пять минут выйдет в магазин, и то меня предупредит. А сегодня у Славика в школе утренник, и как раз вы приехали… Вот, возьмите ключи от квартиры, она их у меня оставила
Вечером у Яковлевых были гости. Сияющая от счастья супруга не присела ни на минуту, пока роль хозяйки не взяли на себя соседки. - Да отдохни ты, Наталья, - уговорили ее женщины, - на столе уже всего достаточно. Сядь рядом с мужем, мы сами… Вокруг Яковлева вьюном вертелся белобрысый сынишка Славка, то прижмется к нему, то потрогает красную эмаль ордена, то вдруг сорвется с места и бросится в свою комнатушку еще раз посмотрет ... Читать дальше »
Просмотров: 94 | Добавил: NIKITA | Дата: 15 Дек 2018 | Комментарии (0)