Плиев Руслан Султанович.

5 .11. 1942-30.10.2012

начальник политотдела бригады 1981-1982,
подполковник

 
Родился 5 ноября 1942 в г. Назрань, Ингушетия. Ингуш.Чечено-Ингушской АССР; окончил Бакинское высшее войсковое училище в 1966 г., Военно-политическую академию им. В.И.Ленина в 1979 г., кандидат исторических наук; военную службу проходил в Закавказском, Среднеазиатском и Киевском военных округах а также в Группе советских войск в Германии и в Центральной группе войск (Чехословакия); участвовал в боевых действиях на территории Афганистана начальник политотдела 70 ОМСБр; полковник в отставке; после увольнения с военной службы работал главой администрации Сунженского района Республики Ингушетия; 1993-1995 - руководитель администрации Президента Республики Ингушетия Р.Аушева; в 1994 г. был избран депутатом, в июле 1995 г. - председателем Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия первого созыва; в феврале 1999 г. был избран депутатом и председателем Народного Собрания республики второго созыва; с января 1996 г. по март 2001 г. по должности входил в состав Совета Федерации Федерального Собрания РФ, являлся членом Комитета по делам федерации, федеративному договору и региональной политике; в марте 2001 г. передал полномочия члена Совета Федерации представителю Народного Собрания, избранному в соответствии с новым порядком формирования верхней палаты российского парламента; избирался председателем президиума Съезда народов Ингушетии (август 1994 г.); автор книги "Нахские языки - ключ к этрусским тайнам"; награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды, медалями; женат, имеет двоих сыновей и дочь.
30.10.2012 Gjhnfk MAGAS.RU
 Смерть забирает лучших… Священный для всех мусульман праздник Курбан-Байрам омрачился для жителей республики неприятнейшим известием о кончине Руслана Султановича Плиева. Это имя не требует официального представления, так как Руслан Султанович являлся одной из ключевых фигур на политической арене в сложный период создания и формирования ингушской государственности. Безусловно, значительная роль в становлении и развитии нашей республики, принадлежит именно Руслану Плиеву. Всего несколько дней он не дожил до своего семидесятилетнего юбилея
 
Плиев Р.С. возглавлял Парламент с 1995 по 2003 год. Несмотря на то, что жизнь свою посвятил Армии и военному искусству, бывал на самых передовых точках необъятной родины на командных должностях, успел защитить кандидатскую и стать блестящим знатоком филологии. Его лингвистические труды, основанные на античных источниках и летописях о русско-нахских лексических соответствиях в комплексе со свидетельствами антропологии, археологии и языкознания, известны читателям, интересующимся историей происхождения языков. Незаурядные способности проявил он и в политике, будучи долгие годы Председателем Парламента, грамотно и аргументировано выстраивая свою линию. Особенно его принципиальная и настойчивая позиция политика и патриота проявилась в вопросах непростых осетино-ингушских взаимоотношений. Позиция эта заключалась в рьяном отстаивании прав ингушей на исконно ингушские территории Пригородного района, опираясь на исторические источники и факты. Его мужественные, порой эмоциональные и лишенные конформизма выступления на различных встречах и форумах по поводу восстановления исторической справедливости в отношении ингушей, вызывали вполне оправданное уважение даже у его оппонентов, видя в нем непримиримого патриота и радетеля справедливости и равноправия. Черты характера Плиева, казалось бы, как человека военного «солдафона» должны были бы быть жесткими, грубыми и бескомпромиссными. Но природная генетика сказалась в нем в лучших своих проявлениях: Руслан Султанович обладал веселым, доброжелательным, и мужественным характером. В нем ярко было выражено здоровое чувство юмора, чувства соучастия и милосердия. Работать под его руководством представляло истинное удовольствие: он считал своим долгом поощрить исполнительного и ответственного работника, стимулируя у него желание совершенствоваться и развиваться. Не считал зазорным расспросить о житье-бытье работников аппарата, независимо от их статуса –от начальника отдела до технических работников, при необходимости решал их проблемы и т. д. Никогда не пытался вознести себя соответственно занимаемой должности, не было в нем надменности и высокомерия. Я не помню случая, чтобы Руслан Султанович проявил в отношении подчиненных высокомерие и властолюбие, но в то же время, при необходимости он мог в жесткой форме указать на недостатки и упущения в работе. Будучи открытым и близким к народу, Руслан Султанович никогда не пользовался положенными должностному лицу такого высокого ранга машинами сопровождения и охраной. Еще одна, наиболее важная отличительная черта характера Руслана Султановича, безусловно, заключалась в том, что он никогда не стремился к материальному обогащению, не был алчным, скупым и падким на лесть, никогда не злоупотреблял служебным положением в угоду своим личным интересам. Все годы своей работы в ранге государственного чиновника он довольно скромно жил в выделенном ему государством, также, как и многим другим госслужащим, служебном коттедже. Руслан Султанович был истинно народным избранником, простым в общении и доступным для избирателей в любое время, и это доверие народа оправдывал сполна. О его интеллектуальном уровне, находчивости и смекалке ходят легенды, многие его юмористические высказывания нередко становились афоризмами. Отказавшись в 2003 году баллотироваться на третий срок, и с достоинством выйдя на заслуженный отдых, Руслан Султанович продолжал заниматься лингвистическими исследованиями, касающихся глубоких исторических корней культурных связей разных народов и носителя этих взаимосвязей - языка. Несмотря на истину о бренности всего живого на земле, разум отказывается верить тому, что Руслана Султановича больше не будет среди нас, что больше не услышим его оригинальный юмор и задорный смех, больше не будет интересных бесед за чашкой чая в его уютной гостиной…Поистине, сегодня открылась еще одна скорбная дата в истории ингушского народа, когда в расцвете сил, энергии и творческих замыслов ушел из жизни видный политический и общественный деятель, талантливый военачальник и кадровый офицер, ученый-лингвист, замечательный человек, заботливый отец, настоящий Мужчина, Патриот и Человек. Автор готовил очерк к 70-летнему юбилею Плиева Руслана Султановича на основе известных ему фактов и сведений, так как покойный, в силу своей природной скромности, отказывался отвечать на вопросы корреспондента, считая себя не столь выдающейся личностью…По воле Всевышнего юбилейный очерк превратился в некролог…Дал гешт долд хьун , Руслан Султанович…Ф. Хашиева (корреспондент издания Gjhnfk MAGAS.RU Ингушетия)
 Из воспоминаний сослуживцев:
Владимир Лукинов зкрпч 1 мср
 о Плиеве: Но "круче" всех, конечно, был начальник политотдела бригады подполковник Плиев Руслан Султанович. Фигура противоречивая, спорная, но однозначно харизматичная. Его помнят все. Вспоминая, не жалеют черных красок. А я бы так не стал. Я бы обязательно разделил его моральные и профессиональные качества. Хотя бы чисто условно. Невысокого роста, крепкого телосложения, он держался абсолютно независимо,
   вальяжно и показно высокомерно. С людьми НачПО говорил с полупрезрительной усмешкой, через нижнюю губу, цедя слова. Это был ХОЗЯИН.
   На мой взгляд, он не считался ни с кем. Даже с комбригом - постольку-поскольку: комбриг все же, пусть себе командует. Остальных замов и начальников он ни во что не ставил.
   Многие сейчас не понимают разницу между замполитом полка и начальником политотдела бригады. А она - огромная. Если замполит во всем подчиняется командиру и является рядовым коммунистом, то НачПО - абсолютно независим в своей работе и напрямую руководит деятельностью парторганизаций. Его политуказания обязательны для всех членов КПСС, включая комбрига, и проводятся как закон всеми секретарями парторганизаций. В руках НачПО - вся мощь статьи 6 Конституции СССР, где "Партия - руководящая и направляющая сила Советского народа", реализованная в "Положении о политорганах в СА и ВМФ".
   Обычно, на построении бригады, когда комбриг уже минут десять читал нам нотации, Плиев только-только появлялся, неспешно направляясь к трибуне. Вся бригада следила за этим "явлением НачПО народу" со странным ощущением, что эти минуты до НЕГО были просто мышиной возьней.
   Отношение к Плиеву в бригаде было как к неизбежному злу, с молчаливой неприязнью. Ходили слухи, что они даже пару раз дрались с Шатиным. Оба кряжистые, накачанные, одинакового роста, - неизвестно, кто кому бы навалял! Но - уверен: вся бригада поставила бы на комбрига, из принципа.
   Нашу же политработничью "братию" Плиев держал в абсолютном страхе. Совещание у НачПО походили на встречу удава Ка с бандерлогами из мультфильма "Маугли". Всем этим Плиев мне здорово напоминал Сталина в миниатюре. Чеченец по национальности, он даже акцентом и неторопливой манерой речи походил на "отца народов". Порой казалось, что наш "шеф" даже сознательно "работает" под него! Как бы то ни было, попадание в образ было стопроцентным. Станиславский бы сказал: "Верю!" Плиеву было достаточно лишь легко проиронизировать, а у виновника такого внимания
   уже холодело внутри. Все как-то вжимались в стулья, пригнув головы, стараясь выглядеть как можно меньше и незаметней. И самое удивительное, это действительно удавалось, даже у высокого ростом "комсомольца"!
   Дежурными "мальчиками для битья" у НачПО первое время были пропагандист и начальник клуба. Держались они вместе, как "оба из ларца", вместе и огребали "пряники" от начальства. У ребят вечно что-то не получалось и чего-то не хватало. Больше всех доставалось начальнику клуба. По словам НачПО, тот каким-то образом умудрился "уронить" в гератскую пропасть целую полковую библиотеку! В момент такой очередной "экзекуции" мы поднимали головы, чтобы оценить обстановку и, как это не цинично звучит, попутно насладиться зрелищем.

Хотя для Плиева мы все были никто и звать нас никак, но... У него были качества, прочно цементировавшие его харизму. Это был профессионал, мастер, знавший свое дело в совершенстве. У него многому я научился. Любая полезная инициатива одобрялась и поддерживалась. Все должны были работать, не оглядываясь на "дядю", и не ожидая указаний. Он держал слово, распекал, как правило, за дело. И " своих" в обиду не давал. Как настоящий "хозяин - барин", он и только он, мог казнить и миловать своих вассалов. Но это касалось только политработы. И, если что, пощады не жди! Тебя растопчут с азиатской изощренностью.
Парадоксально, но нам, политработникам, всевластие НачПО было только на руку.
Авторитарный, "драконовский" стиль его руководства диктовался обстановкой: бригаду надо было держать в руках, иначе наше войско мигом бы превратилось в "махновщину".
Под "броневым колпаком" шефа работалось легко. Волшебное слово "это приказ НачПО" - прекращало любые служебные споры с командирами. Но действовало оно только в пункте постоянной дислокации, в повседневной работе по подготовке людей к боевым операциям.
Всевластие НачПО, как правило, кончалось только в рейдах, где мы отдыхали душой. Всевозможные проверяющие из Кабула тоже благоразумно отсиживались в бригаде, предпочитая не искушать судьбу. Зато по возвращению, вся эта братия голодными волками набрасывалась на нас...
Поэтому партполитработа при Плиеве была поставлена в бригаде на высочайшем уровне. Любое мероприятие, проводимое политотделом или по его указанию, не обсуждалось, было законом, что совместно с другими мерами помогало поддерживать в бригаде крепкий воинский порядок и боеготовность.

 
Воспоминания командира инженерно-саперной роты гвардии капитана Ахмадуллина Великама: 

Как то осенью 1980 года вызвали меня и командира разведроты ст. л-та Тимофея Глобина в палатку политотдела, а накануне мы только вернулись с очередного рейда.В палатке сидел начальник политотдела п/п-к Плиев и гражданский, . как потом выяснилось- это был писатель Александр Проханов.Прибыли. доложили о своем прибытии, меня попросили подождать и Проханов начал беседовать с командиром разведроты. Когда Тима Глобин вышел из палатки, пригласили меня. На меня своим орлиным взглядом уставился НачПО. Беседа была настолько короткой, что я потом долго еще анализировал для себя всю деятельность нашего политотдела в условиях боевой обстановки. А Проханов ведь задал мне один единственный вопрос: " Сколько всего за время пребывания ваша рота извлекла и обезвредила мин?" Ну я сказал, что мы не ведем учет и назвал цифру приблизительно, где- то50-60 мин.Вы бы видели реакцию Плиева, он соскакивает с места и добавляет- за один рейд. Я сразу представил Плиева с миноискателем и со щупом и на груди у него знак "За разминирование".Вообщем, Александру Проханову все стало ясно и они меня отпустили с богом и за саперную роту , за итальянские мины отчитался сам начальник политического отдела, кавалер ордена Боевого Красного Знамени( за что???) гв. п\п-к Плиев Руслан Султанович!