Павел Малков, полковник запаса,
Замкомандира 3 Мсб  по политчасти

В моей памяти запечатлелись навечно пыль дорог, жаркое солнце Афганистана, темное, как сажа, ночное небо с огромными
звездами, росчерки трассеров на нем. И, конечно, рейды с боями,смертельная “зеленка”, красная пыль, барханы пустыни Регистан,горы без деревьев и травы, желание пить. А самое главное – память сердца о моих товарищах,с кем преодолевал все превратности войны. Радость, когда после успешной операции живыми возвращались в полном составе в лагерь, горе по погибшим друзьям, с кем делил последний глоток воды и последний сухарь, последний патрон и гранату.
На войне в какой-то степени стираются официальные грани между  офицером и солдатом, хотя командир есть командир, ему принимать решения и нести ответственность за все, особенно в боевой обстановке.И все это прекрасно понимали. Без полного доверия между командиром и подчиненными там служить было бы очень трудно, хотя случалось всякое. На войне, как на войне. Встречал настоящих героев и трусов среди офицеров и среди рядовых, были и подлецы, готовые за афгани все продать. Все было.Главным мерилом жизни в Афгане для нас был Суворовский наказ – сам погибай, а товарища выручай. Этот завет выполнил до конца мой сослуживец, лейтенант Саша Демаков. Он служил не у меня в  батальоне, но встречались мы часто в лагере, где стояли, и на операциях. А познакомились так. Нашему батальону придали для усиления роту из первого батальона. Мы вместе остановились на привал.Температура зашкаливала под 50 градусов. Вокруг ни одного дерев-ца или кустика. Спасались от солнцепека под днищем бронетранспортера. Вижу, подползает ко мне лейтенант. Мужик крепкий, лицо,хоть и все в пыли, улыбчивое. Докладывает: “Прибыл с ротой для подкрепления в ваш батальон. Комбату уже представился и как замполит представляюсь вам: – Александр Демаков, – и протянул руку.”Не успели мы с ним присмотреться друг к другу, перекинуться несколькими словами, как около нас появился варан, сантиметров под  сорок, видимо, тоже скрывался от солнца. Но так как мы мешали ему отдыхать, варан сразу вцепился в ботинок Саши. Такого крупного варана я видел в первый раз и не знал, что делать. Саша стряхнул с ноги непрошеногогостяи когда тот раскрыл пасть, кинул ему в рот несколько сигарет. Варан тут же убрался.
Та операция прошла для нас довольно спокойно. Вернулись в лагерь усталые, но без потерь. Позднее были еще совместные операции. И был наш последний бой.
В апреле 1982 года мычистили зеленкупо реке Аргандаб. Наш батальон шел по левому берегу, а первый батальонпо правому.
Мы легко сбили несколько слабеньких постов душманов и вышли на высокий берег реки. Перед нами открылся левый берег. Там, видимо, вел тяжелый бой сдухамипервый батальон, где был и Александр Демаков. Беспрерывная стрельба гремела на том берегу.
Две роты моего батальона залегли под деревьями и ждали приказ.Я доложил комбригу о выполнении задачи и попросил разрешения перейти на правый берег, чтобы помочь первому батальону. Комбриг запретил это делать, сказав, что ожидается выход крупного отряда душманов в наш тыл. Его сейчас вытеснил с позиций и преследует афганский полк царандоя.
Продолжение