Воспоминания разведчика Ивана Иванова

Московский кадет, выпускник Московского СВУ 1976 года.
Затем учеба в Ташкентском ВОКУ, которое Акмаль окончил в 1980 году.
В том же 1980 молодой офицер направляется для дальнейшей службы в Афганистан.


Два года лейтенант, затем старший лейтенант Имамбаев командовал взводом разведроты 70 отдельной мотострелковой бригады, дислоцированной в районе древнего города Кандагара. После замены из Афганистана в 1982 году офицер Акмаль Имамбаев служил в частях центрального подчинения на территории ТуркВО. В 2001 году уволился в запас из ВС Узбекистана в звании полковника. Читаешь сухие строки биографии и думаешь, как рассказать о человеке. Трудно. Акмаль прибыл в Афганистан летом, молодой, «зеленый», но уверенный в себе лейтенант. Сдружились сразу, Акмаль был и старший товарищ, и командир, и человек, с которым просто можно поговорить о жизни, о девчонках и о том, какие джинсы круче. Через определенное время к нему пришел и боевой опыт, и авторитет, в Афганистане по-иному нельзя. В разведке всегда было неписаное правило – каждый боец имеет право голоса, но решает все командир. Акмаль имел непререкаемый авторитет, причем авторитет заслуженный, солдаты на войне, особенно в разведке, народ тертый, все видят. Но этот авторитетный и опытный командир всегда прислушивался и учитывал мнение бойцов.
Акмаль никогда не унывал. За полтора года совместной службы только один раз видел Акмаля подавленным и грустным, когда погиб командир второго взвода и Акмаль должен был сопровождать «груз 200» домой к жене. С Акмалем приходилось высаживаться и в пустыне за 200 километров от пункта дислокации, и ночью захватывать духов в кишлаках, выполнять многие другие боевые задачи. *** Помню, первое задание по захвату духа в кишлаке Акмаль отрабатывал с нами пару дней до полного изнеможения, причем с боевой стрельбой. И пофиг, что ты уже год в Афганистане и уже тертый калач. *** Помню, во время ночного марша в районе пакистанской границы его машина провалилась в сухое русло. Что-то негромко ухнуло, вместо БРМ-1К клубы пыли и вдруг из пыли выскакивает лейтенант с криком: - Ищи-и! - Что искать, тащщ лейтнант? - Матку ищи, выскочила, пока летел! Мы чуть со смеху не померли, а машина ухнула на полтора метра вниз. *** Помню, утром зашли в ущелье, зажали нас не по-детски, сразу двое 300-х. Основная группа с 300-ми ушла из зоны обстрела, мы втроем оставались на прикрытии. Пора уходить, спорим, кто последний пойдет. А басмачи прикалываются, на тропинке периодически фонтанчики от пуль, писец мол вам, шурави. Акмаль говорит: «Ребята, я командир, я вас сюда привел, я выйду последним, аргумент сильный и не возразишь. Сказал, если что, письмо к жене лежит в чемодане. Меня погнали первым, мотивировав тем, что я самый молодой и у меня детей нет, у Гороха и Акмаля дети были. Спасибо ребятам, прикрыли наш выход. *** Дело было на нагаханском повороте, будь он проклят. Раненый разведчик под обстрелом с третьей попытки сумел прицепить буксирный трос на подбитую БМП-2 с ранеными. Ребята были спасены. Командир роты, который только прибыл из Союза, во время этого боя он еще летел в вертолете в Кандагар, решил представить сержанта к медали «За отвагу». Бойцы в роте были возмущены такой несправедливостью Был август 1981 года и все уже знали, как и за что награждают. Тем более, что «солдатский телеграф» (писаря из штаба») сообщил, что штабного офицера, который находился в башне БРМ-1К на командирском месте и во время боя, мягко говоря, «утух», представили чуть ли не к «Красному знамени». Я подошел к Акмалю и объяснил ситуацию. Акмаль вместе со мной пошел к начальнику разведки бригады. Я рассказал НР суть дела, что народ решение нового ротного чисто по-человечески не понимает. НР отправил меня погулять в сторонке и дожидаться командира. Через пару минут пришел лейтенант и мы отправились в роту. Акмаль зашел в палатку, дело ночью было, просто и без официоза сказал, мол ребята все нормально, сержант Горбатов будет награжден орденом Красной Звезды. Все резко вернулось на круги своя, все почувствовали, что разведка своих в обиду не дает.

Лейтенант А. Имамбаев около офицерской палатки р.р. 70 омсбр. 1980 год
Помню бой с бандой на шести джипах. Мы высадились с вертолета в пустыне. Акмаль то ли с воздуха расклад хорошо увидел, то ли командирское чутье не подвело, выбрал направление среди барханов, и мы вышли духам в тыл. Душманы свои позиции практически подготовили, но ждали нас с другой стороны. Как увидел их с бархана, аж сердце екнуло, не по себе стало, вот куча мала. Но ничего, вертушки поддержали, да и мы не лыком были шиты, в общем, когда вернулись на вертушку, у меня было расстреляно 8 магазинов РПК. Мандраж и осознание пришло на второй день, после третьей высадки, чисто по сбору трофеев. Взглянули с борта спокойно на облете и стало понятно, что поведи нас Акмаль не левее от места высадки, а в другую сторону, то вряд ли я писал бы об этом, потом говорили много раз на эту тему, почему он группу так повел, пришли к выводу что он чисто на подсознательном уроне запомнил расположение духов и правильно сориентировался, а может просто повезло. Все как в кино было, прилетели, постреляли кучу вооруженных басмачей и улетели. Вторая группа, высадившаяся через полчаса, 6-7 пленных взяла, духи были одурелые, не ожидали такого, они четко видели, где села вертушка, но шурави пришли сзади. *** При всей веселости и дружелюбии он был строгий командир, не жалел солдат, а берег их. Часто перед выходом в «ночное» приходил и смотрел как, бойцы готовятся, причем по ходу обсуждалось конкретное мероприятие, что и как лучше сделать, как пройти, когда взойдет луна и подобные нюансы. Все это в совокупности плюс занятия по ночной оптике, организации засад и т.п. плюс конечно определенный опыт давало отличный результат и главное мы были силой, охотниками за зверем, а не мишенями в тире.
 

Подготовка к разведывательному поиску в тылу противника. На броне на переднем плане в камуфляже Иван Иванов, за ним – старший лейтенант Имамбаев. *** Последний раз общался с Акмалем по скайпу незадолго до его безвременной кончины в 2012 году.