"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Март » 8 » Из другого Окопа
05:12
Из другого Окопа
Ахмад Джалали
Глава из книги "Afghan guerilla wrfare in the words of the mujahideen fighters" Об авторе: Ахмад Джалали - бывший полковник афганской армии. С отличием окончил Военный Университет (Харби Пахантун) в Кабуле. Выпускник высших офицерских пехотных курсов в Форт-Бенинге (Джорджия, США), Британского армейского штабного колледжа в Кэмберли, Американской высшей военно-морской школы в Монтерее (Калифорния, США), Академии Фрунзе в Москве



Блокирование ЛИНИЙ КОММУНИКАЦИЙ ПРОТИВНИКА
В этой войне обе стороны стремились контролировать чужие тылы. Советские войска использовали серийные бомбардировки, воздушное минирование, поджоги посевов и атаки на сельские населенные пункты для того, чтобы вынудить местное население мигрировать или уходить в города. Целью этих акций было лишить партизан их источников пропитания, убежища и отдыха.
Советские линии коммуникаций тянулись по двусторонним шоссе, проходящим через горы Гиндукуша – самой негостеприимной местности на свете. Моджахеды постоянно
перерезали дороги и устраивали засады на пути конвоев с амуницией, которые шли из Советского Союза. 
Советское присутствие зависело от возможности держать коммуникации открытыми. Значительная часть боевых действий советских войск в Афганистане была направлена на завоевание контроля над системой коммуникаций. На обеспечение безопасности восточной линии коммуникаций советских войск были задействованы 26 батальонов, оперировавших 199 заставами, патрулировавших линии коммуникаций и сопровождавших колонны. На более открытой, западной линии коммуникаций было задействовано три батальона. 
Более трех четвертых от личного состава боевых частей были невольно вовлечены в оборонительные действия. Вооруженные силы ДРА были также привязаны к линиям коммуникаций и патрулированию местности.
Силы сопротивления уничтожили более 11 тысяч советских грузовых автомобилей. Потери Вооруженных сил ДРА в транспортных средствах были еще выше. Способность моджахедов контролировать систему коммуникаций была постоянной головной болью СССР и удерживало его от концентрации более крупной группировки оккупационных сил.
ОТРЕЗАНИЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ НА ПОДХОДАХ К ВАЗИ

Рассказывает моджахед Хаджи Бадшах Хан

Хаджи Бадшах Хан принадлежал к воинственному клану Дарихейль племени Дзадран. Он жил в ущелье Соруби на подходах к Хосту. Когда произошел советский переворот, он забрал свою семью в Пакистан, а затем возвратился для организации сил сопротивления в этом районе.

...В апреле 1980 года я решил захватить заставы подразделений, которые оседлали главную дорогу между Гардезом и Хостом. В моем распоряжении было около 400 моджахедов, которые пришли из долины Дарихейль. Проход Соруби примыкает к северной оконечности долины Дарихейль и открывает подступы от Гардеза к Хосту. Проход Сатаканду на главной дороге Гардез-Хост уже контролировался моджахедами и поэтому проход Дарихейль был единственно возможным путем для афганских правительственных сил.
В те дни мы не имели своих базовых лагерей, мы жили в своих деревнях, используя то оружие, что было под рукой. У нас были ружья и несколько кустарно изготовленных в Пакистане пулеметов. Я разработал план атаки. Ночью мы отправились в район Вази, который располагается близко к долине Дарихейль.

Я разделил своих людей на группы и мы окружили войсковые подразделения, дислоцированные в этом районе, со всех четырех сторон. Я отдал приказ командирам моих групп ждать сигнала к атаке. Утром я перехватил радиосвязь между гарнизоном в Вази и их подразделениями на заставах. Командир просил помощи и сообщал, что окружен моджахедами. Сразу после этого прилетели два вертолета и, сделав круг над районом, улетели обратно. 
Командиром гарнизона был Мохаммад Хашем. Он был из племени Джаджи и мы знали друг друга. Он послал ко мне переговорщика, который сказал, что гарнизон готов сдаться. Я ответил ему, чтобы сначала он разоружил своих людей, а уже потом мы будем проводить переговоры. Он так и поступил и мы взяли гарнизон. Мы захватили много оружия.
Результаты этой акции вдохновили моджахедов на осаду других гарнизонов с целью добычи оружия.
Афганская армия отреагировала на падение гарнизона в Вази посылкой двух колонн для восстановления статус-кво. Правительственные силы двигались с двух направлений – от Гардеза и от Хоста. Колонна, которая шла из Хоста, достигла района Саидхейль и встала там лагерем. Колонна из Гардеза дошла до прохода Соруби. 
Я начал мобилизовывать народ для оказания сопротивления правительственным войскам. Я послал харбакаев (племенную полицию, которая осуществляла соблюдение законов в племенной зоне) поднимать племена и они поднялись после того, как услышали, что правительственные войска будут грабить деревни, если они позволят им зайти в этот район.
Я послал две группы харбакаев на поддержку моджахедам, которые блокировали правительственные войска в Саидхейле. Большинство моджахедов я взял с собой и повел к проходу Соруби. Я прибыл в Соруби поздно днем и мы заняли этот район. Я прикинул, сколько моджахедов может понадобиться мне и где я могу оборудовать позиции для своих сил. Моджахедов у меня было мало и я нанял нескольких парикмахеров (пуштунские парикмахеры также хорошо играют на барабанах), чтобы они забили в свои барабаны и начали собирать лашкар (это пуштунская племенная армия, которая обычно собирается на короткий срок). Я сделал это для того, чтобы поднять всю округу и деморализовать противника. Барабанщики проделали отличную работу. Бойцы из многих племен пришли в Соруби и вскоре у меня была большая армия.
Согласно первоначального плана, я предполагал охранять проход, но, увидев насколько многочисленна моя армия, я решил атаковать. Я пообещал бойцам оружие, грузовики и танки. Я оставил в Соруби силы, которые могли бы блокировать передовые колонны противника, а сам двинулся с лашкаром в Сайдхейль.
Мы перерезали дорогу в Хост в тылу у правительственных войск, которые так и стояли в Саидхейле. Затем мы окружили их. Они были в осаде 20 дней. Правительственные силы выслали еще одну колонну из Хоста на разблокирование своих осажденных сил, но они не смогли пробиться сквозь блоки моджахедов. 
После скоротечного боя все правительственные силы сдались. В колонне правительственных войск находилось 1300 бойцов, мы взяли в плен 1200. Еще сто человек были или убиты, или ранены. Мы захватили все вооружение этой части, включая 50-60 транспортных средств, включая броневые. После того, как часть сдалась афганская авиация разбомбила свою собственную колонну, уничтожив почти все из них, иначе нам бы удалось захватить еще больше трофеев.
Нескольким транспортным средствам удалось ускользнуть от нас. Среди тех, кому удалось уйти, был отец министра внутренних дел ДРА Гулябзоя, он был ранен, но сумел выбраться на одном из бронетранспортеров. Его звали Гуляб Шах. Он тоже был из племени дзадран, так что вполне возможно, что ему помогли скрыться какие-то вожди из этого племени.

КОММЕНТАРИЙ:
В начале войны сопротивление моджахедов в большой степени опиралось на племена. И только после того, как моджахедам стали оказывать помощь через религиозные группировки США, Египет, Саудовская Аравия и другие страны, произошел сдвиг в сторону завязывания моджахедов именно на этих группировках.
Описанный выше метод мобилизации сил для сражения с афганскими правительственными колоннами, немного отличается от опыта британских сил, которые воевали именно с этими племенами в северо-западном пограничье. В то время, когда собирался лашкар, бойцы обычно пели в ритм барабанным ударам. Такое происходит здесь и по сей день. -0-
Категория: Публицистика | Просмотров: 646 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]