"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума ·
Страница 1 из 41234»
Модератор форума: Ratobor, val-64, Vikont, NIKITA 
Форум » Форум » Форум для общения » Бойцы вспоминают минувшие дни... (Воспоминания и размышления)
Бойцы вспоминают минувшие дни...
RatoborДата: Понедельник, 27 Дек 2010, 11:19 | Сообщение # 1
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Этот проект мы хотели "запустить" в начале 2011-го года. Идея его создания принадлежит нашему боевому товарищу Юрию Вдовину. Суть заключается в следующем: не каждый человек может вот просто так взять ручку, листок бумаги и выразить своё отношение к войне. Используя опыт других сайтов, хочется предложить всем участникам сайта воспользоваться необычной формой - вспомогательными вопросами, которые могут всколыхнуть вашу память. Льстим себя надеждой, что из этой затеи может выйти прок. Может, через некоторое время, этот наш совместный труд выльется в серьёзный пласт истории, которую так необходимо оставить для наших потомков? Не воспринимайте все вопросы, как обязательные! Пропустите мимо нумерацию. Пишите так, как подсказывает сердце! Будем бесконечно признательны за каждую строчку, написанную вами!
1. Если считаете возможным, укажите свои биографические данные (фамилия, имя, отчество, год и место рождения).
2. В двух словах о родителях, братьях, сёстрах.
3. Кем вы были до войны? (Укажите профессию.)
4. В каком возрасте вы попали на войну? Каким образом (по призыву, по направлению командования, сами писали рапорта на отправку)?
5. Где и как застало вас известие о войне? Какие чувства вызвало?
6. Сколько времени вы воевали? В каком подразделении? В каком звании? В какой должности?
7. В какого рода операциях участвовали? Боевые задания какого характера вам приходилось выполнять?
8. Ваше отношение к войне на разных ее этапах: С какими чувствами шли на войну? С какими возвращались? Была ли вера в победу, в правоту своего дела? Как влияли на настроение людей победы и поражения?
9. Какие чувства вы испытывали в боевой обстановке? (Страх? Преодоление страха? Лихорадочное возбуждение? Что-то другое? Что именно?)
10. Какая минута, день, событие были самыми трудными, тяжелыми, опасными? Что было самым страшным для вас на войне? Что запомнилось больше всего?
11. Ваше отношение к врагу: каким его видели, воспринимали? Образ врага, противника, неприятеля - смысловой оттенок слов: что более подходит? Какое значение в этой связи имели идеологические мотивы?
12. Участвовали ли вы в разведке, рейдах, засадах и других операциях, связанных с проникновением в тыл врага?
13. Первый пленный, которого вы увидели. Ваши чувства, впечатления. Отношение к пленным вообще.
14. Что вы думаете о своих, попавших в плен к неприятелю? При каких обстоятельствах это происходило (если было)?
15. Ваше мнение о союзниках (ХАД, Царандой, афганские боевые части и подразделения)
16. Отношения с местным населением.
17. Боевая техника (оружие) - свое и противника: на равных шла борьба или нет? Особенности партизанской войны. Система взаимоотношений "человек и техника"; чем было для вас личное оружие?
18. Климатические условия: какие трудности были с ними связаны, как их переносили?
19. Роль боевого товарищества, взаимовыручки. Взаимоотношения старших и младших. Потери друзей.
20. Взаимоотношения солдат и офицеров (рядовых и командиров).
21. Знакомы ли вам понятия "тыловая крыса", "штабная крыса", "окопная братва"? Есть ли современные аналоги?
22. Как снабжалась армия (бригада, батальон, рота, взвод) на войне?
23. Солдатский быт. Трудности. Забавные случаи.
24. Были ли вы суеверны? В какие приметы верили? Повлияло ли участие в войне на ваше отношение к религии? Если да, то каким образом?
25. Минуты отдыха на войне. В каких условиях и сколько приходилось спать? Какие были развлечения? Какие песни пели?
26. Ранения, контузии, болезни. Кто и где оказывал вам медицинскую помощь? Что запомнилось из госпитальной жизни?
27. Имеете ли вы награды? Какие и за какие заслуги?
28. Женщины на войне. Как относились вы и ваши товарищи к присутствию женщин в армии, если они там были?
29. Какие письма вы писали домой с войны? Какие письма получали из дома?
30. Как вас встречали на Родине после войны? Какое было отношение к ветеранам? Какое отношение к ним сейчас?
31. Что такое война - для вас? Знакомо ли вам чувство "фронтовой ностальгии"? Мучают ли вас воспоминания, военные сны?
32. Как вы относитесь ко всему этому теперь, спустя столько лет? Как шел процесс переосмысления, переоценки прошлого?
33. Ваше отношение к тем, кто вас туда послал,- тогда и теперь.
34. Как повлияло участие в войне на вашу дальнейшую жизнь?


Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Вторник, 28 Дек 2010, 18:03 | Сообщение # 2
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн

Воспоминания Николая Баннова, начальника связи 373 мсп, 1947 г.р., майора.
Пишу то, что помню, но в чем-то могу и ошибиться. Наш полк по тревоге подняли 15 или 16 декабря 1979 года. Началось развертывание до полного штата, которое велось с трудом. Военкоматы не справлялись с поставкой моб ресурсов. На памяти было развертывание в марте месяце, и народ не хотел идти на сборы. Технику давали - на тебе боже, что нам не гоже. Здесь много работы было проделано командиром полка майором Солтановым, НШ майором Высоцким, ЗКТЧ подполковником Чиж. Все-таки укомплектовались, но с большим трудом.
Немного хочу сказать про свою связь. Техника связи кроме двух радиостанций Р-145 БМ была старой. В подразделениях ПВО и артиллерии не было пунктов управления. Вместо них и то, благодаря помощи полковника связиста из Москвы, мне были выданы с окружных складов связи в городе Карши радиостанции Р-107м. Их пришлось устанавливать на гражданские машины, на которых ехали командиры рот и взводов, а также комбаты. ТОЛЬКОБЛАГОДАРЯ ЭТОМУЯ СМОГ ОБЕСПЕЧИТЬ УПРАВЛЕНИЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯМИ КОМАНДИРУ ПОЛКА И штабу.
Полк перед развертыванием находился в военном городке на станции Тахта-Базар. Развертывание проходило не далеко от пункта постоянной дислокации. Вот точно не помню 26 или 27 вечером Солтанов получил приказ от комдива Шаталина о начале движения.
Когда проходили по Кушке, перед пересечением границы, - все, кто в Кушке был -находились на улице, а у нас настроение было хуже некуда. Куда? Зачем? Что будет? А тут еще перед выездом нас заставили взять с собой не только полевую, но и повседневную и парадную форму.
Одно точно - что границу полк пересек в 10часов 58 минут. Двигались организованно до вечера, пока не догнали колонну тылов дивизии. Спали - как не знаю кто. Спали во главе с замкомдива по тылу подполковником Каралиник. Мне его пришлось будить, а он спросонья разбудил своего водителя и умчался вперед, забыв, свои тылы.
По дороге машины стояли в 4 ряда, здесь вот и показал Солтанов, что он может командовать. Первая задача, которую получил полк - прибыть в район разрушенной крепости Гур Эмир(если мне не изменяет память). Там мы встречали Новый, 1980год. Во второй половине января в полку прошла замена партизан на кадровых солдат и офицеров,
А один и батальонов вроде 3-й в середине января был отправлен в Кандагар для охраны аэродрома, сам полк в конце января был перебазирован в Кандагар. По прибытию в Кандагар начали обустраиваться. Земля с камнем гнезда под палатки рыли по 3-4 дня.
Уже в феврале начались разговоры, что полк выведут из состава дивизии и сделают бригадой. В феврале начала поступать новая техника связи, за которой мне пришлось ехать в Кушку где на свою беду повстречался с зам командующего ТУРКВО по ВУЗам генералом Стрельцовым ,который за то, что я на ночь уехал к жене на следующее утро выгнал меня с часть полученной техники за границу.
Мне пришлось ехать до Шинданта, а меня уже везде начали искать, так как вторая часть техники прошла в Кушку и ее надо получать. Из-за этого спора меня в конце мая 80 года перевели в Самарканд.
Первый бой наша часть приняла 23 февраля 1980 года, когда летчики, делая облет территории, обнаружили банду. В это бою был ранен капитан Сбродов Юрий. Были взяты трофеи оружие, мины и даже одна машина Тайота.
Иван Кумчак (спнш полка) был найден мертвым в районе танка боевого охранения с простреленным лбом. Ходили разговоры, что он это сам, но, зная Ивана и его семью, я в это до сего времени не верю. Пуля вошла точно в центр лба. Вот пока то, что вспомнил, может, где в чем-то ошибся.
Прикрепления: 5860883.jpg(5Kb)


Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Среда, 29 Дек 2010, 10:01 | Сообщение # 3
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Quote (Ratobor)
Первая задача, которую получил полк - прибыть в район разрушенной крепости Гур Эмир(если мне не изменяет память). Там мы встречали Новый, 1980год.

Я навёл справки относительно "Гур Эмир".Гур-Эмир (узб. Gur Amir, тадж. Гури Амир) — мавзолей азиатского завоевателя Тамерлана (также известного как Тимур) в Самарканде (современный Узбекистан).
. Скорее всего, место, где полк встречал Новый 1980-й год, было другим, ибо Гур Эмир находится непосредственно в Самарканде. К Ивану Баннову на этот счёт никаких претензий. Но прошу ветеранов 373 мсп вспомнить, где же их полк был в ночь с 31 на 1-е 1980-го года. Для нашей истории это важно.


Лучше быть, чем казаться
 
trakДата: Вторник, 11 Янв 2011, 08:57 | Сообщение # 4
Лейтенант
Группа: Шурави
Сообщений: 40
Награды: 3
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Со слов комбата ТБ Рошиору ФИ, новый 1980г встречали уже в Адраскане.

ТБ 2 тр старшина
янв 1980 - окт 1981
 
RatoborДата: Вторник, 11 Янв 2011, 16:07 | Сообщение # 5
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Да-да... Я уже обсуждал этот вопрос с командиром иср Великамом Ахмадуллиным... Спасибо!

Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Пятница, 11 Фев 2011, 16:35 | Сообщение # 6
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн

Воспоминания командира инженерно-сапёрной роты 373 мср-70-й ОМсБр гвардии капитана Ахмадуллина Великама Галимулловича.
Нас встречали, как посланцев мира
27 декабря 1979 года наш 373-й полк 5-й гвардейской мотострелковой дивизии, укомплектованный воинами запаса из Туркмении, получил приказ: выдвинуться к границе и перейти ее. 28-го утром мы пересекли советско-афганскую границу у КПП «Кушка». Кругом была пустыня, по которой мела снежная поземка, людей не было видно. Первым населенным пунктом, который мы проезжали, было местечко Туругунди. Тут мы увидели первых афганцев и ахнули: старики, дети, женщины ходили по снегу... босыми. А верхнюю одежду им заменяли какие-то причудливые накидки.
Простые люди встречали нас очень дружелюбно, как посланцев мира. Афганцы обступили наши грузовики и боевые машины пехоты, мальчишки просили курить...
29 декабря, после З50-километрового марша через Герат, наша походная колонна прибыла в Шиндант. Здесь мы разбили палаточный лагерь, но в палатках никто не спал: было холодно - минус 12 градусов. В новогоднюю ночь все грелись в кабинах машин, в кузовах, накрытых брезентом, у костров. Хлеб и продукты подвозили на вертолетах, вода тоже была привозная. Лишь к 7 января установили станцию фильтрации и стали брать воду из реки Кушка.
С первых дней в подразделениях началась боевая учеба. Занимались серьезно. Я со своими саперами изучал все образцы мин и фугасов, применяющиеся в странах НАТО. Мы ждали, что нас вот-вот перебросят в какую-нибудь «горячую» точку. Но в середине февраля полк получил приказ: поэтапно выходить обратно на Кушку. Ну, думаем, пронесло. Я вывел своих «партизан», которые благодарили Аллаха за то, что им не довелось стрелять в братьев по вере. Их тут же распустили по домам, а нам со¬общили, что у границы стоят части, укомплектованные солдатами срочной службы и новой техникой. Я принял командование саперной ротой, солдаты которой уже отслужили от шести месяцев до полутора лет в Прибалтийском и Одесском военных округах.
В конце января наш полк вывели из состава 5-й гвардейской дивизии, а на его базе сформировали 70-ю отдельную мотострелковую бригаду. В тот же день был получен новый приказ: совершить марш Шиндант-Кандагар. Мы пересекли почти весь Афганистан с северо-запада на юг. И всюду видели приветливые лица людей. К тому времени уже было известно о штурме дворца Амина в Кабуле, во время которого был убит президент Афганистана. Народу объявили, что главой страны стал лидер НДПА Бабрак Кармаль, по просьбе которого, якобы, «шурави» русские и «впряглись» В это дело. Но еще в первые дни нашего пребывания в Афгане было известно, что если бы СССР не ввела войска в ДРА, через сутки туда вошли бы американцы. Интересно, что наши солдаты быстро окрестили афганских «вождей» на свой манер: Тараки - Миша Тараканов, Кармаль - Коля Бобров.
Конец мирной жизни
До апреля все было тихо. В кишлаках устанавливалась новая, почти «советская» власть. Мы чувствовали, что далеко не все афганцы от нее в восторге. А с началом весны в стране началось открытое вооруженное сопротивление и новой власти, и нам - ее незваным помощникам. В зону ответственности нашей бригады входили пять южных провинций: от Кабула до иранской границы. Действовали мы совместно со вторым афганским корпусом, которым командовал майор Кабир - недоучившийся в Союзе коллега-сапер. Тактика была в основном рейдовая. Разведка доносила, что в та¬ком-то кишлаке засели душманы, мы окружали его, затем по нему «работали» авиация и артиллерия. Потом туда входили мы, в нас стреляли, и все опять повторялось сначала, после чего от кишлака оставалась только выжженная земля.
Перед мoeй ротой стояла боевая задача: обеспечивать безопасное движение наших колонн по дорогам и тропам, напичканным противопехотными, противотранспортными и противотанковыми минами. Я всегда сам шел впереди со щупом в руке, потому, что отлично знал все эти хитрые «штучки» китайского, швед¬ского, египетского, итальянского и еще Бог знает какого производства. А в 1981 году мы нашли оружие пострашнее. После очередной «зачистки» разведчики принесли необычные гранаты. По форме они напоминали наши «эргэдэшки», только были красивее, в изящных пластиковых корпусах. Кто-то из солдат хотел их тут же испытать и схватился за чеку, но я его остановил: «Давай сперва поглядим, что это за штука». Посмотрел и глазам не верю - граната была американского производства, да не простая, а химическая. А в ее красивом корпусе находился смертельный газ - хлор-циан. О находке я немедленно сообщил в штаб, вскоре прилетели на «вертушке» особисты и все забрали. А на другой день по радио было озвучено сообщение ТАСС о том, что МИД СССР вручило ноту протеста послу США по поводу использования в Афганистане химического оружия.
В силу того, что я всюду старался поспеть сам, в моей роте за два года не было ни одного погибшего. Кстати, о гибели людей. Впервые годы войны добрую их половину составляли глупые потери из-за пьянства, неосторожного обращения с оружием, а то и просто из-за дурости. Например, однажды пилоты вертолета «обмывали» боевые награды - медаль «За боевые заслуги» и орден Красной Звезды. И вот первый пилот возмутился: как так, почему у меня только медаль, а у тебя орден? Слово за слово - разгорелся скандал, и тот, которому вручили медаль, убил орденоносца и коллегу из автомата! В другой раз старший прапорщик застрелил насмерть старшего лейтенанта, вякнувшего по пьянке, что крутил в Союзе роман с его женой. Прапору дали семь лет, а старлея отправили домой в цинковом гробу. В нашей бригаде один джигит перед дембелем решил сделать сувенир из зажигательного патрона от крупнокалиберного пулемета. Он зажал его в тиски и начал разбирать. Итог был плачевный: солдат потерял три пальца на руке, а мог бы и башки лишиться ...
Как я стал капитаном Ахмадуллой...
....Свой орден «Красной Звезды» я получил 2З февраля 1981 года, а Указ Брежнев подписал 21-го числа. Вот какая была оперативность!
А дело происходило так. Под Кандагаром со стороны Герата находился элеватор, к которому примыкали два кишлака - Нагахан и Нари-Рауза. Разведка донесла, что в этом месте душманы часто обстреливают наши колонны, идущие с Кушки. Утром мы выехали туда в составе мотострелкового батальона. В Нагахане приняли бой с душманами, после чего повернули назад, чтобы вернуться засветло. Я ехал во главе колонны на бэтээре, а впереди шел танк Т-55. Когда въехали на длинный мост, перекинутый через суходол, раздался выстрел. Гляжу - из «зеленки» в сторону танка несется огненный шарик. Стреляли из гранатомета и угодили прямо в башню. Командира танка, лейтенанта Терентьева - выпускника Казанского танкового училища мигом выбросило из верхнего люка, а танк загорелся. Мы начали палить во все стороны по «зеленке», а потом я приказал саперам выйти из машины, и мы по¬ползли спасать экипаж. Троих успели вынести под пулями живыми, а четвертого - заряжающего не смогли: танк взорвался. Мы потом его на буксире доставили к себе, он долго стоял, как памятник погибшему танкисту.
Вскоре к нам в часть приехали корреспонденты «Комсомолки» И «Правды» Александр Проханов и Петр Студеникин. В «Правде» даже был материал про тот бой и спасение товарищей. Но меня в нем почему-то назвали ... капитаном афганской армии Ахмадуллой, а наш боевой рейд... доставкой продуктов афганским детям. Военная цензура еще долго «издевалась» над нами. Называть же вещи своими именами стали много позже - уже во времена Горбачева.
Пусть закончатся все войны!
...На гражданке я долго не мог прийти в себя. Часто снился один и тот же сон: мы попадаем в засаду, отстреливаемся, а наши пули ... не долетают до душманов. Снились и наши ребята, погибшие в боях. До конца дней не забуду изуродованное тело молоденького лейтенанта-десантника из Витебска, которого я провожал в рейд. Его привезли спустя четыре часа без головы, которую снесло выстрелом гранатомета.
Все эти годы я мечтаю собрать однополчан, но как это сделать сейчас, когда все живут по разным странам СНГ? Недавно во время отдыха в Ялте разыскал одного - сержанта Сергея Бортникова. Три дня вспоминали с ним Афган. Нередко вижусь и с другим сержантом из нашей роты - Ильнуром Шарафеевым, проживающем в Татарстане.
Очень жалею ребят, которым досталась Чечня. Считаю, что эта война еще страшней нашей, афганской...
Когда я, уволившись из армии в 1984 году, вернулся, наконец, в родной Татарстан, первым делом показал отцу-фронтовику свой боевой орден. И он, старый артиллерист, награжденный «3вездочкой» еще в 1943 году, дошедший с боями до Будапешта и Вены, заплакал: «Ну вот, сынок, теперь мы с тобой оба - орденоносцы! Дай только Бог, чтобы и в•нашей семье, и в нашей стране больше никто никогда не воевал!».
Больше всего в жизни мне хочется, чтобы эти слова отца когда-нибудь сбылись.
Прикрепления: 2342595.jpg(7Kb)


Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Пятница, 11 Фев 2011, 16:37 | Сообщение # 7
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн

Ахмадуллин Великам Галимуллович
Проходил службу с декабря 1979 года по июль 1981 года, командир инженерно-саперной роты. Награжден орденом «Красной Звезды».

Несмотря на то, что прошло уже более 20 лет, события тех лет сохраняются в памяти и думаю, что согласятся со мной многие «афганцы», годы службы в Афганистане самые памятные. Все трудности и невзгоды военной службы как-то отодвигаются на задний план, вспоминаются, как там проявлялись чувство войскового товарищества, взаимовыручки и боевого братства.
Зима 1980-1981 года. Холодно, мы в составе мотострелкового батальона, усиленного танками, артиллерией и при поддержке армейской авиации, вышли в рейд в долину реки Гильменд. Совершив марш по маршруту Кандагар-Лашкаргах (в разговоре все называли почему-то Лайкаревкой), мы оказались в верховьях Гильменда и направились строго на юг к иранской границе по пустыне Регистан. Если в районе Лашкаргаха Гильменд сравнительно узкая речушка, но дальше, двигаясь на юг река становилась все шире и шире с довольно быстрым течением, и вдоль этой реки было много небольших населенных пунктов.
Рейд длился около месяца, с нами вместе шли и афганский батальон, силы безопасности (ХАД) и милиции (царандой). Наша задача - изгнание и уничтожение душманов и установление «народной власти», если, так можно выразиться.
Уже ближе к иранской границе, как-то утром, воздушная разведка передала нам, что примерно в 30-40 км, впереди нашего маршрута лагерем расположились душманы. Получив это сообщение, наше командование срочно приняло решение форсировано совершить марш в этот район. Разведгруппа, с саперами на БМП, первыми прибыли в указанный район. Мы увидели шатры, на кострах готовился плов. Все говорило о том, что здесь только что было много людей, но, как ни странно, никого не было, ни души.
Разведчики, получив указание по радиосвязи, рассыпались во все стороны, в надежде найти душманов, но тщетно, они как в землю провалились, а мы, саперы, начали с миноискателями тщательно осматривать лагерь. Буквально, через 10-15 минут мы обнаружили на берегу реки, наспех забросанные песком и ветками, цинки с патронами, мины, взрывчатку и средства взрывания, гранаты, напоминающую нашу РГД-5. ОНИ выглядели красиво, корпус у них был выполнен из плотной резины.
Взяв одну из них, я прочитал: «хлорциан - Штат Калифорния США - 1978г». Каждый из моих саперов потрогал руками эту странную гранату, так красочно выглядела эта граната.
Я доложил по радио командованию о своих находках. Руководитель операции наш комбриг полковник Шатин открытым текстом мне: «Здорово! Молодец брат, сейчас к тебе подъедут, ты собери все эти гранаты и отдай их тому, кто к тебе приедет. Через 10 минут над нами завис вертолет и оттуда вышли трое (все в камуфляжах), забрали эти гранаты и улетели. На следующий день, примерно в 7-8 часов утра - время прослушивания последних известий (это было строгое указание политотдела), мы по центральному радио СССР услышали ноту протеста МИД СССР, где говорилось, что Америка снабжает моджахедов химическим оружием, которое используется в войне против советских войск. У нас было чувство гордости, что сделали великое дело, и о нас на Родине знают и не забывают.

Прикрепления: 2901594.jpg(7Kb)


Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Пятница, 11 Фев 2011, 16:42 | Сообщение # 8
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Спец. корр. «Правда»
Студеникин Пётр Алексеевич

Перепечатана с газеты «Правда» №104 от 14 апреля 1981 г.
В стране гор и надежд
Кандагар – центр южной зоны Демократической Республики Афганистан встретил нас многолюдьем торговых рядов, шумом ребятни, спешившей в этот час в школы, ароматом дынь и шашлыков, мирным цокотом разукрашенных бумажными цветами конных экипажей и карет. Лишь изредка в этой яркой цветовой палитре встретиться строгий темно-зелёный цвет войны – танка или бронетранспортёра.
Но в одном из горных районов страны…
Белое солнце вставало над мёртвыми – так казалось – серыми хребтами. Колонну афганских грузовиков с продовольствием для жителей Тиренкота – пограничного труднодоступного района ДРА, которая шла под прикрытием танков и бронетранспортёров, я догнал на вертолете.
С воздуха земля казалась загадочной планетой: ноздреватая, застывшая в кипении вулканическая пемза, колодцы кяризов – подземных каналов, крепости-кишлаки с крышами-полусферами, словно запечатанные пчелиные соты с детвой, - всё непривычное и чужое. И теперь – с башни сапёрного бронетранспортёра силуэты гор и домов-лабиринтов сквозь плотную завесу белой едкой пыли, поднятой идущими впереди четырьмя танками, лишь подчёркивали их неземную реальность.
Танки шли впереди колонны, чтобы «ловить на себя» мины. Сапёры обязаны быть впереди по долгу своей профессии.
Дорога, расставшись с руслом реки, круто пошла в гору, и капитан Ахмадулла сделал мне знак спуститься внутрь бронетранспортёра, захлопнул люк, прокричал по-русски: «Если этот участок пройдём – будут детишки и с хлебом, и с сахаром…».
Он не успел договорить, машину подбросило, прозвучал редкий хлопок: мина – американская бескорпусная, взорвалась под шестой машиной, следовавший за нами в 15 – 20 метрах; вторая мина не сработала – её обнаружили перед десятой машиной; третья взорвалась под 22-й – к счастью, под тягачами.
Резало до боли глаза белое афганское солнце. На обочине пыльной дороги лежали раненые афганские ребята. Колонна ждала, когда прилетят за ними вертолёты.
Я думал о матерях этих ребят и о матерях из далёкого посёлка Диренкот, для детей которых они везли продукты, чтобы те жили, а не умирали голодной смертью, на которую их обрекают враги. В моём блокноте остались стихи, написанные советским солдатом, одним из тех, кого встретил на трудных дорогах Афганистана:

К тебе, мой друг
афганский,
Я обращаюсь в этот час.
Когда сроднил нас
долг гражданский
И бьются в лад сердца
у нас.
Я знаю, что готов ты
к бою За счастье будущего дня,
У нас друзья одни с тобою,
У нас враги с тобой одни.
Враги у твоего порога,
Они несут и смерть, и тьму,
И я явился на подмогу
К тебе по зову твоему.

Контрреволюционные банды, их американские, китайские и иные покровители одну из главных ставок делают на то, чтобы парализовать движение на дорогах Афганистана. И по сей день случается, что бандиты взрывают мосты, в глухих ущельях устраивают завалы. Разгорается минная война: на вооружение банд поступают новейшие образцы бескорпусных мин, которые невозможно обнаружить миноискателями – в них нет металлических частей; их трудно тралить – такая мина может сорок машин пропустить над собой, а сорок первую поднимет на воздух… Таким образом, стремясь перерезать дороги – единственные нити, связывающие некоторые населённые пункты приграничных районов с внешним миром, бандиты блокируют их, чтобы вызвать недовольство населения нехваткой продуктов, соли, керосина, воды – всего, без чего невозможно жить в горах.
Тишиной и безлюдьем встречают некоторые кишлаки и провинциальные городки Афганистана – будто время остановилось столетия назад. Но тишина и безлюдье обманчивы: предрассветные призывы мулл к намазу нередко перекрываются автоматными очередями нападающих банд, а древний звон колокольчиков верблюжьих караванов заглушается рокотом моторов, несущих в горы новую жизнь. Всё необходимое для нормальной жизни – от дров, соли, керосина до передвижных электростанций – доставляют в отдалённые уголки этой горной страны военные водители.
…Ночи в горах Афганистана наступают мгновенно – словно землю накрывает чёрная паранджа. На ровном плато разбили походный лагерь: машины охранения – танки и бронетранспортёры – заняли боевые позиции по внешнему кругу, а в центр стянута повреждённая техника – всю ночь ремонтники будут колдовать над машинами. И уже засветились в лагере костры.
Походный боевой лагерь живёт по особым законам: кому работать днём за баранкой или рычагами, у рации или пулемёта – ночью отдыхает; другой народ занят хозяйством – помыть голову, приготовить ужин.… Не в каждый рейс можно взять удобную ротную или батальонную полевую кухню. А солдатские сухие пайки, известное дело, рассчитаны на калорийность – не на ассортимент. Но солдат в любых условиях не теряется: экипаж он превратил в настоящую семью с общим котлом – очагом, где продукты и вода, права и обязанности распределяются по высшей справедливости.
Сапёрный «экипаж» бронетранспортёра под номером 86, который уже седьмые сутки гостеприимно принимает у себя корреспондента, делит с ним хлеб-соль, уступает для сна лучшее место у костра или в бэтээре, хранит для него последнюю фляжку воды и содержит в порядке его автомат, в роте называют экипажем ветеранов. Все ребята – механик-водитель Расул, сапёры Ризан, Фархат и Ажат – с первого дня на защите апрельской революции. Срок службы их давно закончился, но они решили остаться в армии до окончательной победы. Сколько им пришлось испытать за это время!
Разбирать (нередко под огнём) завалы в глубоких, мрачных ущельях, восстанавливать взорванные мосты, очищать дороги от мин, ходить впереди продовольственных колонн – «ловить на себя мины»… О себе песню сложили – о том, что они в боях родились.
И я тоже буду помнить чёрные ночи у пакистанской границы, мёртвое молчание гор, силуэты боевых машин и наш затянувшийся у костра разговор…
В тот раз – в сентябре прошлого года – они везли продовольствие для жителей Тирина и Дераута. Басмачи блокировали эти посёлки, и там было очень плохо: голод! Продуктов везли много – около трёхсот тонн. Колонна растянулась на несколько десятков километров. Это опасно, потому что душманы набрасываются обычно на отставшие машины. По равнине прошли спокойно. Всё началось в горах: машины старенькие стали выходить из строя. Их тащили на буксире. Потом стали попадаться «ловушки». Едешь, дорога ровная, и вдруг машина целиком проваливается в яму. Потом мины стали досаждать. А потом и душманы объявились.
В одном ущелье они отсекли хвост колонны. Ранило шофёра одной из машин, и та закрыла движение. Лейтенант Абдулла под огнём прорвался к ней, сел за руль и вывел её в безопасное место. Потом он возглавил взвод. Зашёл в тыл налётчикам и ударил пулемётным огнём.
– Видели бы вы, - рассказывает капитан Ахмадулла, - как встретили нас жители Тирина и Дераута, когда стало известно, что на подорванных, иссеченных пулями машинах доставлены им продукты – мясо, мука, чай, сахар… Девушки приносили нам в кувшинах родниковую ледяную воду. Когда собрались обратно, женщины с детьми становились на колени впереди машин, просили остаться – защитить их от душманов.
В моём блокноте десятки записей, сделанных наспех у костров, в кишлаках, на пыльных дорогах, - рассказов афганских воинов о помощи побратимов – советских воинов.
Почти год дорогу Кишим – Файзабад называли «дорогой смерти». Банды взорвали на ней мосты (их десятки здесь), подпоры и карнизы. На поворотах устроили завалы, искусственные осыпи, установили мины. Ни пройти, ни проехать! Далёкими кружными тропинками пробирались посланцы отрезанных кишлаков с просьбой о помощи.
Общее руководство ремонтно-восстановительными работами было возложено на советского военного инженера Валентина Валентиновича Келиша. Многое пришлось испытать военным строителям. Банды вновь и вновь разрушали восстановленные участки, устраивали засады, распускали провокационные слухи. За голову В. Келиша они назначили вознаграждение в 800 тысяч афгани. Но не помогли бандитам, ни открытые атаки, ни подлые диверсии. Восстановление этой дороги яркой страницей войдёт в летопись советско-афганской дружбы.
…И снова – пыль, пыль, пыль. Белое солнце, белая дорога и мёртвые горы. Неземная тишина и безлюдье глинобитных горных крепостей Афганистана. Как обманчива порой эти тишина и безлюдье. Если ты не видишь выбегающих навстречу тебе детей, женщин, застывших у своих жилищ королевами, - захлопни, солдат, люк; крепче, водитель, возьмись за баранку; зорче будь наблюдатель. Ибо в любое мгновение под твоими колёсами может вздыбиться огнём дорога, эхо гор многократно усилит грохот пулемётных очередей. Необъявленная война, навязанная афганскому народу империализмом и китайским гегемонизмом, продолжается.
…Ночь. С командиром сапёрного подразделения капитаном Ахмадуллой и солдатами-ремонтниками лежим в пыли под гусеницами подорванного тягача. Третий час идёт бой. Скаты гор вокруг нас обозначают трассеры душманских пулемётов. «Бак-пак», «бак-пак» - бьют метров с трёхсот английские винтовки БУРы. Крупнокалиберные пулемёты отвечают мощнее: «Ду-ду-ду… Ду-ду-ду…». Перестрелка порой утихает, и тогда из командирского шлемофона, который лежит на гусенице, слышен гортанный голос. Ахмадулла прикладывает шлемофон к уху, переводит: «Начальник колонны беспокоиться. Обед, говорит, остывает. Поторопитесь!...». капитан бросает в сердцах шлемофон на гусеницу и посылает к ремонтной группе солдата, узнать, как у них дела обстоят.
Ремонтники – герои дня: за последние двое суток, трижды подрывались на минах, их машины «скорой помощи» иссечены пулями и осколками. Но они не оставили на дороге ни одной: из двух собирали одну и ставили в строй, что нельзя было восстановить, разбирали и везли с собой. Сегодня, подтягивая на марше к основной колонне повреждённые танки, «поймали» на тягаче четвёртую мину. Когда мы на трёх бэтээрах вернулись на помощь, тут уже вели перестрелку с душманами на ближайших высотах.
Мы лежим в пыли под прикрытием уже восстановленного тягача и ждём, когда солдаты натянут гусеницу на танк, который наскочил на мину метрах семидесяти отсюда. Возвращается посланный к ним солдат, что-то докладывает – скорее всего, неутешительное. Потому что капитан пружинисто встал, закурил сигарету, решительно зашагал к танкистам. С высоты – видимо, на огонёк – длинной очередью ударил пулемёт. Офицер бросился на землю – красные шарики пронеслись в полуметре точно над ним. Он поднялся, отшвырнул сигарету и зашагал дальше.
…Белое солнце вставало над серыми хребтами, которые по-прежнему казались мёртвыми. Белая пыль плотным туманом накрывала людей и машины, которые спешили туда, где их ждали голодные дети.



Лучше быть, чем казаться
 
RatoborДата: Пятница, 18 Фев 2011, 10:40 | Сообщение # 9
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Считаю уместной публикацию статьи военного обозревателя В.Измайлова "Последний десант", подсказанной Андреем Павлюковым. Пусть речь пойдёт и не о бригаде, но о Кандагаре. Итак...
В.Измайлов: Последний десант. Афганистан: 31 год назад начался с авантюры и 22 года назад авантюрой закончился
11:58 14.02.2011

Последний десант

Афганистан: 31 год назад начался с авантюры и 22 года назад авантюрой закончился

По версии советских политиков конца 70-х годов прошлого века, нас затянула в Афганистан местная власть. Народно-Демократическая партия Афганистана (НДПА), контролировавшая к декабрю 1979 года 13-15% территории страны, более десятка раз обращалась к руководству СССР с просьбой ввести войска и оказать помощь в борьбе с оппозицией.

С вводом советских войск территория, контролируемая кабульской властью, увеличилась до 20%. За это мы заплатили жизнями более 13 тысяч наших солдат и офицеров и еще несколькими десятками тысяч раненых и покалеченных. Через 9 лет хватило ума начать вывод войск…

Эти видеокадры стали знаменитыми: через мост, соединяющий афганский город Хайратон и советский Термез, выходит 15 февраля 1989 года последняя колонна советской бронетехники, а самым последним выходит командующий 40-й армией генерал Борис Громов.

Это только потом мы узнали, что Борис Громов был не последним нашим военным, выходящим из Афганистана, и кроме восточного коридора через Хайратон на Термез был и западный - через афганский Туругунди на нашу Кушку.

Главная задача - вывести войска из Афганистана без потерь. Мы не стреляем в моджахедов, они не стреляют в нас. Мы не провоцируем их, они позволяют нам выйти. Казалось бы, задача понятна…

Но за три недели до полного вывода советский генерал ставит задачу командиру разведывательного батальона 5-й дивизии, дислоцируемой в афганском городе Шинданде на западе страны: силами неполного разведывательного батальона (170 человек) десантироваться в аэропорту центра афганской оппозиции, города Кандагара, чтобы обеспечить боеприпасами и продовольствием ту часть афганской правительственной армии, которая воюет на этом направлении с моджахедами.

Представьте себе картину. 20 января 1989 года. Между Шиндандом и Кандагаром - 500 километров. Все советские войска, находящиеся на этой территории, выведены еще в августе 1988 года. Можно ли рисковать горсткой бойцов ради эфемерных целей? Но генерал-авантюрист, выступающий перед разведчиками, сулит им звания Героев Советского Союза…

20 января 1989 года 170 солдат и офицеров во главе с комбатом подполковником Николаем Мауренко, особистом майором Василием Шабалиным, заместителем командира разведывательно-десантной роты старшим лейтенантом Андреем Малаховым и еще несколькими офицерами, в том числе прибывшим из Союза всего четыре месяца назад командиром взвода лейтенантом Игорем Арихиным, тремя самолетами военно-транспортной авиации были доставлены в аэропорт Кандагара.

Более двух недель разведчики 5-й дивизии обеспечивали круговую оборону, совмещая боевое дежурство с разгрузкой боеприпасов, продовольствия и топлива, предназначавшихся для афганской армии. Десятки разгруженных бортов. И это - при постоянном обстреле аэропорта моджахедами! Более 700 реактивных снарядов было выпущено по нашим бойцам. Спасательный самолет был подбит, другой борт разрушился при посадке.

Разведчикам стало известно, что 6 февраля 1989 года моджахеды планируют захват аэропорта и пленение советских военнослужащих. Но командир разведбата подполковник Николай Мауренко опередил противника - 5 февраля разведчики покинули кандагарский аэропорт, а 15 февраля они - в числе последних - уже выходили из афганского города Туругунди на советскую Кушку.

Обещанных наград не было. Подполковник Мауренко заканчивал службу в Белоруссии, там и остался жить. Лейтенант Игорь Арихин повоевал еще в составе 14-й армии в Приднестровье, затем был командиром батальона в Чечне. Сейчас подполковник запаса, на пенсии…

Этот один из последних эпизодов афганской войны он мне и рассказал.

P.S. Через несколько месяцев после вывода советских войск Кандагар полностью был под моджахедами. Именно здесь сформировалось движение "Талибан", которое распространилось на весь Афганистан. НДПА была полностью уничтожена, Кабул пал, а советский ставленник Наджибулла повешен.

Вячеслав Измайлов
военный обозреватель "Новой"

13.02.2011

Источник - Новая газета
Постоянный адрес статьи - http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1297673880


Лучше быть, чем казаться
 
ЛунаДата: Понедельник, 21 Фев 2011, 18:16 | Сообщение # 10
Зам.командира ИСР по п/ч, 83-84
Группа: Администраторы
Сообщений: 337
Награды: 11
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Спец. корр."Красной звезды"
подполковник А.Олийник

Перепечатана с газеты "Красная звезда" от 12 августа 1988г.

Домой, на Родину возвращаются воины-интернационалисты.

Наша колонна приближалась к пологой высоте с установленным на ней пограничным знаком. За ним- родная земля. Путь к ней был долог и труден. Позади мотострелков и десантников 750 огненных километров по жарким барханам пустыни Регистан, по отрогам перевала Сефедкох, сквозь пылевые бури, поднятые жгучим "афганцем". Остались последние сотни метров, разделяющие берега пограничной реки Кушки. И вот, наконец, торжественные минуты: головные бронетранспортёры с развёрнутыми Боевым Знаменем части и Памятным знаменем ЦК НДПА, вручённым в Кандагаре личному составу за достойное выполнение интернационального долга, пересекают Государственную границу СССР. Оркестр играет встречный марш. Трещат кинокамера, вспыхивают "блицы" - вместе с советскими журналистами встречать колонну мотострелков и десантников в Кушку прибыли десятки иностранных корреспондентов, представляющих зарубежные средства массовой информации.
Спрашиваю у корреспондента японской газеты "Асахи" Нидзумы, что он думает о распространяемых на Западе слухах, будто бы одновременно с выводом советские войска готовятся к массированным боевым действиям, минируют дороги, подбрасывают мины-ловушки, предназначенные для уничтожения мирного населения.
- Я был на выводе первых советских частей из Афганистана в 1986 году, - ответил Нидзума. - И особенно сейчас убедился в том, что советские войска выходят из страны в полном соответствии с женевскими соглашениями. Что касается мин, то я видел, как советские сапёры вели разминирование кишлаков и дорог. Видел, как афганцы с теплотой и сердечностью провожали советских воинов домой. Я привык верить очевидным фактам, а не вымыслам.
Колонну мотострелков, вышедшую из Кандагара 5 августа, мы нагнали в Шинданде. Отрезок пути до Герата и дальше на Кушку преодолевали в составе отряда обеспечения движения. Шли без остановок, в клубах пыли. И везде, в кишлаках, близ сторожевых постов афганской армии и народной милиции, мотострелков приветливо встречали афганцы, стар и млад. "Ташакор, шурави-рафик", "Спасибо, советский товарищ", - неслось вдоль дороги.
- Так же сердечно встречали и провожали нас почти от самого Кандагара, - делился впечатлениями командир части подполковник А.Гордеев. - Но самая долгожданная встреча ждёт каждого на родной земле...
И мы стали свидетелями этих волнующих, трогательных встреч. Первую колонну вышло встречать всё население Кушки, приехали родные и близкие солдат и офицеров из многих уголков нашей страны. Запомнилась встреча полковника В.Голубева и лейтенанта И.Голубева, отца и сына. Из Киева добирался сюда Валентин Васильевич, чтобы у родного порога обнять сына-политработника. И вся часть стала свидетелем этой трогательной встречи.
Сколько таких волнующих событий было в тот день. Сколько я видел радостных, заплаканных от счастья лиц!
Из исторического формуляра части я выписал несколько фактов. За время её пребывания в Афганистане мотострелки провели 69 совместных операций с частями афганской армии, 3.350 раз сопровождали транспорты и колонны по маршруту Кабул-Кандагар, перевезли афганцам тысячи тонн хлеба, другого продовольствия, горючего, боеприпасов. Назову ещё одну цифру - 4.907. Столько сапёрами части обнаружено и обезврежено взрывоопасных предметов: мин различных типов, фугасов, неразорвавшихся реактивных снарядов. Посчитайте, сколько это спасённых человеческих жизней!
Последнюю смертоносную находку - итальянскую мину - сапёры во главе с кавалером ордена Красной Звезды старшим лейтенантом А.Гармашем уничтожили уже на пути к дому - у кишлака Гиршик. Тщательно замаскированную мину на повороте горной дороги обнаружил расчёт с минно-розыскной собакой в составе братьев-близнецов младших сержантов Николая и Геннадия Никитенко. Почти год служили они на одной из сторожевыхзастав, на счету каждого - десятки километров разминированных дорог, немало мин и фугасов.
Таких опытных воинов в части немало. Среди них - кавалер ордена Красного Знамени рядовой М.Кулиев, рядовые В.Шестаков и А.Каледжин, удостоенные недавно орденов Красной Звезды.
- Что помогло солдатам пройти с честью через все трудные испытания, до последнего часа встречи с родной землёй сохранять высокую бдительность? - спросил я ротного политработника старшего лейтенанта А.Федоренко, прошедшего вместе с сапёрами впереди на боевой машине разминирования все 750 километров.
- За годы службы в Афганистане у людей, кроме боевого мастерства, укрепилось чувство патриотизма и классовой солидарности...
Тысячи солдат, сержантов, прапорщиков, офицеров части удостоены государственных наград за мужество и героизм, проявленные при выполнении интернационального долга в Афганистане. Только орденами Красного Знамени награждены 43 человека. А офицеры А.Черножуков и И.Запорожан удостоены высокого звания Героя Советского Союза. Политработнику лейтенанту А.Демакову это звание присвоено посмертно.
немало славных страниц в летопись интернационального подвига внесли и воины-десантники. Проявляя мужество и героизм, они уничтожали караваны мятежников, сопровождали колонны с хлебом, несли нелёгкую службу на горных постах и заставах. Четверым из них присвоено звание Героя Советского Союза. Это капитан Я.Горошко, старший лейтенант О.Онищук, младший сержант Ю.Исламов, рядовой В.Арсенов.
Трогательны, незабываемы первые километры по родной земле. Сквозь живой коридор людей двигались боевые машины пехоты, бронетранспортёры по улицам Кушки.
Пока этот репортаж диктую по телефону в редакцию, на окраине Кушки заканчивается митинг, В нём приняли участие первый секретарь ЦК Компартии Туркменистана С.А.Ниязов, другие представители партийных и советских органов, ветераны войны и труда. После угощения кушкинцами мотострелки и десантники проследуют на железнодорожную станцию. Оттуда уже по железной дороге двинутся в глубь страны к новому месту службы.
На пути к родному порогу ещё несколько советских частей, недавно покинувших северную провинцию Кундуз. Воинов встречает и Термез.


Шинданд - Герат - Кушка, 11 августа.


Равнодушие страшнее войны.
 
RatoborДата: Вторник, 22 Фев 2011, 09:32 | Сообщение # 11
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
Мои воспоминания об одном бое осенью 1981-го года:
"...подразделения батальона наскочили на группы “духов” и будто разворошили пчелиный улей. Огрызаясь поначалу редкими автоматными очередями и разрывами базук, душманы местами стали делать дерзкие попытки прорвать кольцо окружения. И, наконец, трагическая развязка этих попыток наступила в районе КП нашего батальона.
Мы уже сразу поняли, что душманские группировки вопреки замыслам командования оттеснялись в нашем направлении. Изменить это направление было уже невозможно. Все, находящиеся на КП заняли боевые позиции. Вообщем-то, сил и средств хватало на то, чтобы не дать себя в обиду и устроить “духам” настоящую баню. Но беда пришла с другой стороны…
Видимо, не сработала система оповещения и один БТР взвода связи нашего батальона, стоявший на улице, не сменил позиции, оставшись открытой мишенью. “Духи” (они и есть духи) в количестве двух человек материализовались в метрах сорока от БТРа. И, спустя секунду, ухнул гранатомётный выстрел. Граната прошила борт бронемашины в районе бензобака. Мгновенно вспыхнул огненный гриб. Из машины раздался истошный нечеловеческий крик, от которого не только у меня, наверное, пробежал мороз по спине. Срезать “духов” никто не успел. Но сейчас было главным вытащить того, кто сидел в подбитом БТРе. И поэтому, поливая улицу свинцом, я с группой в пять человек бросился к машине. Но бежать в полный рост душманы нам не позволили. Сначала один, потом второй боец упали слева и справа от меня, не сдерживая криков боли. Я молниеносно определил у обоих ранения в ноги и решил, что доползти под защиту стен они смогут самостоятельно. С оставшимися солдатами уже ползком мы продолжили путь к горящему БТРу. Нас подстёгивали крики горящего внутри человека, но и при этом те же десять – пятнадцать метров мы под пулями преодолевали минут восемь – десять, а этого вполне хватило, чтобы машину полностью охватило пламенем, да так, что жар не позволял приблизиться ближе, чем на три метра. И тут раздались первые разрывы от боекомплекта БТРа. Уже свои пули от КПВТ и ПКТ, взрывы гранат внутри машины явились не меньшей опасностью, чем обстрел врага. И замер голос внутри… Я чуть ли не облегчённо подумал, что ему уже никто и ничто не поможет, а, значит, пора заняться своими потерями.
Сосредоточившись всей группой, включая и раненных, в глухом дворике где-то пять на пять метров, занялись обработкой пострадавших. Вкололи каждому в бедро через х/б по тюбику промедола, наложили повязки. Я параллельно оценивал обстановку. От основной цитадели комбата мы удалились метров на пятьдесят – семьдесят, причём на другую сторону улицы. Трассеры, извергающиеся из горящего БТРа, представляли собой непредсказуемое броуновское движение с одной стороны, и, уже прицельный огонь “духов” с другой стороны исключали, пожалуй, всякую возможность благополучного возвращения на КП батальона. Тем более два снаряда в одну воронку не падают»,- думал я, памятуя об утреннем происшествии.
Итак, что мы имеем? Шесть автоматов, по десять магазинов в среднем на каждого, две «Мухи» (РПГ-18), шесть “эргэшек” (РГ-42), да и всё, пожалуй. И радиостанция Р-148, которой до данного момента и не пользовались. А это связь со всеми, это возможность рассказать, как нам плохо, это возможность вызвать помощь. Такие трезвые размышления вслух восстановили внутреннее спокойствие и у меня, и у моих солдат. Я совершенно без эмоций вышел на связь с командиром батальона и доложил обстановку. Я представляю, как все три ротных, стоящих на комбатовской частоте, обалдевают от того, что они, хоть и гонят “на флажки волков”, но практически не видят их, а зелёный лейтенант, возглавляющий охрану КП батальона, при значительных потерях (один сгоревший и двое раненных плюс подбитый и сгоревший БТР), “мочится с духами” налево и направо. Комбат также спокойным голосом, как будто и не материл меня тремя часами раньше, боясь оборвать натянутую струну наших нервов, ставит задачу на круговое наблюдение, а также обозначить себя НСП ОД (наземными сигнальными патронами оранжевого дыма). И хотя моя группа отлично видит стволы батальонных АГСов на крыше, мы зажигаем дымы. И тут я с ужасом понимаю, что обозначил себя не только для комбата. «Духи”, как шакалы, учуявшие запах крови раненного зверя, упоённые лёгкою победой над “шурави зерипуш” (советскими бронетранспортёрами), усмотрели во мне лакомый кусочек и приступили к комбинированному обстрелу и атаке моего маленького бастиона. Трудно и опасно было поднимать голову над дувалом и вести ответный огонь. Трудно, но возможно. Тем более что не было паники, боязни смерти. Не мною придумано, что на миру и смерть красна. Никто не хотел выглядеть трусом в глазах товарищей. И это давало нам ясность мышления. Бой вёлся профессионально. А комбат вообще, наверное, подумал, что мы там все с ума посходили, когда я чуть ли не с шутками – прибаутками давал целеуказания, где надо “поработать” АГСами. Не было в тот момент более приятного зрелища, чем видеть, как чётко гранаты ложатся туда, где секундой ранее стрелял “дух”. Молодцы гранатометчики! Но радоваться было рано.
В метрах двухстах по направлению к “духам”, появилась большая группа людей, где кучкой, а где цепью. Поначалу я принял их за выходящие на нас подразделения батальона. Потом уже я узнал, что роты давно уже свернулись и окружным путём спешили на КП батальона, а на приближавшихся людях я скоро различил чалмы и долгополую национальную одежду. Душманы. На скорый взгляд я оценил группу где-то в сто стволов. Мне стало не по себе, И не мудрено! Даже все силы комбата рисковали не устоять перед душманской ротой, а что я со своей группой в шесть человек, из которых двое раненных?! Немедленно доложил комбату. Комбат отвечает: «Успокойся и слушай задачу. Я вызываю авиацию, минуты через три я выскакиваю всей колонной из двора и на полной скорости мчу в твоём направлении. Левые люки на всех машинах будут открытыми, Я делаю остановку возле тебя (обозначишься оранжевыми дымами) и помни – в твоём распоряжении пять, ну максимум десять, секунд на посадку. Убью, если не успеешь! Всё, готовь людей».
Я сижу и пытаюсь сообразить, как можно проводить бомбометание, если сцепка с врагом уже не превышает ста пятидесяти метров. Впрочем, до конца осмыслить это не хватило времени. Раздался гул летящих СУ-17, и, буквально сразу же земля содрогнулась от разрывов. Оглохли мы все сразу, пронаблюдать результаты бомбёжки не хватило ни ума, ни желания. Но душманской атаки можно было не опасаться, ибо первое состояние всех людей, имевших несчастье оказаться на этом клочке грешной земли, это шок. Шок, повлекший за собой оцепенение, из которого мы вышли чуточку быстрее, чем они, ибо мы были готовы к этому аду, а они нет. Я выдёргиваю запальный шнур НСП оранжевого дыма и всматриваюсь туда, откуда должны появиться наши БТРы.
Вот они. Пять боевых машин неуклюже выползают со двора и, выехав на дорогу, набрав максимальную скорость, двигаются в нашем направлении. Движение колонны было столь быстрым, что я засомневался в их намерениях подобрать нас. Тем более что с появлением техники стрельба противника перестала быть хаотичной, а приобрела прицельный характер. Стук пуль о броню долетал и до нас. Ну, как, скажите мне, в таких условиях можно выбежать на обстреливаемую площадку и пытаться сесть в машины. Пока я задавался этим риторическим вопросом, кавалькада резко остановилась напротив нас, ориентируясь на оранжевый дым, исторгавшийся прямо из моих рук. Люки открыты. Оттуда дикие крики сидящих внутри: «Быстрей, быстрей, быстрей, пошёл – пошёл – пошёл ….!!!».Никто не засекал время. Но, думается, что процесс посадки шестерых человек, из которых двое раненных, в четыре боковых люка размером 60 на 60 см, занял не более пяти секунд. О преувеличении не может быть и речи. Очень жить хотелось. Повторить тот трюк, думаю, никто из нас больше не сможет. И вот мы внутри. Салон весь синий от порохового дыма, - ведь с другого борта машины беспрерывно вёлся автоматный огонь, который наверняка стал нам огромной поддержкой. Колонна ринулась вперёд, будто и не останавливалась. Через какие-то двадцать минут сумасшедшей гонки мы были на командном пункте афганского танкового корпуса. Из машин вылезали обессилевшие и не верящие в то, что всё позади. Ко мне с первой машины шёл комбат. Я не знал, какие грехи он припишет мне на этот раз. Но он молча протянул мне руку. Моя рука предательски дрожала, и мне было нестерпимо стыдно показать это. Тогда комбат просто обнял меня за плечи и прошептал: «Молодец…». Самая лучшая награда…"


Лучше быть, чем казаться
 
71176zДата: Воскресенье, 27 Фев 2011, 11:41 | Сообщение # 12
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Операция ЮГ - в начале апреля 1982 года.

ссылка на фото первой страницы статьи
"Фантом" атакует стоянку вертолетов. Иран, 5 апреля 1982г.

Повреждения, нанесенные "Фантомами"

Десантники и вертолетчики возле обломка "Сайдвиндера". Иран, 5 апреля 1982г.

Ст. прапорщик В.Шевцов разогревает тушенку в приспособленном кислородном баллоне - т.н. "кандагарском самоваре". Он же принимает солнечную ванну на "заграничном курорте", сам того не зная. Иран, 5 апреля 1982г.

Экипажи обедают в ожидании команды на подбор десанта. Обратите внимание на закрашенную звезду. Иран, 5 апреля 1982г.


источник

Сообщение отредактировал 71176z - Воскресенье, 27 Фев 2011, 11:56
 
71176zДата: Вторник, 01 Мар 2011, 19:03 | Сообщение # 13
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Операция ЮГ (продолжение)
Афганская война (1979—1989)
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Quote
...1982 5 апреля — в ходе военной операции на западе Афганистана советские войска по ошибке вторглись на территорию Ирана. Иранской боевой авиацией уничтожены два советских вертолёта[13][14].

ссылки на указанные источники:
[13]Как теряли ориентацию (Коммерсантъ, 16 сентября 2005)
Газета «Коммерсантъ» № 174 (3258) от 16.09.2005
Quote
Известны многочисленные навигационные и технические ошибки советской авиации в Афганистане, приводившие к вторжению советских самолетов и вертолетов на территорию сопредельных стран. Так, неоднократно с воздуха минировались дороги вокруг пакистанских приграничных городов.
Самым громким скандалом стало незапланированное советское вторжение в Иран. 5 апреля 1982 года командование контингента советских войск в Афганистане решило уничтожить базу моджахедов Рабати-Джали. В спецоперации "Юг" участвовали 61 вертолет Ми-8, 18 Ми-6, самолеты наведения, батальон десантников. Однако из-за ошибок навигации все вертолеты залетели в Иран. По одной из версий, именно туда отнесло ветром светящиеся авиабомбы, служившие ориентиром. В итоге вертолетный десант был высажен на иранской территории, примерно в 20 км от границы, где немедленно уничтожил асфальтовый завод, который спецназовцы приняли за базу душманов. МИД Ирана немедленно направил ноту протеста СССР, иранские истребители Phantom F-4 атаковали советские вертолеты на земле и уничтожили два Ми-8. Жертв не было.

[14]Потери авиационной техники в 1982 году

Quote
5 апреля 1982 г. боевая потеря двух Ми-8Т 280-го овп (Кандагар). Группа вертолетов, проводившая операцию по уничтожению базы Рабати-Джали, в результате навигационной ошибки, совершила посадку на территории Ирана и подверглась атаке пары F-4 ВВС Ирана. Огнем пушки два вертолета были повреждены и уничтожены своими экипажами.
6 апреля 1982 г. авария вертолета Ми-8Т 280-го овп (Кандагар). Вертолет к-на Г.Говтвяна (ведомый у ком. АП Савченко В.И.) при взлете группы ночью в пыльной буре, поднятой винтами вертолетов, опрокинулся на борт и получил повреждения. Экипаж с десантниками уцелели и покинули машину через кормовой люк, который вовремя вышиб борттехник Я.Фуканчик. Вертолет брошен.
6 апреля 1982 г. боевая потеря вертолета Ми-6"тз" 280-го овп (Кандагар). Взлет с грунтовой площадки у Рабати-Джали. Вертолет м-ра Рыжова, использовавшийся для доставки топлива, возвращался с десантной операции в составе крупной группы. При подлете к пункту Лашкаргах, над зеленой зоной, вертолет попал под обстрел из ДШК и совершил вынужденную посадку в контролируемой душманами местности. Экипаж принял бой и вскоре был подобран поисково-спасательным Ми-8МТ. На следующий день пара Ми-8 уничтожила брошенный вертолет залпом НУРС-ов.
 
RatoborДата: Среда, 02 Мар 2011, 14:39 | Сообщение # 14
Ком.1 мсв,2 мср,1 мсб.81-83
Группа: Администраторы
Сообщений: 274
Награды: 5
Репутация: 3
Статус: Оффлайн
71176z, Я помню, мы много обсуждали тот казус с ошибкой десантирования на территории Ирана. Тогда это выглядело, как "молодецкий" поступок. Но многое уже теряется в памяти... Что за десантники были на борту? Наши, бригадные? Или спецназовцы? Апрель 82-го года для меня путанный месяц, 7-го апреля был первый за долгое время 021-й, Толя Попов, 17-го моё ранение, 21-22-го гибель замполита, взводного, много ребят со 2-й мср и других рот и батальонов. Всё, как в тумане... Полагаю, Андрей, второго листочка у тебя нет?...

Лучше быть, чем казаться
 
71176zДата: Пятница, 04 Мар 2011, 11:53 | Сообщение # 15
Лейтенант
Группа: Модераторы
Сообщений: 16
Награды: 1
Репутация: 1
Статус: Оффлайн
Quote (Ratobor)
...Но многое уже теряется в памяти... Что за десантники были на борту? Наши, бригадные? Или спецназовцы? Апрель 82-го года для меня путанный месяц... Всё, как в тумане... Полагаю, второго листочка у тебя нет?...

Если память мне не изменяет, то там кроме наших с бригады еще были и парашютисты с Лашкаревки...
Второго листочка у меня нет, к сожалению...
Материал выложил как "дайджест" всего, что нашел на эту тему в сети...
Надеюсь, кто-то выложит свои воспоминания о той операции...
 
Форум » Форум » Форум для общения » Бойцы вспоминают минувшие дни... (Воспоминания и размышления)
Страница 1 из 41234»
Поиск: