"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2015 » Июнь » 05
Грешнов Андрей Борисович
Кандагар сегодня
Взревев мощными двигателями огромный двухмоторный военно-транспортный самолет «люфтваффе», «С-160 Transall» побежал по взлетной полосе кабульского аэродрома, плавно взлетел и взял курс на юг Афганистана, в город Кандагар, где размещается военная база Международных сил содействия безопасности в Афганистане (ISAF).
Помимо американских и голландских солдат и офицеров на военную базу KAF, как в Афганистане принято называть Kandahar Air Field, летела смешанная группа, состоявшая из военного атташе Канады в Афганистане полковника Майкла Маклина, офицера связи канадской военной миссии с ISAF майора Энди Прэо и корреспондента РИА Новости.
Цель поездки в Кандагар была одновременно интересной и очень ответственной: мы должны были попытаться найти систему подземных тоннелей орошения – так называемых кяризов, которые были построены еще во времена Александра Македонского и которые уже в 80-х годах прошлого столетия не всегда использовались по назначению.
Корреспонденту, который прошел советско-афганскую войну переводчиком в группе советских военных советников, 26 лет назад посчастливилось пробыть некоторое время в расположение советской 70-й отдельной мотострелковой бригады, стоявшей близ кандагарского аэродрома «Ариана» и почувствовать на себе что такое кяризы и «с чем их едят». 
В свое время моджахеды использовали эти многокилометровые многоуровневые системы подземных коммуникаций для инфильтрации в районы расположения советских войск. Обычно по вечерам совершенно неожиданно расположение бригады подвергалось минометному обстрелу противника, который мобильно перемещаясь по кяризной системе, умел безнаказанно уходить по сложным лабиринтам подземных тоннелей от ответного огня.
С другой стороны Майкл Маклин обещал показать как сегодня живут и чем дышат в Кандагаре канадские солдаты, составляющие костяк многонационального контингента антитеррористической коалиции. 
Еще до посадки в самолет на базе ISAF я начал удивляться буквально всему. Четкости организации полетов в провинции, висящему на стене расписанию движения самолетов, обслуживанию военных в аэропортах, ненавязчивому, но очень качественному сервису в залах ожидания. Двадцать шесть лет тому назад такое даже было трудно себе представить. 
Багаж всех военных, как и в гражданских аэропортах, проходит через рентген. Военные получают на руки посадочный талон на военный борт, а также багажную квитанцию при условии, если хотят сдать свои вещи в багаж. Багаж не кантуют, а бережно складывают на грузовой поддон, намертво скрепляя брезентовыми ремнями.
На каждом военном аэродроме ISAF работает система кондиционирования воздуха, стоят огромные холодильники с бесплатной минеральной питьевой водой в пластиковых бутылках, которую сюда доставляют из Арабских Эмиратов. У этих аппаратов обычно висит объявление: «Пожалуйста не забудьте положить в холодильник не охлажденные бутылки». Взявший из холодильника бутылку воды военный должен положить обратно еще не охлажденную, вынув ее из коробки, которые штабелями стоят у холодильников. Рядом работает кафетерий, где любой солдат может подкрепиться перед перелетом. Цены низкие и доступные для всех.
К слову сказать, обычный канадский солдат получает за свой нелегкий ратный труд в Афганистане три с половиной тысячи долларов США и это при том, если он не владеет какой-либо узкой специальностью. Зарплата профессионала гораздо больше. Зарплата капитана канадских вооруженных сил начинается с пяти тысяч долларов. Зарплата полковника – с девяти. Однако здесь не платят за звания. Денежное довольствие каждого канадского военнослужащего дифференцируется в зависимости от его профессиональных навыков, уровня подготовки и боевых заслуг.
Перед отлетом Майкл угостил нас с Энди кофе, отметив при этом про себя, что я пью черный и без сахара, а сам съел круасан. Встали мы очень рано и нормально поесть не успели, поэтому буфет, который функционирует здесь круглосуточно, был очень кстати. 
Курить в залах и помещения в контингентах ISAF запрещено повсеместно. Однако над курящими никто не издевается, загоняя их в душегубки. При каждом военном аэродроме существует зона для курения, оборудованная удобными лавочками, пепельницами и даже креслами. Тут же находятся мобильные туалетные кабинки с обилием бумаги, дезодорантов и обязатель ... Читать дальше »
Категория: Публицистика | Просмотров: 718 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Июн 2015 | Комментарии (0)


Автор: Кадыгриб Александр Михайлович
 70 гв. ОМСБр 3 МСБ
Командир отделения 12.83 – 10.85
Прощай, Кандагарская бригада.
продолжение
В двадцать четыре ноль-ноль все дембеля заняли места за своим любимым оружием. Я навел пулеметы БТРа на одну из звезд в небе и за сигналом осветительной ракеты нажал электроспуски. Черноту ночи в Кандагарском гарнизоне (как и во многих других) прочертили пулеметные трасы, вспыхнули люстры осветительных ракет и мин. На заставе стреляло все штатное оружие: Алик посылал в зловещую темень зеленки гранаты с СПГ-9; Виктор С. - оседал станковый КПВТ; работали оба миномета и танк; на первом посту захлебывался ПК Валерки М; на бронегруппе синхронно стреляли четыре пулемета; а все остальные, желающие, крошили небо из автоматов. Праздничный салют поддерживали соседние заставы и дальнобойные орудия бригады. Шурави сошли с ума от радости.
  
   Есть что-то символичное в том, что самые большие праздники отмечаются салютом. Дань прошлому и надежда на будущее, граница, что разделяет и объединяет. В эти приятные и величественные минуты невольно вспоминаешь службу и друзей, кто не дожил до этого дня.
  Во время этой вакханалии салютов, у танкистов случилось небольшое происшествие, вызвавшее многочисленные разговоры на всех постах заставы. Парни решили пальнуть из танка. Один залез в машину, а другой - уселся на место механика-водителя. По неосторожности первый боец оставил на башне кружку с бражкой, при выстреле она свалилась на голову сидевшего внизу бойца. Бражка расплескалась, а кружка больно ударила подвыпившего дембеля. Парень, почувствовав удар и нащупав жидкость, подумал, что его ранило осколком в голову, и он истекает кровью - запаниковал. Раненый с истошным криком выскочил из танка, чем озадачил всех присутствовавших. Смеялись до слез, когда узнали истинную причину "ранения".
  
  Хотя согласно документу наша служба в рядах Советской армии закончилась, она могла продолжаться еще как угодно долго, пока из "Союза" нам на смену не прилетят заменщики - молодые сержанты и специалисты выпускники армейских учебок. Как правило, после публикации приказа до первых отправок из нашего гарнизона проходило около месяца. Но что это был за месяц! Он до предела был насыщен дембельскими хлопотами: поиском и подгонкой формы, подготовкой обуви, поиском необходимых знаков и подарков родным и близким. Кроме обязательной программы в виде туалетных принадлежностей высшего качества, дипломат мог заполниться фирменной спортивной формой, китайскими кроссовками и даже двухкасетным магнитофоном (особый случай для штабных и комендантских парней). Кроме разрешенных вещей их бригадных магазинов, каждый боец старался провести что-то запрещенное, купленное к континах Кандагара. Любая вещь здесь была дефицитом дома, поэтому многие рисковали, упаковывая в дипломаты, джинсы и батники известных фирм. Надеялись на везение при общении с комендантом аэропорта. Но я, как и большинство товарищей по взводу не имели желания остаться на губе - вместо полета домой, поэтому ограничивались лишь покупкой дозволенного к вывозу ассортимента "Внешпосылторга".
  Октябрь на заставе ознаменовал перемены не только в среде бойцов. Прослужив во взводе чуть больше четырех месяцев, наш командир нашел себе новое, более привлекательное место в хозяйстве батальона.
  
  *** Старший лейтенант Калиниченко переводился в минбатарею, предпочитая иметь возможность карьерного роста в звании до майора, а не ограничиваться капитаном (максимум возможного по штатному расписанию ПТВ МСБ). Поскольку замена из Союза производилась равноценная, то он мог там стать командиром минометчиков с возможностью дальнейшего роста в полку или бригаде.
  
   По причине сдачи дел одним офицером и принятия их другим (к нам переводился лейтенант Животенко) на заставе образовался вакуум властных полномочий. Уходящий офицер перестал строго контролировать ситуацию на постах, а новый - еще не владел ни информацией, ни авторитетом для поддержания должного порядка. Животенко только вникал в суть дела и старался завоевать расположение коллектива, тем более, он не имел желания конфликтовать с уходящими домой дембелями.
  По причине вышесказанного, мы фактически уступили места к ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 859 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Июн 2015 | Комментарии (2)

Автор: Кадыгриб Александр Михайлович
 70 гв. ОМСБр 3 МСБ
Командир отделения 12.83 – 10.85
Прощай, Кандагарская бригада.
  1. Происшествия на земле и в небе.
  Август на широте Кандагара - разгар знойного лета. Что июль, что сентябрь - температура стабильно высокая и днем и ночью, а в отдельные и дни просто невыносимая. После недели жизни по уставу на полигоне несказанно рад был возвратиться к партизанской, можно сказать деревенской, размеренной и спокойной службе на заставе. Наконец-то мог снять форму и перемещаться по запыленным дорожкам точки в тапочках, трусах и панаме, ничуть при этом, не беспокоясь о нарушении устава (форма использовалась для выездов и построений). Насколько все-таки реальная служба на заставах отличается от той, о которой мы не переставали говорить вновь прибывшему пополнению; вся уставная мишура так же далека от жизни, как реальный бой от стрельбища.
  
 За время моего отсутствия во взвод прибыло пополнение. Два молодых паренька Лазарев и Кукушкин (славяне!!!) имели воинскую специальность водителей, поэтому пополнили состав бронегруппы, чему я был очень рад. Наш "дедовский" пост, страдал от отсутствия рабочих рук в виде бойцов младших призовов, по заведенным у нас порядкам выполняющих в армии всю черновую работу. За несколько дней вместе с ребятами на посту было сделано больше, чем за последний месяц. Наконец-то я смог воплотить в реальность все свои планы по переустройству и расширению домика и беседки, индивидуальных стрелковых ячеек и зоны отдыха. Словно и не было тех двенадцати дней перерыва на полигоне. Застава заставила забыть их как вчерашний сон.
  Служба на точке в мое отсутствие ничуть не изменилась, но, тем не менее, случилось несколько печальных, можно сказать знаковых инцидентов с нашими бойцами. Некоторые из старослужащих минометного взвода совершенно потеряли бдительность. А вот душманы наоборот - усилили разведку. В кишлаке все чаще стали встречаться группы подозрительных молодых мужчин, что старались не приближаться к нам, если не имели большого численного перевеса. Вблизи от заставы и с оружием в руках мы чувствовали себя достаточно уверенно, но появление этих туристов настораживало.
  
  А произошло следующее. В начале августа два дембеля казаха (оба сержанты), с ближайшего от кишлака поста минометчиков тайком от своего командира взвода купались и отдыхали в тени арыка. В отличие от наших взводных вылазок с многочисленным прикрытием и вооружением, парни вышли вдвоем с одним АКСом. Во время отдыха в кишлаке к бойцам подошли несколько дехкан и завели обычный в этих случаях разговор ни о чем. И тут, один из них, взялся беспечно прислоненный к дувалу автомат (чего раньше никогда не замечалось). Дух присел и с улыбкой смотрел, как нерадивый сержант пытается вырвать из его рук свое оружие. Второй казах оказался вообще безоружным. Дело принимало скверный для шурави оборот, афганцы явно не собирались отдавать АКС и вели себя вызывающе. Но, когда крепкий дух легко отбросил тщедушного паренька и начал целиться в того, ребята испугались и бросились к спасительной заставе. Одному сержанту удалось быстро скрыться и убежать, а второй был ранен, к счастью - легко. Душман, скорее всего, интересовал автомат, поэтому беглецов не преследовали. Перепуганные минометчики сразу сообщили командиру заставы о происшествии. Как и следовало ожидать, даже быстро организованное прочесывание кишлака ничего не дало. Духи растворились среди руин.
  
  *** Большего позора для солдата, тем более - старослужащего, чем утеря личного оружия, да еще, таким образом, и представить было сложно. Все ожидали, что парня осудят. Не знаю, каким способом офицерам заставы удалось замять происшествие (скорее всего, потому, что в случившемся была и их вина). Тем не менее, раненый и так получил памятку на всю жизнь, а второго - разжаловали из сержантов в рядовые.
  
  В день моего приезда на заставе на ужин готовили баранье мясо. Его хватило всем, а не только старослужащим, как обычно бывало. Появление деликатеса, по нашим меркам, способствовала расторопность бойцов первого поста, и его старослужащих, в частности. В долине реки выпасались отары овец, которые иногда приближались к минным заграждениям возле заставы. Овцы этого конечно не знали, но опы ... Читать дальше »
Категория: Проза | Просмотров: 1003 | Добавил: NIKITA | Дата: 05 Июн 2015 | Комментарии (0)