"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2018 » Август » 5 » Кандагар Павла Саркисяна
04:41
Кандагар Павла Саркисяна
Владимир СОСНИЦКИЙ .
Кандагар Павла Саркисяна
Серёга Корнеев погиб уже после приказа об увольнении в запас. Сам этот приказ для их призыва стал неожиданным сюрпризом: командиры весьма прозрачно намекали, что замены до вывода войск не будет. А это значит, что придётся переслужить ещё как минимум полгода. Бойцы не роптали: понимали, что прибывшая на замену молодёжь в кандагарском огне вывода наших войск будет иметь значительно меньше шансов вернуться домой живыми-здоровыми. Когда эта замена всё же прибыла, душманы, как грифы, чувствующие ослабление жертвы, начали массовые налёты на советские и афганские колонны, гарнизоны. По закону боевого братства первыми в бой шли «старики». И погибали, уже дождавшись «дембельского» приказа. В последнюю неделю их взвод потерял четырёх человек, честно отслуживших свои два года. Долго не думая, Павел Саркисян решил, что по возвращении в Союз обязательно должен заехать к родителям погибшего друга в подмосковные Люберцы. Поддержали его и белорусские побратимы Володя Белько с Сашей Забродским. Двадцать пять лет прошло, но не забыть Павлу немого укора в глазах матери погибшего друга. - Ну как объяснишь измученной горем женщине, что пуля могла и чуть левее пролететь? И тогда Серёге пришлось бы точно так же смотреть в заплаканные глаза моей матери, - с болью в голосе вспоминает Павел.

И это щемящее чувство долга перед павшими и искалеченными той войной побратимами живёт в Павле Саркисяне и по сей день. Наверное, именно поэтому через 10 лет после окончания той войны он вместе с другими анапскими молодыми ветеранами создал городскую общественную организацию инвалидов войны в Афганистане. А сам Павел на войну попал, как и тысячи его сверстников, по призыву. Окончил до службы автошколу ДОСААФ. Направили служить в десантные войска в Прибалтику. Через три месяца перебросили в Кандагар. Их подразделение обеспечивало безопасность советских военных советников - «мушаверов», как называли их афганцы. Даже элита афганский армии - десантники - иногда не хотели идти на боевую операцию, если в ней не участвовали наши военные советники. Как на них повлиять? Только личным примером. И если советские солдаты выносили своих раненых и погибших даже под огнём неприятеля, то союзники, если ранят советника, с которым они шли в бой плечом к плечу, могли и бросить его на произвол судьбы. Наверное, сказывались местные родоплеменные устои, которые на уровне подсознания делили людей на своих и чужих. Бывали случаи, что целые подразделения «сарбозов» - афганских солдат - переходили на сторону душманов. И тогда советник становился очень ценным «трофеем». Поэтому рядом с советником постоянно находились 2-3 наших бойца охраны, которые делили с ним все риски этой профессии. А по статистике той войны, каждый четвёртый советский военный советник становился так называемой безвозвратной потерей - погибал или получал ранение, несовместимое с дальнейшей службой. Общая солдатская доля сближала офицеров и их «телохранителей». Самая добрая память осталась в сердце старшины запаса Саркисяна об офицерах Михаиле Коновалове, Сергее Смолянинове, Викторе Мордвинцеве, с которыми доводилось делить и последний сухой паёк, и оставшиеся к концу боя патроны. Кандагар считали адом и бойцы наших подразделений, и афганские армейцы, и душманы. А к началу вывода наших войск бои там были особенно жестокими. Вернувшись после контузии из кабульского госпиталя, Павел Саркисян попал в самое их пекло. Снова - ранение, госпиталь. - Молодой организм восстанавливался быстро, - вспоминает он ту пору. - Куда страшнее было терять боевых товарищей... Орден Красной Звезды и две афганские боевые награды украшали полевую «песчанку» возвращавшегося с войны домой заместителя командира взвода старшины Павла Саркисяна. «Синдрома войны» он на себе не испытал. После службы сразу пошёл работать водителем. В их рабочей семье сидеть без дела было как-то не принято. В 1990-е годы вместе с друзьями-коллегами Павел создал частное транспортное предприятие, назвав его по прокалённой солдатской памяти «Кандагар». И именно это детище ветерана-«афганца» Саркисяна сегодня стало надёжной опорой деятельности возглавляемого им местного отделения общественной организации инвалидов войны в Афганистане. Из средств этого предприятия инвалиды-«афганцы» получают пусть и небольшую, но ежемесячную прибавку к своим пенсиям, а матери погибших в локальных войнах солдат - подарки к праздникам и дням рождения. Из средств «Кандагара» формируются и призовые фонды популярного в Южном федеральном округе боксёрского турнира памяти Героя России Виктора Омелькова - анапчанина, погибшего на чеченской войне, общешкольного городского конкурса рисунка к Дню защитника Отечества, конкурса научных студенческих работ на тему военной истории России. - Наша общественная организация возникла в бедах людских, - говорит Павел. - В девяностые годы инвалиды локальных войн с их проблемами остались никому не нужными. И матери погибших на этих войнах солдат тоже оказались один на один со своим горем. Вот тогда мы с Володей Ходжаевым (он тоже Афган прошёл) и решили объединить этих людей. Ведь разделённая беда всегда меньше становится. Нам тогда здорово помогли краевые организации «афганцев», местная администрация пошла навстречу. Сегодня Павел знает, как живётся каждой матери, потерявшей на войне сына, и всегда готов помочь в её бытовых нуждах. Он их называет «наши мамочки», а они его - «наш Павлик». В школах, колледжах и вузах Анапы, где он постоянно ведёт увлекательную военно-патриотическую работу, ребята уважительно называют его Павлом Сергеевичем. Он делает всё для того, чтобы память о её солдатах воплощалась в конкретных делах и в судьбах конкретных людей. Его Кандагар продолжается.
Категория: Проза | Просмотров: 82 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]