"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2014 » Декабрь » 28 » Афганистан
05:59
Афганистан
Никитенко Е.Г. 
Афганистан: От войны 80-х до прогноза новых войн/
Продолжение часть 1
3. Военный переворот НДПА.
Эскалация гражданской войны
Установка на вооруженное восстание в случае явных
попыток со стороны правящего режима разгромить
партию или при опасности правого переворота были об-
суждены руководством НДПА еще в марте 1978 года. Тог-
да не было принято окончательного решения и единый
план действий не вырабатывался. Однако по требованию
Х.Амина, который сумел убедить Н.М.Тараки в том, что
НДПА может захватить власть, халькистские военные
организации подготовили свой частный план действий.
План предусматривал, что руководители партийных яче-
ек «Хальк» в войсках немедленно начнут вооруженные
выступления в случае ареста или убийства Н.М.Тараки. В выработке плана принимал активное участие А.Кадыр,
незадолго до этого назначенный М.Даудом начальником
штаба ВВС и ПВО.
Получив известия о проведенных правительством аре-
стах, военные организации «Хальк» и ОФКА немедлен-
но выступили в соответствии со своим планом. Активные
действия против режима М. Дауда начались в 8 часов
27 апреля (по мусульманскому календарю — месяц саур)
1978 года сбором по тревоге и выдвижением на Кабул 4-й
танковой бригады и ряда других частей и подразделений.
Непосредственно по захвату власти боевые действия на-
чались в 12 часов 10 минут, когда танки и артиллерия об-
стреляли президентский дворец, здание министерства
обороны и генерального штаба.
Переворот произошел быстро, с минимальными поте-
рями и разрушениями. Вместе с тем разобщенность воен-
ных организаций НДПА в первые часы восстания сыгра-
ла отрицательную роль. Парчамисты были поставлены
перед свершившимся фактом. Плана действий они не
имели. В результате некоторые части, находившиеся под
контролем парчамистов, выступили позже других войск.
Имели место даже отдельные столкновения между халь-
кистами и парчамистами, которые, впрочем, были быстро
прекращены после вмешательства А.Кадыра (он руково-
дил боевыми действиями по захвату власти как председа-
тель специально образованного Военного революционно-
го совета).
При штурме дворца М.Дауд был убит. Одновременно
со штурмом дворца были захвачены тюрьма и радиостан-
ция Кабула. Были освобождены арестованные лидеры
НДПА. По кабульскому радио было передано обращение
Военного революционного совета к народам Афганиста-
на, в котором говорилось: «Впервые в истории Афганис-
тана уничтожены остатки империалистической тирании
и покончено с деспотизмом...» К исходу вторых суток пос-
ле начала восстания все соединения и части афганской
армии заявили о своей лояльности новому режиму.
Успех военного переворота в Кабуле 27 апреля 1978 го-
да, который вошел в историю как Апрельская (Саурская) революция, объяснялся в первую очередь слабостью ре-
жима М.Дауда, а не наличием революционной ситуации
в ее классическом понимании. Руководители НДПА
скрыли от советского руководства свои планы свержения
М.Дауда, поэтому для Москвы переворот в Афганистане
был неожиданностью. Ничего не знали о готовящемся
перевороте и советские военные консультанты, которые
утром 27 апреля как обычно прибыли на работу в мини-
стерство обороны и генеральный штаб. Правда, восстав-
шие приняли меры к тому, чтобы среди советских граж-
дан не оказалось жертв.
30 апреля 1978 года Военный революционный совет
объявил декрет №1. В нем говорилось, что Военный ре-
волюционный совет передает свои полномочия Револю-
ционному совету, который объявляется высшим органом
государственной власти Афганистана и вливается в его
состав. Афганистан провозглашается Демократической
Республикой. Главой государства и премьер-министром
назначается Н.М.Тараки, его заместителем в партии и го-
сударстве — Б.Кармаль. Х.Амин становится первым за-
местителем премьера и министром иностранных дел. Пол-
ковник А.Кадыр получил генеральское звание и был на-
значен министром обороны.
Первыми указами Революционного совета РА были
сформированы правительство и судебные органы, назна-
чены новые губернаторы провинций и командиры кор-
пусов и дивизий. 9 мая в заявлении «Основные направ-
ления революционных задач правительства РА» была об-
народована программа нового правительства. Программа
предусматривала меры по преодолению отсталости и лик-
видации феодальных порядков, укреплению государ-
ственного сектора экономики, повышению жизненного
уровня трудящихся. В целом речь шла о задачах нацио-
нально-демократического этапа революции, что в афган-
ских условиях было единственно правильным.
30 апреля 1978 года Советский Союз признал Демо-
кратическую Республику Афганистан.
Провозглашенные НДПА цели общедемократическо-
го характера объективно выражали интересы подавляю-м т дасти населения Афганистана — рабочего класса,
крестьянства, ремесленников, торговцев, интеллигенции,
национальной буржуазии. Налицо была реальная основа
для создания объединенного фронта всех демократиче-
ских, прогрессивных и патриотических сил афганского
общества, что позволило бы подвести под революцион-
ную власть широкую социальную базу.
В течение 1978—1979 годов в Афганистане была пред-
принята попытка осуществить ряд социально-экономи-
ческих мероприятий. Крестьяне были освобождены от
старых долгов помещикам и ростовщикам, началось про-
ведение земельной реформы, отменен выкуп за невесту
(калым), намечались подходы к решению национально-
го вопроса, создавались курсы ликвидации неграмотно-
сти. Правительство приступило к работе по улучшению
работы госаппарата и укреплению позиций госсектора в
экономике, попыталось провести перепись населения
(чего никогда раньше в Афганистане не делалось), нача-
ло формирование новых органов власти на местах. Со-
здавались крестьянские кооперативы, проводились ме-
роприятия по развитию образования и культуры. Важное
место в публичных заявлениях правительства отводилось
религии и взаимоотношениям с духовенством.
Однако в практической деятельности лидеров и орга-
нов НДПА и администрации в центре и на местах имели
место значительные перегибы и ошибки, которые крайне
негативно повлияли на дальнейшее развитие обстановки
в стране. При проведении реформ был взят необоснован-
но высокий темп, не учитывались многовековые тради-
ции, роль и значение ислама в жизни народа и уровень
общественного развития страны. Проявлялось стремле-
ние перескочить через необходимые этапы при проведе-
нии реформ.
Так, отмена калыма, совместное обучение мальчиков
и девочек в школе, мужчин и женщин на курсах ликвида-
ции неграмотности привели к возмущению, а кое-где и к
открытому сопротивлению части населения. Проведение
переписи населения без соответствующего пропагандист-
ского обеспечения, объяснения необходимости этого ме-роприятия и без учета религиозных традиций7
 вызвало
различные негативные слухи, вплоть до самых абсурдных
(«выявляют молодых людей для отправки на работу в
Сибирь»), которым неграмотное население верило. Даже
аграрная реформа, призванная обеспечить наделами без-
земельных крестьян, породила сопротивление с их сто-
роны, так как глубоко религиозные крестьяне считали, что
никто не имеет права отбирать землю у одних и переда-
вать ее другим, ибо «все это за людей решил Аллах». За-
частую крестьяне, получив от правительства земельный
надел, начинали выплачивать аренду бывшим владель-
цам земли.
Не достиг цели декрет №6 (точнее, сработал наоборот),
который предусматривал освобождение беднейших сло-
ев крестьянства от выплаты задолженности помещикам,
что было рассчитано на широкий политический резонанс
и серьезное улучшение материального положения значи-
тельной части сельского населения. Крестьяне продолжа-
ли выплачивать задолженность землевладельцам, счита-
ли это нормой и единственно правильными взаимоотно-
шениями с ними. Те же, кто пытались не платить
задолженность, подвергались различным гонениям - им
отказывали в продолжении аренды земли, их не прини-
мали на работу в помещичьи хозяйства, лишали ссуд по-
севными материалами и даже избивали. Со стороны го-
сударства не было организовано противодействия таким
проявлениям, правительственные учреждения на местах
не только не могли снабдить крестьян семенами и инвен-
тарем, которые раньше предоставлялись землевладельца-
ми, но и обеспечить их физическую защиту.
Болезненно воспринимались населением попытки
афганского руководства насаждать в районах прожива-
ния национальных меньшинств администрацию из чис-
ла лиц пуштунской национальности, поощрять клано-
вость при замещении постов.
7
 Счетчики, в частности, требовали данные о количестве жен и
возрасте женщин, что считается крайне неприличным и грубым
вмешательством в семейные дела афганцев. Стратегическим просчетом руководства НДПА ока-
зался подход к исламу как к анахронизму (в противовес
его собственным публичным заявлениям), способному
отражать интересы лишь исключительно эксплуататор-
ских классов. Это, к сожалению, было поддержано и не-
которыми советскими представителями в Кабуле. Не
было учтено, что исламское вероучение содержит в себе
элементы, которые создают возможность использования
его лозунгов для привлечения в ряды контрреволюции
практически всего населения. В условиях, когда сложив-
шийся на протяжении многих веков авторитет религиоз-
ных деятелей как руководителей и активных участников
борьбы афганцев за независимость был высок, правитель-
ство не провело необходимой подготовительной работы
перед тем, как объявить врагом номер один организацию
«Мусульманская молодежь», членов которой следовало
«уничтожать, где бы они не были».
Не приняв должных мер по разоблачению в глазах масс
исламских авторитетов, выступавших против правитель-
ственных реформ, режим стал проводить в отношении их
жесткие репрессивные меры. Некоторые служители куль-
та расстреливались без суда и следствия на глазах верую-
щих. Подобная практика не способствовала развенчанию
авторитета религиозных деятелей, на что рассчитывало
афганское руководство. Напротив, репрессии возводили их
в число шахидов, т.е. мучеников за веру, что при общем
низком уровне культуры и образования, политической без-
грамотности населения наносило прямой ущерб престижу
государственной власти и отталкивало большую часть ве-
рующих от участия в реформах правительства.
Партийно-государственное руководство проявило сек-
тантский подход к проблемам организации национально -
го фронта народа Афганистана, что создало значительные
трудности для вовлечения в революцию широких демо-
кратических слоев. Н.М.Тараки и Х.Амин вкладывали в
понятие «народная революция» социалистическое содер-
жание и утверждали, что ее гегемоном является рабочий
класс. Они стали говорить о «Великой Апрельской рево-
люции», уподобляя ее Октябрьской в России. Заявляли о «неделимости власти», отвергая под этим предлогом союз
всех национально-демократических сил. При этом они ис-
ходили из представления о коммунистическом характере
НДПА и необходимости проведения в стране социалисти-
ческих преобразований, что ни в коей мере не отвечало
историческому моменту и сложившейся обстановке.
В первые же дни после Апрельской революции с но-
вой силой проявились разногласия между халькистами и
парчамистами. На этот раз, кроме личных амбиций, они
были вызваны различными оценками происшедшей ре-
волюции и подходами к организации власти, а также к
определению тактики дальнейших действий. На словах
стремясь не допустить раскола, а на практике пытаясь
обеспечить преобладающее положение халькистов в
партии, Н.М.Тараки и Х.Амин добились принятия 24 мая
1978 года специального постановления ЦК НДПА, кото-
рое категорически запрещало любую фракционную дея-
тельность. В целом это постановление для того времени
было правильным. Но оно фактически было направлено
на закрепление монопольной линии халькистов в партий-
но-государственном строительстве. Любые высказывания
и предложения парчамистов по этим вопросам, отличные
от халькистских, квалифицировались как фракционная
деятельность и отвергались без какого-либо обсуждения.
С середины 1978 года все отчетливее стала проявлять-
ся линия на полное вытеснение бывших парчамистов из
руководства партии и государства. К осени этот процесс
получил особый размах. По инициативе Х.Амина нача-
лось насаждение культа личности Н.М.Тараки (последний
воспринимал это как должное). Причем это приняло аб-
сурдные формы, дискредитирующие самого Генерально-
го секретаря ЦК НДПА. Произошел полный отход от
принципов коллегиальности руководства, реальная
власть все больше сосредоточивалась в руках Х.Амина
(как первого помощника Н. М.Тараки), который взял курс
на установление личной диктатуры.
В стране начались репрессии против парчамистов,
быстро затронувшие все слои афганского общества. Фи-
зическому уничтожению подверглись члены леводемо-
2 Афганистан 33 кратических и либеральных организаций и группировок,
представители интеллигенции, торгово-промышленной
буржуазии, офицерского корпуса, духовенства и даже
стоявшие на принципиальных позициях, но неугодные
X. Амину представители крыла «Хальк». Одновременно
рост пуштунского шовинизма, характерного для окруже-
ния Н.М. Тараки и X. Амина, стимулировал широкое
распространение антиправительственных настроений
среди национальных меньшинств на севере и в централь-
ных районах страны.
В результате разгула террора из страны были вынужде-
ны уехать многие видные деятели НДПА — как парчами-
сты, так и халькисты. В числе первых покинул страну Б. Кар-
маль, который был снят с партийных и государственных
постов и назначен послом Афганистана в Чехословакии.
После Апрельской революции афганское крестьянство
в силу своей подавляющей многочисленности оказалось
тем самым слоем общества, который определял судьбу
революции. От позиции, которую займет крестьянство,
зависело, кто одержит победу в Афганистане — НДПА или
исламские фундаменталисты. В связи с этим любое ме-
роприятие правительства в сфере аграрных отношений
требовало максимальной взвешенности и осторожности.
Однако вместо кропотливой работы по разъяснению це-
лей революции, ее политики в вопросе о земле, вместо
того, чтобы советоваться с крестьянством и постепенно
привлекать его на свою сторону, новая власть пошла по
пути издания серии декретов о проведении реформ, при-
званных в короткий срок разрушить существующую сис-
тему землепользования.
НДПА рассчитывала, что реформы позволят ей завое-
вать симпатии крестьянства. Однако народ их не понял и
не принял. Партия не сумела оказать на него нужного воз-
действия. Напуганные революцией, «сельские консервато-
ры» пытались найти объяснение происходящему в привыч-
ной для себя идеологии - исламе. Носители этой идеоло-
гии — муллы — быстро сформулировали доступные
крестьянам стереотипы, как, например, такой: «Власть в
стране захватили безбожники, они хотят уничтожить ис-ламские ценности». Этого оказалось достаточно, чтобы
крестьяне «поняли» суть Апрельской революции в нуж-
ном для исламских фундаменталистов духе.
После таких «разъяснений» первые же шаги прави-
тельства по практическому воплощению в жизнь поло-
жений аграрных декретов натолкнулись на замаскирован-
ное, а затем и открытое сопротивление крестьян. В июне
1978 года были отмечены первые вооруженные выступ-
ления групп сельских жителей против мероприятий цент-
ральной власти в провинциях Бадахшан, Бамиан, Кунар,
Пактия и Нангархар.
Но руководство НДПА и правительство республики
не особенно встревожил такой поворот событий. Игно-
рируя необходимость широкой политической работы (чем
успешно пользовалась оппозиция), они посчитали, что
смогут легко справиться с отдельными очагами сопротив-
ления силой и отдали соответствующий приказ армии,
поскольку новые подразделения министерства внутрен-
них дел еще не были созданы, а старые прекратили суще-
ствование сразу после революции.
Действия армейских подразделений против крестьян,
применение артиллерии и авиации вызвали жертвы сре-
ди населения, разрушение кишлаков, уничтожение
крестьянских полей. Все это имело обратный эффект. Под
влиянием пропаганды консервативных мулл, исламских
партий и землевладельцев сопротивление стало прини-
мать организованный характер, его .размах нарастал, при-
обретая реакционную фундаменталистскую окраску. Од-
нако правительство не делало должных выводов и, про-
должая уповать на голую силу, вводило в действие новые
части армии, в том числе и в тех районах, в которых ар-
мия традиционно никогда ранее не появлялась.
Ставка на военную силу, развертывание боевых дей-
ствий против оппозиции, жертвы среди населения, анти-
правительственная агитация вызвали поток беженцев из
Афганистана. Спасаясь от боев, люди уходили за границу
семьями, иногда целыми кишлаками. По мере нараста-
ния боевых действий поток беженцев увеличивался, и
вскоре эмиграция приняла массовый характер.
2 * 35 Для исламских фундаменталистов в Пакистане - Ис-
ламской партии Афганистана и Исламского общества Аф-
ганистана — появление беженцев явилось важным, оправ-
дывающим их политику и положение событием. Органи-
зации, не имевшие ранее опоры в массах, были привлечены
пакистанскими властями для опознавания и регистрации
беженцев. Это обстоятельство было использовано фунда-
менталистами для вовлечения в свои ряды людей, пользо-
вавшихся авторитетом среди беженцев, а через них и рядо-
вых крестьян. Благодаря этому ИПА и ИОА значительно
упрочили свои позиции как перед лицом местных паки-
станских органов, так и среди самих беженцев, а в после-
дующем — и среди народа Афганистана.
ИПА и ИОА уже давно располагали в Пакистане се-
тью своих учебных центров, в которых готовились дивер-
санты для проведения террористических акций против
режима М.Дауда, а затем и против НДПА. После появле-
ния в Пакистане беженцев исламские партии активизи-
ровали деятельность существующих и организовали но-
вые центры подготовки боевиков, уже с помощью пакис-
танских военных специалистов. В созданных лагерях они
легко вербовали из крестьян, желающих продолжать борь-
бу с оружием в руках, значительные по численности от-
ряды. С конца 1978 года началась обратная засылка в
Афганистан подготовленных в Пакистане боевых отря-
дов и групп. Масштабы вооруженного сопротивления
правительству РА нарастали.
В январе 1979 года обстановка в стране ухудшилась.
Развернулось вооруженное сопротивление властям в цен-
тральных провинциях — Хазараджате, где влияние Кабу-
ла было традиционно слабым. Против правительства вы-
ступили таджики Нуристана. Прибывшие из Пакистана
и прошедшие подготовку в учебных центрах группы фун-
даменталистов организовали уже на территории Афгани-
стана набор в отряды оппозиции среди местного населе-
ния. Резко усилилась антиправительственная пропаган-
да, особенно среди военнослужащих, имевшая целью
создание новых оппозиционных вооруженных отрядов и
групп, а также увеличение эмиграции в Иран и Пакистан. Во многих провинциях развернулись диверсионные
действия групп оппозиции по блокированию дорог, унич-
тожению линий электропередач и связи, террор против
лояльных правительству граждан. Лидеры ИПА и ИОА
такими способами пытались дестабилизировать обстанов-
ку, расшатать новый режим Афганистана. Они стремились
держать правительство в постоянном напряжении, созда-
вать атмосферу неуверенности, страха, в итоге привести
страну к кризису и захватить власть.
В марте 1979 года произошли два важных события, ко-
торые серьезно повлияли на ситуацию в стране и имели
далеко идущие последствия. В Кабуле был похищен в ка-
честве заложника американский посол Адольф Дабе. По-
хитители (члены группы «Национальный гнет» маоистс-
кого толка) потребовали от правительства в обмен на по-
сла освободить трех своих членов, находившихся в тюрьме.
Под давлением Х.Амина служба безопасности штурмом
овладела гостиницей, где содержался под охраной А.Дабе8
.
В происшедшей перестрелке посол был смертельно ранен9
.
Этот инцидент стал поводом для резкого изменения курса
США в отношении Кабула. Помощь США Афганистану
была практически сведена к нулю. Из страны были ото-
званы почти все американские сотрудники.
15 марта вспыхнул мятеж в Герате. Под антиправитель-
ственными лозунгами начались погромы государствен-
ных и партийных органов, убийства членов НДПА, охота
за советскими специалистами, которые работали в горо-
де. Двое советских граждан были убиты. Погиб и один
военный советник.
Влияние НДПА на личный состав гератского гарни-
зона в то время было минимальным. Под воздействием
8
 Обстоятельства похищения посла наводят на мысль о его
инспирированности: посол остановил машину по требованию
людей в полицейской форме в неположенном месте, сам открыл
дверцу бронированной машины, не передал в посольство
условный сигнал тревоги.
!)
 По утверждению афганских должностных лиц, при штурме
гостиницы присутствовал сотрудник службы безопасности
американского посольства. исламской пропаганды большинство солдат 17-й пехот-
ной дивизии афганской армии во главе с реакционно на-
строенными офицерами присоединились к мятежникам.
Они разграбили дивизионные склады, захватили оружие
и боеприпасы. Город несколько дней оставался вне конт-
роля правительства.
Антиправительственный мятеж в Герате - фактичес-
ки был первым серьезным сигналом резкого обострения
внутриполитического положения в стране. Правительство
находилось в состоянии растерянности. Никто не знал,
что предпринять для ликвидации вооруженного выступ-
ления. В конце концов командиру 2-го армейского кор-
пуса было приказано сформировать в Кандагаре подвиж-
ный отряд и овладеть Гератом. Этот отряд при поддержке
авиации с аэродрома Шинданд сумел блокировать город
и подавить мятеж.
Тем не менее в Афганистане обозначилась устойчивая
тенденция к дальнейшему осложнению внутриполитичес-
кого положения. Пакистанские правящие верхи с помо-
щью Запада предпринимали все необходимые для этого
действия. На политической арене появились новые, со-
зданные в Пакистане, оппозиционные центры, партии и
организации, такие как «Исламская партия Халеса»
(ИП-Х), отколовшаяся от ИПА из-за личных разногла-
сий между Г.Хекматьяром и его помощником Халесом;
«Национальный исламский фронт Афганистана»
(НИФА), основанный видным религиозным деятелем
С.А.Гилини и выступавший за реставрацию в стране мо-
нархии; «Движение исламской революции Афганистана»
(ДИРА), возникшее на базе группы ортодоксального ду-
ховенства «Служители корана» под руководством М.На-
би. Все эти группы и партии были решительно настроены
на вооруженную борьбу с республиканским режимом и
приступили к формированию боевых отрядов, подготов-
ке боевиков и оснащению их современным оружием.
Основные усилия оппозиционных организаций были
сосредоточены на работе внутри йлемен с целью привле-
чения на свою сторону уже подготовленных боевиков из
отрядов самообороны, имевшихся в каждом племени и располагавших оружием* расширения социальной базы
оппозиции, В их пропаганде стал применяться дифферен-
цированный подход к различным слоям и национально-
этническим группам населения. Особые старания прила-
гались к тому, чтобы религиозная и националистическая
окраска политических лозунгов и программ соответство-
вала сложившимся традициям, социальной и националь-
ной психологии населения и отвечала интересам тех сло-
ев, которые представляли оппозиционные лидеры.
На территории Пакистана в районах Пешавара, Коха-
та, Кветты, Парачинара, Мирамшаха и вблизи многих по-
граничных с Афганистаном населенных пунктов обосно-
вались центры антиправительственных организаций, их
военные лагеря, склады оружия, перевалочные базы. Оп-
позиция планомерно создавала плацдарм для развертыва-
ния полномасштабных боевых действий на территории РА.
Одновременно лидеры оппозиционных организаций
проводили большую работу среди высшего духовенства,
признанных племенных авторитетов и старейшин, про-
живающих на территории Пакистана. На эти цели расхо-
довались огромные денежные средства. Эмиссары афган-
ской контрреволюции действовали практически во всех
районах страны, встречая поддержку и содействие со сто-
роны местных органов власти.
В мае-июне 1979 года заметно осложнилась обстанов-
ка на афгано-пакистанской границе. Число афганских
беженцев, покидавших страну из-за участившихся случаев
вооруженных столкновений, значительно возросло и до-
стигло более 100 тыс. человек. Наиболее воинственная их
часть была использована представителями ИПА, ИОА,
другими исламскими организациями для пополнения
своих рядов, создания новых отрядов. Обострению ситу-
ации в приграничных районах способствовала и агитаци-
онная деятельность контрреволюции по привлечению на
свою сторону кочевников. Поощрялись вооруженные на-
беги на афганскую территорию из Пакистана.
В конце 1978 — начале 1979 года четко обозначились
попытки пакистанской военщины консолидировать кон-
трреволюционные силы Афганистана в рамках единого фронта. Активизировали работу непосредственно с аф-
ганской оппозицией американские спецслужбы.
К началу Апрельской революции афганская армия
была раздираема глубокими социальными, национальны-
ми, религиозными и идеологическими противоречиями,
подрывавшими боеспособность и моральный дух войск.
Острые общественно-политические кризисы, имевшие
место в Афганистане в 60—70-е годы, привели к полити-
зации вооруженных сил, особенно офицерства. Это обус-
ловило активное участие военных в различных полити-
ческих группировках.
Афганские крестьяне, призванные в армию, также при-
общались к новым взглядам и представлениям, начина-
ли ощущать свою причастность к общенациональным
процессам. Однако в целом мировоззрение основной мас-
сы солдат и сержантов оставалось консервативным. При-
верженность к определенному толку ислама, племени,
народности, традиционным лидерам преобладала в созна-
нии солдат над представлениями об общественном долге
и интересах Отечества.
Со времени завоевания независимости в 1919 году
афганская армия не вела борьбы с внешним врагом и по-
этому правящие круги не могли использовать этот фак-
тор для национальной консолидации вооруженных сил.
Что касается лозунга объединения пуштунских племен в
границах Афганистана, то он скорее сыграл противопо-
ложную роль, усиливая национальные противоречия
внутри армии (между ее пуштунской и непуштунской
частями) и искусственно сохраняя монополию пуштунов
на занятие важных военных постов.
Сообщение о вооруженном восстании 27 апреля 1978
года было встречено в частях афганской армии в основ-
ном позитивно. Военные организации НДПА в дивизи-
ях, расположенных в провинциях, сумели изолировать
старших офицеров — сторонников М.Дауда и не допус-
тили переброски верных ему подразделений в столицу. В
воинских частях прошли многочисленные митинги в под-
держку революции. Военнослужащие принимали участие
в очищении госаппарата от реакционных чиновников, входили в специальные группы муниципальных властей,
контролировали справедливость цен на базарах. Некото-
рые офицеры были назначены на посты.губернаторов и
начальников уездов. Трое кадровых военных — активных
участников переворота, стали членами нового правитель-
ства: М.А.Ватанжар — заместителем премьер-министра и
министром связи, А.Кадыр — министром обороны и М.Ра-
фи — министром общественных работ. В состав Ревсове-
га РА вошли пять офицеров армии.
Однако отношение к революции в войсках все же было
неоднозначным. Имевшие в армии свою подпольную сеть
организации правого толка, опираясь на уволенных с во-
енных постов старших офицеров, повели антиправитель-
ственную и антисоветскую пропагандистскую деятель-
ность. Летом 1978 года среди военных в Кабуле уже яв-
ственно ощущалось влияние западных спецслужб —
появились листовки с призывом «вступить на тропу вой-
ны за очищение Афганистана от коммунистов и русских».
В результате такой пропаганды в первые месяцы после ре-
волюции из армии дезертировала часть офицеров и солдат,
которые перешли на пакистанскую территорию и способ-
ствовали укреплению базы антиправительственного дви-
жения. В конце июня 1978 года в войсках был раскрыт круп-
ный заговор. Руководил им бывший командир полка, уво-
ленный с военной службы после революции. Как показали
дальнейшие события, в командном звене вооруженных сил
оставалось еще много реакционно настроенных офицеров.
Однако наибольшая опасность для революции заклю-
чалась в разногласиях, охвативших афганское руковод-
ство. Начавшийся новый раскол в НДПА оказал губитель-
ное влияние на армию. В вооруженных силах разверну-
лось гонение на парчамистов и в ходе чисток многие
активные сторонники «Парчам» были изгнаны из армии,
часть их была репрессирована. Оставшиеся на свободе
получили указание уйти в подполье и продолжать оттуда
укреплять свои позиции в армии.
В августе Х.Амин и его группировка сфабриковали ма-
териал по обвинению в заговоре парчамиста С.А.Кештман-
да (хазарейца по национальности), министра обороны А.Кадыра (сторонника халькистов), парчамиста М.Рафи,
начальника генерального штаба ВС РА Шахпура (бес-
партийного) и др. Н.М.Тараки дал согласие на их арест.
Во время допросов к А.Кадыру и С.А.Кештманду приме-
нялись пытки электротоком. Было решено предать их и
ряд других офицеров смертной казни в соответствии со
статьей 204-й даудовского Закона о наказаниях. Лишь
после неоднократных настойчивых обращений советской
стороны Кештманду, Кадыру и Рафи смертная казнь
была заменена длительными сроками тюремного заклю-
чения.
В распоряжении афганского руководства армия оста-
валась единственной силой, способной противостоять
действиям вооруженной оппозиции. По приказу прави-
тельства во всех корпусах и дивизиях были созданы спе-
циальные подвижные отряды, которые имели в своем со-
ставе танки, БТР и артиллерию. Эти отряды при под-
держке авиации широко использовались для подавления
антиправительственных выступлений в стране, что не
могло не сказаться на моральном духе армии. Крестьян-
ская в своем подавляющем большинстве солдатская сре-
да болезненно реагировала на допускавшиеся револю-
ционной властью перегибы в отношении религии и лом-
ку традиционных семейно-брачных отношений, на
радикальную экспроприацию земель у помещиков и
сельской буржуазии. Значительная часть армии не по-
нимала целей и задач революции и отказывалась уча-
ствовать в боевых действиях, особенно когда войска ис-
пользовались против гражданского населения. На этой
почве усилилось имевшее место и во времена правления
М.Дауда дезертирство, в том числе целыми подразделе-
ниями. Что же касается офицеров, то многие из них были
дезориентированы по форме революционными, а в сущ-
ности предательскими лозунгами Х.Амина и его окру-
жения. Поэтому логика внутрипартийной борьбы, звав-
шая парчамистов к отмщению «кровавому халькизму»,
толкала многих из них на союз с врагами революции.
Кризисная ситуация в афганском руководстве, откры-
тое насаждение в вооруженных силах, особенно в полит-органах, сторонников X.Амина привели к окончательной
дезорганизации армии.
И ранее, в годы правления М.Дауда (1973-1978), ко-
мандный состав афганской армии неоднократно пере-
тряхивался. На первом этапе революции (1978-1979) кад-
ры офицеров также подвергались многочисленным чист-
кам. В итоге все это привело к глубокому и масштабному
нарушению внутренних функциональных связей в вой-
сках, общему ослаблению их боеспособности. Кроме того,
репрессии в отношении военнослужащих и внутрипар-
тийной оппозиции сеяли неуверенность в офицерской
среде, ослабляли дисциплину и подрывали сами основы
политико-воспитательной работы в войсках, а следова-
тельно, и их способность противостоять противнику. Ши-
рокое применение регулярных частей не только для по-
давления мятежников, но и осуществления несвойствен-
ной им функции борьбы с гражданским населением, а
также эффективная враждебная пропаганда подрывали
моральный дух войск. В армии обострились межнацио-
нальные противоречия, вызванные «пуштунизацией»
партийно-государственного аппарата и командного соста-
ва вооруженных сил.
Ослаблению армии способствовала и порочная линия
X. Амина в отношении некоторых пуштунских племен, рай-
оны расселения которых неоднократно подвергались бом-
бардировкам. Ко многим старейшинам и вождям племен
применялись репрессивные меры. Все это привело к тому,
что местные ополчения, традиционно формировавшиеся
на добровольной основе для охраны границы с Пакиста-
ном, перестали подчиняться военному командованию.
В итоге к концу 1979 года афганская армия оказалась
в значительной мере деморализованной. Кроме того, боль-
шинство соединений и частей было направлено на охра-
ну различных объектов. Поэтому возможности армии по
борьбе с силами вооруженной оппозиции существенно
снизились. К этому времени уже половина уездов страны
и подавляющее большинство населенных пунктов в сель-
ской местности находилось под полным или частичным
контролем оппозиции или вне контроля правительства.
Категория: Проза | Просмотров: 699 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]