"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Декабрь » 13 » Боль сердца моего
05:00
Боль сердца моего
Боль сердца моего
 
Вышел в свет (2007г.)первый номер военно-исторического литературного
журнала «Боль сердца моего». Он посвящается: солдатам Великой
Отечественной; солдатам, воевавшим в Афгане и Чечне; безусым
мальчишкам, вставшим в общий строй Войны и жившим ее суровыми
законами. Им, узнавшим, отчего были реки солоны, отчего завывали
ветры над погостами, отчего были красными дороги. Им посвящается
этот журнал, чтобы память все сохранила, не забыла, чтобы восстала
против этой несправедливой бесчеловечности.
В него вошли произведения, проникнутые настоящей болью:
болью за судьбы молодых ребят, брошенных в пекло войн, развязанных
политиками, болью потери боевых товарищей, болью за расстрелянную
молодость, убитую любовь, болью за утраченные мечты, болью за наше
равнодушие…
 
Военная проза
Александр Коломиец
Спецназ
Глава из книги “Повесть для внука”
Описываемые события - близкие к реальным. Фамилии действующих лиц изменены. За исключением фамилии майора Рещикова Виктора, позывной «Доктор». Глава посвящается светлой памяти погибших сотрудников АЛЬФЫ
Электрик стоял на столбе на специальных приспособлениях, именуемыми в
народе «кошками», и хорошо поставленным голосом с цыганским надрывом пел
песню о любви и счастье. Слова «Джанарли, Джанарли» Алик повторял потом
еще очень долго. Он не мог вспомнить,как назывался этот фильм со счастливым
электриком на столбе, но этот день для него оказался не совсем удачным. Мать
дала 50 копеек и послала за хлебом. Путь от края деревни он преодолел почти бе
гом. Хлеба не успел взять по случаю перерыва в лавке и, чтобы не бежать назад,
решил скоротать время в киношке. Пятак мать, наверняка, не заметит, а фильм
уж больно интересный. Кроме «Чапая» Алик в свои десять лет вообще никакого
кино не видел. Не терзаясь сомнениями «Быть или не быть» кину, он вскоре си-
дел в практически пустом, сыром зрительном зале и с восхищением смотрел
на этого электрика с его диковинной песней «Джанарли». Сорок пять копеек,
зажатых в детском кулачке, после просмотра фильма должны были воплотить-
ся в увесистую булку хлеба и небольшую булочку к чаю. Время отсутствия
самого пацана в деревне, где жизнь течет размеренно и неторопливо могло быть и незамеченным. Однако после окончания фильма Алик вдруг обнаружил, что на
его сорок пять копеек имеют претензии и другие посетители горячего южного
кино. После выхода из зала к нему устремились фигурки трех пацанов. Одно-
го толстого, своего одногодка, он знал еще по пионерскому лагерю и частенько
встречал возле маминой работы, куда по ее наказу носил ей обеды. Двое других,
хоть ты тресни, не навевали ему на умникаких воспоминаний.
То, что они имеют виды на его кровные сорок пять копеек, выяснилось
сразу после выхода из зала, когда самый длинный из них задал недвусмысленный
вопрос:
— Чуешь, поца, гроши е?
— Ну! Мамка на хлиб дала!
— Давай сюды, Хлиба завтра купыш.Алик почти задохнулся от такой
наглости. Чувство справедливости, воспитанное в постоянной борьбе с единс-
твенным старшим братом, который притеснял его, диктовал поступки и волю на
каждом шагу, толкнуло его на такой же дерзкий ответ:
— Так завтра и прыходь!
Длинный угрожающе начал надвигаться на заветные сорок пять копеек.
Алик, не задумываясь, врезал ногой в пах, переломив детскую наглость попо-
лам, и пока толстый соображал, как ему быть, поднимать своего товарища или
заняться этим сопляком, с разбегу толчком двумя ногам в живот, опрокинул
его на пыльную землю. Третий «пацан» отбежал метров на семь и истошно кри-
чал:
—Мама, мама!
Не искушая судьбу, Алик налег на ноги и, сделав небольшой круг через балку, вернулся домой минут через тридцать с булкой хлеба
В противостоянии со страшим братом Алик достиг совершенства в
кулачном бою для своего возраста. Отстаивая свое мнение, не однажды был
бит им и стоял на коленях на кукурузе и соли за разбитые губы и «фингалы» под
глазами. Столько же раз стоял там и его родной брательник. «Правота» старшего
была опровергнута им только через добрых десяток лет, когда, будучи мастером
спорта по боксу, встретился с братом после его «дембеля» из Германии. Франт
на два дня! Весь в ленточках, в плотно посаженном галифе с наглаженными
стрелочками, ослепительно белым подворотничком и… в сапогах на высоких
каблуках из резины от танкового трака.После выпитого вина трехгодич-
ной выдержки, по случаю встречи (отец поставил вино, когда его провожали в
армию, вернешься - откроем), вышли во двор покурить, вроде, как силами поме-
ряться. Одели на руки старые боксерские перчатки. Алик не стал «куражить-
ся» и сразу предупредил брата, что будет работать только левой. Брат, усмехнув-
шись по старой привычке, с намерениями «диктовать правду» жизни изрек:
— Так я что, с обеих рук, что ли?
— Ну, хочешь, ноги добавь!
Брат не сознавал еще , что детство кончилось и время его условий прошло.
Началась серьезная, взрослая жизнь, которая «понтами» не диктовалась.
Даже не поднимая рук к подбородку,он повернулся левым боком. После двух
переносов центра тяжести тела вправо-влево брат показал ложный выпад в голо-
ву и тут же нанес сильный удар правой в грудь. Провернувшись корпусом на уда-
ре и заставив скользнуть атаку в сторону,Кольцов тут же на встречном движении
нанес два прямых удара левой в голову,не слишком делая акцент на скорости и
силе. Когда голова брата качнулась назад, добавил еще один короткий боковой
той же левой. Мог бы и еще, но и этого хватило сполна. Правая щека сразу при-
няла овально-вздутую форму, и с губы потекла кровь. В многолетнем противо-
стоянии двух родственных истин - «кто сильней - тот и прав» была поставлена
точка. Брат скинул обе перчатки и с восхищением воскликнул:
—Ну, ты даешь! Пошли! За встречу батиного вина вмажем!
Память яркой картинкой вырвала эту сцену из жизни. Уже давно от Алика
 (с украинского сокращено от Олекса) ничего не осталось. Родители еще в кон-
це 60-х с Украины переехали на Кубань и по-русски его стали звать Александром.
Противостояние с братом продолжалось с постоянным успехом со стороны бра-
та и иногда доходило до жесточайших форм и «хватания» за ножи. Правда, они
никогда не применялись, но всегда выражали серьезность намерений.
Отец, дабы уменьшить телесные повреждения двух противоборствующих
сторон, однажды решил приобрести настоящие боксерские перчатки, которые
и дали Саше Кольцову в тринадцать лет основательную подготовку в заня-
тиях спортом. В казачьей станице, где танцы были постоянным местом клича
«Наших бьют!», эти умения и навыки играли определенную роль и вызывали
большое уважение со стороны сначала своих, а потом и «заводских». Отец с
поощрением относился к его занятиям спортом и для увеличения нагрузок с
работы притащил два тракторных катка,приваренных по краям лома. Больше
того, разжигая любопытство познающей мир пытливой души, имел привычку за-
давать каверзные вопросы о причинной связи некоторых замысловатых деталей
от разных механизмов. И даже перед защитой диплома, когда Кольцов - уже и не
студент, но еще и не инженер-конструк тор, допытывался (проверял) о полях
допусков прессовых посадок. Наверное из-за такого перетаскивания младшего
чада на свою сторону (мать-медик, отец слесарь-инструментальщик высшего
разряда) и привело его к выбору профессии инженера.
Он часто задавался вопросом, почему его взяли в систему? И несмотря
на вытащенные «минусы», в результате копания в своей биографии и воспоми-
наниях, как побили этих «заводских», как уложили в больницу «заозерку», как
мать утром будила его и глядя на разбитые и опухшие суставы рук причитала:
«Ой, лышенько ! Посадят тебя в тюрьму!», всегда приходил к двум выводам.
Он никогда не переходил грань и не хватался в драке за другие предметы. Ни-
когда не дрался потому, что был сильней.И уже имея оперативный опыт работы и
зная систему, всегда уповал на некачественную проверку. Эти отрезки жизни
весьма слабо исследовались по заданию кадрового аппарата в силу занятости со-
трудников более важными оперативными делами. Повезло!!!
Тогда он еще не знал, что занятия спортом для него станут составной час-
тью жизни, точнее можно сказать - образом жизни. Не однажды он выбирал между - «посидеть за столом или получить адреналин другим путем», чаще
- второе, воспитав чувство уважения к самому себе только за то, что имел силу
воли заставить заниматься спортом. Потом это стало его работой и своеобраз-
ным наркотиком! Без нагрузки на мышцы тело ломило, а сознание испытывало
неудобства только от мысли, что неделю прожил зря.
***
Жизнь сотрудников специального подразделения «Альфа» была подчинена
жесточайшему графику учебы, с завидной периодичностью прерываемому на
выполнение боевых задач. У подполковника Кольцова забот было - «полон
рот», потому что всю подготовку тащил на себе. Принцип командира в армии
- «делай, как я» применялся им постоянно. Для этого сначала себя доводил
до совершенства владение предметом, и только потом показывал, как нужно де-
лать другим. Он не понимал, как можно было учить по принципу - «делай, как я
сказал».
Семнадцать видов подготовок, в которых сотрудники должны иметь
профессиональные навыки, заставляли его быть в хорошей физической форме.
На одном из оперативных совещаний «в доме номер 7» генерал-лейтенант
Расщепов, начальник 7-го Главного управления, поставил задачу мастерского
владения оперативным составом всеми, без исключения, дисциплинами. О
серьезном подходе к подготовке свидетельствовало стремление руководства
обеспечить элитное подразделение всем необходимым. Не случайно на конс-
пиративной базе появился, в то время считавшийся редкостью, тренажерный
шведский комплекс, приобретенный после выставки «Полицейская техника».
Окольными путями были закуплены приличные каски TIG и револьверы «Смит-
Вессон» с четырьмя сменными стволиками. На них сразу же положило «глаз»
9-ое Управление. Наличие этого оружия давало возможность стрелять сразу по
направлению ствола, не утруждая себя снятием с предохранителя, да и удержа-
ние рукоятки выключало кисть руки, что для стрельбы было гораздо удобнее.
Стрелковые учебные комплексы,оборудование и литература для раз-
личных экзотических стилей японской борьбы стали учебными пособиями в
работе.
Одной из задач нашей резидентурым было добывание методик боевой подго товки. Очень быстро наработки и опыт борьбы с террористами спецслужб ан-
гличан, американцев, немцев и евреев стали предметом пристального изучения
в «Альфе». Правда, никто не собирался слепо копировать «Дельту» и немецкую
“GSG -9”. Многие способы и приемы оказались просто неоценимыми, а кое-
что и отвергалось.
Читать и скачать весь сборник ЗДЕСЬ
Категория: Проза | Просмотров: 361 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]