"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2016 » Декабрь » 9 » ДНЕВНИК УБИТОГО ОФИЦЕРА
04:00
ДНЕВНИК УБИТОГО ОФИЦЕРА
ДНЕВНИК УБИТОГО ОФИЦЕРА
Саланг 


 

Тук-тук-тук...
 
Сегодняшняя ночь холоднее обычного.
Минометчи­ки, у них есть термометры для определения дополни­тельных зарядов, сказали, что минус 40. И пурга. Царство стужи и ветра.
 
С вечера на охрану тоннеля с севера ушли десант­ники старлея Шустова. Сержант Шакир Усманов, ко­мандир минометного расчета, крепок, как эти скалы. С ним Хайрулин Дамир, Александр Кузьмин и Анато­лий Наливкин.
 
Тьма. Ветер и снег не дают смотреть. Нужно слу­шать. Галерея длиннющая. Двоих Усманов выставил в конце ее, там потише, а сам с Наливкиным - у нача­ла, на самом ветру.
 
Кузьмин первым услышал эти «тук-тук-тук». Миг­нули огоньком Усманову и тихо пошли на сближение. Есть удары лома о бетон над головой. Ну, а дальше все - по плану. Обошли группу душманов по верху, с двух сторон. Последние метры - ползком. И - перекрест­ным огнем.
 
Душманы, человек пятнадцать, метнулись в горы, оставив троих. Тактика десантников: дал очередь икатись за другой камень для второй очереди. Четыре автомата, а душманам кажется по вспышкам, что огонь ведут человек двадцать.
 
За умелую организацию этого боя и других сержант Шакир Усманов представлен к ордену Славы III сте­пени.
 
Мы с Усмановым знакомы до войны. За очерком о ветеране Великой Отечественной я, журналист, напра­вился в колхоз «Ленинград» Бастанлыкского района, что под Ташкентом. Там мне назвали семью Усмановых.
 
Отец Шакира, самого младшего в семье, был ранен под Керчью. В 1944-м вернулся солдат Дехкан Усма­нов после госпиталей в родной колхоз. Мать Зухрия воспитывает шестерых детей. Двое старших братьев Шакира отслужили в армии. Иргаш, окончив поли­технический институт, работает инженером на Чирчикском химкомбинате. А все остальные - в колхо­зе... Две сестренки после Чирчикского медучилища - в колхозной больнице. Брат с отцом шоферят. Он же, окончив Сырдарьинский пединститут, учительствует в колхозной школе.
 
Пришла повестка. Попросил военкома направить в десантную часть. «Спортивные разряды есть?» - спро­сил тот. «Будут».
Плечистый, высоченный - рост 185 сантиметров. Сержант, командир минометного расчета, заместитель командира взвода. Внизу, это уже в Чарикаре, когда командир роты Шустов отбирал самых надежных в рейд, одним из первых вызвал сержанта Шакира Усманова. Но это потом, внизу...
Не взирая на чины
 
- Хабаров вернулся! - это как по цепочке, от солда­та к солдату. А дней двадцать назад - как от утенка к утенку, которые жмутся, спешат к своей маме-утке. Но сейчас среди них каждый пятый, нет, даже чет­вертый, представлен к награде. Бойцы. Но все равно разносится с детской радостью: «Хабаров вернулся!»
 
Уехал он вниз, в Кабул, злым. Техника выходит из строя - нет запчастей. На его запросы по рации кому-то, видно, плевать. Им некогда.
 
- К командующему армией нельзя, - взглянули там на него с подозрением. Даже с опаской. Полушубок, танкошлем, борода, лицо обмороженное.
 
- А к командующему округом? Он, знаю, здесь.
 
Кто-то подбежал:
 
- Вы попались на глаза командующему округом ге­нералу Максимову. Недоволен. Сгиньте!
 
- А мне он и нужен! - рявкнул Хабаров так, что в палатке услышали.
 
- Что у вас за вид? Кто такой? Вы - как бандит! На каком основании отпустили бороду?
 
- На гигиеническом. Я всему батальону разрешил отпустить бороды.
 
- Вы откуда? - уже тише, о чем-то догадываясь.
 
- Командир четвертого десантно-штурмового бата­льона капитан Хабаров.
 
Командующий знал Хабарова, но только по фами­лии. Приказал установить с Салангом прямую связь и каждые утро, и вечер - лично: «Хабаров, держишься? Держись. Завтра пропустишь столько-то колонн». Но увидел впервые. Кивком порученцу: «Записывай!»
 
- Запчасти - вот список. Кипятка в термосах - жрем снег. Вазелин - обморожены. Хоть что-то горячее в термосах - месяц там сидим.
Метод молота и наковальни
 
Сидим... Так Хабаров назвал бесконечные меж боя­ми тренировки и бег по снегу без кислорода. Для от­работки дыхалки. Бегом, бегом, чтобы ноги не отморо­зить.
 
Батальон бил на Саланге и бьет душманов уже здесь, внизу, методом молота и наковальни.
 
- Сергей Козлов придумал, - рассказывает мне Ха­баров. - Мы с ним еще года за три до Афгана служили вместе в Фергане. Вот на базе этого десантного полка и была создана наша 56-я десантно-штурмовая брига­да.
 
Десантную роту Козлова высадили вертолетами под Кундуз, к мосту в Файзабад. А дальше - из теории невероятности. Не стал ждать подхода основных сил, связывая противника огнем, а поднял роту в атаку, и проскочили они через мост. Перебили опешившую ох­рану. Душманов там было в три раза больше.
 
Они держали мост до прихода наших. А дальше - сообща зажали «духов» в теснине с двух сторон...
 
Роль наковальни взял на себя разведвзвод батальо­на Хабарова. Ребята Игоря Щапина ночами, тихо, без выстрелов, просачивались через отряды душманов, за­нимали оборону в их тылу, а утром с фронта начинал молотить весь батальон.
 
Категория: Проза | Просмотров: 423 | Добавил: NIKITA | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]