"Хочешь знать, что будет завтра - вспомни, что было вчера!"
Главная » 2017 » Июнь » 5 » Генерал – наш товарищ.

04:52
Генерал – наш товарищ.
Генерал – наш товарищ.
Виктор Ермаков

Командующий 40 армии 7. 05. 1982 г. — 4 ноября 1983 г. 
Олег Яковлев
Автор– начальник Самарского областного клинического госпиталя для ветеранов войн, академик РАМТН, член Союза журналистов России, лауреат Всероссийского литературного конкурса имени М.А. Булгакова «Медицинской газеты», профессор Олег Григорьевич Яковлев.
От автора
В моем кабинете есть полки с дорогими мне книгами, написанными самыми разными людьми, которых я с гордостью считаю товарищами, друзьями нашего госпиталя, моими личными (что, впрочем, одно и то же, потому что свою жизнь уже около трех десятков лет я не отделяю от всего, что происходит в его стенах, в жизни нашего славного коллектива). Скажу кратко: с каждым из авторов этих книг связана определенная веха в моей деятельности как начальника Самарского областного клинического госпиталя для ветеранов войн и в моей судьбе как гражданина, руководителя ассоциации госпиталей ветеранов войн РФ. С каждым из них, говоря языком людей военных, я пошел бы в разведку, полагаясь на своих товарищей, как на самого себя.

Открываю одну из них, изданную в 2014 году: «Дорогому другу Олегу Григорьевичу Яковлеву с благодарностью за все хорошее! Автор – командующий 40А, г.а. Ермаков В.Ф., Москва, 18.02.2014»… Требуется расшифровка скромной подписи автора: «40А» – это легендарная 40-я армия, та самая, чей боевой путь в Афганистане заслуживает почтения всего нашего народа, бойцы которой, как и их отцы и деды во время Великой Отечественной войны, проявили себя героями. Другие две буквы подписи «г.а.» означают звание «генерал армии».

Это – весомая во всех смыслах книга «Афганский зной. История войны и мира глазами командарма».

Я, родившийся через семь лет после Великой Победы, сын фронтовика, инвалида Великой Отечественной войны, вырос в атмосфере безмерного уважения к нашей славной армии. (И всю жизнь, даже в самые лихие годы нашей недавней истории, никому из так называемых либералов не позволял охаивать тех, кто защищает нашу Родину, а значит, каждого из нас!) Для меня в детские годы само звание генерала вызывало трепет, означало самое высокое проявление воинской доблести, признание высшей командирской мудрости и авторитета военачальника. Само традиционное армейское обращение «товарищ генерал…» меня уже завораживало. И вот спустя годы я с удовольствием обращаюсь к мудрому человеку, надежному другу, авторитетной личности в армейской и ветеранской среде Виктору Федоровичу Ермакову именно так: «Товарищ генерал» – и при этом с гордостью уточняю: «Наш товарищ генерал…» Почему?


Такое поколение – дети войны

О том, что такое фронт, крупные сражения и бои местного значения, мы с братом еще в детстве слышали в скупых рассказах отца-фронтовика. А вот каково жить в войну, когда тебе только-только исполнилось 6 лет, я пытался узнать у Виктора Федоровича. А ведь военная судьба семьи Ермаковых, как и многих советских семей того времени, достойна отдельной художественной книги или фильма. Родился мой старший героический товарищ в Днепропетровске.

Великая Отечественная война застала Ермаковых в Полтавской области. Отца Федора Захаровича, кадрового военного, сразу направили на фронт. А Полину Георгиевну с сыном Витей и младшей дочкой Майей эвакуировали на Урал. Эвакуация – это спасение от оккупации, но в сердце шестилетнего мальчугана она оставила свой след: как мучительно долго ехали они степью на лошадях, потом фашистские самолеты нещадно бомбили их поезд… А когда подъезжали к Саратову, под бомбежкой оказался мост через Волгу, и мама боялась, что дальше они не смогут ехать, а Витя радовался: наконец-то кончится эта ненавистная дорога!

Не так уж далеко от Самары, в Красноуральске Новоорского района Оренбургской области, Виктор Ермаков пошел в школу. О голодных и холодных уральских зимах Виктор Федорович вспоминать не любит, говорит, что не это было главным для него. Вырастив двух замечательных сыновей, воспитав на разных этапах военной карьеры не одно поколение офицеров Советской и Российской армии и на ученьях и в боях по-отечески заботясь о рядовых, генерал Ермаков не скрывает, что понимание долга и служения своей стране пришло к нему именно в те суровые военные годы.

«И как малая фронту подмога – мой песок и дырявый кувшин», – эти слова из песни Высоцкого для Виктора Федоровича не художественный образ. В лесном краю, где его семья оказалась в первые годы войны, первоклассник Ермаков уже получал первые свои награды, разумеется, не за боевые действия, как в будущем, а за ударный труд. Тамошняя детвора собирала ягоды, чтобы, как и взрослые, помогать фронту. За сданное на сборном пункте ведро брусники Витя получал карандаш, за два – еще и точилку (опасную бритву в простеньком станке)…

Были у школьников и более серьезные обязанности: помогать пасти овец, чистить и стричь шерсть. Когда женщины, связав из теплой овечьей шерсти носки и перчатки, посылали их нашим бойцам на передовую, мальчишки радовались: в том, что наши красноармейцы бьют врага, не опасаясь морозов, есть и их ма-а-а-ленькая заслуга… Не только мне открыл Виктор Федорович «тайну» бурьян-травы. Особенная, толщиной в палец, в печи она горит, как самый высокопробный уголь – долго и жарко. Заготовкой ее в немыслимых объемах для отопления учебных классов тоже занимались школьники военного поколения… Так что руки у генерала Ермакова умеют не только стрелять, с малых лет они натружены, как у любого, кто не рос маменькиным сынком.
Отец и сын. (Душевное испытание)

В 1943 году Ермаковы вернулись на Украину, на которой Виктор Федорович много судьбоносных лет прожил и за которую каждый настоящий русский сегодня переживает, как за сестру родную. Я бы образно сравнил: всю жизнь стремившуюся выскочить из русского мира замуж за самого состоятельного на свете, готова при этом изменить, предавать свой род, даже возненавидеть до смерти – все по-фашистски-бандеровски. А самый состоятельный для того, чтобы слабыми сделать нас, готов, как обычно, не брезгуя любыми средствами, приобрести которую по счету жену в гарем свой американский – через боль, слезы и кровь: войну гражданскую. На чужой территории. Чужими руками. (Такие вот Национальные интересы патологические – больные, значит.)

Отношение к гражданской войне на родной Украине красноречиво, командирским голосом выразил истинный патриот российский – командующий 40-й армией генерал армии Виктор Федорович Ермаков. В сентябре в Москве он закончил III Международный слет воинов-интернационалистов стран СНГ и Балтии так, что каждое слово врезалось в память его участников: «Слушай боевой приказ! Дружбу крепить! Нет войне!!» Больше всего ненавидят войну военные, познавшие ее.

….Харьковская область, потом Тернопольская, где Виктор заканчивал школу. К 10-му классу это был уже крепкий, спортивного вида подросток (лыжи, бокс, гимнастика, самбо – вот его школьный спортивный багаж), способный и ответственный ученик, настоящий лидер среди ровесников…

Не имею права что-либо предполагать или домысливать, но и обходить молчанием этот момент в юности Виктора Федоровича, думаю, не стоит. Тем более, что сам он его не скрывает: «Так сложилось, что в 1947 году отец ушел из семьи. В жизни всякое случается, и я не осуждал его за принятое решение. Он был очень смелый человек, преданный своему долгу и службе… И я не изменил своим планам и все равно мечтал о военной карьере».

Такое испытание не просто пережить в 12 мальчишеских лет. Без такой крепкой опоры, как отец. Для меня такой мальчишка, который смог не только устоять, не опуститься до шпаны, но еще и высоко подняться, широко расправить плечи, стать уважаемым человеком, уже достоин уважения и почитания как герой своей собственной жизни и судьбы.

Виктор Ермаков не только выстоял, выкорчевав из души своей даже малые сорняки безотцовщины, он и сыновьи чувства в сердце своем не сжег, как бы того ни хотелось в пору юности, когда весь мир делится на черное и белое, своих и врагов, а отцовский уход кажется самым страшным предательством. Долгие годы отец и сын Ермаковы связь между собой не поддерживали… И не было от этой принципиальности покоя на душе у Виктора Федоровича, уже ставшего в Афганистане боевым командармом. Он нашел отца в Харькове. Встретились. Ох, непростым, наверное, был тот разговор – первый спустя десятки лет!

Наговорившись, долго сидели молча… Отец взял в руки свой орден Красного Знамени (за Великую Отечественную войну) и такой же орден сына (за бои в Афганистане). Ермаков-старший долго держал их на ладонях, покачивая, как будто взвешивая, покачал головой со вздохом: и тот, и другой орден – за верность долгу. На разных войнах, но одному – офицерскому.

И этот орден Красного Знамени – среди других своих наград – генералу Виктору Федоровичу Ермакову дорог особо. Отец сравнил его со своим фронтовым и не нашел изъяна… Для сына – это честь.

И в продолжение семейной традиции – честь имеют и сыновья Виктора Федоровича, офицерскую, которые также выбрали военную профессию.


Профессия – Родину защищать

… А военная карьера Виктора Ермакова началась с опоздания, за которое пришлось ему здорово поплатиться. Хотя, как знать, может, оно и к лучшему, что не вышло из Виктора моряка. Зато получился выдающийся сухопутный военачальник!

Окончив школу, паренек из Тернопольской области подал заявление в Ленинградское высшее военно-морское училище имени Фрунзе. И надо же: экзамены по времени совпадали с соревнованиями по плаванию на первенство Украины. И чемпион области не мог их пропустить, решив (по наивности неармейского пока еще человека), что денек опоздания в училище ему простят. Но чемпиону Украины (не зря же поехал на соревнования!) и обладателю разрядов по разным видам спорта в приеме документов отказали!

И тогда проявил характер и успешно сдал экзамены в Киевское Краснознаменное объединенное училище самоходной артиллерии.

Лейтенантская ступенька карьеры генерала Ермакова пришлась на службу в Литве. Затем – группа Советских войск в Германии, где Ермаков командовал взводом.

В 1970 году Виктор Федорович уже окончил Военную академию имени Фрунзе, после началась служба в Кантемировской дивизии.

Это прославленная в истории страны дивизия, сформированная в 1942 году под Воронежем, в боях она прошла до Берлина и Праги. Стояла дивизия в Наро-Фоминске и входила в число элитных в ВС Советского Союза. Особо важные зарубежные официальные делегации привозили куда? В Кантемировскую и Таманскую дивизии! Гостям было что показать из самых весомых достижений Вооруженных сил СССР. Но и служить здесь было труднее, чем в других частях, всем: и рядовым, и офицерам. Например, если обычно в полку планировалось три батальонных учения в год, то кантемировцы проводили их 9–10 – и в грязь, и в зной, и в метель…

Пройдя такую блестящую и неимоверно трудную школу, Ермаков получил направление снова на учебу! В Академию Генерального штаба! Даже люди абсолютно штатские разбираются: выше, чем Академия Генштаба, учебного заведения в армии нет. И эту «академию академий», как и имени Фрунзе, Виктор Федорович закончил с золотой медалью. Получил должность комдива, спустя два года он – командир армейского корпуса, а еще через два – командарм!

В биографии генерала Ермакова это командование 15-й гвардейской танковой дивизией в Чехословакии, 28-го армейского корпуса в историческом центре Моравии, в 1980 году командующий 14-й армией в Кишиневе. Год 1980-й – это уже война в Афганистане, и в 1982 году генерал-лейтенант Ермаков принял командование 40-й армией.
3338 дней (Афганская война)

То, что значила афганская война для нашей армии, для Советского Союза да и для мирового порядка 1980-х годов, Виктор Федорович объективно, честно, порой жестко описал в своей книге «Афганский зной. История войны и мира глазами командарма». И в первую очередь, что значила она для него самого, командующего 40-й армией советского генерала, патриота… Это книга удивительной честности, открывающая немало неизвестных страниц той необъявленной войны. Читается на одном дыхании. Закрыв последнюю страницу, я задумался: почему? Ведь в ней практически нет описаний сражений, всех тех «горячих» тем, тем более «жареных фактов», которыми порой привлекается читательское внимание. Как человек, хорошо знающий эту особую породу – воинов-«афганцев» (сколько их на протяжении двадцати пяти лет проходило лечение и реабилитацию в нашем госпитале!), знакомый с самим Виктором Федоровичем, я думаю так: загадка этой правдивой книги о войне – в ее искренности и человечности, которым не требуется ни особый слог, ни красивые литературные приемы. Пересказывать ее даже отдельные эпизоды я не стану (хотя так хочется!), просто искренне советую прочитать ее самим! Она, поверьте, того стоит. Книга командарма – из тех, что заставляет думать и переживать, осмысливать наше недавнее прошлое, размышлять о настоящем, всматриваться в будущее…

Те 3 338 дней, что шла эта война, настолько глубоко перепахали жизни и судьбы тысяч и тысяч советских людей, что и сейчас вызывают и боль, и гордость, заставляют спорить, как будто не прошло уже 25 лет со дня ее окончания. Сколько таких серьезных разговоров было и у меня с Виктором Федоровичем, и у «афганцев», с которыми он не раз встречался в нашем госпитале. Очень многое из этих бесед осталось в памяти. Да и как можно забыть, скажем, как спокойно, как будто без эмоций, отвечал Виктор Федорович на болезненный вопрос, стоило ли нашему государству воевать в чужой стране и уйти оттуда ни с чем.

– Да, мы много слышали заявлений о том, что афганскую войну Советский Союз, дескать, проиграл. Оставим это на совести «исследователей».

Продолжая тему, на которой все еще пытаются спекулировать и за рубежом, и – увы! – в нашем обществе, Виктор Федорович прямо рассказывал о том, как грамотно принималось решение о вводе наших войск в Афганистан. Например, будучи на обеде в Свято-Воскресенском монастыре в Самаре, честно отвечал на многочисленные эрудированные вопросы управляющего нашей Епархией – ректора православной духовной семинарии, глубокоуважаемого и авторитетного, воистину Почетного гражданина Самарской области и Самары Владыки Сергия.

«Документ о вводе ограниченного контингента советских войск был принят 12 декабря 1979 года на специальном заседании Политбюро ЦК КПСС. Решение принималось после неоднократных просьб Амина. Надо сказать, ввод войск не раз откладывали. Но в это время Амин заявил, что противники действующей власти напирают, и, коль скоро СССР не помогает, он обратится к американцам. Появление частей армии США в «мягком подбрюшье» Советского Союза давало простор для ракет «Першинг» с их дальностью полета до 2 500 км. И все же решение о вводе наших войск далось с трудом. Против высказался Председатель Совета министров СССР Алексей Николаевич Косыгин. Да и в самом Министерстве обороны не имелось однозначного мнения на этот счет. Против был начальник Генштаба Вооруженных сил маршал Николай Васильевич Огарков… Считаю, что у нас и там, в Афганистане, не произошло слияния правильно поставленных политических задач и военных усилий. Это – корневая проблема. И она не была решена».

Слушая Виктора Федоровича, я заметил, как в человеке проявляется то глубинное, что он и не собирается демонстрировать. Но если понятия чести, командирского достоинства присущи, то они проявляются сами собой. Генерал Ермаков о большой политике говорит сжато, не позволяя себе даже толики того ворчания, с которым порой у нас принимаются даже самые позитивные решения власти. Да, он человек военный: приказ есть приказ, обсуждению не подлежит. Но есть темы, которые стоит затронуть, как мужественное лицо боевого генерала светлеет, глаза загораются. Это тема о самом дорогом «капитале» армии – о людях в военных погонах. Но и кулаком стукнуть может генерал, чтобы пресечь инсинуации по поводу бездумных людских потерь в афганской войне.

«Одна из боевых частей попала в засаду, – как-то рассказывал Виктор Федорович. – Погибло сразу 22 человека… Я принял решение снять с должности командира полка, а виновные были отданы под суд. Решение было оправдано: причина поражения – в элементарной халатности, неосторожности, которой воспользовались душманы. Я считал потерю 22 человек преступлением командиров. В Афганистане у нас было правило: лучше на сутки дольше воевать, но сохранить людей, чем начать бой на авось… Мне как командарму повезло: рядом были командиры, смелые, ответственные, по-военному расчетливые. Герой Советского Союза Руслан Султанович Аушев у меня начинал командиром 2-го батальона. 5-й дивизией командовал Борис Всеволодович Громов, который в 1989 году выводил нашу 40-ю армию из Афганистана. Рад, когда спустя годы справедливость торжествует и герои выходят из безызвестности. У капитана Аушева служил старшим лейтенантом Бахытжан Ертаев. Отчаянный парень, грамотный молодой офицер. Батальон его сражался в Асадабаде, на границе с Пакистаном. Ертаева я представлял к званию Героя Советского Союза. Не дали! Видно, министерские чиновники посчитали, что слишком много героев в нашей 40-й армии. Спустя годы справедливость восстановил Президент Казахстана Нурсултан Абишевич Назарбаев. За мужество и героизм, проявленные в Афганистане, генерал-лейтенант Ертаев удостоен звания Народного героя Казахстана. Мы с Бахытжаном Ертаевичем – товарищи по общественной работе: он руководил у себя в республике афганской организацией».


Боевое братство

Ермаков и Афганистан – это тема неиссякаемая, и в одном очерке возможно лишь пунктиром обозначить ее… Будут у нас с Виктором Федоровичем встречи и в его рабочем московском кабинете, и у нас, в Самарском госпитале ветеранов, и на даче, и мы, более молодые собеседники генерала, уверен, будем слушать его, словно юноши, которым отцы рассказывают про войну. Приведу лишь несколько строк с последней страницы книги Виктора Федоровича: «Чужая страна, душная, жаркая… В лицо хлестко бьет «афганец», царапая кожу мелкой крошкой… По ущелью медленно движется запыленная автоколонна, на БМП сидят наши ребята. На их закопченных лицах – смешанные чувства, напряжение и надежда. Надежда вернуться домой живыми и невредимыми и обнять мать с отцом… Где-то в белом мареве неба слышится знакомый звук «вертушек»… И над всем этим – раскаленный афганский зной… Пусть я немолод, но это никогда не сотрется из моей памяти. Свою оставшуюся жизнь хочу посвятить ветеранам, и не только «афганцам». Мои душа и сердце рядом с вами, друзья. Все, что зависит от меня, буду делать для вас, для нашего боевого братства».

«Офицерская честь – не музейная реликвия. Скажу коротко: жизнь моя и судьба – это Россия и армия», – эти слова Виктор Федорович Ермаков подтверждал и будучи выпускником военного училища, и когда командовал военными операциями в Панджерском ущелье, под Гильмендом и Кандагаром, и сейчас, когда бьется и отстаивает права своих товарищей по оружию – «афганцев» да и всех наших ветеранов войн.
Генерал – товарищ наш

Боевой генерал Ермаков знает цену не только каждому выстрелу, но и слову. Верность им подтверждает вся его масштабная деятельность, в том числе и как члена Правления Российской ассоциации госпиталей для ветеранов войн, члена попечительского совета нашего госпиталя.

Позволю себе использовать метафору из русской классической литературы: Ермаков в Правлении не числится в качестве «свадебного генерала», а энергично действует как единомышленник, эксперт и «броня» нашего славного содружества госпиталей для ветеранов войн.

Познакомил меня с Виктором Федоровичем председатель Областного комитета ветеранов войн (ныне почетный председатель) Анатолий Александрович Шаповалов. Генерал-лейтенант Шаповалов в Афганистане командовал дивизией у командарма Ермакова. Первым заместителем председателя Российского комитета ветеранов войн Ермаков приехал в госпиталь, и он в течение двух часов внимательно слушал мой монолог о проблемах госпиталей ветеранов войн – о нежелании меняющихся министров здравоохранения РФ, начиная с М.Ю. Зурабова, выслушать за столом Совета при Министерстве здравоохранения и соцразвития РФ руководителей ветеранских общественных организаций.

Этот далеко не молодой, убеленный густой сединой высокопоставленный военачальник в рядах Вооруженных сил СССР с боевым опытом пользуется огромным авторитетом как руководитель Российской ветеранской организации военной службы. С первых же минут разговора расположил к себе спокойным, демократичным, уважительным отношением. Оно всегда сопровождается доброжелательной улыбкой, ясным, все понимающим взглядом.

На предложение принять эстафету от председателя Российского комитета ветеранов войн Героя Советского Союза, генерала-армии В.Л. Говорова, ушедшего из жизни, и войти вместо него в правление нашей Российской ассоциации госпиталей ветеранов войн Виктор Федорович не просто в тот же миг ответил: «Я должен быть с Вами». Но и продолжил, будто читая мои мысли: «Мы будем, насколько я уверен, вместе решать общие задачи, привлекать внимание, просить, убеждать, напоминать и требовать, наконец, от федеральных властей соблюдать федеральные законы о медицинском обеспечении защитников Отечества в госпиталях для ветеранов войн. Я правильно Вас понял, дорогой Олег Григорьевич». Спокойный, надежный, какой-то гарантированный однозначно, без демагогии ответ опытного, мудрого военного стратега звучал даже в интонациях. Я обрадованно, с благодарностью произнес что-то вроде: «Благодарю Вас за понимание, за согласие, Виктор Федорович. Это замечательно. Мы, начальники госпиталей, с Вами станем только сильнее. Я Вам полностью верю».

Он обезоруживающе и в превосходной степени уважительно: «А я Вам доверяю, как Анатолию (с улыбкой переведя взгляд на своего боевого комдива в Афганистане генерала Шаповалова). Он о Вас, дорогой Олег Григорьевич, много чего успел рассказать». Сказал и, обаятельно улыбнувшись, продолжил: «Так что я Вам уже так доверяю, что хоть завтра подпишу любое наше обращение, хоть к министру здравоохранения, хоть к Президенту России».

Слова с делами у настоящего боевого полководца Ермакова не расходились.

С присущей ему пунктуальностью и принципиальностью он подписывал все обращения Правления нашей ассоциации госпиталей ветеранов войн и к министру, и к Председателю правительства, и к Президенту России и еще сам организовывал доставку экземпляров «Медицинской газеты» с напечатанными там решениями правления РАГВВ в приемные адресатов («чтобы попали по назначению, иначе чиновники заволокитят»). Виктор Федорович не просто от ветеранской общественности входил в конкурсную комиссию в составе Министерства здравоохранения РФ II Всероссийского конкурса на звание «Лучший госпиталь для ветеранов войн», но и объездил в ее составе и без нее за два года более 15 госпиталей.

24 апреля 2005 года вместе со своим боевым командиром полка Героем Советского Союза Аушевым (также членом конкурсной комиссии) пришли незваными на финальное заседание комиссии, так как чиновники министерства почему-то забыли предупредить, что министр Т.А. Голикова перенесла заседание на день раньше, – и там, как всегда, с принципиальной объективностью, как говорится, невзирая на лица, аргументированно доказали министру и еще 11 сотрудникам министерства – членам комиссии в отсутствие самарского представителя (почему-то?) главного специалиста МЗ РФ по сестринскому делу профессора СамГМУ С.И. Двойникова, что незаслуженно выдвинут как претендент на 1 место Санкт-Петербургский госпиталь («с Родины вождей») и Пензенский с качественными показателями работы намного ниже, чем у Самарского. А о Самарском вообще секретарь комиссии не доложил. Объяснила зам.председателя комиссии просто (родом из Пензы, как оказалось), что нельзя же всегда Самарскому госпиталю присуждать первые места – и в 2005 на I конкурсе, и на всех 3-х конкурсах госпиталей ветеранов войн СНГ в 2003, 2006, 2009 годах. На что резонно заметили генералы, что тогда надо отменить единые правила всех мыслимых и немыслимых конкурсов, чемпионатов, олимпийских игр, чтобы, следуя данной логике, один раз выиграл и хватит. И убедили министра посмотреть фильм и о Самарском госпитале (снят членом попечительского Совета В.А. Добрусиным). Надо отдать должное, Татьяна Алексеевна Голикова первой предложила отдать первое место опять нашему госпиталю и Пензенскому ничего не присуждать. Разве это мужественный, принципиальный поступок? Мужественными считает сам Виктор Федорович, рассказав нам с В.А. Добрусиным на юбилее т/к «РИО», другие поступки.

«Несмотря на то, что за 1,5 года командования 40 армией в Афганистане у меня было меньше всего санитарных потерь и практически все боевые операции выиграл, меня освободили от командования, когда я мужественно связался с зам.министра обороны по тылу, принципиально настойчиво докладывал в Генштаб о недопустимости поставлять старую второсортную муку аж со складов Сибири в 40-ю Армию. Бойцов надо кормить качественным хлебом». Потом он поведал нам, за что его проводили в отставку с должности зам.министра обороны.

Президента СССР М.С. Горбачева после того, как он объявил об окончании холодной войны, одностороннем выводе Советских войск из Восточной Европы, по сути, ликвидировав Варшавский договор и разрушив Берлинскую стену, став национальным героем Германии и лауреатом Нобелевской премии, слушали в Генштабе как Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами СССР. Командующий ПриВО Альберт Макашов прямолинейно высказал Горбачеву, что, прежде чем принимать такие глобальные военно-стратегические решения, надо было бы Президенту хотя бы 2 недели провести в Генштабе на курсах по ликбезу. После чего рассерженный и оскорбленный Верховный прервал заседание коллегии МО (это была коллегия) и уехал из Генштаба. Перед провожавшим его министром обороны маршалом Язовым и зам. министра Ермаковым Горбачев возмущался бурно.

«Не видано! Ни слыхано! Такое хамство! А ты что скажешь?» – обратился к Ермакову. Виктор Федорович вспоминает: «А я ему спокойно, но твердо ответил: “Скажу, Михаил Сергеевич, что генерал Макашов трижды прав”. Горбачев послал меня, кажется! А министр бросился провожать его, успокаивая на ходу. Вечером, приехав домой, я сказал моей верной генеральше: “Маша, суши сухари”». На второй день позвонил Язов и по-товарищески сочувственно и в то же время с утверждением наступления новых времен – времен демократии и конца репрессиям: «Приезжай в министерство, оформляйся, ты всего-навсего отправлен в отставку». Я полагаю, именно за эти качества – мужество, справедливость, принципиальность, конечно, человеколюбие, точнее, любовь к солдату – министр обороны С.К. Шойгу назначил авторитетного генерала Ермакова генеральным инспектором МО, для претворения социальной политики в отношении ветеранов военной службы в жизнь.

Виктор Федорович, когда приехал 15 февраля для участия в торжественных мероприятиях, посвященных святой дате в жизни каждого ветерана Афганской войны, спросил меня прямо после митинга у памятника воинов-интернационалистов: «Как ты смотришь, Олег Григорьевич, если я попрошусь к тебе в лучший госпиталь чуть-чуть подлечиться – имею ведь право по новому федеральному закону о здравоохранении?» Я ответил: «Товарищ генерал армии, считаю высокой честью, если Вы доверяете свое здоровье врачам Самарского госпиталя». – «Доверяю». В день выписки – он пришел в военной форме на медсовет – поблагодарил всех, не только меня, всех врачей за солдат и офицеров, с которыми он беседовал каждодневно, за их эффективное лечение. Сказал, что в госпитале имени Бурденко стоит кое-чему поучиться у медперсонала лучшего госпиталя для ветеранов войн. Наградил почетными грамотами врачей, участников боевых действий и ветеранов военной службы и произнес, как отчеканил: «Я перед Вами в долгу. До сих пор я честно и добросовестно помогал Вам как президенту РАГВВ. Теперь изъявил добровольное желание помогать Вам как начальнику Самарского госпиталя. Убедительно прошу передать мою просьбу Губернатору – Председателю попечительского Совета – принять меня не почетным членом, а рабочим». И широко улыбается всем нам. Дружеские аплодисменты медсовета. Долг теперь наш Товарищ генерал выполняет, как всегда, добросовестно. При всей напряженной ежедневной работе без выходных в Москве и поездках по стране и в страны содружества по заданию министра или вместе с ним, звонит: «Когда Международная конференция в Самаре, включай, дорогой Олег Григорьевич, меня в оргкомитет, присылай приглашение и список лучших – кого наградить надо, – вырвусь. Когда 70-летие нашего госпиталя, присылай приглашение, список лучших наших врачей. Вырвусь. Приеду…» И я выполняю свой долг, обещал писать очерки и рассказы о наших ветеранах войн – героических пациентах госпиталя в контексте «Записок начальника госпиталя». Написал в «Самарских судьбах» про самарскую судьбу генерала – товарища нашего.


Виктор Федорович Ермаков
Избирался депутатом Верховного Совета Украинской ССР в 1984–1988 гг. и Верховного Совета России в 1990—1993 гг.
Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени, Почета, а также многими иностранными орденами и медалями.
Категория: Публицистика | Просмотров: 231 | Добавил: NIKITA
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]